Даниил Романович Галицкий

(перенаправлено с «Даниил Галицкий»)

Дании́л Рома́нович (др. русск.[4] Данило Романовичь, укр. Данило Романович, лат. Daniel Ruthenorum Rex[5]) (1201, по др. данным 1204[6] — 1264) — князь галицкий в 1205—1206, 1211—1212, 1229—1231, 1233—1235 и 1238[7]—1264 годах, князь волынский в 1215—1229, 1231—1233 и 1235—1238 годах, великий князь киевский (1240), король Руси с 1253 года, политический деятель, дипломат и полководец, сын Романа Мстиславича (из старшей ветви Мономаховичей) и Ефросиньи-Анны.

Даниил Романович
Памятник Даниилу во Львове
Памятник Даниилу во Львове
Князь Галицкий
1205 — 1206
Предшественник Роман Мстиславич
Преемник Владимир Игоревич
1211 — 1212
Предшественник Владимир Игоревич
Преемник Мстислав Ярославич Немой
1229 — 1231
Предшественник Андрей Венгерский
Преемник Андрей Венгерский
1233 — 1235
Предшественник Андрей Венгерский
Преемник Михаил Всеволодович
1238 — 1264
Предшественник Ростислав Михайлович
Преемник Лев Данилович
Князь Волынский
1215 — 1238
Предшественник Александр Всеволодович
Преемник Василько Романович
Великий князь Киевский
1240
Предшественник Ростислав Мстиславич
Преемник Михаил Всеволодович
Король Руси
1254 — 1264
Преемник Юрий Львович[1]
Рождение 1201(1201)
Галич
Смерть 1264(1264)
Холм
Место погребения Холм
Род Романовичи (Рюриковичи)
Отец Роман Мстиславич
Мать Ефросинья-Анна, дочь византийского императора Исаака II Ангела и Ирины.
Супруга 1-й брак: Анна Мстиславна, дочь князя Мстислава Удатного[2],
2 брак: племянница Литовского князя Миндовга
Дети Шварн, Ираклий Данилович[d], Роман Данилович, Мстислав Данилович, Переяслава Даниловна, София Шварцбург-Бланкенбургская, Лев Данилович и Анастасия Даниловна
Отношение к религии Православие
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Бояре присягают Даниилу по смерти его отца[3]

После гибели отца в 1205 году стал галицким князем, но вскоре лишился престола. С 1215 года княжил на Волыни и к 1231 году завершил объединение волынских земель. В 1223 году участвовал в сражении на реке Калке против монголо-татар.

В 1230 году и окончательно в 1238 году Даниил Романович овладел Галичем, передав Волынь брату Васильку Романовичу, а затем занял Киев (1240 год). Ведя упорную борьбу против засилья крупных бояр-землевладельцев, Даниил опирался на мелких служилых людей и городское население. Он содействовал развитию городов, привлекая туда ремесленников и купцов. При нём были построены Данилов, Холм, Львов, Угровеск, обновлён Дорогичин. В правление Даниила Галицко-Волынское княжество подверглось монгольскому нашествию (1240—1241).

В 1245 году в Ярославском сражении на реке Сан войска Даниила разгромили полки венгерских и польских феодалов, галицких бояр, что завершило его 40-летнюю борьбу за отцовское наследство. Даниил Галицкий вмешался в войну за австрийский герцогский престол и в начале 1250-х годов добился признания прав на него для своего сына Романа. Рассчитывая на западных союзников в противостоянии с Ордой, согласился принять от Папы Римского в 1253 году королевский титул. Время княжения Даниила Романовича было периодом наибольшего экономического и культурного подъёма и политического усиления Галицко-Волынской Руси.

БиографияПравить

Ранние годыПравить

После гибели Романа Мстиславича в Галицко-Волынском княжестве началась война между великокняжеской властью, широкими массами населения (включая рядовое боярство) и сподвижниками Романа из волынских бояр, с одной стороны, и крупным галицким боярством, стремящимся сажать на галицкий престол незначительных князей, зависимых от их воли, с другой[8]. Часть историков рассматривают 40-летнюю борьбу за власть (1205—1245) как часть борьбы между различными ветвями Рюриковичей за Галицкое княжество, не имеющее собственной династии (1199—1245)[9]. Позиции сторонников сильной великокняжеской власти в первые 10 лет войны были осложнены малолетством Романовичей.

После гибели мужа вдова Романа Ефросинья-Анна в Саноке заключила с королем Венгрии Андрашем II соглашение о размещении венгерского гарнизона в Галиче для защиты Романовичей. В 1205 году попытка Рюрика Ростиславича, Ольговичей и половцев овладеть Галичем провалилась, но в 1206 году в преддверии их нового похода княгиня увезла Романовичей во Владимир-Волынский, и избежать нападения союзников (к которым присоединились и поляки) на Волынь удалось только благодаря приходу Андраша II с войском. Волынские бояре, в частности Вячеслав Толстый, Мирослав и Демьян, помогали княгине и Романовичам.

В Галиче, а затем и во Владимире по приглашению вернувшихся в Галицкую землю влиятельных бояр Кормиличичей (изгнанных Романом Мстиславичем) сели новгород-северские Игоревичи (ветвь Ольговичей) (1206), а Романовичи с матерью нашли убежище в Кракове, у Лешека Белого, в борьбе с которым погиб Роман. Даниил был отправлен Лешеком на воспитание к Андрашу II, который, воспользовавшись борьбой за власть в Галицкой земле, добавил к своему титулу приставку «Король Галиции и Лодомерии» («Dei gratia… Galliciae, Lodomeriaeque rex»). Между Лешеком и Андрашем последовало принципиальное соглашение о союзе, при этом Василько с матерью остались при краковском дворе. Согласно Галицко-Волынской летописи, король Андраш планировал устроить брак между Даниилом и своей дочерью, так как у короля не было сына («зане сына у него не бѣ»)[4]. Вероятно, речь шла о браке с Анной Марией, старшей дочерью и первым ребёнком Андраша II, родившейся на год раньше наследника — Белы IV.

Тем временем, в Галицкой и Волынской землях продолжалась борьба за власть. После изгнания Романовичей в 1206 году Владимир Игоревич послал «много даров» Андрашу II и Лешеку Белому. Это позволило Игоревичам сохранить власть в Галиче и Владимире. Но в 1208 году между братьями Владимиром Игоревичем Галицким, Святославом Игоревичем Волынским и Романом Игоревичем Звенигородским вспыхнула усобица. Роман выгнал Владимира из Галича. Раздором между братьями решил воспользоваться Александр Всеволодович Белзский, двоюродный брат Даниила и Василька Романовичей, который при помощи своих родственников и союзников — польских князей Лешека Белого и Конрада Мазовецкого захватил волынскую столицу. Это позволило Василько Романовичу с матерью вернуться на Волынь. Василько был посажен на княжении в Берестье, а затем по просьбе матери к владениям младшего Романовича был добавлен Белз.

