«Чолпонба́й» — документальная повесть Фёдора Самохина, изданная в 1958 году Киргизским государственным издательством и московским издательством «Молодая гвардия». Посвящена Герою Советского Союза Чолпонбаю Тулебердиеву, где описывается его жизнь, эволюция жизненных взглядов и рост самосознания, начиная с детского возраста. Сюжет разделён на три главы: «Школьные будни», «Суровое время» и «Придонские степи в огне», каждая из которых ведёт главного героя к неизбежному совершению подвига. В повести также поднимаются такие темы, как дружба народов, проблемы прав женщин, борьбы против патриархата, жестоких методов воспитания детей и отживших обычаев.

Чолпонбай
Вариант обложки изд-ва «Мол. гвардия» в оформлении М. Рудакова
Вариант обложки изд-ва «Мол. гвардия» в оформлении М. Рудакова
Жанр повесть
Автор Фёдор Самохин
Язык оригинала русский
Дата первой публикации 1958
Издательство

«Молодая гвардия» (1958)
«Киргизгосиздат» (1958)

«Мектеп» (1982)
Предыдущее Мальчик из Сталинграда
Следующее Дом моего отца
Электронная версия
© Произведения этого автора несвободны

Чтобы написать повесть, основанную на исторических фактах, писатель побывал на родине героя, объездил места боёв, в которых тот принимал участие, работал в архивах, встречался лично, знакомился по переписке с его друзьями и соратниками. Повесть неоднократно вызывала интерес у историков Великой Отечественной войны и хорошо принята критиками. В критических статьях её называли «самым большим достижением» автора, газета «Советская культура» отнесло повесть к произведениям, которые «украшают многоцветный ковёр киргизской литературы», журнал «Литературный Киргизстан» поставил повесть в один ряд с произведениями, которые «более широко и всесторонне разработаны по содержанию, стилю и эстетике». В 1982 году она была переиздана киргизским государственным учебно-педагогическим издательством «Мектеп», в 2019 году была оцифрована Ошской областной библиотекой имени Т. Сатылганова, а в 2020 году вошла в раздел с материалами от Министерства образования и науки Киргизии для школ республики. Фрагментами переведена на киргизский язык.

Фёдор Самохин продолжил тему подвига Чолпонбая Тулебердиева в очерке «Кровью сердца», который белорусский писатель Василь Быков включил в свой сборник «Молодые герои Великой Отечественной войны», вышедший в серии «ЖЗЛ». В предисловии к сборнику, Быков отнёс этот очерк к произведениям, «в которых не всё равноценно», но они «сильны прежде всего своей неподдельной искренностью, желанием донести до потомков мужественные и яркие черты молодых героев».

СюжетПравить

Глава 1. «Школьные будни»Править

Он нам побеждать завещал умирая,
И каждый в груди его образ хранит.
Бессмертная алая кровь Чолпонбая
На огненном знамени нашем горит.

— А. Токомбаев. Эпиграф повести (во фрунзенском издании)

На первых страницах повести Чолпонбай предстаёт перед читателями семнадцатилетним юношей. Он, участвуя в районных конных скачках, занимает первое место и награждается Почётной районной грамотой с карманными часами. Победа не вскружила ему голову — Чолпонбай понимал, что ему ещё надо много учиться и работать, чтобы завоевать уважение народа и стать опорой для своей семьи[1]. После соревнований, Чолпонбай возвращается домой в аил имени Тельмана[комм. 1], где читатель может познакомиться с его семьёй. Глава семейства Тулеберды Таракулов после долгой болезни «умер шесть лет назад, в тридцать пятом году». Осталась только мать Сураке, которая растила пятерых детей. Жили бедно, но к сорок первому году в доме Сураке «был уже достаток». В «приземистом глинобитном домике» Тулебердиевых началось празднование победы Чолпонбая, однако друг покойного отца Дулат приходит с новостью, что «Гитлер войной пошёл на всю Европу...», а старший же брат Чолонбая Токош на это предполагает, что «Гитлер пойдёт войной и на нас». Мать Сураке «ужаснулась» и сравнивает события с басмачеством: «Не надо войны... Я помню, как басмачи издевались над людьми. Давно это было, а страшно вспомнить...». Все присутствующие в доме поняли — «надвигается что-то неотвратимое и грозное»[3][1].

В повести показывается и школа главного героя. В ней есть целая галерея его учителей и одноклассников. Сам Чолпонбай предстаёт перед читателями скромным и даже несколько застенчивым юношей, упорным в учёбе, вдумчивым и отзывчивым к своим одноклассникам. Он готов помогать всем отстающим, но иногда стремление выручить друга из беды приводит его к серьёзным ошибкам. Так, например, в повести написана сцена, когда Чолпонбай выручает из беды своего школьного друга Сагымбека. Сагымбек, увлекаясь лошадьми, запускает учёбу. В кишлак с пастбища приезжает его отец Дуйшемби, перед которым сын должен отчитаться в своих успехах. Чтобы избежать наказания, Сагымбек просит Чолпонбая, отличника учёбы, дать ему свои тетради. Чолпонбай, понимая, что поступает нехорошо, всё же выручает одноклассника. Позднее сам Чолпонбай из-за этого попадает в нехорошее положение. Этот случай пошёл ему на пользу: он понял, что помогать однокласснику надо не тем, чтобы скрывать его недостатки, а наоборот, их следует открыто и честно критиковать[4]. Сагымбек от стыда сбегает из дома к своему дяде Умару. Чолпонбай находит его и мирится с ним. Дядя Умар начинает ребятам рассказ о своей встрече и разговоре с поэтом Токтогулом Сатылгановым в год, «когда создавались колхозы и бесновались» баи[5].

Перед тем как окончить школу, Чолпонбай сдаёт свой первый экзамен — сочинение по родной литературе. После зачитывания тем сочинения учителем Султаном-аке, Чолпонбай выбирает «Творчество акына Токтогула Сатылганова». «День пятнадцатого июня тысяча девятьсот сорок второго года был последним днём в школе», Чолпонбаю выдают свидетельство об окончании семилетки, и юноша вступает во взрослую жизнь. Он решает поступать в педагогический техникум во Фрунзе, но сомневается, что сдаст экзамены. На это директор школы Казыбек Абдыкеримович отвечает ему: «А почему считаешь, что не сдашь? Ты никогда не был отстающим учеником». Проснувшись на следующий день рано утром, Чолпонбай отправляется в конюшню Туткуча, где встречается с Гульнарой и здоровается с ней у дувала. Но девушка молчит и уходит. В этот же день происходит вторая их встреча у реки Кара-Буры. Чолпонбай помогает девушке влезть на стену каменной крепости Кызыл-Орды, откуда открылся вид на долину. Там, держась за руки, они проводят время, однако Гульнара вспоминает про обед отца и убегает. Чолпонбай уверен, что не хочет на ней женится, «Гульнара нравится ему — и только»[6].

