Служилые люди

Справа — воин поместной конницы. Реконструкция Ф. Г. Солнцева на основе предметов из собрания Оружейной палаты, 1869.
Русское вооружение XVI столетия. Рисунок Ф. Г. Солнцева, 1869.
Смотр служилых людей. Картина С. В. Иванова, не позднее 1907.

Служилые люди — в России XIVXVIII веков общее название лиц, обязанных нести военную или административную службу в пользу государства[2].

В литературе встречаются и другие названия — Вольные слуги, Послужильцы, Ратные люди, Ратники, Государевы люди.

Содержание

ИсторияПравить

Вооружённые силы Русского государства (Русское войско, Рать) в конце XV — первой половине XVII веков комплектовалась всеми служилыми людьми государства, которые несли военную службу лично и бессрочно и составляли поместную дворянскую конницу (поместное войско).

Они подразделялись на:

  • московских служилых людей, так в источниках конца XVI века сообщают об украинской службе московских служилых людей: «А украинским воеводам всем во всех украинских городех государь велел стоять по своим местом по прежней росписи и в сход им быть по прежней росписи по полком; а как будет приход воинских людей на государевы украины, и государь велел быти в передовом в украинском полку».;
  • городовых служилых людей (городовые дворяне и дети боярские, записывались в военную службу по городам (калужане, владимирцы, епифанцы и другим), составляли городовые дворянские конные сотни со своими головами и другими начальниками).

Служилые люди в Русском царстве делились на категории:

Служилые люди «по отечеству»Править

Служба в основном передавалась от отца к сыну. К этой категории относились бояре, окольничьи, стольники, дети боярские, мурзы и служилые татары, литва дворовая, севрюки, дворяне, думные дьяки, белопоместные казаки и другие. Они считались привилегированным сословием, владели землей (на вотчинном, «четвертном» или поместном праве) и крестьянами. За службу получали денежное или поместное жалование, титулы и другие вознаграждения.

Служилые люди «по прибору»Править

Набирались из представителей податных сословий, лично свободных. Прежде всего это стрельцы, которые подчинялись Стрелецкому приказу.

Стрелецкому приказу подчинялась и большая часть городовых казаков. Это можно объяснить отсутствием четкой разницы в службе городовых казаков и стрельцов. И те и другие были вооружены пищалями и коней для службы не имели. Часть казаков подчинялась Казачьему приказу. Таких казаков с атаманами и есаулами было немного.

Впоследствии служба «по прибору» также превратилась в наследственную. Дети стрельцов становились стрельцами, дети казаков — казаками. Специфической группой населения являлись стрелецкие и казацкие дети, племянники и бобыли. Эта группа образовалась постепенно, когда все места в положенном числе городовых казаков или стрельцов были уже заняты, но происхождение обязывало этих людей служить в «приборных» людях. Государство не считало их полноценным войском, но в сметные списки по городам они записывались. Стрелецкие и казачьи дети, племянники и бобыли имели на вооружении рогатины и «служили пеши».

Существовали и более мелкие служилые единицы: пушкари, затинщики, ямщики, воротники, казенные кузнецы, толмачи, рассыльные (гонцы), плотники, мостники, засечные сторожа и ямские охотники. Каждая из категорий имела свои функции, но в целом они считались ниже стрельцов или казаков. Мостники и сторожа упоминаются далеко не во всех городах. В Коротояке и Сургуте среди местных служилых людей были и местные палачи.

Служилые люди «по прибору» редко привлекались к полковой службе. Они занимались огородничеством, ремеслом, торговлей, промыслами. Все служилые люди «по прибору» платили в городовую казну хлебные подати на случай осадного времени.

В XVII веке в разряд служилых людей «по прибору» были добавлены рядовые военнослужащие полков «нового строя» — мушкетеры, рейтары, драгуны, солдаты, а так же пашенные солдаты и драгуны.

Служилые люди «по призыву»Править

В военное время по указу (призыву) царя, в критические моменты для государства, временно призывались для службы крестьяне согласно определенной пропорции — так называемые «даточные люди».

При образовании централизованного государства народное ополчение было ликвидировано великокняжеской властью. Князь привлекал народные массы к военной службе лишь в случае серьёзной военной опасности, регулируя размеры и характер этой службы по своему усмотрению (посошная рать).

— А. В. Чернов, «Вооруженные силы Русского государства в XV—XVII вв.», М., Воениздат, 1954, с. 27—28.

Церковные служилые людиПравить

Четвёртую, особую и довольно многочисленную категорию, составляли церковные служилые люди (патриаршьи дворяне, дети боярские, стрельцы, рассыльные и пр.), принявшие послушание или постриг (монашество), содержавшиеся и вооружавшиеся за счет церкви и подчинявшиеся Патриарху и высшим иерархам (митрополитам, архиепископам, архимандритам) Русской православной церкви.