В 1211 году братья Игоревичи развернули в Галиче репрессии против бояр, были убиты 500 человек (по летописи), в том числе влиятельные бояре Илья Щепанович и Юрий Витанович. Это вынудило боярских предводителей — Владислава Кормиличича, Судислава и Филиппа — бежать в Венгрию, где они попросили помощи у короля и призвали на княжение Даниила Романовича. Вместе с венгерскими войсками на Галич двинулись силы волынского князя Александра Всеволодовича Белзского, пересопницкого князя Мстислава Немого, из Белза, где княжил Василько, направились войска во главе с боярином Мирославом, кроме того свои войска в помощь Даниилу послал Ингварь Ярославич Луцкий и Лешек Белый. Объединённому войску удалось разбить силы Игоревичей и взять Галич. Святослав и Роман Игоревичи были повешены, Владимир Галицкий смог спастись бегством.

Даниил Романович вторично был посажен на галицкое княжение. Однако вскоре венгры покинули Галич, после чего галицкие бояре изгнали из города мать Даниила. Не желая расставаться с матерью, с которой только недавно воссоединился, Даниил плакал и собирался оставить город вместе с ней. Тогда бояре послали тиуна, чтобы вернуть Даниила. Тот неожиданно вынул меч и ударил коня под тиуном. Но мать убедила Даниила остаться в Галиче, а сама уехала к Васильке Романовичу в Белз. В следующем году Андраш II, недовольный тем, что бояре, пользуясь малолетством Даниила, фактически взяли власть в свои руки, вернул Анну в Галич. Недовольные этим бояре в 1212 году пригласили на галицкое княжение Мстислава Немого из Пересопницы. Даниил с матерью вынуждены были бежать в Венгрию. Тем временем, воспользовавшись отсутствием в Галиче Даниила и венгров, Александр Белзский подговорил Лешека Белого организовать на Волынские земли поход, в результате которого отобрал у Василько Романовича Белз. Преданные бояре сумели спасти Василько и увести его в Каменец.

Уже в следующем году бояре изгнали Мстислава Немого, после чего произошло уникальное для древнерусской истории событие — Владислав Кормиличич, человек не княжеского происхождения, «въехал в Галич и вокняжился, сел на Галицком столе». Примечательно, что это произошло с согласия Андраша II, который пытался отбить Галич у бояр, но в разгар похода получил известие об убийстве жены Гертруды и начале мятежа. В связи с этим Андраш временно отказался от планов по возвращению Галича, после чего Ефросинья-Анна с Даниилом уехала к Лешеку Белому в Краков, а оттуда Даниил с матерью направился в Каменец, где, наконец, воссоединился с братом. Лешек Белый с польскими и волынскими войсками предпринял попытку отбить Галич у Владислава Кормиличича. В этом походе (1213 год) юный Даниил впервые участвовал сам верхом на коне. Несмотря на то, что галицко-венгерские войска были разбиты, Лешек не смог взять Галич. Вместо этого в дополнение к Каменцу братья-Романовичи получили от польского князя Тихомль и Перемиль.

В 1214 году Андраш II разорвал союз с Владиславом Кормиличичем и откликнулся на призыв Лешека Белого, заявившего: «Не есть лепо боярину княжити в Галичи, но поими дщерь мою за сына своего Коломана и посади и в Галичи» (1214 год)[10]. В Спиши был заключен польско-венгерский союз, условием которого стало обручение пятилетнего венгерского принца Коломана и трехлетней польской княжны Саломеи. Состоялся поход на Галич, Владислав был разбит и схвачен, князем Галицким стал Коломан (в 1215 году папа Иннокентий III разрешил Коломану титуловаться «королём Галицким»). После этого Лешек Белый попросил уступить Владимир-Волынский Даниилу и Василько Романовичам. Александр отказался это сделать, тогда Лешек выгнал его силой, а Волынское княжение отдал Даниилу и Васильку.

Княжение на ВолыниПравить

 
Даниил Романович (справа) с Мстиславом Удатным на Памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде

В 1215 году венгерский король отнял у Лешка Белого Перемышль и Любачев. В ответ на это, Лешек инициировал поход своего союзника, новгородского князя Мстислава Удатного на Галич. Коломан был вынужден бежать в Венгрию. Узнав о приближении Мстислава, галичане во главе с боярином Судиславом послали за Даниилом, приглашая того на княжение, но, как сказано в летописи, «не успел приехать» (возможно, просто не захотел конфликтовать с мощнейшей на тот момент на Руси княжеской группировкой смоленских Ростиславичей). Мстислав занял Галич, но пробыл здесь недолго и вскоре вернулся на север, в Галич вернулся Коломан.

В 1217 году Даниил, недовольный союзом между польским князем и Мстиславом Удатным, решился выступить против поляков — это действие стало первым самостоятельным политическим актом молодого Даниила Романовича[11]. В результате союз между поляками и Мстиславом распался, и новгородский князь заключил союз с Даниилом, выдав за него замуж свою дочь Анну. Позднее, благодаря тестю, давшему гарантию своего нейтралитета, отбил у Лешека пограничные земли. Это способствовало восстановлению венгро-польского союза против союза Мстислава с Даниилом. В 1219 году Мстислав с Даниилом заняли Галич, на который тут же направились венгерско-польские войска. Даниил руководил обороной Галича, но Мстислав неожиданно приказал Даниилу уехать из города, который вновь заняли венгры. В 1221 году Мстислав Удатный в третий раз пошел в поход на Галич, в этот раз пленив королевича Коломана. Пленение сына заставило Андраша II вступить с Мстиславом в переговоры, итогом которых стало заключение мира — Мстислав остался княжить в Галиче, а на ещё одной дочери Мстислава, Марии, женился венгерский королевич Андрей.

В 1219 году братья Романовичи при посредничестве матери заключили мирный договор и союз со множеством литовских князей, в том числе, с пятью старшими князьями — Живибундом, Давьятом, Довспрунком, Виликиилом и Миндовгом. Союз имел явную антипольскую направленность, вскоре после заключения договора Даниил «навел на ляхов литву».

Тем временем, в 1220-х годах монгольские войска, во главе которых стояли Джэбэ и Субэдэй, начали поход в земли Кавказа и Восточной Европы. В 1223 году монголы вторглись в половецкие земли, и хан Котян Сутоевич попросил помощи у русских князей. Мстислав Удатный, который был зятем Котяна, вместе с Даниилом откликнулись на призыв. Даниил участвовал в битве на Калке, где первым перешёл реку и сражался в центре. После вступления в бой главных монгольских сил Даниилу и Мстиславу удалось оторваться от погони (Даниил останавливался и пил из реки, только после чего «почувствовал рану на теле своём»[10]), в отличие от двух других основных частей русского войска: преследуемой монголами до Днепра черниговской и вынужденной остаться в укреплённом лагере над Калкой киевской. Родство с Котяном помогло Даниилу и после смерти Мстислава, в 1228 году, когда он был осаждён в Каменце коалицией, состоявшей из Ростислава Пинского, Михаила Черниговского, Владимира Киевского. Обособленные (сепаратные) переговоры Котяна с Даниилом и уход половцев раскололи эту коалицию.

В середине 1220-х годов против Даниила, поддержанного поляками, дважды при поддержке Мстислава выступал Александр Белзский, но затем Мстислав признал, что был введён в заблуждение. В 1230 году, когда Даниил уже занял галицкий престол, был раскрыт боярский заговор, в котором участвовал и Александр. Тогда его княжество подверглось разгрому со стороны Романовичей, присоединено к их владениям[12]. Александр в 1233 году был призван галицкими боярами на княжение в обход Даниила, был захвачен в плен и, по одной из версий[13], умер в заточении.

