Русский Север

У этого термина существуют и другие значения, см. Русский Север (значения).

Ру́сский Се́вер — северные регионы Европейской части России. Преобладающее население — севернорусская этнографическая группа («северные великорусы»). В XVI—XVII веках сложилась культура Русского Севера, оформились своеобразные северные школы живописи, резьбы по кости и дереву, деревянной архитектуры[1].

Летний пейзаж д. Витягино. Кенозерский национальный парк
Пинежский лес на севере Архангельской области зимой

Термин «Русский Север» появился на рубеже XIX и XX веков. Первым его использовал в своих путевых заметках (1897) архангельский губернатор Александр Энгельгардт[2]. В экономической географии ему соответствует понятие Северный экономический район.

Территории европейской и азиатской России, расположенные главным образом к северу от Полярного круга, в советском и российском законодательстве определяются как Крайний Север.

ОпределениеПравить

Понятие Русского Севера не имеет устоявшегося определения. Принадлежность того или иного региона к Русскому Северу не является общепринятой. «Русский Север» является скорее историко-культурным понятием, чем географическим или административным.

Территория Русского Севера обычно определяется границами Республики Карелия, Архангельской области, Республики Коми, Ненецкого автономного округа, Обонежья, побережьем Белого и Баренцева морей (включая Мурманский и Терский берега), на западе Белозерьем, бассейном реки Шексны (включая северо-запад Ярославской области — так называемое Пошехонье), нижнего течения реки Мологи, на востоке бассейнами рек Северной Двины, Пинеги, Мезени, Печоры, Вычегды и южной границей Вологодской области[3]. В прошлом к Русскому Северу относилась и Вятская земля (Кировская область), а также относящийся ныне к Уралу Пермский край[4].

Санкт-Петербург и Ленинградскую область не относят к Русскому Северу. Это вызвано культурными причинами: Санкт-Петербург является олицетворением западного начала в русской культуре и истории. Однако по ряду мнений[4] есть основания относить к Русскому Северу районы Ленинградской области восточнее реки Волхов и севернее железнодорожной линии Волховстрой — Вологда, включая город Тихвин, как территории, сохраняющие определённое культурное поле (русское деревянное зодчество и т. п.), применимое к понятию «Русский Север».

С культурно-исторической точки зрения к Русскому Северу относится также старинное поселение Лальск (город до 1927 года) с окрестностями (Лузский, Опаринский и Подосиновский районы, переданные в состав Кировской области лишь в 1941 году), с самого своего основания тесно связанный с Великим Устюгом и до середины XX века непрерывно входивший в состав всех территориальных образований, центрами которых являлись Вологда (Вологодское наместничество, Вологодская губерния), Архангельск (Архангелогородская губерния, Северный край, Северная область, Архангельская область), либо Великий Устюг (Северо-Двинская губерния).

ИсторияПравить

 
Порт в Архангельске в 1896 году, на пике поморской торговли

В древности регион именовался Заволочьем и Двинской землёй; в скандинавских сагах встречается топоним «Биармия». Изначально северные районы Восточной Европы были населены финно-угорскими племенами (в том числе известными в русских летописях как «чудь заволочская»). Славянская колонизация этих земель шла двумя потоками: из Новгорода и из Ростова Великого (верховая и низовая)[5]. Древнейший город севера — Белозерск — предположительно возник у истока Шексны в середине X века. Колониальная экспансия Новгородской республики выражалась в создании более или менее длительно существовавших опорных населённых пунктов вроде Вологды, Каргополя и Олонца. С XIII века существовало Белозерское княжество.

Короткий вегетационный период делал земли Русского Севера пригодными для такого земледелия, которое могло удовлетворить лишь собственные потребности населения. Поэтому к северу от Вологды не было крепостничества в той форме, которую оно имело в центральных областях. Однако богатство этих мест пушниной, рыбой и морскими животными привлекало сюда наиболее энергичных и не боявшихся риска лиц, селившихся по берегам рек и «дышащего моря» — Белого моря. Там сформировался своеобразный субэтнос — поморы, на своих ладьях-кочах освоивших западную часть Северного Ледовитого океана, в том числе район Шпицбергена, называвшийся ими Грумант.

