Христианизация

Христианизация — понятие в религиоведении, истории, культурологии и политике, обозначающее процесс принятия христианства одним человеком, или период принятия христианства группой людей (обществом, государством), в том числе принудительный. Христианизацию принято начинать с Поздней античности, когда многие иудеи и язычники уверовали во Христа как Мессию и Сына Божия. Древние святилища разрушались[1] или освящались заново и обращались в христианские храмы, дохристианские верования в Бога и богов переосмысливались и отчасти демонизировались, старинные обряды подвергались переосмыслению, запрету и даже уголовному преследованию вплоть до смертной казни[2].

Взятие Арконы в 1169 году. Король Вальдемар и епископ Абсалон свергают идола бога Святовита. Лауриц Туксен, конец XIX века

Христианская интерпретацияПравить

Христианская интерпретация — практика адаптации Церковью нехристианских элементов культуры (в том числе обрядов, празднеств и символов[3]) или исторических фактов к христианскому мировоззрению[4]. Этот термин обычно обозначает придание христианской формы религиозной и культурной жизни, верованиям и представлениям «языческих» народов, с целью их христианизации[5].

 
Менгир с крестом на вершине, Бретань

В процессе распространения христианства Христианская церковь целенаправленно приспосабливала языческие практики, наполняя их новым и, с её точки зрения, истинным содержанием. Первый этап адаптации приходится уже на первые века истории христианства, когда церковь заимствовала ряд античных языческих культурных элементов. В дальнейшем при христианизации различных стран и народов данная практика изменялась и при необходимости периодически возобновлялась. Элементы, заимствованные в ранний период, стали частью общехристианской традиции (даты и семантика некоторых праздников, ряд обычаев и культов). Заимствования, осуществлявшиеся в процессе дальнейшей христианизации, пополнили местные христианские традиции[3].

Христианские храмы часто возводились на месте языческих святилищ. В начале христианской истории языческие храмы обычно предварительно разрушались. С V века начинается процесс превращения их в христианские церкви. В ряде случаев прослеживается прямая связь между христианским и языческим посвящением храма[3].

Праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи 29 августа (11 сентября), вероятно, был установлен Александрийской церковью в противовес празднованию александрийского Нового года; праздники Рождества Богородицы 8 (21) сентября и Зачатия Богородицы 12 января — в Азии в противовес Олимпийским играм; праздник Преображения Господня 6 (19) августа — в Армении в противовес языческому Празднику роз; день архангела Михаила 8 (21) ноября — александрийского происхождения и заменил собой древнейший праздник Крещения Господня, установленный египетской церковью в противовес крокиям и торжествам в честь Усири; праздник Успения Богородицы связан с языческим праздником Деметры в Афинах; и др.[3]

Языческое влияние заметно в обычае носить нательный крест, заменивший языческие наузы, культовой роли яиц, почитании сакральных изображений и др.[3]

Б. А. Успенский определяет традицию усвоения дохристианских образов, их переосмысления и наполнения христианским содержанием как «воцерковление язычества»[3].

Христианизация отдельных стран и народовПравить

В Средние века христианизация носила в основном политический характер. Путём крещения правящей верхушки языческих народов христианские государства стремились закрепить язычников в своей сфере влияния и уменьшить опасность военных конфликтов на своих границах[6].

Обращение в христианство воинственных соседей-язычников было стандартной практикой Византийской империи[6]. В IX веке попытки христианизации предпринимались в отношении Великой Моравии (862) и Болгарии (864—920)[7]. Та же тактика была с успехом применена позднее и в отношении Киевской Руси[8].

Хронология

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Армстронг К. Поля крови: Религия и история насилия. С. 206—208.
  2. Смертная казнь язычников и еретиков в Византии — Дмитрий Шабанов
  3. 1 2 3 4 5 6 Успенский Б. А. Солярно-лунная символика в облике русского храма // Успенский Б. А. Крест и круг : Из истории христианской символики. М. : Языки славянских культур, 2006. С. 252—258.
  4. Eberlein, Johann Konrad (Munich). Interpretatio Christiana, Brill’s New Pauly.
  5. Это явление — не уникальная черта христианства; более широко оно раскрывается в работе: Hasluck F. W., Christianity and Islam under the Sultans: Oxford, 1929.
  6. 1 2 Харрис, 2017, с. 170.
  7. Харрис, 2017, с. 170—177.
  8. Петрухин В. Я. Древняя Русь, IX в. — 1263 г. — М.: АСТ, 2005. — С. 95. — ISBN 5-17-028246-X.

ЛитератураПравить

  • Curran, John 2000. Pagan City and Christian Capital. (Oxford) ISBN 0-19-815278-7. Reviewed by Fred S. Kleiner in Bryn Mawr Classical Review 20
  • Kaplan, Steven 1984 Monastic Holy Man and the Christianization of Early Solomonic Ethiopia (in series Studien zur Kulturkunde) ISBN 3-515-03934-1
  • Kerenyi, Karl, Dionysus: Archetypal Image of Indestructible Life 1976.
  • MacMullen, Ramsay, Christianizing the Roman Empire, AD 100—400 Yale University Press (paperback, 1986 ISBN 0-300-03642-6)
  • Fletcher, Richard, The Conversion of Europe. From Paganism to Christianity 371—1386 AD. London 1997.
  • Padberg, Lutz v., (1998): Die Christianisierung Europas im Mittelalter, Stuttgart, Reclam (German)
  • Trombley, Frank R., 1995. Hellenic Religion and Christianization c. 370—529 (in series Religions in the Graeco-Roman World) (Brill) ISBN 90-04-09691-4
  • Vesteinsson, Orri, 2000. The Christianization of Iceland: Priests, Power, and Social Change 1000—1300 (Oxford:Oxford University Press) ISBN 0-19-820799-9
  • Джонатан Харрис. Византия. История исчезнувшей империи = JONATHAN HARRIS. The Lost World of Byzantium. — М.: Альпина Нон-фикшн, 2017.

СсылкиПравить