Дальнейшие события летопись описывает таким образом, что Мстислав Удатный, поддавшись на уговоры и обман бояр, решил передать Галич своему зятю, венгерскому королевичу Андрею (1227 год). Мстислав не хотел этого делать, так как желал передать Галич Даниилу, но бояре убедили Мстислава, сказав, что у королевича он сможет отобрать Галич, если захочет, в любой момент. Передача Галича Даниилу не рассматривалась именно по той причине, что исключала такую перспективу: «Княже, дай дщерь свою обрученую за королевича, и дай ему Галичь. Не можешь бо держати самъ, а бояре не хотять тебе… Аже даси королевичю, когда восхощеши, можеши ли взяти под нимь. Даси ли Данилови, в векы не твой будеть Галичь»[10]. В то же самое время Мстислав Немой завещал Луцкое княжество Даниилу в обход вотчинных прав своих племянников, старший из которых, Ярослав Ингваревич, овладел Луцком. По сообщению летописи, Даниил во время поездки в Жидичинский Николаевский монастырь, находящийся в 7 км от Луцка, отверг совет захватить Ярослава, но по возвращении из поездки послал на Луцк войска и перевёл Ярослава в Перемиль и Меджибож, но уже в качестве своего подручника[14].

В 1228 году Мстислав Удатный умер, и бояре, воспользовавшись «завещанием» князя, передали Галич венгерскому королевичу Андрею (Андрашу), сыну Андраша II и брату королевича Коломана. Часть бояр и городская община не приняли венгра и позвали на княжение Даниила. Результатом осады Галича (1229 год) стала потеря княжения королевичем Андреем, но Даниил отпустил его домой и проводил до Днестра.

После убийства Лешека Белого в 1227 году польской знатью Романовичи оказали его брату Конраду Мазовецкому помощь в междоусобной войне: вторглись в Великую Польшу, осадили город Калиш и взяли с него дань 1000 серебра (1229 год). Летописец отмечает, что «Иный бо князь не входилъ бе в землю Лядьску толь глубоко, проче Володимера Великаго, иже бе землю крестилъ»[10].

Борьба за ГаличПравить

 
Галицко-Волынское княжество на карте Восточной Европы

В 1230 году начался очередной конфликт между Романовичами и Александром Белзским. Александр и его бояре были обвинены в подготовке заговора против Романовичей, якобы тех намеревались сжечь на пиру. За это Даниил отобрал у Александра Белз, после чего тот бежал в Перемышль.

В 1231 году, когда потерпевший неудачу в борьбе за Новгород Михаил Черниговский стал претендовать на Киев, Владимир Рюрикович отдал Даниилу Поросье за помощь в защите Киева. Поросье Даниил отдал «шюрятам своим»[10], то есть сыновьям Мстислава Удатного, к числу которых, по одной из версий, относился и Изяслав. После этого Даниил вновь начал конфликтовать с Александром, отобрав у него и Перемышль, тогда Александр бежал в Венгрию и стал призывать короля выступить против Даниила. Состоялся венгерский поход на Галич, который вновь занял королевич Андрей. Тогда Даниил заключил союз с Владимиром Рюриковичем Киевским и половцами, и в 1233 году вновь занял Галич. Королевич Андрей умер в ходе осады.

Тем временем, с конца 1220-х годов, в Южной Руси шла борьба за владение Киевом. В ней Даниил поддержал Владимира Рюриковича, своего союзника, который помог ему отвоевать Галич. В 1235 году галицко-волынские войска осаждали Чернигов, принадлежавший Михаилу Всеволодовичу, но вынуждены были отступить, а позже были разбиты под Торческом. Результатом разгрома стала потеря Владимиром Рюриковчием Киева (его занял Изяслав), а Даниилом — Галича (княжить в нём стал Михаил Всеволодович Черниговский). Крупнейшая междоусобица закончилась в 1236 году, когда Ярослав Всеволодович из суздальских Юрьевичей взял под свой контроль Киев, разорив по пути черниговские земли. Потеря Галича толкнула Даниила даже на то, чтобы 14 октября 1235 года в качестве вассала венгерской короны[15] участвовать в коронации Белы IV в Фехерваре, но это не принесло результатов: при описании дальнейшей борьбы за Галич в 1237 году летопись упоминает у Михаила венгерский гарнизон (впрочем, есть и иная версия, согласно которой венгерский король все же оказал поддержку Даниилу[16]). Ещё один участник междоусобицы и союзник Михаила Черниговского Изяслав смог также ненадолго овладеть Галичем впоследствии, не получив помощи от монголов (1254 год). Тогда Даниил, не зная об отсутствии татар в отряде Изяслава, послал против него сына Романа со словами: «Аще сами будуть татарове, да не внидеть ужасъ во сердце ваше»[10], и Роман пленил Изяслава.

Весной 1238 (либо 1237[17]) года Даниил вернул город Дорогичин, подаренный Конрадом Мазовецким Добринскому ордену: «Не лепо есть держати нашее отчины крижевникомь Тепличемь, рекомымь Соломоничемь»[10]. Галичем Даниил смог овладеть только в конце 1238 года, воспользовавшись уходом Ростислава Михайловича с боярами на Литву[18].

Осенью 1239 г. тумены Джучидов во главе с Берке начали наступление на Чернигов. Сначала были взяты города по течению Десны: Сосница, потом Хоробор и Сновск. Черниговские князья во главе с Мстиславом Глебовичем Северским пришли на помощь городу, приняли бой в поле и потерпели поражение. Чернигов был окружен, блокирован, и после жестокого штурма с применением стенобитных машин и камнеметов взят 18 октября 1239 г.[19][20][21].

После взятия Чернигова между монголами и сильнейшими русскими князьями Юго-Запада — Мстиславом Глебовичем Северским (двоюродным братом Михаила Черниговского), Владимиром Рюриковичем Смоленским и Даниилом Романовичем Галицким — заключается договор о мире[22][23][24], что отражено в новгородских известиях под 1239 г.: в Софийской первой летописи и Новгородской четвертой летописи. Также сообщение о мире князей с татарами читается в Пискаревском летописце[25].

Вернувшиеся из боевых действий на Северном Кавказе, тумены Менгу появляются под Киевом, где в тот момент княжит Михаил Черниговский. Менгу отправляет в Киев послов и планов брать штурмом город у него не было, его миссия носила мирный характер. Хан «присла послы свои к Михаилоу и ко гражанамъ»[26][27].

Монголами было принято решение о передаче Киева одному из своих новых союзников — Владимиру Рюриковичу, а после его внезапной смерти — Даниилу Романовичу. Миссия Менгу состояла в том, чтобы уведомить об этом правившего в Киеве Михаила Черниговского и киевлян[28][29][30]. Горожане не пожелали подчиниться татарскому ультиматуму. Князь Михаил же в свою очередь покидает Киев и уезжает в Венгрию[28][24].