В XIV-XVI вв. главными культурными очагами на этих громадных территориях служили укреплённые православные монастыри — такие, как Соловецкий и Кирилло-Белозерский. Сеть старинных вологодско-белозерских монастырей ныне известна как Русская Фиваида. Что вообще свойственно для монастырской колонизации, города вроде Архангельска и Тихвина возникали из монастырских слобод. Первые каменные здания Русского Севера также появились на территории монастырей: это двухкупольные двухэтажные соборы, построенные ростовскими мастерами в монастырях Спасо-Каменном (1481), Ферапонтове (1490) и Кирилло-Белозерском (1497). В XVI веке восточными форпостами колонизации служили Пустозерск и легендарная «златокипящая» Мангазея.

Во времена Русского царства (вторая половина XVI века и XVII век) через Ярославль, Вологду и Архангельск проходил основной маршрут торговли России с Западной Европой, что позволяло богатеть и отстраиваться всем расположенным вдоль него населённым пунктам. Ключевым торговым посредником служила Московская компания. Вторая половина XVII века считается «золотым веком» Русского Севера[6]. После учреждения в 1682 году Холмогорской епархии во главе с Афанасием (Любимовым) кирпичные храмы стали строиться и в устье Северной Двины, а также в ближайших окрестностях. Как правило, это были массивные трёхапсидные храмы соборного типа с мощным пятиглавием и минимальным декором. Примером может служить собор в Холмогорах.

 
Молодые крестьянки в сельской местности у реки Шексны. Фотография Сергея Прокудина-Горского. Начало XX века

Существует поговорка: «Север начинается с Вологды», старинного русского города на реке того же названия, впадающей в полноводную реку Сухону. В допетровское время по этой реке, впадающей в Северную Двину, шли товары из центральных областей России и из-за границы, привозимые кораблями в Архангельск, стоящий на другом конце этого старинного транспортного пути. Именно из жителей находящихся на Сухоне посёлков и городов — Тотьмы и Великого Устюга набирались участники экспедиций в районы Зауралья и Сибири, в том числе и основатели Русской Америки. Другим древним торговым путём, также берущим начало в Вологде, был путь, проходящий через озёра Кубенское, Воже, Лача и реку Онегу, на котором возник богатый торговый город Каргополь. Важным торговым путём был также Тихвино-Белозерский тракт, между Белым озером и Петербургом, на пересечении которого с рекой Судой расположено Борисово-Судское, старинное место проведения региональных ярмарок.

Вследствие основания Санкт-Петербурга и перевода морских торговых путей из Белого моря в Балтийское в хозяйстве региона стали накапливаться кризисные явления. Ситуацию отчасти сгладило открытие поморской торговли с севером Норвегии, а также развитие горной промышленности на севере Урала. Экономическая отсталость благоприятствовала консервации на Севере допетровской культуры (в том числе старообрядческой), способствовала превращению региона в «заповедник исконных русских традиций»[7].

 
Этапы колонизации Русского Севера. Схема 1929 года

В середине XIX века многочисленные фольклористы (А. Ф. Гильфердинг, Е. Н. Барсов и др.) объездили северные веси, познакомили столичную публику с тамошними сказителями (В. Щеголёнок) и вопленицами (И. Федосова), привлекли внимание к неповторимости северорусской культуры. На исходе XIX века царское правительство стало противодействовать как проникновению в регион норвежских рыбопромышленников и зверобоев, так и финнизаторской деятельности лютеран в Карелии[7].

Преимущества незамерзающего моря в районе Кольского полуострова стали существенными для России, когда она стала на путь капиталистического развития. В начале XX века там был построен город, названный «Романов на Мурмане», к которому подведена железная дорога. В этом городе и Архангельске в годы Первой мировой войны скопилось большое количество военных грузов и оружия, поставляемое союзниками России для её поддержки в войне с Германией. После Февральской революции, 3 апреля 1917 года, город был переименован в Мурманск[8][9]. Мурманск имел особенно большое значение во время Второй мировой войны, когда через него морскими конвоями из США и Великобритании производились поставки продовольствия, вооружения, авиационной и автотехники и сырья для военной промышленности.

