Пожарский, Дмитрий Михайлович

Князь Дми́трий Миха́йлович Пожа́рский (1 ноября 1578 — 20 (30) апреля 1642[2]) — воевода, русский национальный герой, военный и политический деятель, глава Второго народного ополчения, освободившего Москву от польско-литовских оккупантов.

Дмитрий Михайлович Пожарский
Портрет князя Д. М. Пожарского, найденный П. П. Бекетовым и помещённый в его коллекцию. Гравюра мастеров Н. Соколова и И. Розанова, А. Г. Афанасьева из «Собрания портретов россиян…», сделанная с оригинального портрета XVII века
Портрет князя Д. М. Пожарского, найденный П. П. Бекетовым и помещённый в его коллекцию. Гравюра мастеров Н. Соколова и И. Розанова, А. Г. Афанасьева из «Собрания портретов россиян…», сделанная с оригинального портрета XVII века
Родовой герб князей Пожарских
Родовой герб князей Пожарских
1578 — 1642
Монарх Борис Годунов
Василий IV Шуйский
Михаил Романов
Начальник Московского Судного приказа
1636 — 1637
1624 — 1628
Рождение предп. 1 ноября 1577[1]
Смерть 20 (30) апреля 1642[1] (64 года)
Место погребения
Имя при рождении Козма
Отец Михаил Фёдорович Пожарский
Мать Мария Фёдоровна Берсенева-Беклемишева
Супруга Прасковья Варфоломеевна; Феодора Андреевна
Дети Пётр, Фёдор, Иван, Ксения, Анастасия, Елена
Отношение к религии Православие
Годы службы 1593—1640
Принадлежность  Русское государство
Звание воевода
Командовал Первое народное ополчение и Второе народное ополчение
Сражения Восстание Болотникова
Московская битва
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Биография править

Князь Дмитрий Пожарский родился 1 ноября 1578 года. Его отец Михаил Фёдорович Глухой в 1571 году женился на Марии (Евфросинии) Фёдоровне Беклемишевой[3], происходившей из древнего дворянского рода. При крещении Дмитрий получил «прямое имя» Козма[4] в честь Космы бессребреника. Одновременно он получил «мирское» имя Димитрий в честь Димитрия Солунского. В составе приданого Марии Фёдоровны было село Берсенево в Клинском уезде, где, вероятнее всего, и родился Дмитрий, так как Суздальские земли князей Пожарских, в том числе и село Мугреево (Волосынино)[5], были конфискованы в 1565 году царём Иваном Грозным.

Отец скончался 23 августа 1587 года, мать — 7 апреля 1607 года; похоронены в Спасо-Евфимиевом монастыре в Суздале[6]. У отца было четверо детей: старшая дочь княжна Дарья (вероятно от первого брака) и сыновья князья — Дмитрий, Юрий и Василий. Когда умер отец, Дарье было 15 лет, Дмитрию — неполных 10, Василию — 3. Юрий умер при жизни отца. Впоследствии Дарья вышла замуж за князя Никиту Хованского[7][8].

Служба при царе Борисе Годунове править

 
Евангелие князя Дмитрия Пожарского, 1605—1606. ГИМ

После смерти Ивана Грозного семья переехала в Москву, где мать занялась воспитанием детей. В 1593 году князь Дмитрий Михайлович поступил на дворцовую службу. В 1598 году, в начале царствования Бориса Годунова имел придворный чин — «стряпчий с платьем» и подписал грамоту об избрании в цари Бориса Годунова.

Вскоре он с матерью неизвестно почему попали в опалу, которая была снята в 1602 году, в результате чего Дмитрий Михайлович пожалован в стольники, а его мать стала боярыней при дочери царя Ксении Борисовне. Под конец царствования Бориса Годунова мать Пожарского была уже верховной боярыней при царице Марии Григорьевне, сменив на этом посту мать боярина Бориса Лыкова[9] — Марию Лыкову.

Мать оказывала Дмитрию большую помощь в течение всей своей жизни. Она сама была высокообразованной женщиной и всем детям своим дала блестящее по тому времени образование, что было тогда редким явлением. Так, после смерти отца Пожарский, которому было неполных десять лет, отдал в поминание по отцу в Спасо-Евфимиев монастырь деревню «Три дворища», сам составив дарственную и подписав её. Под влиянием матери у Пожарского привились и сохранились до конца жизни такие черты, как чувство веры, чести и долга. По отзывам современников и согласно историческим документам, присущими князю Пожарскому чертами характера были отсутствие всякого чванства, заносчивости и зазнайства; отсутствие алчности и высокомерия. Его отличали справедливость и великодушие, щедрость в пожертвованиях конкретным людям и обществу в целом; скромность и честность в отношениях к людям и поступках; преданность государям русским и своему Отечеству; храбрость и способность к самопожертвованию; благочестие, набожность без фанатизма, любовь к своим ближним. В необходимых случаях он был твёрд духом, решителен и непоколебим, непримирим к врагам Отечества и изменникам Родины, отличался чувством собственного достоинства. Вместе с тем он был мягким и внимательным человеком, что притягивало к нему людей разного возраста и социального положения, от холопа до боярина, что было удивительно для эпохи того времени. Неслучайно нижегородцы, когда стали искать военачальника для второго народного ополчения, остановились единодушно на его фигуре.

