Открыть главное меню

Рэсколизм (от ток-писин raskol — «бандит», восходит к англ. rascal — «плут», «шельмец», «негодник») — криминальный феномен, распространённый в крупных городах Папуа — Новой Гвинеи (ПНГ), прежде всего, в столице страны — Порт-Морсби, а также в городе Лаэ.

Представляет собой особую субкультуру и, одновременно, систему молодёжных банд, занимающихся убийствами, насилием, похищениями людей, грабежами, вымогательством и кражами в городах и селениях ПНГ.[1][2]

Содержание

Предпосылки явленияПравить

ПНГ — страна с одним из самых низких уровней жизни в регионе, до 85 % населения которой заняты в традиционном (натуральном) сельском хозяйстве (см.: Экономика Папуа — Новой Гвинеи).

Экономика носит преимущественно сырьевой характер, при этом уровень безработицы, особенно среди молодёжи до тридцатилетнего возраста, очень высок (ежегодно из 80 тыс. молодых людей работу находит только около 5 тыс.).[1]

В государстве также высок и уровень коррупции (ПНГ входит в число наиболее коррумпированных стран мира).[3] Полицейское насилие, включая пытки полицейскими арестованных и заключённых, по оценкам экспертов ООН, стало в ПНГ «регулярной практикой».[4]

На этом фоне в ПНГ идёт процесс урбанизации: коэффициент урбанизации составляет 2,9 % в год — один из самых высоких в Океании (после Соломоновых Островов и Вануату).[5] Как отмечает российский исследователь явления рэсколизма, профессор В. Н. Тимошенко, основной движущей силой урбанизации является распад традиционной сельской общины и распространение капиталистических отношений в ПНГ.[6]

Урбанизация влечёт отток населения (преимущественного молодого) из деревень в города. При этом, не имея возможности найти работу и обеспечить себе достойный уровень жизни, а также адаптироваться к непривычной для себя среде, такие молодые люди объединяются с себе подобными и выбирают наиболее простой, в их понимании, путь к «лёгкой жизни» — путь совершения преступлений. Многие члены рэскол-банд признают, что втянулись в криминал после того, как родители отправили их в город на заработки.[7]

Необходимо учитывать и особенности менталитета коренных жителей ПНГ, в сознании большого числа из которых сохраняются пережитки общинного «примитивного коммунизма». Поэтому присвоение чужой собственности, с точки зрения участников рэскол-банд, иногда даже не выглядит преступлением как таковым, а представляет собой способ «справедливого» (с традиционно-общинных позиций) перераспределения материальных благ.[6] Как говорят сами участники группировок, «мы никогда не думаем убивать людей, мы лишь хотим напугать их, чтобы взять то, что мы хотим взять».[7]

Характеристика явленияПравить

Считается, что первые рэскол-банды появились в Порт-Морсби в конце 1960-х гг. В 19681975 гг. банды организовывались и сосредотачивали свои ресурсы, в период с 1975 года по начало 1980-х гг. они становились более институциализированными и расширяли свои операции, в частности, в сфере воровства и распространения наркотиков, а к 1985 году превратились в мощные, сплочённые преступные сообщества.[8]

В настоящее время крупнейшие рэскол-банды настолько мощны, что некоторые исследователи говорят о «гражданской войне» между бандитами и силами правопорядка, причём по ряду параметров рэскол-банды нередко превосходят последних.[2]

У банд имеется на вооружении как холодное, так и огнестрельное оружие, большинство из которого приобретено нелегально; арсенал бандитов обширен: от новейших заводских марок до самодельных ножей и пистолетов.[9]

Рэскол-банды проявляют себя практически во всех видах преступной деятельности: от краж из автомобилей до грабежей, убийств и изнасилований. Особый вид деятельности банд составляет сотрудничество с международной организованной преступностью в связи с контрабандой наркотиков в США, Канаду, Австралию и Новую Зеландию; наблюдается тенденция и к сближению рэскол-банд с китайскими этническими преступными группировками, действующими в ПНГ.[6]

Доходит до того, что рэскол-банды облагают данью небольшие города (как, например, город Каинанту) или вводят там свои правила и порядки.[6] Сообщается также, что бандиты устроили террор и взимание дани на такой важнейшей транспортной магистрали ПНГ как Горное шоссе (англ.); при этом лидеры бандитов хвастаются, что застрелят любого полицейского, который отважится открыть охоту на них.[10]

Отмечаются процессы взаимодействия рэскол-банд с миром политики, большого бизнеса и правоохранительными органами ПНГ.[11]

Рэсколизм как своеобразная идеология и образ жизни привлекает молодёжь из поселений в окрестностях Порт-Морсби тем, что предлагает им идентичность, основанную не на прежнем племенном статусе, а на новом статусе членов неплеменной общности, а также чувством защищённости, компаньонством, возможностью обладания оружием и деньгами.[11] Такие выходцы из «традиционных местностей» и рекрутируются в банды.[9]

