Христианович, Сергей Алексеевич

Серге́й Алексе́евич Христиано́вич (27 октября (9 ноября) 1908 года, Санкт-Петербург — 28 апреля 2000 года, Москва) — советский и российский учёный в области механики. Академик АН СССР (1943). Член ВКП(б) с 1949 года. Герой Социалистического Труда. Лауреат трёх Сталинских премий.

Сергей Алексеевич Христианович
Hristianovich.jpg
Дата рождения:

9 ноября 1908(1908-11-09)[1]

Место рождения:

Санкт-Петербург, Российская империя[2]

Дата смерти:

28 апреля 2000(2000-04-28) (91 год)

Место смерти:

Москва, Россия

Страна:

Flag of the Soviet Union.svg СССРFlag of Russia.svg Россия

Научная сфера:

математика, механика, аэродинамика, гидродинамика

Место работы:

Институт проблем механики РАН

Альма-матер:

Ленинградский государственный университет

Награды и премии:
Герой Социалистического Труда — 1969
Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина
Орден Ленина Орден Ленина Орден Октябрьской Революции Орден Отечественной войны I степени
Орден Отечественной войны I степени Орден Трудового Красного Знамени Орден Трудового Красного Знамени RibbonLabourDuringWar.png
800thMoscowRibbon.png Юбилейная медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» VeteranLaborRibbon.png Ribbon Medal 850 Mosow.png
Сталинская премия — 1942 Сталинская премия — 1946 Сталинская премия — 1952

Содержание

БиографияПравить

Родители — дворяне-помещики Орловской губернии. В 1919 году родители ушли с Белой армией А. И. Деникина, отступавшей через город Орёл, в Ростове заболели тифом и умерли. Сергей был беспризорным, пока его, случайно, не заметил профессор Д. И. Иловайский, которого поразило, что беспризорник, торговавший папиросами, знает французский язык. Он стал опекуном, помог разыскать родственников Сережи в Петрограде и переехать к ним. С 1923 года Сергей жил у своей тётки М. Н. Бек.

После окончания в 1925 году средней школы поступил на антропологическое отделение географического факультета ЛГУ, но быстро перевёлся на физико-математический факультет и в 1930 году окончил университет по математическому отделению.

До 1935 года работал в Ленинграде в Гидрологическом институте. В 1935 году переехал в Москву и поступил в только что организованную докторантуру (первыми докторантами также стали М. В. Келдыш и Ф. Р. Гантмахер) МИАН имени В. А. Стеклова. Научным руководителем (в общем, формальным) стал его студенческий однокашник и ровесник С. Л. Соболев, уже признанный в то время учёный (в 1933 году, в возрасте 25 лет, того избрали членом-корреспондентом АН СССР).

В течение 1937 года защитил сразу две докторские диссертации — «Задача Коши для нелинейных уравнений гиперболического типа» по физико-математическим наукам в МИАН и «Неустановившееся движение в каналах и реках» по техническим наукам в ЭИАН. Имя Христиановича приводилось в центральной печати как пример достижений советской науки. В 1938—1939 году — старший научный сотрудник МИАН.

В 1939 году перешёл на работу в только что организованный Институт механики АН СССР, был заместителем директора.

В 1937 году, ещё до окончания докторантуры, начал работать в ЦАГИ консультантом, а в 1940 году перешёл в этот институт на постоянную работу. Участвовал в знаменитом Чаплыгинском семинаре общетеоретической группы ЦАГИ. Возглавив в 1940 году лабораторию аэродинамики больших скоростей, а в 1942 году став научным руководителем ЦАГИ по аэродинамике (с 1948 года — первым заместителем начальника), Христианович сформировал коллектив с большим научным потенциалом, в нём в разное время работали выдающиеся учёные А. А. Дородницын, М. Д. Миллионщиков, Г. П. Свищев, В. В. Струминский, Г. И. Таганов, В. В. Сычев и др. С участием и под руководством Христиановича были выполнены исследования по аэродинамике скоростей, близких к скорости звука, впервые осуществлен непрерывный переход через скорость звука в аэродинамической трубе (1946). Им и В. Г. Гальпериным, И. П. Горским, А. Н. Ковалевым впервые был обнаружен и сформулирован «Закон трансзвуковой стабилизации» (монография «Физические основы околозвуковой аэродинамики», 1948), с 1945 года начались первые работы по стреловидным крыльям.

