Открыть главное меню

Эскимосско-алеутские языки

Эскимосско-алеутские языки (эскалеутские) — совокупность родственных языков и диалектов, распространённых на территории Гренландии, побережье Канадской Арктики, на всём побережье Аляски, крайнем северо-восточном и юго-восточном побережье Чукотки, прилегающих островах и на островах алеутской гряды. Общим предком эскимосско-алеутских языков является праэскалеутский язык.

Эскимосско-алеутские языки
Таксон семья
Ареал арктический пояс Северной Америки, крайний северо-восток Азии
Число носителей ~85 000
Классификация
Категория Языки Северной Америки
 
Состав
алеутский, эскимосские
Коды языковой группы
ISO 639-2
ISO 639-5 esx

Общее число носителей эскимосско-алеутских языков определить достаточно сложно. Число людей, причисляющих себя к соответствующим этносам — около 100 тысяч человек, однако носителей, постоянно использующих язык, несколько меньше: многие азиатские, аляскинские и канадские эскимосы, а также алеуты перешли на русский или английский язык.

Эскимосско-алеутские языки занесены в Книгу рекордов Гиннесса как одни из самых сложных языков мира[1]. В рекордном списке они упоминаются в одном ряду с языками чиппева, хайда, табасаранским и китайским.

КлассификацияПравить

 
Распространение эскимосско-алеутских языков в Северной Америке

(указано приблизительное число носителей по данным ethnologue)

Алеутская ветвь

Эскимосская ветвь

Эскимосско-алеутская семья состоит из двух крупных частей: эскимосской и алеутской. Предположения о родстве эскимосских языков с алеутским высказывались начиная с середины XIX в. (Вениаминов, Расмус Раск, Владимир Богораз, Владимир Иохельсон); в 1951 г. одновременно и, по-видимому, независимо появились статья К. Бергсланда и статья Г. Марша и Морриса Сводеша, после которых это родство можно считать доказанным. По глоттохронологическим данным расхождение праэскимосского и праалеутского языков обычно датируется около 4 тысяч лет назад[2][3]. В настоящее время эскимосские языки и алеутский язык взаимно непонятны.

Следующее крупное разделение произошло уже внутри праэскимосского языка около тысячи лет назад, когда он раскололся на группы юпик и инуит[3]. Место сиреникского языка в классификации эскимосско-алеутских языков точно не установлено. В то время как некоторые лингвисты перечисляют его к группе юпик[4], другие выделяют его в отдельную ветвь эскимосских языков, наряду с юпик и инуит[5].

Языки группы юпик распространены на Чукотке, западном и юго-западном побережье Аляски с прилегающими островами; языки группы инуит — на северном побережье Аляски и далее на восток до Гренландии. Граница двух групп проходит через посёлок Уналаклит на западном побережье Аляски.

Генетические связиПравить

Традиционно место эскимосско-алеутской семьи в системе языков мира определялось с ареальных позиций. В русской языковедческой литературе по традиции, восходящей к опубликованной в конце XIX в. классификации Л. Шренка, эскимосско-алеутскую семью относят к палеоазиатским языкам; в американской традиции её либо рассматривают как одну из языковых семей индейцев Америки[3], либо выделяют изолированно.

До настоящего времени не удаётся выяснить внешние генетические связи эскимосско-алеутской семьи. Предпринимались попытки доказать её родство:

  1. с урало-алтайскими языками: Кристиан Уленбек — на основании ряда сходных суффиксов, Орельеном Соважо — на основании якобы полной структурной идентичности системы спряжения и притяжательных форм имени, схождений в способе образования притяжательной конструкции; Т. Ульвинг — указывая, что градация согласных в эскимосском относится к тому же типу, что и в уральских; два последних исследователя допускали многочисленные неточности в записи эскимосских слов; К. Бергсланд, наиболее серьёзно из всех, — на основании значительной структурной идентичности по всем уровням, с привлечением (впервые) алеутского материала; М. Фортескью предпринял попытку сближения языков эскимосско-алеутской семьи с юкагирским языком на основании сходства морфологических показателей, в частности падежных; О. Мудрак обосновывает ностратическое происхождение базисной лексики в эскимосских языках, при этом они оказываются особенно близкими к алтайским[6], эскимосско-алеутское единство отрицает и сравнивает алеутский с палеосибирскими (чукотско-камчатские, юкагирские, айнский, нивхский)[7][8];
  2. с индоевропейскими языками: К. Уленбек — на базе около 40 лексических схождений; У. Талбитцер насчитал около 60 предположительно общих корней, использовал материалы Уленбека со значительными поправками с учётом новых данных индоевропеистики (хеттский язык); Л. Л. Хаммерих усматривал схождения в области структуры слова, указывал на возможность существования в праиндоевропейском падежной системы эскимосского типа, привлекал ларингалы для объяснения увулярных в эскимосском.
  3. с языками американских индейцев: Н. Хольмер сближает эскимосский с языками кечуа и квакиутль скорее в типологическом плане, но не исключает и генетических связей.
  4. с языками гипотетической ностратической семьи в целом.

