Открыть главное меню

Собор 1503 года, также известный как «собор о вдовых попах» — собор Русской православной церкви, который проходил в Москве в августе — сентябре 1503 года. Задачей собора было решение ряда дисциплинарных вопросов, в отношении которых было вынесено два постановления. Однако в памяти он остался как собор, на котором решался вопрос о монастырском землевладении. Неизвестно никаких соборных решений на этот счёт.

Содержание

Участники собораПравить

Соборные определения подписали:

В соборе принимали участие великий князь Иван III, его сыновья Василий, Дмитрий Жилка.

В соборе приняли участие: преподобный Нил Сорский и преподобный Иосиф Волоцкий, игумен Троице-Сергиева монастыря Серапион, игумены и архимандриты монастырей, другие духовные и светские лица.

Первый этап собора: вопрос о ставленых пошлинахПравить

Собор 1503 года, в отличие от Владимирского собора 1274 года, ограничившего размер ставленых пошлин[1][2] взимавшихся при выдаче ставленых грамот, решил «не имати отъ ставленія никому ничего». Нарушившему это правило, грозило низвержение из сана, а хиротония, совершённая за мзду, признавалась недействительной. Решение касалось всех степеней священства.

Соборное определение «О невзимании мзды со священнослужителей за хиротонию» было подписано 1503 года «августом 6-м числом».

Впоследствии Стоглавый собор, восстановив взимание ставленых пошлин, отменил это решение.

Собор так же подтвердил нижний предел для посвящения в священники тридцатью годами, дьякона — 25 годами, иподьякона — 20.

Вопрос «о вдовых попах»Править

Другая группа вопросов касалась нравственности священнослужителей. Очевидные нарушения, на которые не без основания указывали еретики-жидовствующие, требовали принятия соответствующих мер. Прежде всего, это касалось овдовевших священников. Известно, что по апостольским правилам, основанных непосредственно на Евангелии, священник может быть лишь один раз женат, «муж одной жены» (1 Тим 3.12). Овдовевшие попы, не страшась нарушить церковных установлений, зачастую вступали во второй брак.

Ссылаясь на митрополитов святителей Петра и Фотия, упомянув апостольские правила, однако, не назвав их, собор постановил вдовым попам не служить, те же, что вступили во второй брак, подлежат лишению сана и всех священнических прав. Иные могут служить на клиросе, получая четвёртую часть того, что получает служащий на их месте священник, могут причащаться в алтаре, носить епитрахиль. Можно, приняв постриг, служить в монастырях, но не в мирских церквях.[3]

Другое постановление касалось так называемых «двойных» монастырей, в которых совместно жили монашествующие обоих полов. Собор настаивал на необходимости их расселения. В женских же монастырях служить должно белое духовенство[4].

Ещё одно постановление запрещало служить Литургию пьяным и с похмелья.

Далеко не все положительно встретили запрет служить вдовым священникам. Вызывала возражения огульность, с которой собор подошёл к этому вопросу. Реакцией на этот запрет стало «Написание о вдовых попах» ростовского священника Георгия Скрипицы. Будучи сам вдовцом, он пишет: «А вы, господа, всех ереев и диаконов безо испытания на лица зря, осудили: которой поп имеет жену — чист, а не имеет жены — нечист, а чернец, не имея жены, чист…» Он пишет о противоречии постановления апостольским и святоотеческим правилам, обвиняет иерархов в небрежении, которые допустили бесчинства в церкви, перепоручив наблюдение мирским властям.

Инициатором этого решения считают преподобного Иосифа, написание которого было включено в текст «Стоглава» (глава 79). В этом кратком документе Иосиф возражает тем, кто ссылается на противоречие постановления апостольским правилам: «Мы же глаголемъ, аще бытии чистым немощно, зло то прелюбодейство искоренити, а мнози святи отцы из правилъ апостольскихъ и отеческихъ оставиша, что есть на вредъ церкве и на соблажненіе христіянству». Иными словами Иосиф ссылается на прецедент ужесточения апостольских правил святыми отцами.

Постановление о вдовых попах по той же причине вызвало недовольство и среди заволжских старцев.