При Советской власти Русский Север из-за своих климатических особенностей и расположения стал одним из регионов, в котором расположились лагеря системы ГУЛага. После десталинизации количество колоний снизилось, однако некоторые действуют до сих пор.

Этнические и лингвистические особенностиПравить

По своему происхождению население Русского Севера отличается от других русских субэтнических групп, что можно проследить по результатам исследований популяционной генетики. Это своеобразие традиционно связывается с финно-угорским субстратом, хотя согласно О. П. Балановскому карта генетических расстояний от северных русских более схожа с генетическими ландшафтами балтов (латышей и литовцев), чем финноязычных народов[10]. В этом регионе широко представлена субстратная финно-угорская топонимия и гидронимия, которая активно изучалась и изучается многими лингвистами, в том числе А. К. Матвеевым в его фундаментальной работе «Субстратная топонимия Русского Севера». В частности, для Русского Севера характерны географические названия с суффиксами -ма, -ньга, -кса, -гда и пр. В северорусских говорах также наблюдается большое количество заимствований из финно-угорских языков, нехарактерных для литературного русского языка и говоров Волго-Клязьминского междуречья[11].

КультураПравить

 
Нижнетоемская роспись ручной прялки XIX века

После Петра I, обеспечившего более короткий путь сообщения с Европой по Балтийскому морю, транспортное и хозяйственное значение северного региона заметно ослабло. Это стало причиной своеобразной консервации всех сторон жизни населения. Сюда, в частности, бежали старообрядцы, образовавшие Выгорецкую общину. В начале XVIII века население Русского Севера в значительной степени состояло из старообрядцев либо сочувствовало им[12].

Благодаря этой консервации Русский Север сохранил наиболее яркие образцы русского деревянного зодчества и стал заповедником исчезающей старорусской (допетровской) культуры. Своеобразное его открытие произошло в начале XX века, что нашло своё отражение в творчестве таких художников, как Рерих, Галлен-Каллела, Грабарь.

Для Русского Севера характерны своеобразные народные ремёсла и промыслы: мороз по жести, каргопольская игрушка, холмогорская резьба по кости, великоустюжское чернение по серебру.

В традиционной семейной обрядовости Русского Севера была распространена так называемая свадьба-похороны. Для неё характерны печальный настрой, вытие невесты, причитания матери, сестёр и подруг, а также прощальные обряды расставания с символами девичества[13].

Прялка считалась лучшим подарком девушке от жениха и замужней женщине от мужа. Обычно у каждой женщины имелось несколько прялок, которым придавалось ритуальное значение. Их расписывали различными сюжетами, часто изображалось мировое древо[14].

Современное состояниеПравить

После распада СССР Северный экономический район оказался в особенно уязвимом экономическом положении. По данным 2016 года доля убыточных предприятий на Севере существенно выше средней по стране: в Карелии — 44,5 %, в Ненецком автономном округе — 43,1 %, в Мурманской области — 40,7 %, в Архангельской области — 42,4 %[7]. Усилились процессы депопуляции:[15] даже крупнейший из городов региона, Архангельск, потерял 18% населения. Социологи писали о деколонизации Русского Севера[16], об утрате регионом культурной и социальной привлекательности[17].

Согласно исследованию Артемия Позаненко, современные жители труднодоступных районов Русского Севера — активные, сплочённые и самоорганизованные люди, которые не рассчитывают на помощь государства. Основные занятия — собирательство, рыбалка, реже — охота, ведение огородов, туристический сектор. Местный уклад жизни отличает использование большой территории в своих хозяйственных нуждах, высокий уровень взаимопомощи и доверчивости. По наблюдениям Позаненко, процессы депопуляции изолированных поселений Русского Севера идут существенно медленнее в сравнении с сельской местностью средней полосы России[18].