Ни одна из этих гипотез не признана научным сообществом.

Александр Вовин отмечает, что в северных тунгусских языках, на которых говорят в восточной Сибири и на северо-востоке Китая, есть эскимосско-алеутские заимствованные слова, которых нет в южных тунгусских, подразумевая, что на эскимосско-алеутских языках когда-то гораздо чаще говорили в восточной Сибири. Вовин подсчитал, что эскимосо-алеутские заимствования в cеверных тунгусских языках были заимствованы не более 2000 лет назад, то есть когда тунгусы жили к северу от своей родины в среднем течении реки Амур. Вовин считает, что родина прото-эскимосов-алеутов находится в Сибири, а не на Аляске[9].

Фонетико-грамматические характеристикиПравить

Две ветви эскимосско-алеутской семьи — алеутский язык и эскимосские языки — разошлись достаточно далеко. По мнению Кнута Бергсланда, специалиста по уральским и эскалеутским языкам, разница между ними сравнима с таковой между прибалтийско-финскими и саамскими языками[10].

В обеих ветвях существует одинаковый набор гласных: краткие и долгие [a], [i], [u]. Системы согласных фонем также сходны, с той существенной оговоркой, что в алеутском отсутствуют губные [p], [β], [f], представленные в эскимосских. Обе ветви различают заднеязычные и увулярные (соответственно [k], [g], [x] и [q], [ɢ], [χ]).

К общим грамматическим характеристикам можно отнести отсутствие в обеих ветвях префиксов и значительную степень агглютинации как основного морфонологического средства; однако в эскимосских языках эта агглютинация имеет более значительные, чем в алеутском, отклонения от «чистого» типа в сторону фузии. Число морфологических порядков, или, иначе говоря, средняя длина глагольного слова в эскимосских языках больше; основные именные и глагольные категории — падеж, число, притяжательность, время, наклонение, транзитивность, каузативность, модальность, фазовость, качественные и оценочные характеристики действия — в обеих ветвях сходные. С типологической точки зрения наибольший интерес представляют следующие особенности эскимосских языков.

Эскимосские языки относятся к эргативным. Субъект непереходного глагола кодируется в падежных показателях имени и личных показателях глагола так же, как объект переходного, и иначе, чем агенс переходного глагола. Эта система последовательно проходит по всем временам, лицам и наклонениям глагола и затрагивает также некоторые синтаксические явления (такие, как продвижение именной группы в позицию абсолютного падежа, а не падежа «подлежащего», образование каузативов, кореференция именных групп и т. п.).

В эскимосских языках развита система личного спряжения. Глаголы подразделяются на одно- и двуличные: в двуличном глаголе может выражаться одно из трёх лиц и одно из трёх чисел (включая двойственное) как агенса, так и прямого объекта; общее количество лично-числовых форм двуличного глагола (в одном времени) в некоторых эскимосских языках доходит до 63.

В эскимосских языках чрезвычайно развит синтетический способ словообразования, как внутриклассного (модификация глагольной основы, в результате которой получается более сложный по значению глагол), так и междуклассного (глагол в языке может быть порождён с помощью специальных суффиксальных показателей практически от любой основы — именной, местоименной, междометной и др.). В одной глагольной форме может быть выражено суффиксально до 12 грамматических категорий, ср. аз.-эск. аӷуляӄ-сюӷ-ма-ӈиӄ-сяӽ-т-а-ø-тын «говорят, что ты не хотел приехать, но…», где аӷуляӄ — основа со значением «приезжать», -сюӷ- — префикс модальности желания, -ма- — показатель прошедшего времени, -ӈиӄ- — суффикс передачи чужой речи, -сяӽ- — суффикс действия, не приведшего к ожидаемому итогу, -т- — показатель финитности, -а- — показатель индикатива, или двуличной формы, -ø- — 3 л. ед. ч. агенса, -тын — 2 л. ед. ч. объекта; таги-пыстаг-йаӽӽа-ма-йаӷ-т-у-ӈа «Я обязательно должен был прийти, но…», где таги- — основа со значением «приходить», -пыстаг- — оценочный показатель со значением «обязательно», -йаӽӽа- — показатель модальности долженствования, -ма- — показатель прошедшего времени, -йаӷ- — суффикс действия, не приведшего к желаемому итогу, -т- — показатель финитности, -у- — показатель индикатива для одноличной формы, -ӈа- — 1 л. ед. ч. субъекта.

В эскимосских языках значительное развитие получила система глаголов зависимого действия. Эти формы употребляются только в качестве сказуемых зависимых предложений и выражают широкий спектр значений — временных, условных, уступительных, противительных и т. п. Например: акузи-йа-ми «когда (после того, как) он сказал», акузи-маӷ-ми «когда (по мере того, как) он говорил», акузи-ку-ма «если я скажу», акузи-ма-йаӄу-ма «если бы я сказал (раньше, в прошлом)», акузи-вагиля-н «пока он не сказал», акузи-ӷӈа-ма «хоть я и сказал» и др.