Вопрос о церковном землевладенииПравить

Если в отношении соборных постановлениях «О ставленнических пошлинах» и «О вдовых попах» сомнений нет, эти документы сохранены и изданы, то в отношении поземельных споров далеко не всё ясно. Соборного постановления по этому вопросу не обнаружено. Молчат об этом и летописи, нет упоминаний в других документах. Поэтому ряд историков вообще отрицают какие-либо прения по этому поводу на соборе и вообще в это время (А. И. Плигузов, Д. Островский).

Привычная схема, основанная на известном документе середины XVI века «Письмо о нелюбках», утверждает, что в конце собора произошёл спор между преподобными Нилом и Иосифом по вопросу о монастырском землевладении. По этой версии вопрос поднял преподобный Нил, поддержанный Белозерскими старцами. Иосиф Волоцкий смог аргументировано отстоять право монастырей иметь «сёла» и собор поддержал его. Однако другие известные источники противоречат этой версии.

Источники по собору 1503 годаПравить

Источников по земельному вопросу на соборе достаточно, но сведения они приводят противоречивые. Понятно, что достоверность приведённых в этих документах сведений оказывается под вопросом. Прежде всего, это:

  • «Соборный ответ 1503 года», известный по рукописи 1562/63 года, найденный в Волоколамском монастыре.
  • Житие преп. Иосифа Волоцкого, составленного Львом Филологом в 40-х годах.
  • «Письмо о нелюбках», относимое разными исследователями к 40-м и даже к 50-м годам.
  • Известна запись Вассиана Патрикеева о соборе.
  • «Слово иное», обнаруженное в 60-х годах XX века Ю. К. Бегуновым датируемое им между 1506—1508 годами и посвященное собору 1503 года и Троицкому игумену Серапиону.

О том, как проходили прения по земельному вопросуПравить

«Письмо о нелюбках» составлено в Иосифо-Волоцком монастыре в середине XVI века. Бросается в глаза хронологические нелепости «Письма». Так в документе сказано о присутствии на соборе Паисия Ярославова, но он умер в конце 1501 года и на соборе присутствовать не мог. Как отмечает А. А. Зимин, аргументы Иосифа Волоцкого изложены тенденциозно и не совпадают с известными его сочинениями. Следует сказать, что сомнение вызывает и приписывание Нилу Сорскому намерение расселить всех монахов по пустыням. Это не соответствует самой практики скитской жизни: в скит самого преподобного принимались только монахи, прошедшие искус в общежительном монастыре. Сам преподобный, как это следует из его творений, монастырского землевладения не отрицал. Документ скорее говорит о плохой осведомлённости и определённой тенденциозности его составителя, который составил его по чьим-то глухим воспоминаниям.

«Соборный ответ» содержит две речи дьяка Леваша Коншина[5], которые тот должен был произнести перед Иваном III от имени митрополита Симона. Большинство исследователей не доверяют этому источнику, считая его позднейшей компиляцией[6] (А. И. Плигузов, А. А. Зимин). Р. Г. Скрынников считает документ, заслуживающий доверия. Документ не называет имена участников прений и инициатора обсуждения вопроса. Доверяет ему и Н. В. Синицына[7].

Что касается «Жития преподобного Иосифа» Льва Филолога, то оно излагает версию, по которой преподобный Нил Сорский выступил после окончания собора («паки») по своей инициативе, о срочном возвращении преподобного Иосифа в Москву. Согласно этой версии заволжцы «молиша самодержца, яко имущие дръзновение к нему, ради бо крепкого их жительства и добродетели множества зело от самодержиц приемлеми и почитаеми. И о сём собору събрану, не мало же рассуждения добрых лишиться непщующие отци, аще и Иосифу не сущу с ними. Сего ради и паки понудиша его в град Москву взыти…». Таким образом, по этому документу инициировал спор преподобный Нил, а Иосиф, было уже отъёхавший от столицы, вынужден был срочно возвратиться и отстаивать монастырскую собственность перед лицом собора и великого князя.