Глава 2. «Суровое время»Править

«Ясным июньским утром сорок первого года в аиле имени Тельмана было всё как обычно», Чолпонбай с Ашимбеком вместе с другими колхозниками уезжают в горы на сенокос. Работу заканчивают поздно, все работают без отдыха: «До изнеможения уставали от жары не только люди, но и кони». Парни отправляются пережидать жару к реке Кара-Буре, и мимо них мчится почтальон Сагын, который всем сообщает: «Беда пришла. Гитлер войну с нами начал». В тот день брат Чолпонбая Токош уходит на фронт. Чолпонбай имеет смутное представление о войне: он знает о ней только по кинофильмам, по прочитанным книгам и по рассказам Туткуча, как тот «громил басмачей в Чаткальской долине». Почтальон Сагын часто приносит вести о гибели односельчан, о захвате фашистами городов и сёл, которые «остервенело рвутся вглубь родной страны»[7][8]. Тем временем, Чолпонбай направляется к дому Шаршена — отцу Гульнары. Девушка сторонится его, убегает в дом. Причиной такого поведения стало то, что Гульнару, против её воли, выдают замуж за джигита из Кировки — тем самым, она стала невестой мужа своей покойной сестры. Сагымбек настаивает на том, что Чолпонбай должен убедить Гульнару не жить по старым обычаям[9].

По возвращении домой Чолпонбая ждёт радостная новость — приходит письмо от Токоша. Он сообщает, что сейчас их часть направляется в город Калинин. «Не переживай за меня, не один я, скоро пойдём бить фашистов», — такими словами заканчивается письмо[10]. После состязания по поднятию тяжестей (Чолпонбай поднимает там два с половиной мешка пшеницы — сто пятьдесят килограммов) и конкурса по питью кумыса в тридцать три глотка в одно дыхание, Сагымбек разыскивает Чолпонбая и сообщает, что Гульнара не любит своего жениха. На следующий вечер он направляется к Гульнаре с намерением переубедить её отца Шаршена, и говорит ему: «Гульнара не должна выходить замуж за старика. Это нечестно, Шаршен-ака, лишать девушку её право на выбор», пытается убедить его не следовать отжившим обычаям «Обычаи — дело житейское, это верно, Шаршен-ака. Однако многие обычаи устарели, как изнашивается аркан. Одни люди стареют — набираются мудрости, другие цепляются за старинку, как репей за курдюк овцы», говорит Шаршену Чолпонбай[11].

«Улетели журавли. Отгудели в поле тракторы, поднимающие зябь». Транслируются сводки Совинформбюро. Когда деревья сбрасывают жёлтые листья, в аил имени Тельмана приходят нерадостные новости: фашисты подошли к Москве. «Насмерть стоят под Москвой джигиты из Киргизии. Среди них — батыр Дуйшенкул Шопоков. А командует смельчаками военком нашей республики Иван Васильевич Панфилов». Весть о подвиге героев Волоколамского шоссе вселила у жителей надежду[комм. 2], все уверены: «Обратятся непрошеные пришельцы в бегство по заснеженным полям и лесам Подмосковья, как когда-то бесславно бежало разноплеменное войско Наполеона»[13].

Ранним ноябрьским утром почтальон Сагын стучит в дом Тулебердиевых и Сураке берёт из его рук треугольный конверт, где сообщается, что её сын Токош погиб смертью храбрых у села Ашевского Калиниградской области. После этого Чолпонбай решается идти на фронт, мстить за брата. Он идёт в военкомат и требует, чтобы его отправили на фронт. Хотя до призывного возраста юноше не хватало ещё нескольких месяцев, его просьба всё же была удовлетворена — Чолпонбай становится красноармейцем. На прощанье Гульнара дарит Чолпонбаю розовый платок со словами: «Ждать буду. Возьми»[14][8].

Глава 3. «Придонские степи в огне»Править

 
Панорама Дона на месте подвига Чолпонбая

После прохождения трёхмесячных курсов, Чолпонбай «апрельским утром» садится в вагон с надписью «Фрунзе — Москва». На пятый день он оказывается в Саратове, а уже вечером снова отправляется в путь: «Два дня тряслись в теплушке, а на третий — долгая остановка на степной станции». После пешего марша роты вошли в посёлок, и Чолпонбай встречает свой полк, который становится для него родным. Там он встречается с Иваном Антоновым, и узнаёт про его семью. В Сормовской слободе полвека слесарил его дед, в Сормове много лет проработал отец Ивана — Николай Петрович. Семья Антоновых «с оружием в руках отстаивала Советскую власть в городе», после гражданской войны отец бессменно работает на судостроительном заводе. Своего единственного сына он отдаёт учиться на слесаря, однако тот становится токарем. Вскоре приходит война и Антонов становится красноармейцем, попадает в полевые поля, где «формировался полк из горьковских рабочих» и Ивана назначают командиром отделения. После боёв шестьсот тридцать шестой стрелковый полк отводится с передовой на переформировку — «теперь он был придан вновь образованному Воронежскому фронту». Иван Антонов просит у взводного Якова Германа отдать ему Чолпонбая в его отделение. Затем Чолпонбай знакомится с Серго Метровели, Гайфуллой Гиллязитдиновым, Василием Петровым и другими. Бойцы начинают слушать лекции командира роты Горохова. Однако, как Чолпонбай признаётся, он не знает много русских слов, и к нему, по просьбе командира, на помощь приходит Гиллязитдинов, который утверждает, что сможет ему всё объяснить: «Смогу, товарищ командир! — быстро отрапортовал Гайфулла. — Татарский язык сходный с киргизским»[15].

Далее рассказывается о боевой учёбе Чолпонбая, его взаимоотношениях с командирами и товарищами, принятии им воинской присяги, участии в первых боях на Дону[8], и также о том, как Чолпонбай ловит своего первого «языка». Пленным оказывается фашист, командир пулемётного взвода[16]. После такой пешей разведки, Чолпонбая с бойцами направляют на конную разведку. «Усатый казак» три дня стажировал его — обучал правилам маскировки коня, стрельбе из автомата на полном скаку. Чолпонбай пересекает Дон на рысаке донской породы и направляется с бойцами к Сторожевскому лесу. Они минуют Урыв и скачут в направлении Острогожска — далеко в стороне остаётся Коротояк. Дозорный им сообщает, что он встретил фашистов и бойцы решаются уходить, однако Чолпонбай скачет на коне вперёд и с помощью хитрости освобождает путь. Побывав в Острогожске, Оськино, Репьёвске, бойцы многое видят и берут на заметку. На десятые сутки по дороге из Репьёвска на Коротояк кавалеристы «остановились на дневку в глубоком овраге». Вскоре появляется фашистский танк — Чолпонбай «вскочил и изо всех сил метнул гранату прямо под гусеницы». Машина ломается, и лейтенант с группой бойцов решают возвратится обратно: «Фашисты хватятся танка, пошлют солдат — и тогда несдобровать конникам». Из разведки все вернулись без потерь, в полном составе[17].

