Беспорядки в Леопольдвиле

Беспорядки в Леопольдвиле — беспорядки, произошедшие в январе 1959 года в Леопольдвиле (современная Киншаса) в Бельгийском Конго и ставшие важным моментом для конголезского движения за независимость.

Беспорядки в Леопольдвиле
Изображение
Повреждённый общественный рынок в Леопольдвиле в результате беспорядков
Государство
Местонахождение
Момент времени январь 1959
Число раненых 241
Число погибших
  • 49 чел.
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Беспорядки произошли вследствие того, что членам политической партии «Альянс баконго» (АБАКО) не разрешили собраться для участия в акции протеста. В ответ на беспорядки колониальные власти жёстко отреагировали.

Точное число погибших неизвестно, но по крайней мере 49 человек погибли, а общие потери, возможно, достигли 500 человек.

30 июня 1960 года Конго получило независимость, став Республикой Конго.

ОбзорПравить

Колониальное правление в Конго началось в конце XIX века. Король Бельгии Леопольд II, разочарованный отсутствием у государства международной власти и престижа, попытался убедить бельгийское правительство поддержать колониальную экспансию вокруг малоизученной впадины Конго. Двойственное отношение бельгийского правительства к этой идее привело Леопольда к созданию колонии за свой счёт. При поддержке ряда западных стран, которые рассматривали Леопольда как полезный буфер между соперничающими колониальными державами, Леопольд в 1885 году добился международного признания личной колонии — Свободного государства Конго[1]. Однако на рубеже веков насилие чиновников Свободного государства против коренных конголезцев и безжалостная система экономической разработки привели к интенсивному дипломатическому давлению на Бельгию с целью заставить её взять управление Конго под официальный контроль, что она и сделала в 1908 году, создав Бельгийское Конго[2].

На последних этапах Второй мировой войны в Конго возник новый социальный слой, известный как évolué. Формируя африканский средний класс в колонии, они занимали квалифицированные должности (например, клерков и медсестёр), ставшие доступными в результате экономического чуда. Хотя не существовало универсальных критериев для определения статуса évolué, было общепризнанным, что человек должен «хорошо знать французский язык, придерживаться христианства и иметь некоторую форму среднего образования»[3]. Вплоть до 1950-х годов большинство évolué были озабочены только социальным неравенством и отношением к ним бельгийцев[4]. В 1958 году вырос национализм, когда все больше évolué начали взаимодействовать с другими людьми за пределами их собственных регионов и начали обсуждать будущие структуры постколониального конголезского государства[5]. Множество новых политических партий боролись за поддержку народа, включая «Альянс баконго» (АБАКО), возглавляемый Жозефом Касавубу, и Национальное движение Конго (НДК), возглавляемое Патрисом Лумумбой[6]. Бельгийская колониальная администрация попыталась привести в действие план деколонизации, но ей нужно было больше времени для создания конголезской администрации и подготовки к их уходу, поэтому она попытались изолировать страну от Африки и Европы и подавить политическую организацию[7]. Это становилось всё труднее, поскольку конголезский национализм становился всё более популярным, поэтому в июле 1958 года правительство Бельгии создало исследовательскую группу для рассмотрения новых реформ в колонии. В ответ на выводы исследовательской группы 13 января 1959 года колониальная администрация решила объявить о конституционных изменениях в Конго[8].

28 декабря 1958 года Лумумба организовал крупный митинг НДК в Леопольдвиле. Отметив успех митинга, 4 января 1959 года[9] Касавубу решил организовать своё собственное мероприятие, чтобы обсудить африканский национализм. АБАКО запросил разрешение на проведение собрания в здании YMCA («Юношеская христианская ассоциация»)[10], но муниципальные власти, получив короткое уведомление, сообщили, что будет разрешено только «частное собрание»[11]. Бельгийские официальные лица также предупредили, что, если событие станет политическим, ответственность за это понесут руководители АБАКО[10].

БеспорядкиПравить

 
Генерал Эмиль Янссенс беседует с мирными жителями в Леопольдвиле после беспорядков. Янссенс отвечал за подавление беспорядков

Интерпретируя предупреждения администрации как запрещение митинга, руководство АБАКО 3 января 1959 года попыталось отложить своё мероприятие, однако 4 января у здания YMCA всё равно собралась большая толпа[12]. Касавубу и другие официальные лица АБАКО прибыли, чтобы отправить протестующих домой. Однако они не смогли успокоить толпу[10], и после отказа протестующих разойтись начались беспорядки[13].

Толпа начала забрасывать полицейских камнями и нападать на белых автомобилистов. К первоначальной группе протестующих вскоре присоединились 20 000 конголезцев, покинувших соседний футбольный стадион[12]. В то время, по оценкам прессы, примерно 35 000 африканцев были вовлечены в беспорядки, которые быстро распространилось по мере того, как бунтовщики пытались проникнуть в европейскую часть столицы. Мятежники якобы громили и грабили витрины, сжигали католические миссии и избивали католических священников[14]. Многие демонстранты скандировали: «Независимость неизменна»[12].

Порядок был восстановлен с помощью африканских полицейских на службе у колониального правительства и с помощью броневиков под руководством генерала Эмиля Янссенса[14][15]. Колониальные власти арестовали до 300 конголезцев, в том числе Касавубу, который позже станет первым президентом нового независимого Конго, Саймона Мзезу[16] и вице-президента АБАКО Даниэля Канзу и обвинили их в подстрекательстве к беспорядкам[14].

ПоследствияПравить

Оценки окончательного числа погибших в результате бунта различаются. Оценки общего числа жертв достигают 500 человек[17]. По официальным данным, 49 африканцев убиты и 241 ранен[18]. Многие африканцы не обращались за лечением в больницы, и многие из умерших были незаметно похоронены[19]. Январские беспорядки стали поворотным моментом в освободительном движении Конго, вынудив колониальные и бельгийские власти признать, что в колонии существуют серьёзные проблемы. В отличие от более ранних выражений недовольства, недовольство подавали в основном необразованные городские жители, а не évolué. Многие évolué, как и европейцы, были встревожены разрушением[19].

 
Place du 4 Janvier (Площадь 4 Жанвье) в Кисангани — одно из общественных мест Конго, получившее своё название от беспорядков в Леопольдвиле

Сразу после этого бельгийские власти возложили вину на безработных африканцев, но заявили, что большинство из 250 000 африканских жителей города к этому не причастны. Парламент Бельгии учредил комиссию по расследованию причин беспорядков. Она сочла беспорядки кульминацией недовольства расовой дискриминацией, перенаселением и безработицей. Комиссия также пришла к выводу, что внешние политические события, такие как решение Франции предоставить самоуправление соседнему Французскому Конго, должны быть фактором, способствующим этому, и подвергла критике ответ колониальной администрации на беспорядки. 13 января 1959 года администрация объявила о запланированных реформах, в том числе о новых местных выборах в декабре, об учреждении нового статута гражданской службы, не делающей расовых различий, и о назначении большего числа африканцев в консультативные органы. Бельгийский король Бодуэн также впервые заявил, что в будущем независимость будет предоставлена Конго. Международные СМИ предполагали, что реформы были проведены в ответ на беспорядки. Нет никаких доказательств, подтверждающих это, хотя возможно, что заявление Бодуэна было сделано для того, чтобы смирить конголезское мнение[18].

НаследиеПравить

В настоящее время 4 января отмечается как государственный праздник, известный как День мучеников.

События 1959 года ознаменовали радикализацию движения за независимость и часто считаются «погребальным звоном» бельгийского контроля над Конго. Сама радикализация произошла с обеих сторон; конголезская группа впервые выразила готовность использовать насилие для достижения независимости, а многие представители белого сообщества стали более подготовленными к насилию. Некоторые белые планировали попытку государственного переворота, если к власти придёт правительство чёрного большинства[17].

Беспорядки также ознаменовали период роста напряжённости и разрыва для НДК, главного политического соперника АБАКО. Начиная с января, влияние обеих националистических партий впервые расширилось за пределы крупных городов, а националистические демонстрации и беспорядки стали регулярным явлением в течение следующего года[20], в результате чего большое количество чёрных людей за пределами класса évolué присоединились к движению за независимость. После ареста большей части руководства АБАКО НДК оказалась в выгодном политическом положении[21].

ПримечанияПравить

  1. Gibbs, 1991, pp. 39–42.
  2. Gibbs, 1991, pp. 46–49.
  3. Gibbs, 1991, p. 70.
  4. Young, 1965, pp. 274–275.
  5. Young, 1965, p. 277.
  6. Nzongola-Ntalaja, 2002, pp. 84–6.
  7. Hoskyns, 1965, pp. 8–9.
  8. Hoskyns, 1965, pp. 9–10.
  9. Nzongola-Ntalaja, 2002, pp. 84–86.
  10. 1 2 3 Reuters, 1969.
  11. Nzongola-Ntalaja, 2002, p. 85.
  12. 1 2 3 Nzongola-Ntalaja, 2002, pp. 84—86.
  13. Gilroy (a), 1959.
  14. 1 2 3 AP, 1959.
  15. Décès du général Janssens, Décès. Архивировано 28 октября 2014 года. Дата обращения 18 августа 2021.
  16. Gilroy (b), 1959.
  17. 1 2 Zeilig, 2008, p. 70.
  18. 1 2 Hoskyns, 1965, p. 10.
  19. 1 2 Nzongola-Ntalaja, 2002, p. 86.
  20. Reuters, 1959.
  21. Zeilig, 2008, pp. 70–73.

ЛитератураПравить