Бегство Михаила Черниговского обусловлено политическими причинами, так как угрозы штурма не было. Причиной был альянс с монголами его главных соперников в борьбе за Киев — Владимира Рюриковича и Даниила Романовича о чем он и узнает во время переговоров с Менгу[29].

 
Даниил Галицкий передаёт Киев тысяцкому Дмитрию[31]

Тогда Михаил уехал в Венгрию в поисках союза с королём Белой IV, а его семья, включая его жену (сестру Даниила), была захвачена в Каменце Ярославом[32], и тот отпустил пленников по просьбе Даниила. В Киеве Даниил посадил своего тысяцкого Дмитра, принял вернувшегося из Венгрии Михаила, обещал дать ему Киев (осуществлено в 1242 году, после нашествия и до передачи Киева монголами Ярославу Всеволодовичу в 1243 году), а Ростиславу Михайловичу дал Луцк. На протяжении 1240—1241 годов были захвачены и разорены города Киев, Владимир-Волынский, Галич и другие, разграблению подверглось почти всё Галицко-Волынское княжество[33].

В 1241 году Даниил Галицкий предпринял карательный поход против Болоховской земли, которая подчинилась монголам и обязалась поставлять для них пшеницу и просо, став также удобным плацдармом для их дальнейших ударов. Даниил разрушил такие города болоховцев как Губин, Кудин, Деревич и Божский.

В отличие от отца, Ростислав Михайлович Черниговский не отказался от борьбы за Галич, и ему удалось ещё однажды овладеть городом (1242 год), воспользовавшись боярской анархией из-за отъезда Романовичей в Венгрию и Польшу во время монгольского нашествия. Окончательно Ростислав, его венгерские, польские союзники и его сторонники из галицких бояр были разбиты Даниилом в Ярославском сражении (1245 год), что ознаменовало окончание борьбы за восстановление единства Галицко-Волынского княжества[8][34].

Отношения с монголами, католическим миром и балтскими язычникамиПравить

Такое резкое усиление позиций Даниила вызвало беспокойство в Золотой Орде. Даниил был вынужден в 12451246 годах поехать в Сарай, признать зависимость от ханов, чтобы сохранить государство. Хотя его приняли там довольно милостиво, но перенесённые унижения заставили южнорусского летописца заключить рассказ свой словами: «О злее зла честь татарская!»[10]

Теперь уже мирные отношения с татарами, в свою очередь, подтолкнули запад искать союза с Даниилом. Знаменитый Плано Карпини уже по дороге в Орду, заговорил с Васильком, а затем и с самим Даниилом о воссоединении церквей. Король Венгрии Бела IV, отказавшийся выдать свою дочь Констанцию за Льва Даниловича в 1240 году, во время взятия монголами Киева, теперь сам возобновил сватовство, и брак состоялся в 1247 году; эта родственная связь повела к тому, что Даниил принял участие в борьбе венгерского короля с чешским из-за австрийского наследства (походы 1248 и 1253 годов), причём сын его Роман женился на наследнице австрийского герцогства в 1252 году и заявил свои притязания на эту область.

Оба предложения римским папой Иннокентием IV Даниилу королевской короны и помощи против Орды в обмен на католизацию русских земель хронологически совпадают с вышеупомянутыми галицкими походами. Даниил согласился принять королевский венец и в 1253 году был коронован в Дорогичине; в том же году установился недолгий мир с Литвой. Уже в 1253 году Иннокентий IV объявил крестовый поход против Орды, призвав к участию в нём сначала христиан Богемии, Моравии, Сербии и Померании, а затем и католиков Прибалтики, в числе которых с начала 1251 года была, хотя и временно, Литва во главе с королём Миндовгом. Однако Даниил уклонился от воссоединения церквей, и призыв к крестовому походу тоже остался лишь декларацией.

В 1250 году сподвижник Даниила митрополит Кирилл лично венчал во Владимире Андрея Ярославича владимирского с дочерью Даниила Анастасией, затем посетил Александра Невского в Новгороде, причём его приезд совпал с приездом папских послов. Но уже в 1252 году Андрей Ярославич был свергнут войском Сартака, а ярлык на великое княжение владимирское передан более лояльному брату Александру Невскому. В это время темником татарским в юго-западной Руси был Куремса, и первый эпизод его наступления на пограничные галицко-волынские земли — занятие Бакоты (в Подолии) — относится именно к этому времени. Затем он провёл ещё два похода (под Кременец и Холм), не принесших решительных результатов.

 
Современное скульптурное изображение Даниила Романовича

Не позднее 1248 года второй женой Даниила стала племянница великого князя литовского Миндовга (дочь неизвестного по имени брата Миндовга, сестра главного внутриполитического соперника Миндовга Товтивила), а в 1254 году утихла многолетняя борьба с литовцами, Шварн Данилович женился на дочери Миндовга, а вернувшийся из Австрии Роман Данилович получил Новогрудок.

В конце 1254 года Даниил Романович в союзе с соседними христианскими королями принял участие в «крестовом походе» на язычников-ятвягов, закончившемся разгромом последних[35]. В 1254—1255 годах Даниил очистил от татар Понизье и Киевскую землю, угрожая Киеву, которым по ярлыку владел Александр Невский[36]. Но литовцы атаковали окрестности Луцка за то, что военные действия были начаты до их подхода, и Василько разгромил их. В том же 1255 году новый римский папа Александр IV разрешил Миндовгу воевать Русскую землю, после чего Даниил прекратил отношения с папой, сохранив королевский титул для себя и право на этот титул для своих преемников, которые именовали себя «Rex Russiae» и «duces totius terrae Russiae, Galicie et Ladimirie» («король Руси» или «князь всей земли русской, галицкой и владимирской»)[1].

В 1257 году в Орде утвердился Берке, а в южную Русь в 1258 году был назначен Бурундай, который привёл на Волынь войско и заставил Романовичей сделать выбор между сопротивлением ему и совместным походом на Литву (1258 год[37][38]), в который Даниил отправил командовать войсками своего брата Василько. В 1258 году, то есть незадолго до или уже во время этого похода произошло убийство князя Чёрной Руси Романа Даниловича[39][40] Войшелком и Товтивилом. Даниил отправил с монголами брата и Литва испытала на себе все ужасы татарского нашествия. Год спустя ситуация повторилась, на этот раз Бурундай заставил Романовичей срыть укрепления нескольких городов, затем с Васильком проследовал в Польшу и взял Сандомир[41]. В 1260 году Даниил Романович отправил часть войска на помощь королю Венгрии Беле IV, так как последний вступил в очередной конфликт с богемским королём Пржемыслом Оттокаром.

В 1264 году Папа Урбан IV причислил русских, литовцев и татар к врагам христианской веры. [42]

Отношения с Литовским государством в период татаро-монгольского нашествия до смерти Миндовга (1240-1264)Править

После татаро-монгольского нашествия древнерусские княжества были опустошены. Многие жители вернулись в сожженные города и деревни. Сильнее всего пострадала Южная Русь, так как в отличие от Северо-Восточной Руси не имела природной защиты (лес, болота). Ослаблением русских княжеств поспешили воспользоваться соседи Руси: Польша, Венгрия, Литва. Хотя у литовских племен в этот период только складывается государственность, отдельные литовские князья (нобили) совершают грабительские набеги на русские поселения.