 
Вид с вершины Лысой горы

Впереди — многодневный отдых. Чолпонбай получает письмо от Гульнары — она сообщает, что «в аиле стало безлюдно, остались одни старики, женщины и дети». Она просит Чолпонбая писать почаще: «Пусть все знают в селе, что у неё есть такой друг на фронте». Чолпонбай так и не узнаёт из письма, что же произошло между девушкой и её женихом после его отъезда. Чолпонбай пишет ответное письмо, где обещает девушке: «Буду драться, как Манас...». Немного позже Чолпонбая зовут на комсомольское собрание, где его принимают в ряды Ленинского комсомола. В распоряжение роты приезжает батальонный комиссар майор В. А. Мурадян и все бойцы предполагают, что готовится наступление. Мурадян проводит карандашом по линии фронта СталинградСтавропольНальчик, и говорит, что фашисты рвутся к Волге: «Сейчас перед нашим полком стоит большая задача — захватить плацдарм на правом берегу Дону и оттуда начать наступление... С утра девятая рота двинулась в поход»[18].

«На той стороне Дона в деревне Селявное горели дома, подожжённые артиллерийским огнём. Чёрный дым застилал безоблачное небо... Временами Лысая гора на том берегу совсем скрывалась из виду». На горе уже были окопы, дзоты, проволочные заграждения и фашисты, прятавшиеся в земле. За две недели, которые рота проводит на отдыхе, фашисты укрепляются в деревне и приближают огневые точки к берегу, устанавливают на Лысой горе две пулемётные точки: «Тем самым фашисты стремились прикрыть Чёртов Яр, который начинался у самого Дона, полукружьем огибал деревню Селявное и доходил почти до опушки Сторожевского леса». Горохов приказывает уничтожить дзот на Лысой горе[19].

Далее рассказывается о разведке Архипа Поликарпова на той стороне Дона, где сейчас находятся фашисты: по легенде, он занимается сбором одежды с погибших[комм. 3]. Минуя центральную площадь Коротояка, Архип попадает на тихую улицу, где встречает Дениса Проскурина, «однополчанина по германской войне». Он показывает ему склад немецкой одежды, и на следующее утро Архип отправляется в Сторожевое. На пути Архипа ловят фашисты[21]. На вопрос кто он и откуда пришёл, Архип вместо ответа показывает из платка гимнастёрку, брюки и наган со словами: «Господин, я русского лейтенанта убил... За мной стали гоняться, вот я и убежал к вам. А сам я житель хутора Ново-Задонского». Обер-лейтенант не поверил ему: «Проверим, что ты за птица, — передал слова обер-лейтенанта переводчик. — Если врёшь, расстреляем», и зовёт старосту Блинкова. Архип узнаёт его: он из деревни Селявное. Блинков помогает ему уйти от фашистов, и впоследствии обер-лейтенант даёт ему листок бумаги, где «что-то написал по-немецки и брезгливо передал Архипу». По возвращении Архип Поликарпов рассказывает о том, что выведал. Горохов решается на взятие Лысой горы и овладение Чёртовым Яром[22].

Подготовка к захвату плацдарма заняла много дней. «Когда рота была готова начать переправу на тот берег Дона, южнее Селявного, в районе Коротояка разгорелся бой», для отвлечения внимания фашистов. Тем временем, Чолпонбай и другие бойцы переправляются через воду. Выйдя из воды, Чолпонбай сразу же бросается к горе, и поднимается на обрыв «с ловкостью альпиниста»: у него был опыт, приобретённый в походах по горам Кара-Моло к башне Кызыл-Адыр с друзьями детства. Когда вылезли все солдаты, Горохов обнаруживает дзот. Фашисты замечают советских бойцов: «Отделение попало под ураганный огонь. Продвигаться дальше было нельзя». Чолпонбай спрашивает разрешение у Горохова на уничтожение дзота и направляется к нему. Он приближается к дзоту и валится на амбразуру:

Виден черный ствол пулемета. Шаг, второй, третий... Чолпонбай идет правее дзота, но неожиданно делает поворот и, качаясь, шагает к амбразуре. Он входит в полосу обстрела. «Только бы хватило сил дойти», — подумал Чолпонбай, зная, что он истекает кровью. Вместе с кровью куда-то уходят силы. Треск пулемета рядом. Выпрямился, поднял автомат над головой и, собрав последние силы, Чолпонбай приблизился к дзоту, взялся рукой за выступ, поднялся в полный рост и повалился на амбразуру. Сколько: десять, сто, а, может, и больше пуль прошили тело Чолпонбая? Глаза открылись, но перед ним ничего не было — темное пространство, в котором на миг мелькнуло виденье недавнего пути[23].

ПерсонажиПравить

 
Чолпонбай Тулебердиев, главный герой повести

Чолпонбай в изображении Фёдора Самохина честный, волевой, он умеет с уважением относиться к старшим. Эволюция жизненных взглядов, рост самосознания главного героя в повести развёртывается на фоне общей картины исторических событий, когда советский народ отстаивал свою свободу от гитлеровских оккупантов. Фёдор Самохин, по мнению литературоведа Тендика Аскарова, раскрывает в Чолпонбае «любовь к человеку и честность». Автор пишет о душевных переживаниях героя — Чолпонбай, находясь в придонских степях, шагая по берегу Дона, находит в них отзвуки реки Кара-Буры, где он родился и вырос. Тоска по родному краю усиливает в нём ненависть к нарушителям мирной жизни, усиливает его стремление поскорее вернуться домой с победой. Вскоре Чолпонбай становится достойным бойцом своего подразделения, его начинают посылать с важными поручениями, оказывая ему доверие наряду с другими солдатами. В повести обращается внимание и на то, что поэзия Токтогула Сатылганова серьёзно повлияла на главного героя — при себе у него был сборник стихотворений акына. Ему с детства запали в душу слова: «Слава крылатого храбреца живёт после него года»[24].

Литературовед также обратил внимание и на других персонажей повести. Образы Сураке и Дуйшемби он назвал «удачными» и «убедительными». Сураке в изображении Фёдора Самохина «трудолюбивая, любящая мать». Все тяготы жизни она переносила терпеливо, и это качество осталось главной чертой персонажа. Она не расчувствовалась, когда узнала о смерти сына Токоша. Когда Чолпонбай заявил о том, что он добровольно уходит на фронт, «она не зарыдала, не упала в обморок», а только «крепче стиснула зубы» — она предчувствовала, что навсегда прощается с ним. По мнению Аскарова, автор сумел создать «запоминающийся образ киргизской матери»[24].