По свидетельству современников, патриарх Никон, «при нужде» мог «выставить в поле» до десяти тысяч человек. Патриаршьи стрельцы, например, охраняли патриарха и были особой внутрицерковной «полицией нравов», следившей за поведением священнослужителей. «Патриаршие стрельцы постоянно обходят город, — писал побывавший в Москве архидиакон Антиохийской Православной церкви Павел Алеппский, — и как только встретят священника и монаха нетрезвого, немедленно берут его в тюрьму и подвергают всякому поношению…».

Патриаршьи стрельцы были и подобием церковной инквизиции — они занимались розыском и арестами людей, заподозренных в ереси и чернокнижии, а после церковной реформы 1666 года и старообрядцев, в том числе протопопа Аввакума и боярыни Морозовой. «Патриаршьи стрельцы ухватили боярыню за цепь, сбили на пол и поволокли прочь из палаты вниз по лестнице, сосчитывая несчастной головою деревянные ступени…». Патриаршьи стрельцы ходили по московским церквам и домам и, изъяв «неправильные» иконы, приносили их патриарху Никону, который всенародно ломал их, бросая наземь.

Церковные служилые люди привлекались и к государственной службе. В конце XVI и в начале XVII веков сторожевую службу по охране южного порубежья Русского государства вместе с казаками несли и «люди рязанского владыки»[3].

Многочисленные монастыри-крепости — Новодевичий монастырь, Донской монастырь, Симонов монастырь, Новоспасский монастырь, Новоиерусалимский монастырь, Николо-Пешношский монастырь, Высоцкий монастырь, Спасо-Евфимиев монастырь, Боголюбский монастырь, Богоявленско-Анастасиин монастырь, Ипатьевский монастырь, Толгский монастырь, Ростовский Борисоглебский монастырь, Желтоводский Макариев монастырь, Спасо-Прилуцкий монастырь, Кирилло-Белозерский монастырь, Соловецкий монастырь, Пафнутьево-Боровский монастырь, Псково-Печерский монастырь, Саввино-Сторожевский монастырь, Иосифо-Волоцкий монастырь, Троице-Сергиева лавра и другие имели мощную артиллерию, высокие стены с башнями и многочисленные гарнизоны из иноков-воинов, были способны выдержать длительную осаду и играли ключевую роль в обороне Русского государства. Свято-Троицкий Борщевский монастырь, одна из мощнейших крепостей Белгородской черты, был основан в 1615 году донскими казаками и Борщев строился именно для атаманов и казаков, «которые из них постригаются и, которые из них же раненые и увечные в том монастыре будут».

Боевые холопы (послужильцы)Править

Пятую категорию составляли боевые холопы (послужильцы) — вооруженные слуги, принадлежавшие к разряду несвободного населения. Существовали в Российском государстве в XVI—XVIII веках, составляли вооруженную свиту и личную охрану крупных и средних землевладельцев и несли военную службу в поместном войске вместе с дворянами и «детьми боярскими».

Послужильцы занимали промежуточное социальное положение между дворянством и крестьянами. По сравнению с совершенно бесправными пашенными и дворовыми холопами эта прослойка пользовалась немалыми привилегиями. Начиная со второй половины XVI века среди боевых холопов все чаще стали появляться разорённые «дети боярские» и забракованные при царском верстании «новики», для которых поступление на службу в боярскую свиту, даже ценой свободы, было единственной возможностью сохранить свою принадлежность к военному сословию. В разные года численность боевых холопов колебалась от 15 до 25 тысяч человек, что составляло от 30 до 55 % общей численности всего поместного войска[4][5][6].

В XIX веке слово сохранялось в форме «служивый» как обращение к солдатам или другим низшим воинским чинам.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Илл. 92. Ратники в тегиляях и шапках железных // Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению: в 30 т., в 60 кн. / Под ред. А. В. Висковатова.
  2. Служилые люди // Военная энциклопедия / Грачёв П. С.. — Москва: Военное издательство, 2003. — Т. 7. — С. 520. — ISBN 5-203-01874-X.
  3. Беляев И. Д. «О сторожевой, станичной и полевой службе на Польской Украйне Московского государства, до царя Алексея Михайловича» — М. 1846
  4. Середонин О. М. «Известия иностранцев о русских вооруженных силах.»- СПб., 1891
  5. «Боярские списки последней четверти XVI — начала XVII в. и роспись русского войска 1604 г.» / Сост. С. П. Мордовина, А. Л. Станиславский, ч. 1 — М., 1979
  6. Ричард Хэлли. «Холопство в России» 1450—1725. — М., 1998

ЛитератураПравить

СсылкиПравить