Основным источником по русско-литовским отношениям выступает Ипатьевская летопись[43]. Точнее, один из её источников Галицко-Волынская летопись[44]. Данный источник имеет ряд особенностей, однако стоит сказать про главную: датировка известий проставлена произвольно, поэтому многие даты имеют ошибочный или спорный характер[45]. После монгольского нашествия на Южную Русь (1240 г.) летописец впервые отметил нападение литовских войск под 6754 г. (1246 г.)[46]. Тогда на Русь пришел литовский князь Айшвно Рушкович. Его нападение на город Переспоница[47] было неудачным, так как его войско было разбито войсками Даниила и Василька Романовичей. М.С. Грушевский, ссылаясь на указание летописца "в тоже лето", считает, что поход литовского князя состоялся в конце 1243 - начале 1244 гг.[48] Второй поход литовских ратей зафиксирован на следующий год (1247 г.)[49]. Вновь литовские рати были перебиты русскими князьями. Н.Ф. Котляр датирует поход концом 1244 - началом 1245 гг.[50] Союзниками литовцев в данный период выступает племя ятвягов, которое в 1248 г. напало на поселения Охоже и Бусово[51]. Однако как в случае с литовскими ратями, войско ятвягов было разбито.

События 1245-1248 гг. показывают активность литовских племен. Спустя пять лет после татаро-монгольского нашествия литовцы три года подряд совершали разорительные набеги. В. Б. Антонович, ссылаясь на летописные данные Ипатьевской летописи, считал, что во второй половине XIII в. «случилось общее движение многих литовских вождей с целью территориального захвата»[52]. Литовским племенам удалось не только захватить территории Новогрудка, но навести страх на население Галицко-Волынской Руси. Плано Карпини, проезжавший через территорию Южной Руси, писал, что он постоянно находился в страхе литовских нападений[53]. Из летописных известий следует, что на земли Галицко-Волынских Руси нападали отдельные литовские рати, однако это были целенаправленные нападения литовцев с целью захвата новых территорий. Во главе литовцев стоял князь Миндовг, который смог расширить и подчинить удельных литовских князей, а затем овладеть всеми городами Неманского региона.

В 1245 г. русские князья Даниил и Василько просили помощи у Миндовга в борьбе за галицкий престол[54]. Миндовг обещал помочь, а Даниил в обмен на это закрыл глаза на захват Новогрудка литовскими войсками.

Участие Даниила и Василька в междоусобной войне в Литовском государствеПравить

Затишье в русско-литовских отношениях, которое наступило в русской летописи с 1245 г., было прервано бегством литовских князей Товтивила, Едивида и Выкинта ко двору Даниила Галицкого в 1262 г.: "В то же лето изгна Миндогъ сыновца своего Тевтивила и Едивид, пославшю емоу на воиноу ею с воуемь своим на воиноу с Выконотом, на роусь воевати к Смоленскоу и рече: «Што кто приiемлет, съебе одръжит». Миндовг же захватил владения Товтивила и Едивида: «Въражбою бо за ворожство с ними литву, зане поимана бѣ вся земля Литовьская и бещисленое имѣние их, притрено бѣ богатьство ихъ».[55] Суть событий такова. Миндовг отправил войско племянников на Русь и сказал, что все что они завоюют, то будет их. Однако после поражения от русских войск под Смоленском Миндовг решил отобрать у них земли (в летописи приводится иная причина: обманов захватил их земли). Литовские князья, узнав об этом поспешили к Даниилу, чтобы попросить помощи и избежать участие быть убитыми агентами Миндовга. Н.Ф. Котляр пишет, что "изгнание" литовских князей и прибытие их ко двору Даниила произошло в 1249 г[56]. М.С. Грушевский отмечал, что события произошли в 1248 г[57]. Из этого следует, что точную датировку изгнания литовских князей определить крайне затруднительно, поэтому нужно исходить из приблизительной: 1248/1249 г.

Было несколько причин, по которым русские князья приняли литовских. Э. Гудавичюс выделяет тот факт, что Товтивил был шурином Даниилу[58]. В.Т. Пашуто отмечает обеспокоенность Даниила Галицкого возросшей силой Миндовга[59]. Даниил задействовал все ресурсы: попросил помощи у поляков (пообещали, но в итоге не помогли), послал Выкинта к рижскому епископу Андрею (Выкинт подкупил епископа серебром). Даниил и Василько тем временем осаждали Новогрудок. Также Василько ходил походами на Волковыйск, Роман Даниилович ходил на Слоним и Здитов[60]. Даниил преследовал собственную цель: захват стратегически важного пункта - Новогрудка. Междоусобная борьба продолжалась в течение нескольких лет. В один момент Миндовг стал понимать, что ему не удастся выиграть эту войну в одиночку и решил вывести из игры одного участника - епископа Андрея. Миндовг послал к нему богатые дары с просьбой покинуть стан Даниила и помочь ему. Епископ согласился, но в случае, если Миндовг примет крещение по католическому образцу. Литовский князь согласился и крестился в Риге в 1251 г.[61] Однако на этом война не закончилась. Товтивил и Миндовг еще долгое время воевали друг с другом. Так, Товтивил попытался закончить войну, напав на замок Ворута[62], но осада оказалась неудачной. Затем Миндовг решил таким же образом закончить войну и осадил замок Тверай, тоже неудачно[63]. Последнюю попытку победить Миндовга предприняли Даниил и Товтивил в 1252 г. - осада Новогрудка[64]. Окрестности разорили, но город не взяли. Литовские войска во главе с Войшелком (сын Миндовга) разорили окрестности возле Турийска. Война закончилась в 1254 г.[65], когда Миндовг прислал Войшелка заключить мир. Договор между князьями был скреплён свадьбой Шварна Данииловича и дочери Миндовга[66].

Татарский фактор в русско-литовских отношенияхПравить

Неудивительно, что в это время татаро-монгольские ханы влияли на политику русских князей. Однако после нашествия Даниил подавал признаки независимости и вел себя как независимый князь. Просил помощи у папы для борьбы с татарами. Это все было не по душе ханам. Поэтому на Южную Русь был направлен темник Бурундай, чтобы вернуть Даниила в свою сферу влияния. по Ипатьевской летописи Бурундай пришел в 1260 г[67]. Бурундай буквально заставил галицко-волынских князей пойти в поход против Литвы. русские князья не стали сопротивляться. Это значило две вещи: русские князья вновь стали подчиняться татарской политике и прекращение дружественных отношений с Великим княжеством литовским (ВКЛ). Однако этого не произошло, так как в поход отправился не Даниил (сослался на болезнь), а его брат. Тем самым обезопасив свои владения и сохранив мирные отношения с Миндовгом, так как после окончания походов, Миндовг воевал земли Василька. Н.Ф. Котляр называет это хитростью Даниила[68]. Даниил послал не просто так своего брата. Только ему он мог доверять поиск сына, Романа. Роман Даниилович после заключения мира в 1254 г. стал вассалом Миндовга и управлял Новогрудком. Во время походов Бурундая Роман был взят в плен Войшелком[69]. Дальнейшая судьба сына Даниила остается неясной. Многие исследователи склоны считать, что Роман умер в плену. Другая же часть считает, что он умер намного позднее. Так, польский историк Пашкевич указывает тот факт, что Роман Даниилович участвовал в походах против Польши в составе войск Бурундая в 1259 г.[70]

После окончания похода Миндовг послал двери рати на владения Василька Романовича. Одна рать успешно разорила часть территорий и вернулась, другая была настигнута Васильком и его сыном Владимиром и разбита около деревни Мельницы[71].