В записи Вассиана Патрикеева значится: «О еже како в второе („второнадесятое“?) лето князь великий Иван Васильевич всея Руси повелел быти на Москве святителем и Нилу и Осифу, попов ради, иже держаху наложницы, паче же рещи — восхоте отъимати у святых церквей и монастырей». Таким образом, согласно этому документу инициатива собора принадлежит великому князю, а преподобный Нил на собор приезжает по велению Ивана III. В конце речь идёт о намерении секуляризации имущества (вероятно землевладения) не только монастырского, но и вообще церковного.

«Слово иное» не упоминает спора между Нилом Сорским и Иосифом Волоцким, приписывает великому князю намерение секуляризации всех церковных земель и замену их содержанием за счёт княжеской казны. Имя Иосифа Волоцкого не упоминается вообще, зато против великого князя выступают Троицкий игумен Серапион (ставший вскоре архиепископом Новгородским), митрополит Симон и Геннадий Новгородский, поддержанные другими епископами и настоятелями монастырей. Великого князя поддержали только скитники: преподобный Нил и неизвестный чернец «Денис Каменский» (Бегунов предполагает, что это Дионисий Звенигородский), а также тверской боярин Василий Борисов и дети самого князя Василий и Дмитрий Углицкий да дьяки. Дело закончилось походом Троицких старцев на Москву и инсультом великого князя. После этого он отказался от своих намерений. В целом же «Слово иное» акцентировано на противостоянии Троице-Сергиева монастыря, его игумена Серапиона и великого князя.

Таким образом, согласно последним двум документам, инициатива лишения монастырей земель принадлежит великому князю, но большинство собора, во главе с Троицким игуменом Серапионом, смогло отстоять земельные владения церкви. Очевидно вопрос решался вне рамок собора (при успехе его могли закрепить соборным постановлением), и не ясно когда: исследователи предполагают разные даты.

Уместно предположить, что сведения о противостоянии на соборе двух преподобных оказалось результатом дальнейшей полемики между Вассианом Патрикеевым и сторонниками монастырского землевладения. Преломление этих споров и отразилось на позднейших документах, касающихся полемики о монастырских имениях.

ПримечанияПравить

  1. ПСРЛ Том 13. VIII Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновскою летописью
  2. … диакон Карп выступал против «поставления на мзде», то есть против ставленных пошлин, взимавшихся при поставлении священников, диаконов и причетников. За это его лишили сана и предали проклятию. Он переселился в Новгород который не принял его обличений, и в 1376 г. новгородцы бросили Карпа с двумя его приверженцами в реку Волхов.

    Начав с обличения ставленных пошлин, стригольники пришли к выводу, что не только клирики но и епископы поставлялись «на мзде»; следовательно, их учение и священнодействия недействительны. Так стригольники дошли до полного разрыва с Церковью. Они отвергли церковные предания, иерархию и решили, что лишь апостольская Церковь является истинной христианской Церковью. В апостольских писаниях они искали подтверждение основных положений своего учения и утверждали, что христианские пастыри должны быть неимущими, бедными. Так они оправдывали поставление собственных наставников.

    Стригольники и жидовствующие Глава четвертая. РАЗДЕЛЕНИЯ И КОНФЛИКТЫ В ИСТОРИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ. Исторический очерк Составитель Мстислав Воскресенский при участии диакона Марка Ходжеса, П.М. Бутенева, Л. Кесич и С.С. Куломзиной под редакцией протоиерея Иоанна Свиридова
  3. ПСРЛ Т.4. IV,V Новгородская и Псковская летопись
  4. 20-е правило VII Вселенского собора запрещает существование «двойных» монастырей.
  5. Дьяк Леваш Коншин с 1486 по 1522 год служил московским митрополитам.
  6. В качестве аргументов против подлинности «Соборного ответа» называют несоответствие формы документа документам начала века, система аргументации разработана позже, в 30-х годах, использование редакций «Константинова дара» и Устава Владимира Мономаха также в более поздней редакции. Указывают на близость документа «Ответам» митрополита Макария, документа середины XVI века.
  7. Синицына Н. В. Типы монастырей и русский аскетический идеал (XV—XVI вв.)//Монашество и монастыри в России XI—XX вв.. — М.: «Наука». 2002 г. с. 137—140.

ЛитератураПравить