Новгородская земля

Новгоро́дская земля́ (Новгородчина) — одно из крупнейших исторических территориально-государственных образований на Руси охватывавшее её северо-запад и север. Новгородская земля с центром в Великом Новгороде являлась колыбелью древнерусской государственности под властью династии Рюриковичей и одним из важнейших княжеских престолов эпохи Киевской Руси. В период распада Киевской Руси и в последующие столетия Новгородская земля развивалась как автономное русское государство с республиканскими формами правления под сюзеренитетом великих князей Владимирских (позже — Московских)[1][2]. В период наибольшего развития доходила на север до Белого моря, а на востоке распространялась за Уральские горы. Имела разветвлённые торговые связи в рамках Ганзейского союза. В XV веке в ходе великокняжеской политики «собирания русских земель» Великий Новгород с окрестными землями был полностью присоединён к централизованному Русскому государству. Новгородская земля просуществовала как административная единица до 1708 года.

«Детинец» (Новгородский кремль)

Административное делениеПравить

 
Новгородская земля XVI век.

Административно к концу Средневековья делилась на пятины, которые, в свою очередь, со второй половины XVI века делились на половины (пятин). Пятинное деление наложилось на более раннее — на волости, уезды (присуды), погосты и станы, причём, по данным летописей, основы этого административного деления заложила в X веке княгиня Ольга, которая установила в Новгородской земле места погостов и уроки. В «Повести временных лет» даётся определение как «великой и обильной земли».

Судя по «Повести временных лет» и археологическим данным, к моменту прихода Рюрика в 862 году крупными поселениями уже были Новгород (вероятно как цепочка поселений от истоков Волхова и Рюрикова Городища[3][4] вплоть до Холопьего городка[5], напротив Кречевиц), Ладога[6], Изборск и возможно Белоозеро. Скандинавы, вероятно, называли именно эту территорию Гардарики.

После вхождения Новгородской земли в состав Русского государства территориальное деление было сохранено, а территории с конца XV века названы пятинами, прежде Новгородская земля делилась на земли, а в XII веке на ряды — носившие одинаковое название с пятинами — Вотьская земля, Обонежский и Бежецкий ряд, Шелонь, Дерева. В каждой пятине было по нескольку присудов (уездов), в каждом присуде (уезде) — по нескольку погостов и волостей.

Пятины: Водская — между реками Волховом и Лугой, Обонежская — в междуречье рек Волхова и Мсты до Белого моря, Бежецкая — в междуречье рек Мсты и Мологи, Деревская — в междуречье рек Мсты и Ловати, Шелонская — от Ловати до Луги.

Некоторые территории относительно поздней новгородской колонизации не вошли в пятинное деление и образовали ряд волостей, находившихся на особом положении: Заволочье или Двинская земля — по Северной Двине от Онеги до Мезени. Эта волость называлось так потому, что находилась за волоком — водоразделом, отделяющим бассейны Онеги и Северной Двины от бассейна Волги и находилась за Обонежской и Бежецкой пятинами, где начинались волоки к реке Онеге (Поонежье). Пермь — в бассейне реки Вычегды и верховьям Камы. Печора — За Двинской землёй и Пермью к северо-востоку по обоим берегам реки Печоры до Уральского хребта. Югра — с восточной стороны Уральского хребта[7]. Тре или Терский берег[8] — на побережье Белого моря.

Пять городов с пригородами не принадлежали ни к какой пятине. Это было следствием того, что они вначале состояли в совместном владении у Новгорода с великими князьями Владимирскими, потом МосковскимиВолок-Ламский, Бежичи (позже Городецк), Торжок, и с князьями Смоленскими, потом Литовскими, когда Смоленск был захвачен Литвой — Ржев, Великие Луки.

В 1348 году по Болотовскому договору Пскову была предоставлена автономия Новгородом в части выбора посадников (см. Псковская республика), при этом Псков признаёт московского князя своим главой и соглашается избирать на псковское княжение лиц, угодных великому князю. С 1399 эти князья называются московскими наместниками. Василий II добивается права назначать псковских наместников по своему усмотрению, причём они приносят присягу не только Пскову, но и великому князю. При Иване III псковичи отказываются от права смещать назначенных к ним князей. С 1510 года Псков — вотчина великого князя московского Василия III.

ЗаселениеПравить

Заселение территории Новгородской земли началось в районе Валдайской возвышенности со времён палеолита и мезолита, вдоль границы Валдайского (Осташковского) оледенения, а на северо-западе Приильменья, в районе будущего территориального центра — со времён неолита.

Археологически[9] и путём исследования топонимики[10] предполагается присутствие здесь миграционных так называемых ностратических общин, сменившихся пришедшими с юго-запада индоевропейскими группами (будущими балтами и славянами) и пришедшими с востока предками прибалтийско-финских народов[11]. Эта полиэтничность подтверждается и этногенетикой, геногеографией. Во времена Геродота около 25 веков назад земли примерно от Балтики до Урала[11] полностью или частично осваивали андрофаги, невры, меланхлены, будины, фиссагеты, иирки, северные скифы в регионе Волга-Кама, которых нередко локализуют[11] в зависимости от исседонов.

При Клавдии Птолемее во II веке н. э. эти земли контролировали[11] венеды, ставани, аорсы, аланы, боруски, царские сарматы и ещё более десятка больших и малых народов. Готский историк Иордан в перечне народов, подчинённых Германарихом, указывает и жителей севера Восточной Европы IV века: «в Аунксах весь, на Аброньге мерю, мордву в Мещере»[12].