Смерть Миндовга и начало нового этапаПравить

В 1263 г. умирает литовский князь Миндовг был убит в результате сговора местных литовских князей. В литовской земле наступило время нестабильности. После убийства Миндовга на литовский престол взошел Тройнат (был одним из инициаторов заговора против Миндовга)[72]. Вскоре был убит приближенными Войшелка (сын Миндовга) и на править стал Войшелк. Через год умер Даниил Романович. В русско-литовских отношениях наступает новый этап, когда зять Миндовга Шварн Данилович даже правил в великом княжестве Литовском. Василько владел Владимиром-Волынским; племянник Василька Лев «утвердился в Западной Галичине, обладая Львовом и Перемышлем», а его брат Шварн владел Восточной частью Галицкого княжества[73]. В 1290-е все части были вновь объединены.

Итоги правленияПравить

Даниил вёл борьбу с боярской олигархией и её ставленниками, стремящимися не допустить укрепление великокняжеской власти и распространения её на всё Галицко-Волынское княжество. Опирался на поддержку мелких и средних служилых феодалов и горожан, заинтересованных в укреплении княжеской власти. Даниил реформировал войско, сумел подавить боярские мятежи, один из которых мог закончиться для князя смертью, но его верный воевода Иоанн Михалкович (Михайлович) сумел разоблачить заговор и схватить 28 человек, большинство из которых было позже прощено. Несколько раз против Даниила вставали властные бояре Владислав, Судислав и Доброслав Судьич, присвоивший коломыйские соляные копи.

Несмотря на то, что монголо-татарское иго было установлено и в Юго-Западной Руси, в ней оно носило более мягкие формы, чем в Северо-Восточной: галицко-волынские князья, хоть и платили дань и участвовали в походах Золотой Орды, но не посещали её (после поездки Даниила в 1245 году) и передавали власть в своих владениях по собственному порядку.

Выделение огромных владений Васильку Романовичу (в дополнение к Владимиру затем Луцка, Пересопницы, Белза, Берестья) не привело ни к одному конфликту между братьями, в том числе тогда, когда Даниил был вынужден возвращаться на Волынь после неудач в борьбе за Галич (в противоположность ситуации при их отце и дяде в 1188 году). Даниил и его сыновья не противились передаче Волыни наследникам Василька (за исключением инцидента в 1288 году, когда Юрий Львович занял Берестье «своим молодым умом», а затем вынужден был покинуть его «с великим соромом»), но и Василько, в свою очередь, не препятствовал передаче Луцка в кормление Михаилу черниговскому в 1240 году и не вспомнил по смерти Даниила о своём старинном праве на Галич и согласился на его наследование Львом Даниловичем, правившим совместно с братьями Шварном и Мстиславом (до 1269 года).

Основав в 1230-х годах город Данилов в качестве своей резиденции, Даниил в 1245 году всё же решил сделать своей резиденцией (т. н. излюбленным городом) вновь устроенный им город Холм, об украшении которого очень заботился (по одной из версий[34], перенёс в него столицу княжества из Галича).

В 1259—1262 годах происходит так называемая «последняя эмиграция» Даниила[74] — период его отъезда, вызванного политическими неудачами (потерей нескольких союзников, войной с Литвой, появление в Галицко-Волынской земле Бурундая). В этот период по сообщениям источников Даниил пробует восстановить союз с королем Венгрии Белой IV, для чего участвует в битве при Кресенбрунне на стороне венгров. После сообщения о победе Василько над литовцами Даниил Романович возвращается в родную землю, где мирится со всеми родственниками (летопись описывает съезд князей после победы над Литвой, упоминая присутствие там множества младших галицких и волынских князей — родственников Даниила). Даниил умер в 1264 году и был похоронен в Холме. Летописец, оплакивая его смерть, называет его «вторым по Соломоне»[10].

Спорные вопросы биографииПравить

Исследователи много раз обращали внимания на несколько спорных вопросов биографии и деятельности Даниила Романовича, которые объяснялись нечёткими сведениями источников. В частности, до сих пор дискуссионным является вопрос о происхождении матери Даниила, называемой в летописях «великой княгиней Романовой». Хотя выдвигались разные предположения (подробнее об этом см. статьи «Роман Мстиславич» и «Ефросинья-Анна»), сейчас широко распространена точка зрения, отстаиваемая А. В. Майоровым о том, что мать Даниила была дочерью византийского императора Исаака II и, соответственно, родственницей венгерского короля Белы IV, никейского императора Иоанна III, а также австрийского герцога Фридриха II Воинственного, что позволило Даниилу после гибели герцога заявить свои права на австрийскую корону (что было подкреплено браком младшего сына Данила Романа Даниловича с Гертрудой Бабенберг, племянницей герцога Фридриха II). Свою позицию Майоров излагает в целом ряде статей[75]. Многие исследователи разделили взгляды Майорова и стали оценивать деятельность Даниила с учётом его династических связей с одной из правящих европейских династий — византийскими Ангелами.

Сейчас западноевропейская политика Даниила Романовича 1240-х — 1250-х годах расценивается не как исключительно антимонгольская[76], Даниил показан, как правитель княжества, входившего в европейские внешнеполитические блоки, где также участвовали Священная Римская империя, Королевство Венгрия, Никейская империя. Крайне спорным вопросом остается возможное участие Даниила Романовича в битве на Лейте между венгерскими войсками Белы IV и австрийского герцога Фридриха II, где последний был убит. По общепринятой версии, он был убит собственной знатью, но один из немецких источников зафиксировал, что герцог был убит в поединке с не названным по имени «королем Руси»[77]. А.В Майоров предполагает, что речь идет именно о Данииле Романовиче (отмечая, что термин «король Руси» применялся к Даниилу Романовичу ранее). Ряд исследователей[78] не соглашаются с таким предположением (отмечая, что Даниил едва ли смог добраться к лету 1246 года из Орды, где находился с конца 1245 года, а титул «короля Руси» отводят зятю короля Белы IV Ростиславу Черниговскому, даже несмотря на то, что тот после разгрома войсками Даниила под Ярославом, потерял свои владения и влияние на Руси). Но у данной точки зрения есть и сторонники[79].

В свете родства с византийскими императорами некоторые современные историки трактуют многие эпизоды деятельности Даниила Романовича. Например, использование им византийской императорской символики для поддержания своего международного статуса, а также соотнесении и параллельном течении двух процессов: переговоров Даниила с папой римским (завершившихся коронацией) и переговоров об унии между папой римским с одной стороны с Никейским императором и патриархом с другой. Тот же А. В. Майоров предполагает, что в конце 1230х — середине 1240х годов Даниил Галицкий, ранее поддерживавший герцога Австрии Фридриха II, присоединился к союзу императора Священной Римской империи Фридриха Штауфена и венгерского короля Белы IV, который был направлен как раз против австрийского герцога. Наградой за это стало признание Даниила при имперском дворе (ранее в документах он упоминался как «герцог Руси», а после этого стал упоминаться «король Руси»[80]).