 
Главный герой в повести неоднократно обращается к поэзии Токтогула Сатылганова

Отец друга Чолпонбая Дуйшемби готов обучать своего сына отжившими методами, пороть его камчой за неудовлетворительные оценки. Его нрав, по мнению Тендика Аскарова, напоминает образ Омор-аке из повести «Дети гор» Тугельбая Сыдыкбекова — там тоже изображается человек, чувствующий большую власть в семье, готовый скандалить, если кто-нибудь посягнёт на его убеждения[25]. Методы воздействия на людей и воспитания у них одинаковы, но они отличаются друг от друга своими взглядами на жизнь, и тем, что Омор-аке придерживается отцовских заветов, традиции старины, считает образование «не делом настоящих людей». Дуйшемби же в этом вопросе полная противоположность ему. Он убеждён, что только учение даст человеку счастье, но вместе с этим он впадает в крайность, стараясь привить свои взгляды на жизнь силой камчи. Аскаров отметил, что в этом заключаются хорошие и слабые стороны образа Дуйшемби. По его мнению, автору удалось, в некоторой мере, проникнуть в специфику национального характера: «Иногда Самохину удаётся найти характерную деталь, достигающую большой выразительности в создании национальной специфики». Дуйшемби, обеспокоенный уходом из дому своего сына Сагымбека за нанесённую ему обиду, обращается к своей жене с вопросом: «Давно он уехал? — спросил Дуйшемби свою жену, которая выгребала золу из очага». «Солнце в это окно светило, — ответила она, тревожно поглядывая на мужа». Этот незначительный штрих, по мнению Аскарова, заключает в себе глубокий смысл. В словах «Солнце в это окно светило», встаёт картина из жизни киргизского народа, когда люди, «умудрённые опытом народной астрономии», определяли времени года и суток по небесным светилам. Элементы народной астрономии, некоторые особенности бытовых явлений продолжают своё законное существование и поныне. Автор, как отметил литературовед, верно подметил эту особенность, и такая «краска стала как бы выразительной линией на фоне однообразных тонов»[24].

Правдивым образом критик назвал эпизодическое лицо старшину Потапова, но добавил, что его образ в повести «выпукло» очерчен. О нём говорят в роте: «Скупой как старшина Потапов». Недостаток в обмундировании, в постельных принадлежностях вынуждал его внешне казаться строгим и скупым, но на самом деле человек он «сердечный», честно относящийся к своим обязанностям. Он живёт интересами коллектива, хочет хорошего всем и готов поделится с ними «первой радостью и благополучием»[24].

Наряду с удачными образами у Фёдора Самохина, по мнению Тендика Аскарова, встречаются и «неправдивые»: «Это получилось потому, что писатель не следовал жизненной правде, и иллюзию правдоподобности принял за истину». В пример литературовед привёл сцену, где Чолпонбай пытается поспорить с отцом Гульнар Шарше и её женихом. Здесь герои говорят «неестественные, напыщенные слова» и их действия «неправдоподобны». Чолпонбай вдруг оказался в роли почтенного старика, пересыпающего свою речь афористичными выражениями, вроде — «Привычка — дело житейское, это верно, Шаршен аке. Однако многие обычаи устарели, как изнашивается аркан. Одни люди стареют — набираются мудрости, другие цепляются за старинку, как репьи за курдюк овцы». Жених Гульнар человек «тупоумный», способный показать только свою душевную пустоту. Фёдор Самохин, отмечал Аскаров, «вложил в уста жениха циничные слова», чтобы вызвать у читателя чувство «отвращения и презрения», но, по мнению литературоведа, такой способ изображения отрицательных героев «страдает односторонностью»: «Едва ли верится, что жених, претендующий на руку молодой девушки, станет демонстрировать своё умственное убожество, животный эгоизм. Было бы более реальным, если бы автор изобразил жениха не простаком, а хитрым волком в овечьей шкуре»[24].

Плохое впечатление, по мнению Тендика Аскарова, оставляет и образ Архипа Поликарпова. Его занятие — собирать вещи с трупов. На вопрос «Что вы собираете?», он отвечает: «Я всё беру... шинели, гимнастёрки... зачем будет пропадать зря добро? А убитому не всё ли равно как в могиле лежать — голышом или в шинели? А мне живому вещички-то потребны». Читатель не может равнодушно читать эту «мерзкую философию», которая «есть издевательство над памятью погибших воинов». Но вместе с этим, Архипу Поликарпову оказали доверие, и его посылают в разведку в немецко-фашистский тыл. Он, попав туда, показывает себя «удивительно ловким человеком», превращается в «хитрого разведчика» и совершает беспрепятственные прогулки у военных объектов фашистов. В душе Поликарпова пробуждается сознание человечности, и перед читателем он перерождается в порядочного человека. «Мне стыдно стало так жить, как раньше, на своей Родине...» — говорит он. Но, по мнению литературоведа, это звучит «неубедительно, фальшиво», и его перерождение «недостаточно мотивировано, не имеет под собой твёрдой почвы». Однако, автор верит в перерождение своего героя[24].

Художественные особенностиПравить

 
Фёдор Самохин, автор повести

В статье О. И. Трудаковой из ВА ВКО им. Г. К. Жукова был проведён анализ языковых средств, используемых Фёдором Самохиным для создания образа Чолпонбая Тулебердиева и определение их закономерностей употребления. Первое, на что в статье было обращено внимание это то, что в номинации главного героя повести Ф. Самохина преобладают существительные и прилагательные с положительной и нейтральной оценкой. Лексика с отрицательной оценкой всего встречается дважды в речи других персонажей («Безумный ты, Чоке», — говорит Гульнара удерживающему её Чолпонбаю, «недозрелым архаром» называет героя отец девушки Шаршен). Список предметов, принадлежащих Тулебердиеву, небольшой, «типичный для жителя киргизской деревни». Отправляясь в райвоенкомат, «Чолпонбай вскинул на плечо холщовую сумку, в которой лежали лепёшки и варёное баранье мясо». Так, с упоминанием атрибутов кочевника, «в повести появляется мотив дороги, характерный для притчевой манеры повествования»[26].

Система ценностей Чолпонбая Тулебердиева выражена через его желания и поступки. Родина, семья и друзья — основные ценности героя повести и в мирное, и в военное время. Чувство личной ответственности перед страной и любимыми людьми формируют его стремления, надежды и нравственные ориентиры в целом. С помощью глаголов обозначается намерение («за брата буду мстить», «буду драться <...> за Родину»), являющееся предпосылкой всех последующих поступков героя[26].