В начальной части «Повести временных лет» в Лаврентьевской летописи 1377 года есть мнение средневекового летописца о более древнем расселении народов[13]:

 въ Афетовѣ же части сѣдять Русь, Чюдь и вси языци: Меря, Мурома, Весь, Моръдва, Заволочьская Чюдь, Пермь, Печера, Ямь, Утра, Литва, Зимѣгола, Корсь, Лѣтьгола, Любь, Ляхъве же и Пруси и Чюдь присѣдять къ морю Варяжьскому 
 
Карта расселения славян и их соседей на конец VIII века.

Традиционно считается, что в VI веке сюда пришли племена кривичей, а в VIII веке в процессе славянского заселения Восточно-Европейской равнины пришло племя ильменских словен. На этой же территории проживали финно-угорские племена, оставившие память о себе в названиях многочисленных рек и озёр. Трактовка дославянской топонимии как исключительно финно-угорской подвергается сомнению многими исследователями[14].

Время славянского заселения датируют, как правило, по типу курганных групп и отдельных курганов, расположенных на этой территории. Псковские длинные курганы — традиционно соотносят с кривичами, а курганы в форме сопки со словенами. Существует также так называемая Курганная гипотеза, исходя из которой возможны различные предположения о путях заселения этой территории.

Археологические исследования в Старой Ладоге[6][15] и Рюриковом Городище[3] показывают наличие среди жителей этих первых крупных поселений в том числе и скандинавов, традиционно называемых в древнерусских (средневековых) литературных источниках варягами.

ДемографияПравить

Археологически[9] и путём исследования топонимики[10] предполагается присутствие здесь миграционных гипотетических так называемых ностратических общин, из которых несколько тысяч лет назад в округе южнее Приильменья выделялись индоевропейцы[11] (индоевропейские языки в частности — будущие славяне и балты) и финно-угры[11]. Эта полиэтничность подтверждается и этногенетикой, геногеографией.

Кроме славянского населения, заметная часть Новгородской земли была заселена[7] различными финно-угорскими племенами[16][17], находившимися на разных ступенях культуры и стоявшими в различных отношениях к Новгороду. Водская пятина наряду со славянами была населена водью и ижорой, которые издавна находились в тесной связи с Новгородом. Емь, жившая в южной Финляндии, была обыкновенно во вражде с новгородцами и более склонялась на сторону шведов, тогда как соседняя карела обыкновенно держалась Новгорода[7]. Издавна Новгород приходил в столкновения с чудью, населявшей Лифляндию и Эстляндию; с этой чудью у новгородцев идет постоянная борьба, которая позднее переходит в борьбу новгородцев с ливонскими рыцарями. Заволочье было населено финно-угорскими племенами, которую часто называли заволоцкой чудью; позднее в этот край устремились новгородские колонисты[7] . Терский берег был населён лопарями. Далее на северо-востоке жили пермяки и зыряне.

Центром славянских поселений были окрестности озера Ильмень и река Волхов, здесь жили ильменские словене[7].

ИсторияПравить

Древнейший период (до 882 года)Править

Основная статья: Новгородская Русь

Новгородская земля была одним из центров образования Древнерусского государства. Именно в Новгородской земле начала княжить династия Рюриковичей, и возникло государственное образование, получившее в историографии названия Новгородская Русь, Верхняя Русь, Поволховская Русь, от которого принято начинать историю русской государственности[источник не указан 3437 дней].

В составе Киевской Руси (8821136)Править

Принятие христианства и правление Ярослава МудрогоПравить

 
XI век

В конце IX — начале X века (в летописной датировке в 882 году) центр государства Рюриковичей перемещается из Новгорода в Киев. В X веке Ладога подверглась нападению норвежского ярла Эрика. В 980 году новгородский князь Владимир Святославич (Креститель) во главе варяжской дружины свергнул киевского князя Ярополка. В 990-х Новгород отказался принять христианство, и встал за свою веру c волхвом верховным над славянами Богумилом Соловьём и Угоняем тысяцким. Новгород был крещён насильно «огнём да мечом»: были убиты многие новгородцы, а весь город сгорел. В 10151019 годах новгородский князь Ярослав Владимирович Мудрый свергнул киевского князя Святополка Окаянного. Новгородцы оказывали Ярославу поддержку в ходе войны и после своей победы в войне Ярослав наградил их и дал Новгороду «Правду» и «Устав» — грамоту. В дальнейшем в своих грамотах, на которых целовали крест садившиеся в Новгороде князья, новгородцы указывали на грамоту Ярослава как на прообраз. Также при Ярославе были построены Детинец и Софийский Собор.[18][19]

От княжества к независимостиПравить

В 1032 году в походе на «Железные Ворота» новгородцев возглавил воевода Улеб[20]. В 1020 и 1067 годах Новгородская земля подверглась нападению полоцких Изяславичей. Второе нападение привело к взятию и разграблению Новгорода после того как новгородское войско во главе с князем Мстиславом было побеждено на реке Черёхе. Мстислав бежал с поля боя и не вернулся в Новгород, возможно опасаясь гнева горожан.[18]

В конце 1060-х или в 1070-х гг. в Новгороде появился волхв, утверждавший что он владеет даром предвидения и осуждавший принятие христианства и призывавший вернуться к язычеству. На сторону волхва встали «людье», в то время как князь Глеб и его дружина поддержали епископа. Согласно летописи, Глеб зарубил волхва топором, таким образом показав что тот не способен предвидеть даже своё будущее. Историки связывают появление волхва и конфликт между горожанами и властями с неурожаем в Новгородской земле.[18], а также, возможно, с появлением кометы в 1066 году и с нападением полочан.[21] Князь Глеб был изгнан новгородцами в 1078, вынужден был бежать в земли чуди, где и был убит. Это было первым достоверным случаем изгнания князя, не устраивавшего горожан.[18]

В XI веке наместник — сын киевского князя — ещё обладал большими полномочиями. В этот же период появился институт посадников, правивших в Новгороде в то время когда там не было своего князя (как Остромир) или князь был малолетним, как в 1088 году, когда на княжение в Новгород Всеволод Ярославич прислал внука Мстислава (сына Владимира Мономаха). В 1095 недовольные отсутствием своего князя Давыда Святославича новгородцы вернули Мстислава, а через семь лет воспротивились попытке киевского князя заменить Мстислава на своего сына. К XI веку историки относят зарождение республиканских органов власти (вече, князь, посадник).[18][19][22] По мнению В. Л. Янина, уже в этот период существовало такое ограничения княжеской власти как запрет напрямую собирать подати и владеть новгородскими землями.[22]

Во втором десятилетии XII века Владимир Мономах усилил центральную власть в Новгородской земле. В 1117 году без учёта мнения новгородской общины Мстислав был отозван отцом на юг, а на новгородский престол посажен князь Всеволод Мстиславич. Некоторые бояре выступили против подобного решения князя, в связи с чем они были вызваны в Киев и брошены в тюрьму.

После смерти Мстислава Великого в 1132 году и углубления тенденций политической раздробленности новгородский князь лишился поддержки центральной власти. В 1134 году Всеволод был изгнан из города. Вернувшись в Новгород, он вынужден был заключить «ряд» с новгородцами, ограничивающий его полномочия. 26 января 1135 года войско Новгорода во главе с Всеволодом и Изяславом Мстиславичами проиграло сражение у Жданой горы войску суздальского князя Юрия Долгорукого. В 1136 год недовольные действиями князя новгородцы предъявили ему следующие обвинения:

1. не блюдет смердов; 2. зачем ты хотел сесть в Переяславле; 3. ехал ты с боя впереди всех; а потому много погибших; в начале велел нам, сказал, к Всеволоду присоединиться, а снова от него отступить велит[23]

Вследствие этого Всеволод был заключён под стражу, а затем изгнан из Новгорода.

Республиканский период (11361478)Править

 
Карта 1239—1245

Владимиро-суздальское влияниеПравить

В 1136 году после изгнания Всеволода Мстиславича на Новгородской земле установилось республиканское правление. Первым самостоятельно призванным новгородцами князем стал Святослав Ольгович, младший брат Всеволода Черниговского, главного союзника Мстиславичей и соперника тогдашнего киевского князя, Ярополка из Мономаховичей. Как правило, представитель одной из двух враждующих княжеских группировок приглашался в Новгород либо сразу после занятия его союзниками ключевых позиций в Южной Руси, либо перед этим. Иногда новгородцы помогали своим союзникам занять эти позиции, как, например, в 1212 году.

Наибольшую угрозу новгородской независимости представляли владимирские князья (добившиеся усиления личной власти в своём княжестве после разгрома старого ростово-суздальского боярства в 1174—1175 годах), поскольку в их руках был эффективный рычаг воздействия на Новгород. Они несколько раз захватывали Торжок и перекрывали подвоз продовольствия из своих «низовых» земель.

Новгородцы также предпринимали походы в Северо-Восточную Русь, в частности, ещё под руководством Всеволода Мстиславича 26 января 1135 года бились у Жданой горы, а в 1149 году вместе со Святополком Мстиславичем разорили окрестности Ярославля и ушли из-за весеннего паводка, также в рамках борьбы против Юрия Долгорукого.

В 1170 году, сразу после взятия Киева войсками Андрея Боголюбского и его союзников, суздальцы предприняли поход на Новгород, в котором находился Роман Мстиславич, сын изгнанного из Киева князя. Новгородцам удалось выиграть оборонительное сражение и отстоять свою независимость, противник понёс огромные потери пленными.

С 1181 по 1209 год, с промежутками 1184—1187 и 1196—1197 годы, у власти в Новгороде находилась владимиро-суздальская династия, с 1197 года её правление было непрерывным.[25]

В XII веке оживились отношения новгородцев с островом Готланд, расположенном в центре Балтийского моря и являющимся в XI—XIII века центром балтийской торговли. В XII веке в Новгороде уже существовала торговая фактория готландских купцов — так называемый Готский двор».[26] Во второй половине XII столетия на Готланде и в Новгороде появились немецкие купцы, приплывшие сюда из Любека и других немецких городов. Постепенно они начали развивать свою торговлю и вытеснять готландцев из Новгорода. В 1191—1192 годах был заключён договор Новгорода с Готским берегом и немецкими городами[27].

Победы Мстислава УдатногоПравить

Ранней весной 1209 г. торопецкий князь Мстислав Мстиславич Удатный завладел Торжком, пленив не только местного посадника и нескольких купцов, но и группу дворян новгородского князя Святослава Всеволодовича, младшего сына владимирского князя Всеволода Большое Гнездо. После этого он направил грамоту в Новгород:

«кланяюся святѣи Софѣи и гробу отца моего и всѣмъ новгородцемъ; пришелъ есмь к вамъ, слышавъ насилие от князь, и жаль ми своея отцины».

Видимо, Мстислав опирался на какие-то серьёзные силы в Новгороде, потому что, узнав о захвате Торжка, Всеволод Большое Гнездо направил против него старшего сына Константина с ратью. Однако новгородцы арестовали своего действовавшего князя Святослава (родного брата Константина) и выразили поддержку новому избраннику, подтвердив право на «вольность в князьях». Таким образом была гарантирована безопасность Мстислава, после чего Константин вынужден был остановиться в Твери, а его престарелый отец, избегавший на закате жизни военных конфликтов, — договориться с узурпатором и признать того законным правителем Новгорода.

Торопецкий князь не имел влиятельных покровителей, какого-то мощного собственного авторитета или богатства. Однако проявил себя в военном деле. Новгородская летопись отзывается о нём в исключительно положительном ключе: справедливый в суде и расправе, удачливый полководец, внимательный к заботам людей, благородный бессребреник.

В Новгороде Мстислав проявил решительность и инициативу во внутренних делах: сменил посадников и архиепископа, развернул активное строительство в городе и посаде, предпринял реконструкцию оборонительных сооружений на южных подступах к своей земле: были обновлены крепостные стены соседних с Торопцом Великих Лук, а также проведена административная реформа пограничных земель: Великие Луки были объединены с Псковом под рукой брата Мстислава, Владимира.

После этого Псков становится ответственным за рубежи Новгорода с юга (Полоцк, Литва) и запада (Эстония, Латгалия), а также контролирует приграничные области Южной Эстонии (Уганди, Вайга и отчасти Сакала) и Северной Латгалии (Талава, Очела). Новгороду отходят земли Северной Эстонии (Вирония), Води, Ижоры и Карелии.

Таким образом начинает расти административно-политическое, оборонительное и торговое значение Пскова в процессе превращения Прибалтики из отсталой языческой провинции в важнейший пункт западноевропейской торговой, церковной и военной экспансии. Это обусловило и выделение для Пскова отдельного князя в период правления Мстислава Мстиславича в Новгороде.[25] Он же возглавил и новую волну русского сопротивления крестоносцам в Прибалтике.

Отец новгородского князя Мстислав Ростиславич Храбрый, княживший в Новгороде менее года и похороненный в Софийском соборе (1180), запомнился победоносным походом на чудь во главе 20-тысячного войска в 1179 году. Поэтому и свои военные походы Мстислав Удатный начал с аналогичной операции.

В конце 1209 г. он совершил краткий рейд в эстонскую Виронию, вернувшись с богатой добычей, а в 1210 году совершил большой поход на чудь, захватив Медвежью голову. Он взял с эстов не только дань, но и обещание креститься в православие. Он впервые использовал христианство в качестве дополнительной меры укрепления своей власти, что ранее делали только католические колонизаторы. Однако православные священники оказались не столь мобильными, как католические, и инициатива князя осталась без продолжения: вместо православных к эстам пришли священники от рижан и таким образом Медвежья голова (Оденпе) позднее вошла в число земель рижского епископства.[6]

Недовольный пассивностью церкви Мстислав в январе 1211 г. добился отстранения от службы архиепископа Митрофана, предложив на его место монаха Хутынского монастыря, представителя влиятельного боярского рода Антония (Добрыня Ядрейкович), который в дальнейшем был горячим приверженцем проповедничества и миссионерства на передовых рубежах России[25].

В 1210 г. немцы, которые подверглись нападению куршей на юге и стремились не втянуться в межэтническую бойню эстов и леттов, постарались обезопасить себя с севера и подписали мирный договор с Полоцком, обещав выплату «ливской» дани. В то же время был заключен мир и с Новгородом, по которому Мстислав поделил с рижским епископом Альбертом сферы влияния с учётом того, что большая часть Эстонии (Сакала, Гервен, Гария, Рявала и Приморье (нем. Maritima или Wiek, Вик; эст. Läänemaa, Ляэнемаа), Роталия (Rotalia, эст. Ridala) и Сонтагана (Sontagana; эст. Soontagana) оставалась ещё не покоренной русскими и тем более немцами. Стороны оставили их на милость победителя. При этом за Новгородом были закреплены права на северные области Латгалии (Талава и Очела) и на эстонские земли вдоль Чудского озера: Вирония, Вайга, Уганди. Права рижского епископа признавались на Ливонию, Нижнее Подвинье и Латгалию (без Атзеле и Талавы). Соглашение было закреплено первым русско-немецким матримониальным альянсом — браком племянницы Мстислава, дочери псковского князя Владимира Мстиславича, и Теодориха — младшего брата епископа Альберта.

При этом, признав права Риги на земли по Двине (возможно, также Кукейнос и Герцике), Мстислав усугубил положение полоцкого князя Владимира, лишившегося поддержки новгородско-псковских соотечественников. Однако для возвышения роли Новгорода и Пскова в торговле это было выгодно.[25]

Междоусобицы и борьба с внешним врагомПравить

В 1216 году, когда брат владимирского князя Ярослав организовал экономическую блокаду Новгорода, новгородцы при помощи смоленских князей вмешались в борьбу за власть между суздальскими князьями, в результате которой владимирский князь был свергнут. Однако, в начале XIII века немецкие католические ордена (Орден меченосцев и Тевтонский орден) завершили подчинение прибалтийских племён, ранее плативших дань Новгороду и Полоцку, вышли на границы собственно русских земель. Псков и Новгород для успешной борьбы против них стали нуждаться в союзнике, готовом оказать военную помощь в случае необходимости. Но помощь не всегда приходила вовремя, как из-за удалённости Владимира от северо-западных границ Руси, так и из-за разногласий между новгородской знатью и владимирскими князьями. Более опасное положение Пскова порождало разногласия между псковичами и новгородцами. Псковичи требовали от новгородцев и владимирцев либо решительных успехов в прибалтийских походах, либо мира с Орденом. Псков часто принимал князей, изгнанных новгородцами.

Во времена монгольского нашествия на Русь новгородские земли подверглись разорению лишь частично (Волок Ламский, Вологда, Бежецк, Торжок). Последний был взят 5 марта, и после этого силы монголов дошли до Игнач Креста, находившегося в 100 вёрстах от Новгорода. Главными причинами отказа монголов от похода на сам Новгород различные версии называют предстоящую весеннюю распутицу (после взятия Торжка 5 марта), угрозу бескормицы и высокие потери монголов на более ранних этапах похода, в борьбе против Рязанского и Владимирского княжеств.[28][29][30] Несмотря на то что Новгород не был захвачен монголами, он был вынужден платить им дань. После первой неудачной попытки в 1257 году, татарские послы провели перепись в 1259 году с помощью Александра Невского, что вызвало волнения в городе.[31]

15 июля 1240 года Александр Ярославич одержал победу над шведами на Неве, 5 апреля 1242 — над тевтонцами на льду Чудского озера, а в 12571259 годах утвердил своё влияние в Новгороде, угрожая ему татарским погромом. В 1268 году тевтонцы были разбиты в ожесточённой Раковорской битве.

Между Москвой, Тверью и ЛитвойПравить

В начале XIV века за новгородское княжение развернулась борьба между тверскими и московскими князьями. Золотая Орда, стремясь не допустить заметного преимущества одного русского князя над другим, поддерживала в этой борьбе Москву, новгородская знать симпатизировала московским князьям. Попытка Михаила Тверского подчинить Новгород силой успеха не имела, поход был неудачным. Начиная с 1330-х годов, когда основными центрами русских земель стали Москва и Вильно, новгородцы стали призывать на княжение также и литовских князей. Юридически самостоятельность Пскова была утверждена в 1348 году (Болотовский договор). Согласно некоторым летописям, новгородцы участвовали в Куликовской битве, хотя некоторыми историками это ставится под сомнение.[32]

Конфликты новгородцев со шведами и норвежцами в начале XIV века окончились заключением договоров, определяющих границы и сферы влияния тех и других. Ореховский мир со Швецией, заключенный в 1323 году, определил границу в Карелии и Финляндии. В 1326 году в Новгороде был подписан договор с норвежцами, согласно которому стороны обязывались соблюдать «старые границы» между новгородскими владениями на Кольском полуострове и норвежским Финнмарком. «Граница» в этих местах означала право на сбор дани с местного финно-угорского населения.[33]

Новгород торговал с балтийскими городами на протяжении XIV и XV веков. После их объединения в Ганзу в середине XIV века между нею и Новгородом в течение нескольких десятилетий длился конфликт. Новгородцы предъявляли претензии по условиям торговли мехами и солью, обе стороны задерживали купцов и конфисковывали их товары. В 1392 году в Новгороде делегацией ганзейских городов был подписан Нибуров мир, урегулировавший основные претензии сторон и ставший основой для отношений Новгорода с Ганзой до закрытия её конторы.[34][35] Несмотря на это, и в XV веке происходили многочисленные конфликты с Ганзой. Войны с Ливонским орденом также приводили к затруднениям в торговле между Новгородом и ливонскими городами. Так Орден запретил поставлять лошадей на Русь в 1439 и 1440 годах, а в 1443 году торговля с Новгородом была запрещена и контора Ганзы была закрыта до 1450 года. На протяжении XV века роль Ганзы в торговле Новгорода уменьшалась, развивались отношения с её конкурентами: Выборгом, Стокгольмом и Нарвой.[34]

На XIV век приходится расцвет новгородской архитектуры, строятся многочисленные новые церкви, кирпичные стены кремля. К этому же времени относятся первые (если не считать летописи) памятники новгородской литературы. В следующем столетии появились жития святых, повести о боярах и сказания о прошлых победах новгородцев. Новгород начал чеканить собственную монету (новгородку) в 1420 году.[36] В 1440 году составлена судная грамота определяющая порядок судопроизводства в Новгороде.

В 1449 году Москва заключила с Великим княжеством Литовским Вечный мир, разграничивающий зоны влияния на Руси. Литва обязалась не вмешиваться во внутренние дела Новгорода и Пскова, и не поддерживать их против Москвы и Ливонского ордена. В следующие несколько лет князь Василий II Тёмный окончательно победил в междоусобной войне в Московской Руси годах, а его главный соперник Дмитрий Шемяка бежал в Новгород, где и умер (возможно был отравлен) в 1453 году. Василий II пошёл в поход на Новгород в 1456 году, закончившийся поражением новгородцев и подписанием Яжелбицкого мира, по которому полномочия московского князя в новгородских делах существенно расширились.

В 1470 году киевский митрополит Григорий Болгарин был признан вселенским патриархом Константинополя Дионисием VI, что ознаменовало собой отход православных Великого княжества Литовского от унии с католическим Римом. Новгородцы обратились к Григорию, чтобы тот прислал им нового архиепископа.[источник?] Также в 1470 году новгородцы заключили договор с Казимиром, великим князем литовским и королём польским, пригласив его на княжение. В договоре было особо оговорено сохранение православной веры: посадник должен был быть православным, а король не имел права строить в Новгородской земле католических церквей. Несмотря на это, в 1471 году Иван III вышел в поход на Новгород, обосновывая его отходом новгородцев от православия к католицизму. Московское войско одержало победу в Шелонской битве, и был заключён Коростынский мир, ещё сильнее подчинивший Новгородскую землю великому князю. В результате очередного похода Ивана III в 1478 году в Новгороде было ликвидировано вече и институт посадника, и он был окончательно присоединён к Московскому княжеству.[37]

В составе централизованного Русского государства (с 1478)Править

Покорив Новгород в 1478 году, Москва унаследовала его прежние политические отношения с соседями. Наследием периода независимости было сохранение дипломатической практики, при которой северо-западные соседи Новгорода — Швеция и Ливония — поддерживали дипломатические отношения с Москвой через новгородских наместников великого князя.

В территориальном отношении Новгородская земля в эпоху Русского царства (XVI—XVII вв.) делилась на 5 пятин: Водскую, Шелонскую, Обонежскую, Деревскую и Бежецкую. Наиболее мелкими единицами административного деления в то время являлись погосты, по которым определялось географическое местоположение селений, производился подсчёт населения и их податного имущества.

Иван III положил конец новгородско-ганзейским отношениям в 1494 году, когда по его указу немецкая контора в Великом Новгороде была закрыта, а ганзейские купцы и их товары были арестованы и отправлены в Москву. Разные историки называют разные причины этого: желание Ивана III после подчинения Новгорода Москве подорвать его могущество, заключение русско-датского договора в 1493 году, казнь (сожжение заживо) двух русских в Ревеле в 1494 году (один был казнен как фальшивомонетчик, второй — по обвинению в содомии) без уведомления властей русской стороны, как это надлежало сделать согласно новгородско-ливонскому договору 1493 года[38].

Царствование Василия IIIПравить

21 марта 1499 года сын царя Ивана III Василий был объявлен Великим князем Новгородским и Псковским, а в апреле 1502 года - Великим князем Московским и Владимирским и Всея Руси самодержцем, то есть стал соправителем Ивана III, а после смерти Ивана III 27 октября 1505 года — единоличным монархом. Переговоры между Ганзой и великим князем завершились возобновлением деятельности Немецкого двора в Новгороде в 1515 году.[34]

Царствование Ивана ГрозногоПравить

 
Иван Васильевич IV (15331584)
 
Новгородская земля на голландской карте Московии — максимального (по размеру) Великого княжества. 1593 год

В 1565 году, после того как царь Иван Грозный разделил Русское государство на опричнину и земщину, город вошёл в состав последней[39][40]. Огромный урон Новгороду нанёс опричный погром, учинённый зимой 1569/1570 годов войском, лично возглавлявшимся Иваном Грозным. Поводом к погрому послужил донос и подозрения в измене (как предполагают современные историки, новгородский заговор был придуман фаворитами Грозного Василием Грязным и Малютой Скуратовым). Были разграблены все города по дороге от Москвы до Новгорода, по пути Малюта Скуратов лично задушил в тверском Отроческом монастыре митрополита Филиппа Колычёва. Число жертв в Новгороде было более 27 тыс. чел. (в 1546 году в городе было 35 тыс. чел.). В Новгороде разгром длился 6 недель, людей тысячами пытали и топили в Волхове. Город был разграблен. Имущество церквей, монастырей и купцов было конфисковано

Смутное время. Шведская оккупация.Править

1609 году в Выборге правительство Василия Шуйского заключило со Швецией Выборгский договор, по которому в обмен на военную помощь шведской короне передавался Корельский уезд.

В 1610 году в Новгород был назначен воеводой Иван Одоевский.

В 1610 году царь Василий Шуйский был низвержен и Москва присягнула королевичу Владиславу. В Москве образовалось новое правительство, которое начало приводить к присяге королевичу и другие города Русского государства. В Новгород был послан для приведения к присяге и для оберегания от шведов, явившихся в это время на севере и от воровских шаек И. М. Салтыков. Новгородцы и, вероятно, во главе их и Одоевский, бывший постоянно в хороших отношениях с новгородским митрополитом Исидором, имевшим большое влияние на новгородцев, да, по-видимому, и сам пользовавшийся среди новгородцев уважением и любовью, согласились не раньше впустить Салтыкова и присягнуть королевичу, чем получат из Москвы список с утверждённой крестоцеловальной грамоты; но и получив грамоту присягнули только после того, как взяли с Салтыкова обещание, что он не введёт с собой в город поляков.

Скоро в Москве и во всей России возникло сильное движение против поляков; во главе ополчения, поставившего своей задачей изгнать поляков из России, стал Прокопий Ляпунов, вместе с некоторыми другими лицами составивший временное правительство, которое, вступив в управление страной, начало рассылать и воевод по городам.

Летом 1611 года к Новгороду подошёл шведский генерал Якоб Делагарди со своей армией. Он вступил в переговоры с новгородскими властями. Он спрашивал воевод, враги они шведам или друзья и хотят ли соблюдать Выборгский договор, заключённый со Швецией при царе Василии Шуйском. Воеводы могли ответить только, что это зависит от будущего царя и что они на этот вопрос ответить не имеют права.

Правительством Ляпунова в Новгород был послан воевода Василий Бутурлин. Бутурлин, прибыв в Новгород, начал вести себя иначе: немедленно начал переговоры с Делагарди, предлагая русскую корону одному из сыновей короля Карла IX. Начались переговоры, которые затянулись, а между тем у Бутурлина с Одоевским возникли распри: Бутурлин не позволял осторожному Одоевскому принимать мер к охране города, допустил Делагарди, под предлогом переговоров, перейти Волхов и подступить к самому пригородному Колмовскому монастырю, и даже разрешил новгородским торговым людям поставлять шведам разные припасы.

Шведы поняли, что им представляется очень удобный случай овладеть Новгородом, и 8 июля повели приступ, который был отражён только благодаря тому, что новгородцы вовремя успели сжечь окружавшие Новгород посады. Однако новгородцы продержались в осаде недолго: в ночь на 16 июля шведам удалось прорваться в Новгород. Сопротивление им было оказано слабое, так как все ратные люди были под начальством Бутурлина, который после непродолжительного боя удалился из города, пограбив новгородских купцов; Одоевский и митрополит Исидор заперлись в Кремле, но, не имея в своём распоряжении ни боевых запасов, ни ратных людей, должны были вступить в переговоры с Делагарди. Был заключён договор, по условиям которого новгородцы признавали шведского короля своим покровителем, и Делагарди был впущен в Кремль.

К середине 1612 года шведы заняли всю Новгородскую землю, кроме Пскова и Гдова. Неудачная попытка взять Псков. Шведы прекратили военные действия.

У князя Пожарского не хватало войска, чтобы воевать одновременно с поляками и шведами, поэтому с последними он начал переговоры. В мае 1612 года из Ярославля в Новгород был отправлен посол «земского» правительства Степан Татищев с грамотами к новгородскому митрополиту Исидору, боярину князю Ивану Одоевскому и командующему шведскими войсками Якобу Делагарди. У митрополита Исидора и боярина Одоевского правительство спрашивало, как у них дела со шведами? К Делагарди правительство писало, что если король шведский даст брата своего на государство и окрестит его в православную христианскую веру, то они рады быть с новгородцами в одном совете. Одоевский и Делагарди ответили, что вскоре пришлют в Ярославль своих послов. Вернувшись в Ярославль, Татищев объявил, что от «шведов добра ждать нечего». Переговоры со шведами о кандидате Карла-Филиппа в московские цари стали для Пожарского и Минина поводом к созыву Земского собора.[41] В июле в Ярославль приехали обещанные послы: игумен Вяжицкого монастыря Геннадий, князь Фёдор Оболенский и из всех пятин, из дворян и из посадских людей — по человеку. 26 июля новгородцы предстали перед Пожарским и заявили, что «королевич теперь в дороге и скоро будет в Новгороде». Речь послов закончилась предложением «быть с нами в любви и соединении под рукою одного государя».

Затем из Ярославля в Новгород было отправлено новое посольство Перфилия Секерина. Ему было поручено при содействии новгородского митрополита Исидора заключить со шведами договор «чтоб крестьянству была тишина и покой». Возможно, что в связи с этим поднят был в Ярославле и вопрос об избрании царем шведского королевича, признанного Новгородом. Однако, царское избрание в Ярославле не состоялось.

В октябре 1612 года Москва была освобождена и возникла необходимость в выборе нового государя. Из Москвы во многие города Руси, и в том числе в Новгород, были разосланы грамоты от имени освободителей Москвы — Пожарского и Трубецкого. В начале 1613 года в Москве состоялся Земский собор, на котором был избран новый царь — Михаил Романов.

25 мая 1613 года начинается восстание против шведского гарнизона в Тихвине. Восставшие посадские люди отбили у шведов укрепления Тихвинского монастыря и выдерживали в них осаду до середины сентября, вынудив отряды Делагарди отступить. С успешного тихвинского восстания начинается борьба за освобождение Северо-Западной Руси и Новгорода, завершившаяся подписанием Столбовского мирного договора в 1617 году.

Шведы покинули Новгород лишь в 1617 году, в полностью разорённом городе осталось только несколько сотен жителей. В ходе событий Смутного времени границы Новгородской земли были существенно уменьшены из-за потери пограничных с Швецией земель по Столбовскому миру 1617 года.

В составе Российской империиПравить

В 1708 году территория вошла в Ингерманландскую (c 1710 Санкт-Петербургская губерния) и Архангелогородскую губернии, а с 1726 года была выделена Новгородская губерния, в которой было 5 провинций: Новгородская, Псковская, Тверская, Белозерская и Великолуцкая.

ЗамечанияПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Горский А. А. Русские земли в XIII—XIV веках: пути политического развития. — СПб.: Наука, 2016. — C. 63—67
  2. Филюшкин А. И. Титулы русских государей. — М.; СПб.: Альянс-Архео, 2006. — С. 39—40.
  3. 1 2 ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ РАН. Рюриково городище Архивировано 13 октября 2007 года.  (недоступная ссылка с 25-05-2013 [2792 дня] — историякопия)
  4. Е. Н. Носов. Типология городов Поволховья\\"Новгород и Новгородская Земля. История и археология". Материалы научной конференции
  5. Носов Е. Н., Плохов А. В. Холопий Городок//Древности Поволховья — С. 129—152
  6. 1 2 ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ РАН. Старая Ладога Архивировано 5 января 2012 года.  (недоступная ссылка с 25-05-2013 [2792 дня] — историякопия) http://www.novgorod.ru/read/information/history/clauses/
  7. 1 2 3 4 5 Новгород Великий // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  8. В. О. Ключевский «Курс русской истории»: сочинения в 9-ти томах т.1. Лекция XXIII см. В. О. Ключевский
  9. 1 2 Зимина М. П. Неолит бассейна р. Мсты. М.: Наука, 1981. 205 с. ил. 22
  10. 1 2 Агеева Р. А. Гидронимия Русского Северо-Запада как источник культурно-исторической информации. Едиториал УРСС, 2004.
  11. 1 2 3 4 5 6 Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье. Учебное пособие. Серия: Studia historica . 2-е изд., перераб. и доп. М.: Знак, 2004. — 416 с http://bookpage.ru/2427.html Архивная копия от 25 апреля 2009 на Wayback Machine Вернадский Г. В. Древняя Русь. Тверь—М.: «Леан»; «Аграф», 1996. (2000) — 447 с http://www.kulichki.com/~gumilev/VGV/vgv1.htm
  12. http://www.ruthenia.ru/folklore/napolskih5.pdf
  13. Лаврентьевская летопись. (Полное собрание русских летописей. Том первый). Ленинград, 1926—1928
  14. Васильев В. Л. Древнеевропейская гидронимия в приильменье // Вестник НовГУ. 2002. № 21. (PDF)
  15. Т. Н. Джаксон АЛЬДЕЙГЬЮБОРГ:АРХЕОЛОГИЯ И ТОПОНИМИКА
  16. Сакса А. И. Новгород, Карелия и Ижорская земля в эпоху средневековья // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. Великий Новгород. 2005
  17. Сакса А. И. СРЕДНЕВЕКОВАЯ КОРЕЛА. ФОРМИРОВАНИЕ ЭТНИЧЕСКОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ОБЩНОСТИ
  18. 1 2 3 4 5 Игорь Яковлевич Фроянов. Становление новгородской республики в XI столетии. Волнения в новгороде 1015–1016 и 1071 гг. // Мятежный Новгород. Очерки истории государственности, социальной и политической борьбы конца IX — начала XIII столетия. — Изд-во С.-Петербургского университета, 1992.
  19. 1 2 Николай Иванович Костомаров. Русская республика. — Чарли, 1994. — ISBN 5-86859-020-1.
  20. Гиппиус А. А. Скандинавский след в истории новгородского боярства // Slavica Helsingiensia 27, 2006. — C. 93—108.
  21. Рапов О. М. О датировке народных восстаний на Руси XI века в Повести временных лет (рус.). — 1979. — С. 149.
  22. 1 2 В. Л. Янин. Успехи боярства в борьбе за власть в конце XI – начале XII вв. // Очерки истории средневекового Новгорода. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Изд-во «Русскій Міръ»; ИПЦ «Жизнь и мысль», 2013. — С. 43-56. — ISBN 978-5-8455-0176-9.
  23. М.Н. Тихомиров. Глава XIII. Новгородское восстание 1136 г. // Крестьянские и городские восстания на Руси (XI-XIII вв.) (рус.). — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955.
  24. Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов (рус.) / А. Н. Насонова. — М.—Л.: Изд-во Академии наук, 1950. — С. 66., цитируется по М.Н. Тихомиров. Глава XIII. Новгородское восстание 1136 г. // Крестьянские и городские восстания на Руси (XI-XIII вв.) (рус.). — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955.
  25. 1 2 3 4 Хрусталёв, Денис Григорьевич. Новгород и его власть в Прибалтике в XII -- первой четверти XIII в // Северные крестоносцы. Русь в борьбе за сферы влияния в Восточной Прибалтике XII—XIII вв. / научный редактор В.Ю.Трофимов. — 3-е издание. — Санкт-Петербург: Евразия, 2018. — С. 68—138. — 622 с. — ISBN 978-5-91852-183-0.
  26. Елена Мельникова. К предыстории Готского двора в Новгороде // Древняя Русь и Скандинавия: Избранные труды (рус.). — М.: Litres, 2017. — ISBN 5040607385.
  27. Хрусталёв, Денис Григорьевич «Северные крестоносцы. Русь в борьбе за сферы влияния в Восточной Прибалтике XII—XIII вв.». — Приложения. — № 12. Договор Новгорода с Готландом и немецкими городами о мире и торговле. 1191—1192 гг.
  28. Монголо-татарское нашествие / Хрусталёв, Денис Григорьевич // Меотская археологическая культура — Монголо-татарское нашествие. — М. : Большая российская энциклопедия, 2012. — С. 756—758. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 20). — ISBN 978-5-85270-354-5.
  29. Каргалов В. В. Русь и кочевники / Гл. ред. С. Н. Дмитриев, ред. М. К. Залесская. — М.: Вече, 2008. — 480 с. — (Тайны Земли Русской). — ISBN 978-5-9533-2921-7.
  30. В. Л. Янин. Новгород на острие ордынского нашествия // Очерки истории средневекового Новгорода. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Изд-во «Русскій Міръ»; ИПЦ «Жизнь и мысль», 2013. — С. 117-130. — ISBN 978-5-8455-0176-9.
  31. В. Л. Янин. Новгород во времена Александра Невского // Очерки истории средневекового Новгорода. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Изд-во «Русскій Міръ»; ИПЦ «Жизнь и мысль», 2013. — С. 141-142. — ISBN 978-5-8455-0176-9.
  32. Каргалов В. В. Конец ордынского ига / Отв. ред. д-р ист. наук В. И. Буганов. — М.: Наука, 1984. — С. 45. — 150 с.
  33. Eric Christiansen. The making of a Russo-Swedish frontier, 1295-1326 // The Northern Crusades (англ.). — Penguin UK, 1997. — 320 p. — ISBN 9780140266535.
  34. 1 2 3 Рыбина Е. А. Новгород и Ганза в XIV—XV вв. // Новгород и Ганза. — Рукописные памятники Древней Руси, 2009.
  35. Лагунин И. И. Изборск и Ганза. Нибуров мир. 1391 г.
  36. Новгородская денга, новгородка // Нумизматический словарь / [Автор: Зварич В.В.]. — 4-е изд.. — Львов: Высшая школа, 1980.
  37. В. Л. Янин. Падение Новгорода // Очерки истории средневекового Новгорода. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Изд-во «Русскій Міръ»; ИПЦ «Жизнь и мысль», 2013. — С. 322, 323, 327. — ISBN 978-5-8455-0176-9.
  38. Казакова Н. А. Ещё раз о закрытии Ганзейского двора в Новгороде в 1494 г.
  39. Сторожев В. Н. Земщина // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  40. Земщина // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  41. Замалчиваемые факты из истории династии Романовых (недоступная ссылка). Дата обращения: 10 мая 2011. Архивировано 22 июля 2011 года.
  42. Сакса Александр Иванович, Диссертация  (недоступная ссылка с 25-05-2013 [2792 дня] — историякопия)

ЛитератураПравить

СсылкиПравить