Память о Данииле ГалицкомПравить

Семья и детиПравить

Отец

  • Роман Мстиславич (* около 1150 года, убит около г. Завихвоста 19 июня 1205 года), Новгородский князь (1168—1170), Волынский князь (1173—1187, 1188—1205), Галицкий князь (1187—1188), Галицко-Волынский князь (1199—1205), великий князь Киевский (1203—1205).

Мать

  • Анна (имя Анна княгиня приняла в монашестве, до этого в летописях известна как «княгиня Романова») (умерла после 1219 г.), Великая Княгиня киевская (1203—1205).

Жёны

Братья

Сёстры

Сыновья

Дочери

ПредкиПравить

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мстислав Владимирович Великий
 
 
 
 
 
 
 
Изяслав Мстиславич Владимиро-Волынский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Христина Ингесдоттер
 
 
 
 
 
 
 
Мстислав Изяславич (князь киевский)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Роман Мстиславич Владимиро-Волынский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Владислав I Герман
 
 
 
 
 
 
 
Болеслав III Кривоустый
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Юдита, принцесса чешская
 
 
 
 
 
 
 
Агнешка Болеславовна
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Генрих (граф Берг)
 
 
 
 
 
 
 
Саломея фон Берг
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Даниил Галицкий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Лев Данилович назван «королём Руси» лишь в иностранных источниках дважды в связи с венгерскими событиями (1299).

    «Божьей милостью князья всей Русской земли, Галиции и Владимирии» — так именуют себя Андрей и Лев Юрьевичи в грамоте от 9 августа 1316 года. Их преемник Болеслав-Юрий II, хотя и пользовался печатью, изготовленной по образцу печати Юрия I Львовича, но королевский титул также не употреблял. Следовательно, в титулатуре Юрий Львович выступает прямым и единственным в последующем ряду галицко-волынских князей восприемником Даниила Галицкого… Если исходить из посылки, что Юрий Львович явился продолжателем политики своего деда, то следует признать, что наиболее весомыми причинами принятия им королевского титула могли быть лишь усиление великокняжеской власти и распространение её суверенитета на всю территорию, входившую в состав Галицко-Волынского княжества во времена его наибольшего могущества.

    Шабульдо Ф. М. Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского. Владимир Львович известен только по польским хроникам в качестве «короля Руси».

    Після Юрія Галицько-Волинське князівство перейшло до його синів, Андрія і Льва. Вони виступали деякий час разом, як співправителі, звали себе «божою милістю князі всієї Русі, Галичини і Володимирії», але вже не вживали королівського титулу…У документах Юрій II називав себе «божою милістю князь і дідич королівства Русі» або «божою милістю уроджений князь всієї Малої Русі» та вживав королівської печатки Юрія I.