Особого внимания, по мнению исследователя, в цепочке непроцессуальных характеристик персонажа повести Фёдора Самохина, «заслуживает стремление Чолпонбая всё время быть с товарищами, среди людей». «Муторно одному», — говорит герой другу — пехотинцу Остапу. «Чолпонбай постарался идти рядом со взводным — спокойнее чувствуешь себя». «У него сердце доброе. Он рубашку с себя снимет для товарища», — характеризует Тулебердиева Остап. Такое отсутствие индивидуализма, по мнению Трудаковой, «типично для положительного героя советской повести», «но в нашем случае оно ещё и объясняет отчаянный поступок человека, пожертвовавшего собой ради спасения жизней других»[27].

В описаниях деятельности Тулебердиева в повести Ф. Самохина преобладают формы прошедшего времени глаголов совершенного вида, с которым «традиционно связывается элемент динамики». В тексте неоднократно подчёркивается быстрота и сила действий, осуществляемых героем. Как правило, эти действия оказываются успешными, в контексте повести — именно благодаря своей своевременности. Наиболее частотными лексическими единицами, обозначающими ментальную активность Чолпонбая Тулебердиева, являются глаголы «волновался», «радовался», «догадался». Преодоление волнения предваряет каждое значительное действие героя. При этом у него полностью отсутствует рефлексия по поводу совершенного поступка, реакции на действия других персонажей тоже нет[27].

Основной авторской характеристикой героя в повести «Чолпонбай», по мнению исследователя, является само действие, а не размышления о нём. Речь героя эмоционально не окрашена, оценка своих действий присутствует в единичных случаях. Неуверенность, волнение отступают, как только герой начинает действовать. Перед подвигом у героя «мысли в голове ясные, чёткие». Оценка подвига Чолпонбая Тулебердиева содержится в авторских отступлениях и речи других персонажей. «За Родину погиб Тулебердиев», «здесь человек отдал жизнь, чтобы сотни других бойцов остались живыми», «какое золотое сердце было этого бойца, <...> да ляжет на его могиле земля лебяжьим пухом» (старший лейтенант Горохов). «За нас, верных друзей, он не пожалел жизни» (командир роты). «Погиб смертью храбрых за свободу и независимость нашей Родины» (старшина роты). «Тулебердиев грудью открыл нам дорогу» (боец Метровели). Текст, написанный на деревянном обелиске братской могилы, Фёдор Самохин приводит полностью: «Вечная память тебе, герой киргизского народа! Верный сын Родины, Чолпонбай Тулебердиев, ты обессмертил себя и свой народ! Память о тебе будет жить вечно!». В собственно авторской речи оценка подвига также присутствует: «Светлый образ Чолпонбая Тулебердиева вдохновлял воинов на боевые подвиги»; «память о Чолпонбае Тулебердиеве живёт в сердцах солдат и офицеров»[28].

Историческая личность в повести «Чолпонбай» Фёдора Самохина идеализируется и это определено, как считает Трудакова, темой героического подвига на войне и масштабом личности. Характер Тулебердиева лишён противоречий, его намерения и действия напрямую связаны, подвиг представляется естественным следствием его морально-этических принципов. В тексте повести подчёркиваются положительные качества Чолпонбая, «его любовь к Родине, матери, братьям, товарищам»[28].

Принцип отбора языковых средств, используемых Фёдором Самохиным для изображения исторической личности, по мнению исследователя, можно объяснить его принадлежностью к тому же поколению, что и герой произведения, особенностями мировоззрения писателей-фронтовиков, господствующей общественной моралью, ориентированной на значительную взаимную ответственность общества и граждан, ставящей интересы коллектива выше интересов личности. «Характер и судьба Чолпонбая Тулебердиева в повести Ф. Самохина «Чолпонбай» ясно показывают неизбежность совершения подвига на войне», заключила исследователь[29].

Выход в светПравить

История публикации и значениеПравить

Как получилось, что книга Самохина вышла в нашем издательстве («Молодая гвардия»)? Очень редко бывает, что мы пишем о комсомольцах Киргизии, Таджикистана, Грузии. Мы выпускали книги к юбилею комсомола. В связи с этим мы обратились во многие республики с письменной просьбой порекомендовать что-нибудь издать из истории народа. Из Киргизии нам ответил т. Абакиров и посоветовал издать эту книгу.

Редактор московского издания повести «Чолпонбай» М. Данилова[30].

В феврале 1957 года, ещё до издания повести, в газете «Ленинчил жаш» был опубликован отрывок повести на киргизском языке «Баатыр жөнүндө»[31], одновременно отрывок был опубликован и в газете «Комсомолец Киргизии» на русском языке[32]. В 1958 году она была издана Киргизским государственным издательством и «Молодой гвардией», и вскоре получила широкую известность в Киргизии[33][34][35]. О выходе повести было сообщено в журналах «Новый мир», «Москва», а также в «Литературной газете», где приурочили выход повести к Декаде киргизского искусства и литературы в Москве 1958 года[36][37][38].

В 1965 году повесть поместили в рекомендательный указатель литературы про Великую Отечественную войну от Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина (ныне РГБ) и ГПИБ[39]. В 1978 её отрывок был опубликован в газете «Советская Киргизия»[40]. Затем, в 1982 году, переработанная и дополненная версия повести вышла в киргизском издательстве «Мектеп», с пометкой для среднего и старшего школьного возраста. В 1985 году её отрывок вошёл в сборник «Их подвиг будет жить в веках» Института истории партии при ЦК Компартии Киргизии, филиала Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС[41], а также в сборник рассказов и стихов писателей-фронтовиков Киргизии «Звени, комуз!»[42]. Кроме того, повесть указали в качестве источника о подвиге Ч. Тулебердиева в книге доктора исторических наук С. К. Керимбаева[ky] «Советский Киргизстан в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», под редакцией доктора исторических наук и профессора Георгия Куманёва[43]. В 2014 году отрывок повести вошёл в сборник документов и материалов про Чолпонбая Тулебердиева под названием «Подвиг его бессмертен…», изданный Архивным агентством при Государственной регистрационной службе при Правительстве Кыргызской Республики[44]. В 2019 году повесть была оцифрована Ошской областной библиотекой имени Т. Сатылганова[45], а в 2020 году вошла в раздел с материалами от Министерства образования и науки Киргизии для школ республики[46].