 
Образец деревянного зодчества на Русском севере: церковь в музее под открытым небом «Малые Корелы» близ Архангельска

В начале XXI века Русский Север нередко привлекал кинематографистов, желавших показать нетронутую российскую глубинку. Здесь были сняты получившие международное признание кинофильмы: «Остров» (2006), «Левиафан» (2014), «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» (2014). «Красной нитью во всех картинах проходят, с одной стороны, тема деградации северных деревень, коррупции, духовного обнищания, с другой — стойкости человека, предоставленного самому себе»[19].

Принадлежность Архангельской области к Русскому Северу официально закреплена в Уставе области: «На территории Архангельской области поддерживаются и поощряются традиции русского поморского Севера, обеспечиваются в соответствии с законодательством Российской Федерации права коренных малочисленных народов Российской Федерации на самобытное социально-экономическое и культурное развитие, защиту их исконной среды обитания и традиционных образа жизни, хозяйственной деятельности и промыслов»[20].

ДостопримечательностиПравить

ПримечанияПравить

  1. Овсянников О. В. Люди и города Средневекового Севера : Монография. — Архангельск: Северо-Западное книжное издательство, 1971. — С. 78.
  2. В. Н. Калуцков. Русский Север как культурно-географический регион. // Геокультурное пространство Европейского Севера: генезис, структура, семантика. Архангельск, 2009. Вып. 5. С. 31.
  3. Ключевский В. О. Курс русской истории, т.1. — М., 1987.
  4. 1 2 Сергей Лебедев «Русский Север». Русская народная линия, 06.12.2014
  5. Власова И. В. Этническая история и формирование населения Русского Севера // Этнопанорама. — 2005. — № 1–2.
  6. Очерки по истории колонизации Севера. Вып. 1. Петроград, 1922. С. 19.
  7. 1 2 3 Ю. П. Шабаев, А. П. Садохин, А. Б. Кузнецова. Российская идентичность Русского Севера: история и проблемная современность. // Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2016. Вып. 1.
  8. Мурманск. Сайт «Герои Страны»
  9. Мурманская область. Сайт Федерального агентства по туризму.
  10. Балановский О. П. «Панорама народов на фоне Европы. Народы Северо-Восточной Европы (серия I)» // «Генофонд Европы», М., 2015
  11. Николаев С. Л. «Раннее диалектное членение и внешние связи восточнославянских диалектов» (3. Великорусские говоры «литературного типа») // «Вопросы языкознания» 1994, № 3.
  12. Степан Костецкий. «Море Белое было красно от монашеской крови». Старообрядцы ушли на Русский Север сотни лет назад. Как они живут сегодня?. lenta.ru (24 января 2020). Дата обращения: 27 января 2020.
  13. Шангина И. Русская свадьба. История и традиция. — Азбука-Аттикус, 2017. — С. 8—16. — 480 с. — (Новый культурный код). — ISBN 978-5-389-05157-7.
  14. С. И. Дмитриева. Традиционное искусство русских Европейского Севера: этнографический альбом / Институт этнологии и антропологии им Н. Н. Миклухо-Маклая. — Наука, 2006. — С. 76, 84. — 354 с. — ISBN 9785020340183.
  15. Н. Н. Гагиев. Демографические особенности развития северных территорий России. // Региональная экономика: теория и практика. №1 (424), 2016.
  16. Шабаев Ю. П. Русский Север в процессе деколонизации: социальные и культурные риски на Европейском Севере России // Известия Коми научного центра УрО РАН. 2015. № 3 (23). С. 106−118.
  17. Ю. П. Шабаев, А. О. Подоплёкин. Европейский Север России: этнополитика и кризис местных сообществ. // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2017. Т. 13, № 1. С. 103-122.
  18. Сергей Лютых. Осознают и дорожат своей свободой // Лента.ру. — 2019. — 26 января.
  19. Арктика. Общество, наука и право - Коллектив авторов - Google Books
  20. Устав Архангельской области, глава I, статья 3, пункт 6

ЛитератураПравить

СсылкиПравить