В годы Великой Отечественной войны С. А. Христианович, Ф. Р. Гантмахер, Л. М. Левин и И. И. Слезингер выполнили чрезвычайно важную работу по увеличению кучности снарядов «Катюш». Решение было найдено: сверление боковых отверстий в корпусе снаряда, отводивших часть пороховых газов, приводило к закрутке снарядов в полете, что значительно повысило кучность.

В 1938—1944, 1972—1973 годах С. А. Христианович был профессором МГУ имени М. В. Ломоносова (с перерывами), в 1944—1946 годах заведовал кафедрой Московского авиационного института. Самое активное участие он принял в организации Московского физико-технического института (МФТИ). Статья о необходимости создания вуза нового типа была опубликована на первой полосе в газете «Правда» ещё в 1938 году. Группа видных ученых МИАН: М. А. Лаврентьев, Н. Е. Кочин, Н. И. Мусхелешвили, А. О. Гельфонд, С. Л. Соболев, С. А. Христианович и др. писала о необходимости подготовки инженеров, сочетающих в себе знание отраслей техники с глубоким общим физико-математическим образованием. При формулировании идеи новой высшей физико-технической школы был использован пример Петроградского физтеха, парижской Политехнической школы (Ecole Poly-technique), личный опыт П. Л. Капицы его пребывания в Кембридже. Публикация в «Правде» означала высшее одобрение предложения, но его реализации помешала война. В 1946 году физико-технический факультет для подготовки высококвалифицированных специалистов по физике атомного ядра, аэродинамике, физике низких температур, радиофизике, оптике, физике горения и взрыва и т. д. был организован в МГУ. Христианович курировал его работу в должности проректора по специальным вопросам. В 1951 году на базе факультета был создан МФТИ. Вместе с генералом И. Ф. Петровым, Д. Ю. Пановым, Б. О. Солоноуцем Христиановичу удалось в рекордно короткие сроки подыскать место для размещения Института вблизи станции Долгопрудная в Подмосковье, закончить постройкой здания учебного корпуса и общежития, приобрести оборудование, в том числе остродефицитное. «Физтехи» считают Христиановича первым ректором МФТИ.

 
Могила Христиановича на Троекуровском кладбище Москвы.

В 1953—1956 годах выполнял обязанности академика-секретаря Отделения технических наук АН СССР. Одновременно работал по совместительству заведующим отделом в Институте химической физики АН СССР, где им с учениками — А. А. Грибом, О. С. Рыжовым и Б. И. Заславским, была построена асимптотическая теория коротких волн, использованная при расчете параметров ядерного взрыва, изучена общая картина подъема облака взрыва (совместно с А. Т. Онуфриевым). В Институте нефти Христиановичем была разработана теория гидравлического разрыва нефтеносного пласта (совместно с Ю. П. Желтовым), выполнены совместно с Г. И. Баренблаттом работы «Об обрушении кровли при горных выработках» и «О модуле сцепления в теории трещин».

Вошёл в Первоначальный состав Национального комитета СССР по теоретической и прикладной механике (1956). Член-корреспондент АН СССР с 1939 года.

В период 1953—1961 годов принимал непосредственное участие в испытаниях ядерного оружия в атмосфере и под водой, а также работал над проблемами защиты от этого оружия и понял — защиты от ядерного удара нет! Для сконцентрированной в Москве, Ленинграде и Киеве отечественной науки это может кончиться трагично — пара-тройка атомных бомб и её не будет. Так появилась идея Сибирского отделения АН СССР. Сейчас очевидно: заслуги Христиановича в разработке концепции и организации Сибирского научного центра ничуть не меньше, чем М. А. Лаврентьева или С. Л. Соболева. Лаврентьев, сумевший «продавить» проект, обратившись непосредственно к Н. С. Хрущеву, впоследствии не раз подчеркивал, что без участия С. А. Христиановича и С. Л. Соболева затевать такое масштабное дело было рискованно. Христианович стал первым заместителем Лаврентьева председателя СОАН, курировал строительство всего научного центра.