Встреча читателями и критикамиПравить

Литературовед и критик Тендик Аскаров в целом высоко оценил повесть и отметил, что Фёдору Ивановичу Самохину удалось создать не голую хронику жизни Чолпонбая, а художественное произведение, «где вполне законное место нашёл авторский вымысел». Литературовед обратил внимание на отсутствие у автора намерения изобразить Чолпонбая идеальным героем, и этим, по его мнению, «повесть только выигрывает и ещё больше располагает к себе читателя». По его мнению, в заслугу автору надо ставить то, что в повести «авторская речь и речь персонажей не движется в русле одних фраз», «почерпнутых из газет с примесью киргизских слов», и отметил, что всё это было достигнуто благодаря «умелому использованию автором всех оттенков речевой экспрессии, художественных средств, нахождению наиболее верной связи между компонентами поставленной цели»[24].

Также Тендик Аскаров отметил, что восприняв у киргизского народа его краски, мотивы, поэтику речи, Фёдор Самохин сделал попытку создать некоторые национальные особенности в нравах, создать национальный колорит; во многих местах он употребляет пословицы и поговорки киргизского народа, вставные рассказы, где повествуется, например, приезд акына Токтогула Сатылганова. Благодаря этому, по мнению критика, «иногда автору удаётся найти характерную деталь, достигающую большой выразительности в создании национальной специфики»[24].

В журнале «Коммунист» отметили, что её достоинством является «боевая коммунистическая партийность». По их мнению, Ф. Самохин, рисуя образ Чолпонбая, «ярко показывает его неразрывную связь с трудовым народом», «его беззаветную преданность своей социалистической Родине». Однако, повесть раскритиковали за её тяжёлый язык, прямолинейность сюжета, беднотой красок описания природы, слабой очерченностью многих образов и схематичностью врагов[8].

В газете «Советская культура» повесть «Чолпонбай» Ф. И. Самохина была отнесена к произведениям, которые «украшают многоцветный ковёр киргизской литературы»[47]. Литературовед и переводчик В. Я. Вакуленко отнёс повесть к тем произведениям, где «киргизская тема является перед читателем не просто в качестве фона, а как предмет непосредственных чувствований и переживаний» автора[48]. Журнал «Литературный Киргизстан» поставил повесть в один ряд с произведениями, которые «более широко и всесторонне разработаны по содержанию, стилю и эстетике»[49].

Писатель Фёдор Самохин главной темой своего творчество считал изображение подвига народа советской Киргизии в Великой Отечественной войне и проделал большую работу. Самым большим достижением является его повесть «Чолпонбай», издававшаяся во Фрунзе и одновременно в Москве в издательстве «Молодая гвардия». Выход книги — совместный успех героя книги и самого автора.

Казыбаев Памирбек[ky] — литературовед и публицист, 2022[50].

Писатель, публицист и кандидат исторических наук Владимир Деев в своей книге «История в образах» в 1981 году, сравнивая повесть «Чолпонбай» и одноимённый очерк Касымалы Джантошева, написал, что наиболее законченный образ Чолпонбая создан в повести Фёдора Самохина. По его мнению, автор сумел раскрыть истоки героизма молодого киргизского бойца. В повести можно узнать, что отец героя умер, надорвавшись на работе у бая, что его старший брат погиб от рук басмачей, другой — в битве под Москвой, и что духовным наставником Тулебердиева был боец гражданской войны Туткуч. Он обратил внимание и на то, что Самохин заостряет в повести внимание на том, что среди бойцов полка было неписаным законом беречь честь рабочего класса, что рабочие цементировали в полку боевой коллектив и его дисциплину — по мнению историка, в этом отношении авторская концепция прочно связана с учением В. И. Ленина о защите социалистического Отечества[51].

Николай Имшенецкий в целом высоко оценил повесть «Чолпонбай» и отметил, что Самохин доказал, что не Чолпонбай Тулебердиев повторил подвиг Александра Матросова, а наоборот. Также Имшенецкий написал о том, через что Фёдор Иванович прошёл, чтобы написать повесть, основанную на исторических фактах: «Для этого пришлось изъездить сотни километров, покопаться в архивах, приложить немало энергии и стараний <...> Ф. Самохин знакомится со многими интересными людьми — родственниками Чолпонбая, друзьями, товарищами, со всем тем удивительным миром, который окружал героя его будущей книги». И заключил: «Нет надобности снова говорить о сильных и слабых сторонах повести. Она читается, она живёт. А это — главное»[52].

ВлияниеПравить

Литературовед Абдыкадыр Садыков обнаружил влияние повести Фёдора Самохина «Чолпонбай» на сюжет одноимённой драмы Токтоболота Абдумомунова, написанную в 1985 году. По мнению литературоведа, в драму были включены основные события жизни героя, как у Ф. Самохина. Например, в повести рассказывается, как Гульнар дарит Чолпонбаю платок с письмом в качестве символа её любви к нему — подобное есть и в драме. Литературовед отметил и схожесть имён девушки Чолпонбая — в повести Самохина её зовут Гульнар, а в драме Абдумомунова она Гульжар[53].

ИзданияПравить

Отдельные издания
  • Самохин Ф. Чолпонбай / Под ред. С. М. Жажиева; Оформл. А. Осташёва. — Фрунзе: Киргизгосиздат, 1958. — 191 с. — 12 000 экз.
  • Самохин Ф. Чолпонбай / Под ред. М. Даниловой; Оформл. М. Рудакова. — М.: Молодая гвардия, 1958. — 112 с. — 50 000 экз.
  • Самохин Ф. Чолпонбай : [для сред. и старшего школьного возраста] / Под ред. П. Г. Леденёва, Н. М. Болдырева; Худож. А. Осташёв; Рецензент: Р. Г. Деева. — (2-е издание). — Фрунзе: Мектеп, 1982. — 125 с. — 12 000 экз.
В составе сборников
  • Самохин Ф. Избранное / Под ред. [и с предисл.] А. И. Иванова. — Фрунзе: Изд-во «Кыргызстан», 1978. — 252 с. — 15 000 экз.
  • Самохин Ф. Повести и рассказы / Под ред. Р. В. Горбачёвой; Худож. Г. Куценко; Рецензент: А. С. Кацев. — Фрунзе: Изд-во «Кыргызстан», 1988. — 200 с. — 12 000 экз. — ISBN 5-655-00113-6.

Отличия в московском издании повестиПравить

Сокращение московского издания идёт за счёт изъятия некоторых эпизодов, образов и уменьшения многословных мест. В московском издании отсутствуют те места, где говорится о делах Архипа Поликарпова — это, по мнению критика Тендика Аскарова, хорошо, объяснив это тем, что «образ этого героя лишний в повести, не помогает в раскрытии других образов, основного замысла и не вытекающий из необходимых обстоятельств». Образ Архипа в том виде, в каком изображён автором, «только усиливает недоумение читателей и особенно трудно воспринять этот образ юным читателям, которых он только дезориентирует». Кроме того, в московском издании опущено эпизодическое лицо — майор Чистяков, введён новый эпизод, где Чолпонбай, посланный в разведку, добывает «языка». Как отметил литературовед, последняя сцена сыграла свою положительную роль в усилении динамики действий. Однако, в чрезмерном стремлении упростить слог произведения, устранить длинноты, были допущены неоправданные ситуации, которые не удалили ненужных слов, а наоборот «нарушили гармонию единого целого»[24].