Внутри эскимосской ветви можно выделить следующие основные различия. В языках юпик, по сравнению с языками инуит, произошла потеря начального i; потеря i и иногда a между близкими по артикуляции согласными, сохранение различения глухого и звонкого l; сохранение носового в сочетаниях ml и ngl (в инуитских языках ml > vl; в некоторых случаях переход j > s; ярко выражено соответствие гренл. s юпикскому t (гренл. isertoq — юпик. itertoq «он пришёл»). Ср.:

  Юпикские языки Инуитские языки
центральный юпик азиатских эскимосов инуитов Аляски гренландский
«вода» miq miq imiq imiq
«четыре» ctamat stamat sisamat sisamat
«человек» juk juk inuk inuk
«рука» tal̥iq tal̥iq talik taliq
«другой» al̥l̥a al̥a alla avla

Существуют и отличия в дистрибуции фонем: в начальной позиции в юпикских языках могут стоять практически все согласные фонемы, в инуитских — только p, t, k, q, m, n, s (а также l в диалекте барроу в незначительном числе слов). В конце слова в юпикских встречается k, q, ng (для чистой основы) и t, m. n. ng в ряде морфологических форм; в инуитских t, k, q, m, n, ng для диалектов барроу и маккензи, и p, t, k, q для гренландского. Юпикскому -m в конце слова в инуитских всегда соответствует -p (кроме некоторых гренландских диалектов). В юпикских имеется фонематическое противопоставление t/n, в инуитских — постоянно t, за исключением случаев назализации по диалектам.

Отличия в падежной системе: в инуитских различаются аблатив и инструменталис, объединённые в юпикских в один падеж (творительный); впрочем, это объединение происходит уже в инуитских диалектах севера Аляски. Возможно, это результат диффузии с соседним юпикским. В целом юпискские и инуитские языки, несмотря на значительное структурное сходство и большой процент общей по звучанию лексики, почти непонятны друг для друга.

Об особенностях алеутской ветви эскимосско-алеутской семьи см. статью алеутский язык.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Книга рекордов Гиннесса. Языковые рекорды. Самые сложные языки
  2. Kaplan, Lawrence. Inupiaq and the Schools - A Handbook for Teachers. — Alaska Native Language Center, University of Alaska Fairbanks, 1984.
  3. 1 2 3 Jacobson, Steven. Central Yupik and the Schools - A Handbook for Teachers. — Alaska Native Language Center, University of Alaska Fairbanks, 1984.
  4. «Ethnologue report for Yupik Sirenk», Ethnologue, Retrieved 2008-08-25.
  5. «Alaska Native Languages — An Overview» Архивировано 9 мая 2008 года.. Retrieved 2008-08-25.
  6. Мудрак О. А. Чукотско-камчатская и эскимосская глоттохронология и некоторые алтайско-эскимосские этимологии, обнаруживаемые в списке Суодеша // Аспекты компаративистики 3. — М.: Изд. РГГУ, 2008. — С. 297—336.
  7. Языковая ситуация в Северо-Восточной Азии по данным сравнительно-исторического языкознания
  8. О. А. Мудрак — о языках Северо-Восточной Азии
  9. Vovin, Alexander. 2015. Eskimo Loanwords in Northern Tungusic. Iran and the Caucasus 19 (2015), 87-95. Leiden: Brill.
  10. Bergsland K. Comparative Eskimo-Aleut phonology and lexicon // Journal de la Société Finno-Ougrienne, 1986, vol. 80, pp. 63-137.

ЛитератураПравить

  • Меновщиков Г. А. Эскимосско-алеутские языки. // Языки Азии и Африки. Т. III. — М., 1979.
  • Bergsland K. Aleut Dictionary. Fairbanks, 1994.
  • Bergsland K. The Eskimo-Uralic Hypothesis // Journal de la Societe Finno-Ougrienne, 1959, vol. 61.
  • Fortescue M., Jacobson S., Kaplan L. Comparative Eskimo Dictionary. Fairbanks, 1994.
  • Hammerich L. L. The Eskimo Language. Oslo, 1970.
  • Hamp E. P. On Eskimo-Aleut and Luoravetlan. // Eric P. Hamp (ed.) Papers on Eskimo and Aleut Linguistics. Chicago: Chicago Linguistic Society, 1976. pp. 81-92.
  • Holst J. H. Einführung in die eskimo-aleutischen Sprachen. Hamburg, 2005.
  • Krauss M. Eskimo-Aleut. // Current Trends in Linguistics, 1973, vol, X, No 2.
  • Swadesh M. Unaaliq and Proto-Eskimo: I—V // International Journal of American Linguistics, 1952, vol. 17; 1951, vol. 18.
  • Vakhtin N. B., Golovko E. V. The Relations in the Yupik Eskimo Sub-Group According to Lexicostatistics. // Etudes Inuit Studies, 1987, vol. 11, No. 1.
  • Woodbury A. Eskimo-Aleut. // Handbook of American Indian Languages / Ed. by D. Damas.
  • Мудрак О. А. Эскимосский этимологикон / МГПУ. — Языки народов мира. — М.: ТЕЗАУРУС, 2011. — 1323 с. — ISBN 978-5-98421-132-1.

СсылкиПравить