Отношение населения к рэскол-бандам неоднозначное. С одной стороны, по свидетельству австралийских полицейских, участвующих в борьбе с бандитами, многие из жителей ПНГ испытывают своего рода ностальгию по колониальным временам, когда «киапы» (англ.), то есть австралийские полицейские офицеры, патрулировали их деревни, подавляя племенную вражду и пресекая насилие, которое превалирует сейчас.[10]

С другой же стороны, часть населения в членах рэскол-банд склонна видеть «благородных Робин Гудов», «борцов за справедливость», противников коррумпированной власти и богатых.[2]

Сами члены банд, по вполне понятным причинам, стараются поддерживать в глазах определённой части общества свой имидж «борцов за справедливость» и «против полицейского произвола». Так, один из членов банды утверждает: «Полиция, которую мы знаем, очень опасна. Они прибывают в селение и отбирают еду, вещи и пиво у людей».[7] Необходимо тут отметить, что полиция ПНГ во многом сама способствует формированию у населения негативного к ней отношения, поскольку многие из полисменов участвуют в незаконных арестах, пытках, насилии над детьми и подростками, иных противозаконных действиях.[6]

Структура и организация деятельности группировокПравить

На сегодняшний день известно 4 крупных преступных конгломерата — «Bomai», «Koboni», «Mafia» и «Brigade 585» — каждый из которых включает в себя более мелкие рэскол-банды. Во главе каждого из конгломератов стоит лидер, называемый «отцом» (father) или «большим человеком», бигменом (big man), чей авторитет подкрепляется опытом и умением обеспечивать «хорошую жизнь» для членов бригад.[6]

В настоящее время различные рэскол-группировки не враждуют между собой, поскольку объединились перед лицом общего врага — полиции.[11] Тем не менее, в Порт-Морсби территория между бандами тщательно поделена, границы влияния той или иной банды обозначаются посредством соответствующих граффити.[9]

Сами банды строятся по принципу соседства, этническая составляющая роли не играет.[11]

Возраст членов рэскол-банд — от 15 до 25 лет. Вхождение в банду и выход из неё носят добровольный характер, внутренними «законами» группировок не регламентируются, в силу чего лидеры банд никогда точно не знают, сколько именно у них на данный момент «подчинённых».[6]

Женщины, как правило, не принимают участия в деятельности рэскол-банд, однако в отдельных случаях они выполняют для нужд группировок такие функции как наблюдение, доставка еды и алкоголя, планирование преступлений, сбыт краденого.[11]

Рэсколизм в искусствеПравить

ФотоискусствоПравить

Австралийский фотограф Стивен Дюпон прожил в 2004 году несколько недель среди членов одной из старейших рэскол-банд, именуемой «Kips Kaboni». В результате появилась галерея художественных фотопортретов участников группировки.[12]

Документальное киноПравить

Феномену рэсколизма посвящён австралийский документальный фильм «Raskol» (реж. Сэлли Браунинг), 1995 год.[13]

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Пряников П. Папуа-Новая Гвинея: бандитское демократическое государство. inright.ru (28 февраля 2011 г.). Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  2. 1 2 3 Timoshenko, Valery. Raskol-Gangs оr New «sandpit generals». Part 1 (англ.). New Eastern Outlook (18.03.2011). Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  3. Papua New Guinea: Corruption threatens meaningful and sustainable development (англ.). transparency.org. Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 7 декабря 2009 года.
  4. Level of police violence in Papua New Guinea alarms UN expert on torture (англ.). UN News Service (26 May 2010). Дата обращения 7 января 2013.
  5. List of countries in Oceania — Rate of urbanization (англ.). worldstat.info. Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 Timoshenko, Valery. Raskol-Gangs оr New «sandpit generals». Part 2 (англ.). New Eastern Outlook (20.03.2011). Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  7. 1 2 3 Fickling, David. Raskol gangs rule world’s worst city (англ.). The Guardian (22 September 2004). Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  8. Roscoe, Paul. The return of the ambush: 'Raskolism' in rural Yangoru, East Sepik Province (англ.). Oceania; Mar99, Vol. 69. Issue 3, p. 171 (1999). Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 8 июля 2012 года.
  9. 1 2 3 The Criminal Environment (англ.). prosec.com. Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  10. 1 2 Forbes, Mark. PNG’s raskols winners in police standoff (англ.). The Age (April 9, 2004). Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  11. 1 2 3 4 5 Urban Youth in the Pacific. Chapter 5 (англ.) (PDF). forumsec.org. Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  12. Australian Centre for Photography (ACP). Raskols: The gangs of Port Moresby. An exhibition by Stephen Dupont (англ.). contactpressimages.com (2005). Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  13. Raskols (1995) (англ.). IMBD. Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.

ИсточникиПравить

Valery Timoshenko. Raskol-Gangs оr New «sandpit generals»:

ЛитератураПравить