Глава повести «Суровое время» во фрунзенском издании начинается со следующего предложения: «В лучистое июльское утро жители аила Тельмана проснулись, как в самое обычное утро». В варианте повести от «Молодой гвардии» это же место звучит так: «Ясным июньским утром сорок первого года в аиле имени Тельмана было всё как обычно». В московском варианте, по мнению Аскарова, авторская мысль обеднена: «Когда во фрунзенском издании читаем: "...жители аила Тельмана проснулись, как в самое обычное утро...", наше внимание приковывается к тому, что хочет сказать нам автор, потому что в самой конструкции предложения заключена мысль, которая наводит читателя на нечто новое, особенное, о которых автор здесь только намекает. Эта первоначальная авторская мотивация выступает теми ассоциациями, от которых потом развернётся длинная цепь событий». Этим предложением «Ф. Самохин умело задаёт тон последующим событиям, создаёт антитезу, которая способствует отчётливому раскрытию авторского замысла»[24].

Продолжение темы в других произведениях автораПравить

В творчестве Фёдора Самохина повесть «Чолпонбай» не является единственным произведением, описывающее жизнь и подвиг Чолпонбая Тулебердиева. Эту же тему он продолжил в своём сборнике рассказов «Герой из Таласа» (1966), который вышел в Издательстве политической литературы[54]. На киргизском языке написал очерк «Таласский герой» (кирг. «Таластык баатыр»)[55][56], который в 1967 году был опубликован в художественном и общественно-политическом киргизском журнале «Ала-Тоо»[57]. В 2007 году его отрывок вошёл в сборник документов и произведений про Ч. Тулебердиева от историка и манасоведа Ч. Т. Субакожоевой[ky][58].

Другой его очерк «Кровью сердца», который также повествует о подвиге Ч. Тулебердиева, был опубликован в сборнике произведений советских киргизских писателей «Герои суровых лет» в 1968 году[59], и во втором издании этого же сборника в 1975 году[60]. Затем этот очерк вошёл в сборник «Молодые герои Великой Отечественной войны», вышедший в серии «ЖЗЛ», составителем которого является белорусский писатель Василь Быков. В предисловии к сборнику, Быков отнёс очерк Фёдора Самохина к произведениям, «в которых не всё равноценно», но они «сильны прежде всего своей неподдельной искренностью, желанием донести до потомков мужественные и яркие черты молодых героев»[61][62]. В 1971 году отрывок очерка поместили в журнале «Смена»[63]. Давид Ортенберг включил этот же очерк в антологию «Во имя Родины» от Издательства политической литературы в 1968 году[64], и во второе издание этой же антологии в 1982 году[65].