Христианович — один из создателей Новосибирского университета, руководитель кафедры аэродинамики, профессор (до 1965 года). Ему удалось создать современный академический институт — ИТПМ СОАН — со многими научными направлениями: аэродинамика больших скоростей, магнитная гидродинамика, механика горных пород, энергетические установки, удалось сформировать коллектив единомышленников. Под его руководством (1957—1965) была создана мощная экспериментальная база, построены турбокомпрессорная станция и сверхзвуковая труба. Главной же стала работа над проектом парогазовой установки (ПГУ), которая могла стать основой экологически безопасных тепловых электростанций с турбинами на природном газе и технологией внутрицикловой газификации высокозернистых зольных топлив (в первую очередь мазутов) как средства обеспечения «чистым топливом» и предотвращения вредных выбросов в атмосферу. Эти предложения для того времени были существенно новыми.

Вследствие конфликта с Лаврентьевым вернулся в Москву (1965)[3]. Работал научным руководителем Всесоюзного НИИ физико-технических и радиотехнических измерений (1965—1972), заведующим лабораторией в ИПМАН (1972—1988), советником при дирекции в этом институте (с 1988 года), продолжал научные исследования в области теории пластичности. С 1995 года — советник Российской академии наук.

Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

В последние годы жизни занимался проблемами извлечения нефти. Являлся членом редакционной коллегии журнала «Измерительная техника».

ПамятьПравить

  Внешние изображения
  Памятная доска

Награды и премииПравить

Интересные историиПравить

Первые снаряды для «Катюш» М-13 имели очень большое рассеивание при стрельбе. Ведущих специалистов, в том числе и С. А. Христиановича, стали вызывать в руководящие органы страны (сам он, правда, утверждал, что ни со Сталиным, ни с Берией не встречался). Решить проблему надо было немедленно, иначе пришлось бы снять эти снаряды с вооружения — слишком большими были расходы металла. Сам С. А. Христианович вспоминал так: «Что можно сделать? — Говорят, что ничего нельзя сделать. Вы сами понимаете — война, нельзя перестраиваться заводам на новый тип снарядов. — Это просто невозможно. Что же, снаряды святой водой покропить? — Вот, если бы это помогло, было бы очень хорошо».

Одевался С. А. Христианович очень скромно: свитер, курточка, кепка. Сам управлял автомобилем. Однажды, приехав в Москву в одну из комиссий, Сергей Алексеевич по рассеянности остановился под знаком «Остановка запрещена». Возвратившись к машине, он обнаружил инспектора ГАИ, который и забрал у него права. Улаживать дело пошел В. М. Масленников, одетый «по всей форме» (ну как же, младший научный сотрудник!) — костюм, плащ, шляпа. Стал объяснять, что Христианович — академик, орденоносец. Инспектор ГАИ даже не понял, о ком ему говорят. Взяв под козырек, он заявил: «Я к вам, товарищ академик, никаких претензий не имею, это ваш шофер нарушает!»

А. И. Леонтьев вспоминает, что когда он защищал докторскую диссертацию и много говорил о согласовании теории и эксперимента, то Христианович заметил ему: «Я бы на Вашем месте так сильно не напирал бы на совпадение теории и эксперимента. Лично я не знаю ни одной теории, которая не совпадала бы хоть с каким-нибудь экспериментом»…

Когда возникшее в связи со строительством Новосибирской ГЭС Обское море стало размывать берег у мест прохождения железной дороги, берег пробовали укреплять бетонными блоками. Но их постоянно смывало. Христианович предложил намыть песчаный пляж: мириады легких песчинок эффективно гасили бы волны. Но как осуществить это? Тогда он позвонил городским властям и сказал: «Организуйте пляж! Это будет любимое место отдыха трудящихся!» И вопрос был решен…

Как-то Сергей Алексеевич заметил, что в математике понять — это упростить, а в жизни понять — это простить…[7]

ПримечанияПравить

СсылкиПравить