Служба при Лжедмитрии I править

После смерти царя Бориса Годунова 13 апреля 1605 года к власти пришёл Лжедмитрий I, венчанный на царство 21 июля, ставленник польского короля Сигизмунда III, которому присягнула и Москва, и боярская дума. Пожарский продолжал находиться при дворе[10]. В это время он исполнял обязанности дворецкого, бывал за столом на обедах Лжедмитрия I по случаю приезда в Москву Юрия Мнишек, а 08 мая 1606 года на свадьбе Лжедмитрия I и Марины Мнишек сидел за столом у польских послов «за яствою».

В ночь с 16 на 17 мая 1606 года был убит Лжедмитрий I и царём стал князь Василий Иванович Шуйский, которому присягнул и князь Дмитрий Михайлович.

Служба при царе Василии Шуйском править

Основная статья: Смутное время

В 1606—1607 годах Пожарский участвовал в подавлении восстания Ивана Болотникова.

Весной 1607 года появился Лжедмитрий II, а с ним на русские земли вторглись полчища литовцев и поляков, которые, поддерживая Лжедмитрия II, занимались грабежом, разоряли русские города, сёла, деревни, церкви и монастыри. На борьбу против нового самозванца и непрошеных гостей царь Шуйский мобилизовал все имеющиеся у него средства.

В 1608 году в числе других приближённых он отрядил на борьбу с захватчиками князя Пожарского в качестве полкового воеводы. В июле-августе этого года во время противостояния Василия Шуйского с Лжедмитрием II, отряды которого, действуя из Тушинского лагеря, стремились полностью окружить Москву и заблокировать подвоз продовольствия, Дмитрий Пожарский в упорном бою разбил один из таких отрядов во главе с Иваном Салковым на Владимирской дороге у реки Пехорки[11]. В результате этого боя, произошедшего в конце 1609 года, разбитый атаман с казаками явились в Москву, принеся повинную государю. Также отряд пана Млоцкого отступил из Коломны и был впоследствии разбит под Серпуховом. В октябре все суздальские и владимирские города и волости признали Лжедмитрия II и только Коломна, которая не позволяла полностью окружить столицу, не признала в нём царя. Жители города попросили помощи из Москвы, когда стало известно о движении отрядов Хмелевского от Каширы. Разведав что польские отряды стоят в 30 верстах от Коломны, в селе Высоком, князь Дмитрий Михайлович пошёл туда ночью, напал на них перед рассветом и как сказано в Новом литописце «поби их язвою великою».

В 1609 году происходило массовый переход в Тушинский лагерь, где служилые люди искали милости и повышения. Только Троице-Сергиев монастырь, города Коломна, Смоленск, Переяславль-Рязанский, Нижний Новгород и ряд сибирских городов остались верны Шуйскому. В самой Москве в трудную пору «московского осадного сидения» испытывался недостаток продовольствия и боеприпасов. Интервенты грабили обозы с продовольствием шедших к Москве. Смута разгоралась, жители Коломны недавно поддержавшие царя присягнули Лжедмитрию II, как своему государю. Каширяне поступили также, едва не убив своего воеводу Григория Фёдоровича Ромодановского, отказавшего от присяги. В это время в Зарайске воеводой был князь Пожарский, который не согласился присягать Лжедмитрию II и заперся с войском в крепости разослав гонцов в ближайшие города и волости. В результате Коломна и Кашира вновь «целовали крест» в верности Василию Шуйскому[10]. В конце 1609 года рязанский воевода Прокопий Ляпунов уговаривал Пожарского провозгласить царём боярина Скопина-Шуйского, но князь был верен присяге Шуйскому и не поддался уговорам. В этом году за ревностную службу по защите Отечества от поляков Дмитрий Михайлович получил в вотчину из своего старого поместья (отца и деда) в Суздальском уезде, село Нижний Ландех[12] c двадцатью деревнями, починками и пустошами. В жалованной грамоте было сказано, что он «многую службу и дородство показалъ, голодъ и во всёмъ оскуденье и всякую осадную нужду терпелъ многое время, а на воровскую прелесть и смуту ни на которую ни покусился, стоялъ въ твёрдости разума своего крепко и непоколебимо безо всякия шатости»[10].

В 1609 году царь обратился за помощью к шведам, и Карл IX в феврале послал в Россию войско под предводительством Якоба Делагарди. Русско-шведское войско М. В. Скопина-Шуйского разбило тушинцев под Дмитровым и подошло к Москве, освободившись от осады 12 марта. Одновременно польский король Сигизмунд III вторгся в Россию и осадил Смоленск, потребовав от тушинских поляков оставить Самозванца и перейти на его сторону. В начале 1610 года Лжедмитрий II вынужден был бежать из Тушина в Калугу.

В апреле 1610 года, после смерти Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, П. Ляпунов послал в Зарайск своего племянника Фёдора Ляпунова, с предложением к Пожарскому изложенной в грамоте, отомстить царю Шуйскому за смерть князя Скопина-Шуйского, считая его виновным в отравлении князя занемогшего на пиру у царского брата, князя Дмитрия Ивановича Шуйского, но Пожарский снова остался верен присяге и отослал грамоту Ляпунову, требуя помощи войск. Вскоре Пожарскому было прислано подкрепление и Ляпунов отступил от Москвы.

Русско-шведское войско под командованием брата царя Дмитрия Шуйского выступило на помощь Смоленску. Однако (24 июня 1610) оно было наголову разгромлено гетманом Жолкевским в битве при Клушине.

Царь Василий Шуйский был низложен москвичами 17 июля 1610 года и насильно пострижен.

Междуцарствие править

Основная статья: Междуцарствие

Царь был свергнут, собрать Земский собор не представлялось возможным, тогда во главе государства встала Семибоярщина. В это время гетман Жолкевский подошёл к Москве и встал у Хорошева, а Лжедмитрий II со своей стороны встал в Коломенском. В такой ситуации Семибоярщина из страха перед Самозванцем целовала крест 17 августа 1610 года сыну Сигизмунда королевичу Владиславу, на условиях его перехода в православную веру, а затем (в ночь на 21 сентября) тайно впустила в Кремль польско-литовский гарнизон[13]. Лжедмитрий 11 декабря 1610 года был убит своими приближёнными, его смерть всколыхнула всю Россию и объединила народ в борьбе против Речи Посполитой.

Первое народное ополчение править

 
Знамя князя Пожарского. Ветхое шелковой ткани знамя после освобождения им Москвы от поляков и Литвы хранилось в принадлежавшем Князю селе Пурех Нижегородской губернии, а в 1827 г. поступило в Оружейную палату Московского кремля. На нём изображён с одной стороны Господь Вседержитель, с другой архангел Михаил и стоящий перед ним на коленях и разувающий сапог Иисус Навин.

В январе 1611 года князь Пожарский, в то время зарайский воевода, не признал решения московских бояр призвать на русский трон сына Сигизмунда III, королевича Владислава. Не признали решения Семибоярщины и нижегородцы. Утвердившись крестным целованием (клятвой) с жителями Балахны, они разослали призывные грамоты в города Рязань, Кострому, Вологду, Галич и другие, прося прислать в Нижний Новгород ратников, чтобы «стати за…веру и за Московское государство заодин». Воззвания нижегородцев имели успех. Откликнулось много поволжских и сибирских городов.

Одновременно с нижегородцами собиралось ополчение и в Рязани под руководством рязанского воеводы Прокопия Ляпунова. К отряду Ляпунова примкнул со своими ратными людьми и зарайский воевода князь Д. М. Пожарский, который в январе 1611 года привёл войско из Зарайска и помог ему освободить Пронск и отправился с ним в Рязань, откуда вновь возвратился в Зарайск. Вслед за ним явились казаки Исая Сунбулова, прогнанные из Пронска в Михайлов и ночью взяли зарайский острог, располагавшийся вокруг Зарайского кремля. Князь Пожарский вышел из кремля с небольшим отрядом, выбил их из острога и прогнал Сунбулова, который побежал в Москву а казаки на малорусскую окраину, в результате чего вся рязанская земля была освобождена.

В феврале 1611 года первое Нижегородское ополчение под руководством нижегородского воеводы князя Репнина выступило на Москву численностью около 1200 человек. К нижегородцам примкнули отряды ратников из Казани, Свияжска и Чебоксар. Под Москву нижегородское ополчение пришло в середине марта. Несколько ранее к Москве подошли отряды ополченцев из Рязани и Владимира. Жители Москвы, узнав о приходе ополченцев, стали готовиться к истреблению ненавистных им поляков и (19 марта) началось всеобщее восстание. Улицы были забаррикадированы санями с дровами, с крыш, из домов и из-за заборов в поляков стреляли. Поляки устроили резню на улицах, но в конце концов оказались осаждёнными со всех сторон. Выход был найден в поджоге Москвы, которая была сожжена практически дотла. Ополченцы поспешили на помощь москвичам. Д. М. Пожарский встретил врагов на Сретенке, отразил их и прогнал в Китай-город. На следующий день, в среду, поляки опять напали на Пожарского, устроившего опорный пункт около своего подворья на Лубянке (район нынешнего памятника Воровскому). Пожарский бился с поляками целый день, был тяжело ранен и вывезен из Москвы соратниками в Троице-Сергиев монастырь. Позднее он перебрался в свою родовую вотчину в Мугреево, а затем в родовое имение Юрино Нижегородского уезда. Там он продолжил своё лечение до возглавления им (октябрь 1611) 2-го народного ополчения, организация которого началась в Нижнем Новгороде по инициативе земского старосты Кузьмы Минина.

Первое ополчение первоначально одержало победу, захватив Белый город. Однако вражда между дворянами под предводительством Прокопия Ляпунова и казаками (бывшими тушинцами) под предводительством Ивана Заруцкого сыграла в его судьбе роковую роль. После убийства казаками Ляпунова, дворяне стали разбегаться, и ополчение фактически утратило боеспособность и распалось, хотя его остатки под руководством Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого по-прежнему стояли под Москвой. Иван Заруцкий пользуясь моментом провозгласил будущим Государём российским только что родившегося сына Марины Мнишек и Лжедмитрия. В эти дни под натиском Сигизмунда пал Смоленск, Великий Новгород захватили шведы, а в Пскове объявился новый Самозванец Смутного времени — Лжедмитрий III. В государстве не было казны и войска, не было верховной власти, тяжелейший экономический и политический кризис.

Второе народное ополчение править

 
Грамота 1611 года
 
М. И. Скотти. «Минин и Пожарский» (1850). Красное знамя с иконой, которое несёт князь, исторически достоверно.

Наиболее стойко и последовательно в это смутное для России время держались лишь Троице-Сергиев монастырь под руководством архимандрита Дионисия и Нижний Новгород под руководством воевод князя Репнина и Алябьева. И был ещё жив непримиримый к врагам патриарх Гермоген, заключённый поляками в темницу Чудова монастыря, где и умер 17 февраля 1612 года от голода и болезней.

В июле 1611 года архимандрит Дионисий начали рассылать грамоты в разные города России, чтобы разбудить ненависть в сердцах граждан к иноземным захватчикам. В Нижнем Новгороде была получена грамота (25 августа) от патриарха Гермогена, где святой старец призывал нижегородцев стоять за святое дело, за православную веру. Воевода Алябьев переслал копию грамоты в Казань, казанцы — в Пермь. И неслучайно, что первыми во весь голос заговорили о сопротивлении иноземцам именно в Нижнем Новгороде[14].

Земский староста Кузьма Минин призывал каждого нижегородского гражданина отдать часть своего имущества для снаряжения ратников, и народ, представляющий все сословия, горячо откликнулся на его призыв. При выборе военачальника ополчения нижегородцы остановились на кандидатуре князя Д. М. Пожарского и послали к нему делегацию во главе с наместником Вознесенского Печерского монастыря архимандритом Феодосием, сына боярского Ждана Болтина и «изо всяких чинов всяких лучших людей». Отказав первому посольству, к нему было направлено ещё несколько посольств из Нижнего Новгорода, о которых он впоследствии выскажется: «к такому делу бояре и вся земля сильно приневолили». В Нижний Новгород Пожарский прибыл (28 октября 1611)[15].

В конце февраля — начале марта 1612 года второе народное ополчение выступило из Нижнего Новгорода. Его путь пролегал вдоль правого берега Волги через Балахну, Тимонькино, Сицкое, Катунки, Пучеж, Юрьевец, Решму, Кинешму, Плёс, Кострому, Ярославль и Ростов Великий. По просьбе жителей Суздаля Пожарский послал в город своего родственника, стольника князя Романа Петровича Пожарского, который разбив поляков, освободил город[16]. В конце марта — начале апреля 1612 года ополчение пришло в Ярославль и вынуждено было задержаться до конца июля, чтобы собрать больше войск и лучше подготовить ополченцев к московскому сражению. Перед приходом в Ярославль Дмитрий Михайлович получил известие об измене руководителей казацкого отряда, стоявшего под Москвой, князя Д. Т. Трубецкого и атамана Заруцкого, присягнувших ещё одному Самозванцу, беглому дьякону Исидору (в июне 1612 года князь Трубецкой прислал Пожарскому письмо, в котором отказался от присяги новому Самозванцу).

В Ярославле же князь Пожарский чуть было не погиб от руки наёмных убийц, подосланных атаманом Заруцким[17]. Летописец пишет, что князь Пожарский находился в съезжей избе, где было очень тесно и осматривал пушки перед отправкой в Москву. Находившийся рядом казак по имени Роман вскрикнул и повалился набок. Думая, что его сдавила толпа служилых людей, князь хотел выйти из избы, но люди бывшие там не пустили и закричали: «Тебя, князь, хотят убить». Осмотрев место, нашли окровавленный нож, и задержали казака Стеньку, который при допросе повинился и выдал всех подручных, которых тоже арестовали и разослали по различным тюрьмам и которые впоследствии свидетельствовали против Заруцкого. В последствии всех помиловали и как отметил Новый летописец: «А убити ни единого не дал князь Дмитрий Михайлович».

Второе народное ополчение выступило из Ярославля в Москву (28 июля 1612) и (14 августа) оно уже было у стен Троице-Сергиева монастыря, а (20 августа) подошло к Москве. Состоялось ожесточённое сражение ополченцев с поляками и войсками литовского гетмана Ходкевича (21—24 августа), пришедшего на помощь полякам по приказу польского короля Сигизмунда III. К вечеру (24 августа) поляки и войска Ходкевича были наголову разбиты, а сам Ходкевич с остатками своего войска утром (25 августа) ушёл в Польшу. Но ещё два месяца продолжалась борьба ополченцев с засевшими в Москве поляками (до 22 октября/ 01 ноября по новому стилю).

Служба при царе Михаиле Романове править

 
Помазание Михаила на царство. Митрополит Ефрем помазует Михаила, венец держит Иван Никитич Романов, скипетр — Дмитрий Тимофеевич Трубецкой, державу — Дмитрий Михайлович Пожарский. «Коронационный альбом Михаила Романова», 1673 г.

В 1613 году после многочисленных обсуждений на Земском Соборе, государем русским был избран Михаил Фёдорович Романов. Накануне (20 февраля 1613), Дмитрий Михайлович предложил Собору избрать царя из числа претендентов, имеющих царское происхождение, то есть из родственников последнего Рюриковича — Фёдора Ивановича, сына Ивана Грозного. Михаил Фёдорович приходился двоюродным племянником царю Фёдору Ивановичу и был боярского происхождения[10]. На этом Соборе Пожарский «за службу и очищение Москвы» получил сан боярина и вотчины с поместьями в количестве 2500 четей. На грамоте Земского Собора об избрании на русский престол царём М. Ф. Романова его подпись, как боярина, идёт десятой по списку. «Местничество» в то время ещё занимало сильные позиции в русском государстве, несмотря на огромные заслуги перед Отечеством Д. М. Пожарского. При своём венчании на царство (11 июля 1613) Михаил Романов вновь пожаловал Пожарского саном боярина, подтвердил земельные дачи и наградил его новыми землями в Пурецкой волости Нижегородского уезда в количестве 3500 четей[18].

Во время миропомазания государя царский венец на золотом блюде держал родной дядя царя Иван Никитич Романов, скипетр — князь Д. Т. Трубецкой, а державу — князь Пожарский. Принимая во внимание, что князь Дмитрий Михайлович по своему «отечеству» был ниже многих бояр, особенно знаменательно, что он занял такое выдающееся положение при венчании на царство Михаила Фёдоровича. В этом надо видеть выражение признательности юного царя и современников князю Пожарскому за то, что он во время всеобщего «шатания» твёрдо и непоколебимо стоял за правду и, поборов смуту, привёл «все царства Русского государства» к единению в борьбе за его независимость и в выборе нового русского царя.

 
Сабля князя Дмитрия Пожарского за освобождение столицы — подарок от благодарных москвичей в 1612 г.

Дмитрий Михайлович начинает играть ведущую роль при царском дворе, как талантливый военачальник и государственный деятель. Несмотря на победу народного ополчения и избрание царя, война в России всё ещё продолжалась. Дмитрий Михайлович направлен (1615—1616) во главе двухтысячного отряда на борьбу с отрядом польского полковника Лисовского, который осадил город Брянск и взял Карачев. В Орловском бою Пожарский выдерживает натиск «лисовчиков», однако не может предотвратить их дальнейшего разорительного рейда по России. Весной 1616 года Пожарский производит сбор в казну пятой деньги с торговых людей, так как войны не прекращались, а казна истощилась. Ведёт дипломатические переговоры с английским послом Джоном Мериком (1617). Пожалован наместником Коломенским (1617). По просьбе жителей Калуги и соседних с ней городов ведёт военные действия в чине калужского воеводы (1617—1618)[19] с пришедшим в пределы Русского государства войском польского королевича Владислава. Избавив Калугу от более чем полугодовой осады, приходит на помощь Можайску и Боровску. Однако в это же время Дмитрий Михайлович сильно заболел и по велению царя возвратился в Москву.

 
Котарбинский В. А. «Больной князь Дмитрий Пожарский принимает московских послов», 1882.

Едва оправившись от болезни, принял самое деятельное участие в защите столицы от войск Владислава, за что царь Михаил Фёдорович наградил его новыми вотчинами и поместьями. К концу своей жизни Пожарский имел без малого десять тысяч четей земельных угодий со многими сёлами, деревнями и пустошами и считался одним из самых богатых дворян Русского государства.

Руководит Ямским приказом (1619). У царского стола жалован милостивым царским словом, государевом жалованием, атласною шубою на соболях с позолоченными серебряными пуговицами, позолоченным серебряным кубком (27 сентября 1619)[20]. Воевода в Новгороде (1620—1624). Во время царской поездки на богомолье в Троице-Сергиев монастырь (1624), царь оставил Москву на попечение Ф. И. Шереметьева, и Дмитрия Михайловича. Начальник Разбойного приказа (1624—1628). На обеих свадьбах царя (1624 и в 1626) он был в дружках царя, а жена, Прасковья Варфоломеевна, была свахой со стороны царя. Наряду с другими именитыми боярами бывал приглашён к праздничным царским и патриаршим столам и, по замечанию И. Е. Забелина, «въ этихъ приглашенияхъ передъ большими боярами онъ меньше не былъ». Назначен воеводой в Новгород Великий с титулом наместника Суздальского (август 1628—1630)[19]. Назначен начальником Поместного приказа (сентябрь 1630).[21].

Русское войско было послано на осаду Смоленска (1632). Из-за недуга Дмитрий Пожарский не смог встать во главе войска наряду с Михаилом Шеиным и был заменён Артемием Измайловым. Воевода за Яузой рекой (1633)[22]. Позже, Дмитрий Михайлович и князь Черкасский посланы на помощь окруженному Шеину, который был вынужден принять условия капитуляции (февраль 1634). Участвовал в переговорах, по итогам которого был заключён Поляновский мир (1634).

Состоял начальником Московского Судного приказа (1636—1637). На случай войны с крымскими татарами назначен (апрель 1638) полковым воеводой в Переяславль Рязанский. Дмитрий Михайлович «дневал и ночевал» при гробах царевичей Ивана и Василия (1639). Вместе с И. П. Шереметьевым дважды участвовал в переговорах с польскими послами (весна 1640), при этом писался наместником Коломенским. Эти переговоры являются последними службами князя Пожарского, записанными в Разрядной книге. Дата обращения: 13 декабря 2007. Архивировано из оригинала 21 апреля 2007 года.[23].

Местнические дела править

Опала, постигшая князей Пожарских, долго тяготела над ними: князь Фёдор Иванович Пожарский, родной дед князя, был сослан в 1564 году в Казань и долгое время оставался «на-низу», что не бывал на иных службах, отец князя Дмитрия Михайловича, совсем не встречался в разрядах, ближние родственники «захудали» и выше казанских городничих не поднимались.

 
Гравюра Д. Пожарского XVII в. с автогофом князя — издание А. Ф. Малиновского, 1817 г.[24]

Боярин Дмитрий Михайлович Пожарский, в период после Смуты, стал своеобразным «чемпионом» по количеству местнических конфликтов, причиной их являлось неразрешимость противоречия, заключавшегося в несоответствии очень высокой родовитости низкому служебному положению ближайших его предков, а высота личных его заслуг и политический авторитет не позволяли игнорировать личность князя.

Одним из первых тяжб, по которой Д. М. Пожарский счёл в конце 1602 года[22]. «не вместным», чтобы его мать занимала должности ниже княгини Лыковой находившейся при царице Марии Григорьевне и подал царю челобитную, прося дать «счёт в отечестве», с умершим к этому времени князю Михаилу Юрьевичу Лыкову, мужу княгини Лыковой. Конфликт не был завершён, но в итоге мать Дмитрия Михайловича всё же стала верховной боярыней Московского двора[10]. В феврале 1609 года князь Б. М. Лыков подал царю Василию Шуйскому вторую челобитную на князя Пожарского. Поэтому мнение Николая Костомарова о «захудалости»[25] княжеского рода Пожарских неверно — по крайней мере, той ветви, к которой принадлежал Дмитрий Михайлович Пожарский, в том числе и по материнской линии.

В 1609 году состоялось местничество с князем Б. М. Лыковым, сыном князя М. Ю. Лыкова по поводу воеводских мест, и продолжилась с И. М. Меньшим-Пушкиным до 1613 года.

В 1617—1618 годах проигрывает местнический спор князю Ю. Е. Сулешеву, на основании того, что его боярский оклад в 400 рублей, меньше на 100—150 рублей, чем у Ю. Е. Сулешева. С возвращением из плена отца царя Михаила Фёдоровича — патриарха Филарета, дезавуирован местнический спор Пожарского с Б. М. Салтыковым по поводу «сказывания» боярства.

В 1618 году князь Дмитрий Михайлович выигрывает местнический спор у князя С. Ф. Волконского и Ю. И. Татищева на основании того, что местники приезжали к нему, как посыльные. За неправедное местничество Ю. И. Татищев бит кнутом и выдан головою Пожарскому.

В 1620 году Ф. Л. Бутурлин и «сказывающий боярство» Пожарскому — Г. Г. Пушкин, затеяли местнический спор с Дмитрием Михайловичем, но всем велено было «быть без мест».

В 1632 году при подготовке к осаде Смоленска В. В. Волынский местничал с Д. М. Пожарским, но спор был прекращён в связи с болезнью Пожарского.

В 1633 году местничал с князем Иваном Фёдоровичем Шаховским[22].

В 1634 году проходил в местническом споре Л. Г. Сумина с князем В. Г. Ромодановским, по голословному обвинению в том, что родственник В. Г. Ромодановского — Дмитрий Михайлович претендовал на царский престол, истратив на это 20 тысяч рублей.

Могила Пожарского править

В XIXXX веках среди историков существовало мнение, что перед смертью князь Пожарский принял схиму под именем Косма, как это было принято среди княжеского сословия того времени. Однако исследование академика М. П. Погодина[26] в середине XIX века и обретение Духовной грамоты[27] князя в начале XXI века дают основание заключить, что схиму перед смертью он не принял.

По свидетельству известного архивиста XIX века А. Ф. Малиновского, сенатора, Управляющего Архивом Коллегии иностранных дел, Дмитрий Михайлович умер 30 (20) апреля 1642 года на 65-м году своей жизни[28].

В монастыре Николы Зарайского была обретена записка о дне кончины Пожарского в следующих словах:

«ЗРН, апреля К, преставися бояринъ князь Дмитрий Михайловичъ Пожарский, въ среду, вторыя недели по пасце».

В своей работе «Обозрение Москвы», которую Малиновский закончил в 1826 году, но впервые изданной в 1992 г., автор пишет, что многие думали, что Пожарский похоронен в московском Казанском соборе, первостроителем которого он был. Современные исследования показали, что его прах покоится в родовой усыпальнице в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре.

Род Пожарских прекратился по мужской линии в 1682 году[8] со смертью его внука Юрия Ивановича Пожарского, умершего бездетным.

После пресечения рода Пожарских усыпальница была заброшена и сломана (1765—1766) «за ветхостью». Известный русский археолог граф А. С. Уваров в ходе раскопок (1851 г.) обнаружил на этом месте кирпичные склепы и белокаменные гробницы, расположенные в три ряда, и над ними был сооружён (1885 г.) мраморный мавзолей, построенный на народные средства по проекту А. М. Горностаева.

Мавзолей был разобран в годы советской власти (1933 г.). Археологические исследования (лето 2008 года) показали, что гробница осталась нетронутой. Над местом погребения Д. М. Пожарского в день его рождения (1 ноября 2008 года) установлены плита и памятный крест[29]. В 2009 году мраморный склеп восстановлен и 4 ноября открыт президентом России Дмитрием Медведевым[30]

Семья править

 
«В свахах были з государеву сторону боярина князя Дмитрея Мамстрюковича Черкасского княгиня Елена Алексеевна, боярина княж Дмитриева Михайловича Пожарского княгиня Парасковья Варфоломеевна, а з государвнини царевнины страны свахи боярина Михайла Борисовича Шеина Марья Михайловна, княж Романова жена князь Петрова сына Пожарского княгиня Овдотья Андреевна»

Князь Дмитрий Пожарский был женат дважды. От первой жены Прасковьи Варфоломеевны у него было три сына и три дочери (даты указаны по с.с.):

Прасковья Варфоломеевна умерла 28 августа 1635, и вскоре князь женился[34] на дочери стольника Андрея Ивановича Голицына княжне Феодоре, которая пережила его на девять лет († 1651), детей не было. Вдова в 1643 году подала челобитную об оставлении за ней выслуженной вотчины мужа деревни Высокое в Московском уезде данной ей по его духовной грамоте[33].

Род Пожарских пресёкся по мужской линии в 1685 году со смертью князя Юрия Ивановича, внука князя Дмитрия[35].

Критика править

Имеются сомнения по поводу года рождения князя Дмитрия Михайловича: исполняя волю своего отца, умершего в 1587 году, князь Дмитрий Михайлович дал в Суздальский Спасо-Евфимьев монастырь свою вотчину, деревню «Три дворища», находившейся в Стародубе Ряполовском и если верить родословным, то ему на этот год было девять лет, а между тем грамота на вотчину написана от его имени, а не от имени его матери при малолетнем сыне, также грамота и старинная купчая о передаче вотчины монастырю, подписаны им собственноручно, что для того времени абсурд.

В источниках сказано, что раненый в 1611 году князь Пожарский был в своей вотчине Суздальского уезда, но в какой историки предполагают различно. М. П. Погодин, И. Е. Забелин и С. Ф. Платонов полагают, что он находился в своей родовой Мугреевской вотчине, по другой версии историки считают местом пребывания Пурешскую волость или село Нижний Ландех, хотя это мнение оспаривается тем, что Пурешская волость была дана Пожарскому позднее, когда Сигизмунд 17 августа 1611 года передал данную волость Григорию Орлову, который в челобитной указывал: «за измену князя Дмитрия Пожарского, который отъехал в воровские полки и ранен, сражаясь с королевскими войсками». По предложению Гансевского данная волость была закреплена за Орловым и естественно князь Пожарский не мог там жить в там в сентябре-октябре, после того как перестал быть владельцем.

Память править

Доколе название России, спасённой Князем Пожарским, пребудет на Земном шаре знаемо, до тех пор и он послужит примером геройства, правоты и бескорыстной любви к Отечеству.

А. Ф. Малиновский, 1817 год[36]