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. Аил — низшая административно-территориальная единица, горное селение[2].
  2. Речь идёт о бое 16 ноября 1941 года под Волоколамском, у разъезда Дубосеково и деревни Нелидово, произошедшем между вторым батальоном 1075 полка 316 стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Ивана Панфилова и колонной немецких-фашистских танков, пытавшихся прорваться к Москве. В результате боя танки были остановлены, и фашистские оккупанты вынуждены были повернуть и выбрать для прорыва другое направление[12].
  3. Во фрунзенском издании повести 1958 года Архип Поликарпов действительно является мародёром и собирает одежду с мёртвых. Однако, этот образ был раскритикован. В московском, и в последующих изданиях повести, Архип становится просто разведчиком с такой «легендой», чтобы войти в доверие фашистов[20].
Источники
  1. 1 2 Иванов, 1958, с. 59.
  2. Шеломенцева З. С. Взаимодействие русского и тюркских языков: учебное пособие / Рецензенты: Набокова Н. М и др. — Краснодар : Кубанский гос. университет, 1980. — С. 71.
  3. Самохин, 1982, с. 6—10.
  4. Иванов, 1958, с. 60.
  5. Самохин, 1982, с. 17—20.
  6. Самохин, 1982, с. 24—26, 28—29.
  7. Самохин, 1982, с. 30—32, 34.
  8. 1 2 3 4 Иванов, 1958, с. 63.
  9. Самохин, 1982, с. 34—36.
  10. Самохин, 1982, с. 36.
  11. Самохин, 1982, с. 42—44.
  12. Кононенко М. Миф и факт о героях-панфиловцах. РИА Новости (16 ноября 2016). Дата обращения: 31 декабря 2022.
  13. Самохин, 1982, с. 43—44.
  14. Самохин, 1982, с. 45, 52.
  15. Самохин, 1982, с. 54—58.
  16. Самохин, 1982, с. 81.
  17. Самохин, 1982, с. 84—88.
  18. Самохин, 1982, с. 90—94.
  19. Самохин, 1982, с. 94—96.
  20. Самохин Ф. Чолпонбай / Под ред. С. М. Жажиева; Оформл. А. Осташёва. — Фрунзе: Киргизгосиздат, 1958. — С. 163. — 191 с. — 12 000 экз.
  21. Самохин, 1982, с. 98—100, 102—104.
  22. Самохин, 1982, с. 105—110.
  23. Самохин, 1982, с. 111—117.
  24. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Аскаров, 1958.
  25. Сыдыкбеков Т. Дети гор : повесть / сокр. пер. с киргиз. Горбунова К., и Кулиеварис К; Ил. Ермолова В. — М.: Детгиз, 1953. — 186 с.
  26. 1 2 Трудакова, 2021, с. 233.
  27. 1 2 Трудакова, 2021, с. 234.
  28. 1 2 Трудакова, 2021, с. 235.
  29. Трудакова, 2021, с. 236.
  30. Читательская конференция в районной библиотеке // Комсомолец Киргизии. — 1958. — 21 сентября (№ 188 [3820]).
  31. Самохин Ф. Баатыр жөнүндө : Аңгеме (киргиз.) // Ленинчил жаш : гезит. — 1957. — 3 февраля. — Б. 3. Архивировано 15 января 2022 года.
  32. Самохин Ф. Бросок (Отрывок из повести) // Комсомолец Киргизии : газета. — 1957. — 3 февраля (№ 15 [3865]). — С. 3.
  33. Контекст киргизской и русской литературы в Кыргызстане / Под ред. Хлыпенко Г. Н. — Бишкек: Киргизско-российский славянский университет, 2004. — С. 43. — ISBN 583551350X.
  34. Джолбулакова Ч. А. Становление и развитие русской прозы Кыргызстана: историографический дискурс // Вестник Киргизско-российского славянского университета : журнал. — 2018. — Т. 18, № 5. — С. 57–62. — ISSN 1694-500X. Архивировано 26 февраля 2022 года.
  35. Джолбулакова Ч. А. Особенности современной русской прозы Кыргызсана: Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук / Науч. рук. Курманбек А. — Бишкек : Кыргызский национальный университет, 2021. — 158 с.
  36. Новый мир / Гл. ред. Твардовский А., Редколл.: Герасимов Е. Н., Голубов С. Н., Закс Б. Г., Лавренёв Б. А. и др. — М.: Известия Советов депутатов трудящихся СССР, 1958. — С. 283. — 140 000 экз.
  37. Москва (Выпуски 9–12) / Гл. ред. Поповкин Е.. — М.: Гос. изд-во худож. лит-ры, 1958. — С. 4.
  38. Вышли в свет... (К декаде киргизского искусства и литературы) // Литературная газета : газета. — 1958. — 23 октября (№ 127 [3938]). — С. 3.
  39. Великая Отечественная война Советского Союза, (1941—1945 гг.) / под ред. Киреевой М. Е. — М.: Книга, 1965. — С. 126. — 250 с.
  40. Самохин Ф. Чолпонбай (Отрывок из повести) // Советская Киргизия : газета. — 1978. — 19 февраля (№ 42 [15017]). — С. 3.
  41. Их подвиг будет жить в веках: Сб. очерков / Редколл.: Карыпкулов А. К., Орозалиев К. К и др. — Фрунзе: Кыргызстан, 1985. — С. 222. — 323 с. — 20 000 экз.
  42. Звени, комуз! : Стихи, рассказы писателей-фронтовиков Киргизии / Сост. Мустафаев Х. Я.; Предисл. Озмителя Е. К. — Фрунзе: Мектеп, 1985. — С. 102. — 256 с.
  43. Керимбаев С. К. Советский Киргизстан в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. / Отв. ред. Куманёв Г. А.; Рецензент: Бактыгулов Дж. С. — Фрунзе: Илим, 1985. — С. 244. — 315 с.
  44. Подвиг его бессмертен... / Под ред. Ахмедова О. К.; Сост.: Доценко Т. Д., Исакунова Д. Э., Романова Е. А. — Бишкек: Улуу тоолор, 2014. — С. 97. — 1000 экз.
  45. Чолпонбай. Национальная электронная библиотека Кыргызстана (1 июля 2019). Дата обращения: 18 декабря 2020. Архивировано 13 января 2021 года.
  46. Электронная библиотека открытых учебных материалов Кыргызстана. Lib.kg. Дата обращения: 18 декабря 2020. Архивировано 14 января 2021 года.
  47. Джапаркулов П. Многоцветный ковёр национальной литературы // Советская культура : газета. — 1958. — 18 октября (№ 125 [839]). — С. 3.
  48. Литературный Киргизстан / Под ред. Жиркова А. В.; Редколл.: Айтматов Ч. Т., Колесников Е. Г., Молдогазиев Б., Мураталиев М., Рудов М. А., Садыков А., Сальников А. А., Токомбаев У., Удалов Н. Н., Фиксин С. А. — Фрунзе: Советтик Кыргызстан, 1976. — С. 106.
  49. Литературный Киргизстан / Под ред Жиркова А. В.; Редколл.: Айтматов Ч. Т., Айтбаев Т., Колесников Е. Г., Мураталиев М., Рудов М. А., Садыков А., Сальников А. А., Токомбаев У., Удалов Н. Н., Фиксин С. А. — Фрунзе: Советтик Кыргызстан, 1978. — С. 8, 125.
  50. Казыбаев П. Баатырдын эрдиги көркөм чыгрмаларда (киргиз.) // Кыргыз Туусу : газета. — 2022. — 9 сентября (ном. 64 [24645]). — Б. 4. — ISSN 1694-6189.
  51. Деев, 1981, с. 111.
  52. Имшенецкий, 1968, с. 4.
  53. Садыков А. Кыргыз залкарлары (киргиз.) / Редколлегия: Мусаев А., Акматалиев А., Байгазиев С., Бакашева Ж., Турсунбеков Ч. и др. — Бишкек: Бийиктик, 2008. — Т. IV. — С. 135, 139. — 316 с. — ISBN 978-9967-13-451-5.
  54. Самохин Ф. Герой из Таласа : Рассказы. — М.: Политиздат, 1966. — 46 с.
  55. Советтер Союзунун Баатыры Чолпонбай Түлөбердиевдин эрдигинин 70 жылдыгы (кирг.). Национальная библиотека Кыргызской Республики (28 августа 2012).
  56. Таирова К. А. Кыргыз жазуучуларынын көркөм чыгармалары аркылуу окуучуларды мекенчилдикке тарбиялоо: Диссертация (киргиз.) / Илимий жет. Алимбеков А. — Бишкек: К. Карасаев атындагы Бишкек мамлекеттик университети, 2021. — С. 65.
  57. Самохин Ф. Таластык баатыр (Чолпонбай Түлөбердиев) (киргиз.) // Ала-Тоо : адабий. — 1967. — Июнь (ном. 6). — Б. 118-138.
  58. Субакожоева Ч. Чолпонбай (киргиз.) / Под ред. Токтогазиева Т. — Бишкек: Из-Басма, 2007. — С. 192. — ISBN 978-9967-24-452-8.
  59. Герои суровых лет. — Фрунзе: Изд-во «Кыргызстан», 1968. — С. 64. — 820 с. — 150 000 экз.
  60. Герои суровых лет. — 2-е изд. — Фрунзе: Изд-во «Кыргызстан», 1975. — С. 64. — 820 с. — 100 000 экз.
  61. Молодые герои Великой Отечественной войны / Сост. Быков В. В.; Под ред. Ефимова А. — М.: Молодая гвардия, 1970. — С. 420. — 512 с. — 50 000 экз.
  62. Горелик Е. И., Александрова Л. П., Евсеева Р. А. Самохин Фёдор Иванович = Очерк «Кровью сердца» в сборнике «Молодые герои Великой Отечественной войны» (1970) — 499. — 5-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2010. — 414 с. — 10 000 экз. — ISBN 978-5-235-03337-5.
  63. Пекшев В. Их не забудешь... // Смена : журнал. — М.: Правда, 1971. — Апрель (№ 7). — С. 17. Архивировано 15 августа 2021 года.
  64. Во имя Родины / Сост. Ортенберг Д.; Под ред. Филатовой Л., Худож. Гаврилов В. — М.: Политиздат, 1968. — С. 213. — 671 с. — 100 000 экз.
  65. Во имя Родины / Сост. Ортенберг Д.; Под ред. Жеребкиной Д. И. — 2-е изд. — М.: Политиздат, 1982. — С. 151. — 416 с. — 200 000 экз.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить