Открыть главное меню

И́горь Петро́вич Гершанко́в[1] (белор. Ігар Пятровіч Гершанкоў; ок. 198119 или 20 ноября 2018) — белорусский преступник, организатор банды «чёрных риелторов» из Могилёва, убившей 6 человек в 2009—2015 годах. Был приговорён к смертной казни и расстрелян по приговору суда.

Игорь Петрович Гершанков
Ігар Пятровіч Гершанкоў
Дата рождения 1981(1981)
Место рождения
Гражданство
Дата смерти ноябрь 2018
Место смерти
Причина смерти расстрел
Преступления
Период совершения 2009—2015
Регион совершения Могилёв и Могилёвская область
Признан виновным в: убийства, разбой, мошенничество и др.
Наказание смертная казнь
Статус казнён

БиографияПравить

Согласно интервью матери Гершанкова, Игорь учился посредственно, окончил училище в Буйничах (Могилёвский профессиональный агролесотехнический колледж им. К. П. Орловского) по специальности автослесарь, получил водительские права. Служил в Вооружённых Силах Республики Беларусь в Вейно (в окрестностях деревни расположены 5-я отдельная бригада внутренних войск, кинологический центр и военные склады). После демобилизации работал экспедитором (на машине, подаренной родителями, развозил по магазинам конфеты, затем двери), уезжал на заработки в Россию. Примерно в 2002 году познакомился с Татьяной, с которой начал жить[2][3].

Преступная деятельностьПравить

В 2002—2004 годах Игорь и Татьяна Гершанковы начали заниматься операциями с недвижимостью. Они уговаривали людей обменять жильё на более дешёвый вариант (как правило, речь шла об обмене многокомнатных приватизированных квартир в центральной части Могилёва на деревенский дом или однокомнатную квартиру на окраине города). Они вели дела с одинокими пожилыми людьми, которые злоупотребляли спиртным, но не выплачивали им обещанную разницу между стоимостью прежнего и нового жилья[4]. В 2009 году Гершанков убил двух человек — одного из клиентов после оформления сделки он несколько раз ударил битой по голове и задушил его сожительницу. От тел ему помог избавиться пятикратно судимый Борис Колесников[5][4].

В 2006 году Гершанкова осудили за незаконную предпринимательскую деятельность[4]. В 2009—2010 годах Гершанкова судили и приговорили к 5 годам колонии за мошенничество, его жену — к четырём годам. Совершение двойного убийства на суде не рассматривалось[4].

В 2008 году Гершанков познакомился с Семёном Бережным через общего друга (Бережной подвёз его однажды на машине). В 2009 году он проходил свидетелем по первому уголовному делу Гершанкова[1]. Вскоре после условно-досрочного освобождения из колонии в 2012 году Гершанков начал работать с Бережным, но их показания существенно расходятся: Бережной утверждал, что Гершанков предложил помочь убеждать одиноких людей обменять жильё; Гершанков же утверждал, что Бережной потребовал выплатить старый долг в 45 тысяч долларов (5 тысяч долларов, якобы взятых в долг в 2009 году, с большими процентами) и тем самым вынудил вернуться к преступной деятельности[6]. Сведения о квартирах с задолженностями преступники получили от неназванной женщины — сотрудницы расчётно-кассового центра[7].

Весной 2013 года преступники начали работать с одиноким могилевчанином Ларионовым. Бережной пришёл к нему с некими документами и убедил в том, что в течение 30 дней ему необходимо погасить задолженность за жилищно-коммунальные услуги под угрозой выселения. Гершанков вскоре предложил Ларионову сделку — оплата долга и размен жилья. По словам Бережного на суде, изначально план состоял в обмене квартиры в областном центре на дом в деревне, но в последний момент Гершанков потребовал помочь избавиться от бывшего собственника квартиры. «Игорь [Гершанков] сказал, что раз я знаю про его преступный план, то он может при помощи знакомых в милиции свалить всё на меня», — заявил Бережной на допросе. Он согласился помочь закопать человека, которого должны были напоить водкой с клофелином[1]. 15 июля (или июня) 2013 года Гершанков и Бережной отвезли его к водохранилищу Рудея, напоили, дождались, пока он потеряет сознание, набросили на голову пакет, связали, отвезли на кладбище в деревне Ляховщина Чаусского района, где и закопали в заранее подготовленной могиле[6][7][5].

  Внешние изображения
  Могила, в которой была закопана одна из жертв (до эксгумации)
  Одна из эксгумированных могил

Впоследствии на различных деревенских кладбищах Могилёвской области было захоронено ещё 3 человека. Убийства, как правило, происходили днём. Преступники не удостоверялись, мертвы ли их жертвы, обматывали руки и ноги скотчем и сбрасывали в могилы[7][1][6]. Гершанковы оформили на себя около пяти квартир, но из-за кризиса на рынке недвижимости долго не могли их продать[2].

Преступники старались маскироваться — использовали вымышленные имена (Гершанков представлялся Сашей), парик, очки, не регистрировались в социальных сетях, использовали SIM-карты, купленные на имя жертвы, назначали встречи в соседних дворах, не показывали посторонним Opel Omega, на котором тела вывозили на кладбища[1]. Могилы выкапывали случайные люди из Чаус и Черикова, которым предлагали подзаработать, не сообщая никаких подробностей. Свежевырытые могилы преступники маскировали крестами и венками, которые покупали в разных магазинах. Лопаты также покупались отдельно[7]. Только две жертвы были захоронены в гробах[5].