    Крип’якевич І. Галицько-волинське князівство. Київ, 1984.
  2. Анна (имя жен и дочерей русских князей и государей) // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  3. Лицевой летописный свод XVI века. Русская летописная история. Книга 4. 1205-1216 гг.. runivers.ru. Дата обращения: 13 июня 2021.
  4. 1 2 ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКАЯ ЛЕТОПИСЬ. Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН
  5. Dariusz Dąbrowski, Daniel Romanowicz król Rusi (ok. 1201—1264). Biografia polityczna, Kraków 2012, ISBN 978-83-7730-069-5.
  6. Толочко А. П. Известен ли год рождения Даниила Романовича Галицкого? // Средневековая Русь. Вып.7. М.,2007. В источниках имеется два указания на возраст Даниила. По сообщению Галицко-Волынской летописи двум сыновьям Романа в момент смерти отца (6713/1205) было два и четыре года. Традиционно это сообщение трактуется так, что Даниил считается старшим сыном. Однако в Повести о битве на Калке в составе той же летописи сказано, что на момент битвы (6731/1223) Даниилу было 18 лет.
  7. В 1242 году Ростислав Михайлович и в 1254 году Изяслав ненадолго занимали Галич.
  8. 1 2 Іван Крип’якевич Галицько-Волинське князівство. Боротьба за Галицьку землю
  9. Горский А. А. Русские земли в XIII—XIV веках. Пути исторического развития. Архивировано 27 октября 2014 года.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Галицко-Волынская летопись; Грушевский М. С. Хронологія подій Галицько-Волинського літопису
  11. Bartnicki, M. Polityka zagraniczna księcia Daniela Halickiego w latach 1217—1264. — Lublin, 2005. — S. 8. — ISBN 8322724578.
  12. Толочко П. П. Князь Александр Белзский // Київ і Русь. Вибрані твори. 1998—2008. — К.: Академперіодика, 2008. — С. 292—296.
  13. Л.Войтович Князівські Династії Cхідної Європи
  14. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей
  15. Карамзин Н. М. История Государства Российского. Москва 1991, т. 2-3, с. 505.
  16. О. П. Лихачева, переводившая Галицко-Волынскую летопись дает иную трактовку летописного эпизода, согласно которой венгерский гарнизон был не в Галиче, а наоборот: «Было много угров у Даниила». Электронная библиотека ИРЛИ РАН — Галицко-Волынская летопись.
  17. Дата взятия Дорогичина является спорной. Общепринятой датой является 1238 год, однако ряд исследователей считают, что правильнее датировать выступление 1237 годом: Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950. С. 216—217.; Масан О. М. Добжинський орден: до історії дорогичинського інциденту 1237 року // Питання стародавньої історії, археології й етнографії. Чернівці, 1996. Вип. 2. С. 53-56. и Bartnicki M. Polityka zagraniczna księncia Daniela Halickiego w latach 1217—1264. Lublin, 2005. S. 158.
  18. Котляр Н. Ф. Даниил, князь Галицкий. — СПб.: Алетейя; К.: Птах, 2008. — С. 218.
  19. Измайлов, 2009, с. 157.
  20. Храпачевский, 2005, с. 376.
  21. Майоров, 2012, с. 66.
  22. Чебаненко, 2016, с. 84.
  23. Майоров, 2012, с. 60.
  24. 1 2 Димник, 2014, с. 18.
  25. Майоров, 2012, с. 53.
  26. Майоров, 2012, с. 85.
  27. Майоров, 2016.
  28. 1 2 Майоров, 2012, с. 86.
  29. 1 2 Майоров, 2016, с. 98.
  30. Чебаненко, 2016, с. 85.
  31. Лицевой летописный свод XVI века. Русская летописная история. Книга 5. 1217-1241 гг.. runivers.ru. Дата обращения: 13 июня 2021.
  32. По различным версиям, Ярославом Ингваревичем Луцким или Ярославом Владимирским
  33. Хрусталёв Д. Г. Русь и монгольское нашествие (20-50-е гг. XIII в.). — СПб.: Евразия, 2015. — С. 216—231.
  34. 1 2 Даниил Романович Галицкий — статья из Большой советской энциклопедии
  35. Майоров, А. В. Даниил Галицкий и крестовый поход в Пруссию. РУСИН, (4 (26)), 2011. C. 26-43.
  36. С 1249 года. Лаврентьевская летопись
  37. Воскресенская летопись
  38. Новгородская первая летопись
  39. Літопис руський за Іпатським списком.
  40. Tomas Baranauskas Новогрудок. История и миф
  41. Monumenta Poloniae hist. II с. 585, 807, III с. 73, 307
  42. На пути к полной конфронтации между Древней Русью и латинским миром
  43. ПСРЛ. Т.2. Ипатьевская летопись / Шахматов А. А.. — СПб., 1908. — 573 с.
  44. Darius Dabrovski et Hadrianus Jusupovi. Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). [=Monumenta Poloniae Historica. Seria II — T. XVI]. / Katarzyna A. Chmielewska. — Kraków, 2017. — 841 с.
  45. Шахматов А. А. Обозрение русских летописных сводов XIV-XVI вв. / отв. ред. Греков Б.Д.. — Л., 1938. — С. 103.
  46. ПСРЛ Т. 2. Стб. 797; Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 263-264.
  47. Котляр Н.Ф. Формирование территории и возникновение городов Галицко-Волынской Руси. / отв. ред. Ф. П. Шевченко. — М: изд-во «Наукова думка», 1985. — С. 65.
  48. Грушевский М.С. Хронологія подій Галицько-Волинському літописі. Т. 41.. — Львів, 1901. — С. 32.
  49. ПСРЛ. Стб. 798; Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 266-267.
  50. Котляр Н. Ф., Франчук В. Ю., Плахонин. Галицко-Волынская летопись / под ред. Н. Ф. Котляра. — СПб: Алетейя, 2005. — С. 265.
  51. ПСРЛ. Стб. 799; Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 268-269.
  52. Антонович В.Б. Очерк истории Великого княжества до смерти до половины XV столетия.. — Киев: изд-во университетской типографии, 1878. — С. 24.
  53. Плано Карпини де. История монголов / отв. ред. А. И. Лактионов. — М: АСТ, 2008. — С. 305.
  54. ПСРЛ Т. 2. Стб. 800-805; Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 274-275.
  55. ПСРЛ. Т. 2. Стб. 815; Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 315-316.
  56. Котляр Н.Ф. Галицко-Волынская летопись. — С. 282.
  57. Грушевский М.С. Хронология. — С. 35.
  58. Гудавичюс Э. История Литвы с древнейших времен до 1569 года. Т. 1. / пер. Г. И. Ефремова. — М: фонд имени И. Д. Сытина, 2005. — С. 49.
  59. Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси / отв. ред. Б. Д. Греков. — М: изд-во Академия наук СССР, 1950. — С. 246-247.
  60. ПСРЛ. Т.2. Стб. 816. Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 319.
  61. Грушевский М.С. Хронология. — 35 с.
  62. ПСРЛ. Т.2. Стб. 817-818
  63. ПСРЛ. Т.2. Стб. 817; Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 323.
  64. ПСРЛ. Т. 2. Стб. 818; Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 326.
  65. Грушевский М.С. Хронология. — С. 35.
  66. ПСРЛ. Т.2. Стб. 839-840; Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 361.
  67. ПСРЛ. Т.2. Стб. 846; Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 404-405.
  68. Котляр Н.Ф. Галицко-Волынская летопись.. — С. 313.
  69. ПСРЛ. Т.2. Стб. 847.
  70. Paszkiewicz H. Z życia politycznego Mazowsza w XIII wieku.. — С. S. 184..
  71. ПСРЛ. Т.2. Стб. 855-856. Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 437.
  72. ПСРЛ. Т.2. Стб. 859-860; Kronice halicko-wołyńskiej (Kronice Romanowiczów). S. 441.
  73. Котляр Н.Ф. Удельная раздробленность Руси.. — СПб: Наука, 2016. — С. 233.
  74. Александрович В., Войтович Л. Король Данило Романович. Біла Церква, 2013.
  75. Майоров А. В. Между Никеей и Римом: коронация Даниила Романовича в свете внешней политики и династических связей Галицко-Волынских князей // Княжа доба: історія і культура / відп. ред. Володимир Александрович. Львів, 2011. Вип. 5.; Его же. Из истории внешней политики Галицко-Волынской Руси времен Романа Мстиславича // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2008. № 34.
    Майоров А. В. Русь, Византия и Западная Европа. Из истории внешнеполитических и культурных связей ΧII-ΧIII вв. СПб., 2011
    Майоров А. В. Греческий оловир Даниила Галицкого: из комментария к Галицко-Волынской летописи // ТОДРЛ. Т. 62.
  76. Иванова Е. Е. К вопросу об ордынской политике князя Даниила Романовича Галицкого // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2013. № 52. С. 37-48.
    Майоров О. В. Невідомий епізод 1237 року у взаеминах князя Данила Романовича з iмператором Фрідріхом II // Княжа доба: історія і культура / відп. ред. В. Александрович. Львів, 2011. Вип. 4.
    Киселев М. В. Внешняя политика Даниила Галицкого на рубеже 1240—1250-х гг. // Исторический формат. 2015. № 4. С. 327—343.
  77. Monumenta Germaniae Historica. Scriptores. Hannoverae, 1872. T. XXII. P. 541.
  78. Dąbrowski D. Krol Rusi Daniel. Biodrafia polityczna (ok. 1201—1264). Krakow, 2012.
    Мартынюк А. В. Князь Ростислав в битве на реке Лейте: «русский эпизод» австрийской истории // «Древняя Русь. Вопросы медиевистики», 2013.
    Войтович Л. В. О некоторых спорных проблемах изучения Галицко-Волынской Руси времен Романа Мстиславича и Даниила Романовича (заметки о новейшей историографии) // Русин. Международный исторический журнал / Отв. ред. С. Суляк. Кишинев, 2014.
  79. Фроянов И. Я. Галицко-Волынская Русь: между Византией, монголами и Римом (достижения и проблемы новейшей историографии) // Русин. 2016. № 4 (46). C. 73-99.
    Киселев М. В. Австрийский «узел» во внешней политике Даниила Галицкого // Русин. 2015. № 1 (39). C. 25-50.
  80. Майоров А. В. Неизвестный эпизод 1237 года во взаимоотношениях Даниила Романовича с императором Фридрихом II // Княжа доба: історія і культура / відп. ред. Володимир Александрович. Львів, 2011. Вип. 4.
  81. Новое пиво в стеклянной бутылке от "Оболонь". ОСНОВА (25 декабря 2007).
  82. Лев Данилович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  83. Михайло Грушевський. Хронологія подій Галицько-Волинського літопису
  84. Все монархи мира. Россия. 600 кратких жизнеописаний. Константин Рыжов. Москва, 1999 г.

ЛитератураПравить

на русском языке
на других языках

ЛетописиПравить

  • Летописи русские (преимущественно Ипат., дополняемая Лавр., Новг., Ник. и Воскр.)
  • Летописи польские (важнее других Длугош, пользовавшийся неизвестным источником, и Стрыйковский)
  • Летописи венгерские и австрийские;
  • Летописи литовски, так назыв. Быховца, издан. Нарбутом.
  • Акты сохранились только папские, в «Hist. Ros. Mon.». Важно также путешествие Плано-Карпини (русский перевод издан Языковым: «Пут. к татарам»).

СсылкиПравить