В филателии править

Примечания править

  1. 1 2 Зинько М. А. ПОЖАРСКИЙ ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ // Большая российская энциклопедияМ.: Большая российская энциклопедия, 2004. — Т. 26. — С. 577.
  2. Пожарский Дмитрий Михайлович — статья из Большой советской энциклопедии
  3. Беклемишевы. Дата обращения: 13 декабря 2007. Архивировано 5 ноября 2012 года.
  4. Духовная грамота кн. Д. М. Пожарского Архивная копия от 3 марта 2016 на Wayback Machine. // Отечественная история. — № 1. — 2000.
  5. Мугреево-Никольское. Церковь Николая Чудотворца. Фотографии и описание. Дата обращения: 13 декабря 2007. Архивировано из оригинала 28 сентября 2013 года.
  6. Курганова, 1994, с. 339.
  7. Никита Андреевич Хованский. Дата обращения: 13 декабря 2007. Архивировано 20 января 2013 года.
  8. 1 2 Савёлов, 1906, с. 5—6; 11; 18; 32.
  9. Борис Михайлович Лыков. Дата обращения: 13 декабря 2007. Архивировано 23 января 2013 года.
  10. 1 2 3 4 5 Корсакова, 1905, с. 221—223; 237.
  11. Волков В. А. Русская рать: испытание смутой (мятежи и битвы начала XVII столетия)/ В. А. Волков. — 2-е изд.
  12. Нижний Ландех. Дата обращения: 13 декабря 2007. Архивировано из оригинала 6 мая 2015 года.
  13. Глухарев. С. 66
  14. Труды комиссии. T. XI С. 327
  15. Бутурлин. С. 35
  16. Бабулин И. Б. Князь Семён Пожарский и Конотопская битва, М., 2009.
  17. Смирнов. С. 27-32
  18. Давыдова А.А. Границы Нижегородского уезда в конце XVI – XVII вв. и их пространственные изменения. Внутренняя административно-территориальная структура. Дата обращения: 18 декабря 2007. Архивировано из оригинала 12 ноября 2013 года.
  19. 1 2 Чл.археогр.ком. А. П. Барсуков (1839—1914). Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII столетия по напечатанным правительственным актам. — СПб. тип М. М. Стасюлевича. 1902 г. Князья Пожарские. стр. 542. ISBN 978-5-4241-6209-1.
  20. И. Д. Беляев. Книга сеунчей 123 года. Временник Общества истории и древностей Российских при Московском университете. М. 1849 г. Кн. 2. Отд. 2.
  21. Смирнов. С. 116—118
  22. 1 2 3 Эскин Ю. М. Очерки истории местничества в России XVI—XVII веков. / науч. ред. А. Б. Каменский; РГАДА. — М.: Квадрига. 2009. — С. 56, 61, 89, 109, 151, 155, 157, 161—162, 170, 183—184, 273, 303, 307, 327, 394—395, 409, 411. — ISBN 978-5-904162-06-1.
  23. Корсакова. С. 245
  24. Малиновский, Алексей Федорович. Биографические сведения о князе Димитрии Михайловиче Пожарском / соч. А. Малиновским. — М., 1817. Архивировано 7 мая 2017 года.
  25. Костомаров, Первый отдел. Гл. 30.
  26. Погодин
  27. Духовная грамота кн. Д. М. Пожарского
  28. Малиновский. Обозрение Москвы. С. 89
  29. Комментарий М. Родиной, заведующей отделом археологии Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Дата обращения: 16 ноября 2008. Архивировано из оригинала 27 февраля 2009 года.
  30. Дмитрий Медведев открыл мавзолей Пожарского в Суздале. Дата обращения: 6 января 2011. Архивировано 13 января 2010 года.
  31. 1 2 Пожарский, Петр Дмитриевич и Феодор Дмитриевич // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  32. 1 2 3 Сост. А. В. Антонов. Памятники истории русского служилого сословия. — М.: Древлехранилище. 2011. Рец. Ю. В. Анхимюк. Ю. М. Эскин. Дети Пожарского Дмитрия Михайловича. стр. 70. ISBN 978-5-93646-176-7. //РГАДА. Ф.201. (Собрание М. А. Оболенского). Оп. 1. Д. 83.
  33. 1 2 Сост: А. В. Антонов. В. Ю. Беликов. А. Берелович. В. Д. Назаров. Э. Тейро. Записные вотчинные книги Поместного приказа 1626—1657 гг. М. Древлехранилище. 2010 г. Рец: д.и.н. Е. А. Мельникова. Зам.дир. РГАДА Ю. М. Эскин. Вотчины Пожарского Дмитрия Михайловича с супругами и потомством. Грамоты №: 5970-26; 5972-8; 5978-6; 5979-9; 5980-60; 5981-39; 5982-71; 5984-40; 5987-3; 5991-32; 5992-27; 6011-42; 6013-13. ISBN 978-5-93646-163-7.
  34. Filoret19. Дата обращения: 17 декабря 2007. Архивировано из оригинала 27 июня 2013 года.
  35. Н. Фролов. Загадка князей Пожарских. — Культурная жизнь Владимира. Статьи. 10.11.2008
  36. Малиновский. Биографические сведения. С. 110
  37. ЭД9М-0212 — TrainPix. Дата обращения: 10 октября 2018. Архивировано 23 января 2021 года.
  38. В Северодвинске состоялась церемония закладки атомного подводного крейсера стратегического назначения «Князь Пожарский». Дата обращения: 25 апреля 2020. Архивировано 23 января 2021 года.
  39. В Ярославле открыли памятник Минину и Пожарскому. «Российская газета» (4 ноября 2019). Дата обращения: 4 ноября 2019. Архивировано 4 ноября 2019 года.

Литература править