Арест и судПравить

Жители деревень, в которых производились захоронения, обращались в милицию по поводу свежевырытых могил, поскольку знали, что в деревнях в последнее время никто не умирал, однако милиция не нашла никаких нарушений[8]. Многочисленные контролирующие органы не придавали внимания большим расходам Гершанковых, несопоставимым с их доходами[4]. Семён Бережной заявлял на суде, что у Гершанкова были покровители в милиции, но эта информация не подтвердилась[4].

Преступники привлекли к себе внимание правоохранительных органов только после обращения могилевчанина, которого уговорили продать квартиру, долг за жилищно-коммунальные услуги по которой составлял около 2 тысяч долларов. Покупательницей квартиры оказалась его знакомая, которая помогла ему сбежать от «чёрных риелторов»[4][5]. Участников банды арестовали весной 2015 года. Через несколько дней после ареста, 4 апреля, Семён Бережной согласился давать показания, надеясь на смягчение приговора[5].

Следствие установило шесть фактов похищений и убийств, совершённых в 2009—2015 годах. Были проведены эксгумация тел и опрос более 500 свидетелей (по другим данным, опросили более 1000 свидетелей[5]). В конце 2016 года в Могилёвском областном суде началось рассмотрение дела[7]. Гершанкову, его жене и Бережному предъявили обвинения по множеству пунктов нескольких статей Уголовного кодекса Республики Беларусь — ст. 139 «Убийство», ст. 182 «Похищение человека», ст. 207 «Разбой», ст. 208 «Вымогательство», ст. 209 «Мошенничество», ст. 233 «Незаконная предпринимательская деятельность», ст. 328 «Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов», ст. 377 «Хищение, уничтожение, повреждение либо сокрытие документов, штампов, печатей, хищение бланков»[1]. Долгое время заседание проходило в закрытом режиме. 16 декабря журналистов допустили в зал суда, но судья Качалов запретил пользоваться звукозаписывающей аппаратурой и мобильными телефонами (на его действия журналисты подали жалобу)[7].

21 июля 2017 года Могилёвский областной суд признал Бережного виновным и приговорил к высшей мере наказания через расстрел. 20 декабря коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Беларусь подтвердила приговор[9].

Летом 2018 года Комитет по правам человека ООН призвал отложить исполнение приговора до завершения рассмотрения дела в Комитете[10].

Исполнение приговораПравить

28 ноября мать Гершанкова приехала в СИЗО-1 Минска для встречи с сыном, но ей сообщили, что он «убыл с вещами», что означает свершившееся исполнение приговора[11]. 4 декабря правозащитники узнали предполагаемую дату казни — ночь с 19 на 20 ноября[9]. 5 декабря родные Гершанкова получили посылку с его вещами, отправленную с несуществующего адреса в Глуске (через сайт почты удалось установить, что посылка была отправлена из посёлка Октябрьский в Гомельской области[12].

«Международная амнистия» осудила исполнение приговора[13].

Личная жизньПравить

Жена Татьяна, осуждена на 24 года тюрьмы с конфискацией имущества за участие в преступной деятельности банды. Двое детей — старший сын и младшая дочь[2] (второй ребёнок родился через несколько дней после последнего ареста Игоря Гершанкова[5]).

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 Гуштын А. «По-моему, живым закопали». Как черные риелторы в Могилеве избавлялись от жертв, naviny.by (19 декабря 2016). Дата обращения 4 декабря 2018.
  2. 1 2 3 Лапцевич В. «Мой сын олух, а его сделали монстром». Мать черного риелтора не верит следствию, naviny.by (13 апреля 2017). Дата обращения 6 декабря 2018.
  3. Райкон С. Что чувствует мать, сына которой собирается убить государство?, Права человека в Могилёве (mspring.online) (12 марта 2018). Дата обращения 6 декабря 2018.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Гуштын А. Убить ради наживы. Как черные риелторы из Могилева расправлялись с жертвами, naviny.by (6 сентября 2017). Дата обращения 6 декабря 2018.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Кисляк О. Эхо громкого дела, СБ. Беларусь сегодня (31 августа 2017). Дата обращения 4 декабря 2018.
  6. 1 2 3 Гуштын А. Дело черных риелторов. «Обещал списать долг, если помогу закопать жертву», naviny.by (21 декабря 2016). Дата обращения 4 декабря 2018.
  7. 1 2 3 4 5 6 Лапцевич А. «Черный риелтор» не исключил, что закопал в землю живого человека, naviny.by (16 декабря 2016). Дата обращения 4 декабря 2018.
  8. Дело черных риелторов: участковый не усмотрел криминала в вырытой неизвестными могиле, Могилёв онлайн (30 апреля 2017). Дата обращения 5 декабря 2018.
  9. 1 2 Правозащитники узнали предполагаемую дату расстрелов Бережного и Гершанкова, Правозащитный центр «Весна-96» (4 декабря 2018). Дата обращения 4 декабря 2018.
  10. Amnesty International осуждает новые расстрелы в Беларуси
  11. Ельяшевич К. Казнен второй осужденный по делу «черных риелторов», tut.by (28 ноября 2018). Дата обращения 6 декабря 2018.
  12. Ельяшевич К. Родным казненного Гершанкова пришла посылка с его вещами с несуществующего адреса, tut.by (5 декабря 2018). Дата обращения 6 декабря 2018.
  13. BELARUS: AMNESTY INTERNATIONAL CONDEMNS EXECUTION OF TWO MORE PRISONERS