Открыть главное меню

Мордва

Мордва́ (мордви́ны[13], мордо́вцы[13][14]) — финно-угорский[15] народ[16], который делится на два субэтноса — мокша и эрзя[17]. Слово «мордва» является экзоэтнонимом. Самоназвание мокшан — мокш. мокшет, эрзян — эрз. эрзят. Говорят на мокшанском и эрзянском языках, относящихся к мордовской подгруппе финно-угорских языков. Этнографические группы[17]: эрзян — шокша и терюхане, мокшан — каратаи. Проживают, в основном, в Российской Федерации: около трети[18] — в Мордовии, а также в сопредельных областях — Нижегородской, Пензенской, Тамбовской, Рязанской, Самарской, Московской[19]. Верующие — в основном православные[15], есть также приверженцы народной эрзянской веры[20] и веры мокшан, лютеране[21] и молокане.

Мордва
Современное самоназвание отсутствует[1]
Численность и ареал
Всего: около 800 000

 Россия:
744 237 (перепись 2010)[2][3]

 Украина:
9331 (перепись 2001)[4][5]
 Казахстан:
8013 (перепись 2009)[6][7]
 Узбекистан:
5000 (2000 г., оценка)[8]
 Киргизия:
1513 (перепись 1999)[9]
 Белоруссия
877 (перепись 2009)[10]
 Эстония:
562 (перепись 2000)[11]

 Латвия:
478 (оценка 2019)[12]
Археологическая культура Древнемордовская культура
Культура рязано-окских могильников
Язык мокшанский, эрзянский, русский
Религия православие, национальная эрзянская вера, мокшанская вера
Входит в финно-угорские народы
Родственные народы марийцы, мещера, меря, мурома
Этнические группы эрзя, мокша
Происхождение мещера, мурома, буртасы
Эрзянки в национальных костюмах
Мокшанские девочки в национальных костюмах

Содержание

ЭтнонимПравить

Традиционный термин «мордва» является внешним названием этнической общности (то есть — экзоэтнонимом). Эрзяне и мокшане имеют различное этническое самосознание, имеют свои литературные языки, существенные различия в антропологическом (расовом) типе, расселении, традиционном быте, материальной и духовной культуре[22].

Точку зрения советской этнографии о двух субэтносах не разделяет Финно-угорская организация Эстонии (SURI), указывая, что эрзя и мокша являются разными народами: «Советская этнография утверждает, что эрзяне и мокшане — это субэтносы мордвы. Но учёные этой школы сами же противоречат себе, указывая, что ни мокшане, ни эрзяне мордвой себя не называют — само слово отсутствует в словарях этих народов и имеет грубый, уничижительный оттенок. И главное — отсутствует само понятие „мордовский язык“. Эрзяне и мокшане используют два разных языка, причём эрзяне и мокшане — т. н. „мордва“ — не понимают друг друга»[23][неавторитетный источник?].

В июле 1928 года на заседании Совета народных комиссаров по вопросу создания Эрзяно-Мокшанского округа Н. Г. Сурдин предложил назвать округ Мордовским, на основании того, что названия народов «мокша» и «эрзя» не на слуху, а «мордва» известно всем русскоговорящим. 16 июля 1928 года Всероссийский ЦИК и Совет Народных Комиссаров приняли решение о создании Мордовского округа в составе Средне-Волжской области[24]. В 1990-е годы обнародована Декларация о государственном суверенитете Мокшанской и Эрзянской Советской Республики, однако переименование республики было отложено[25].

Согласно последним генетическим исследованиям Института общей генетики РАН мокша и эрзя имеют значительные различия в генофонде[26].

ЭтимологияПравить

Обычно первым упоминанием экзоэтнонима мордва считается его форма Mordens в итинерарии готского историка Иордана (VI век н. э.). В. В. Напольских при этом замечал, что нельзя быть полностью уверенными, что под иранским экзоэтнонимом mordens in Miscaris скрываются именно мокша и эрзя[27]. В X веке этот экзоэтноним упоминается византийским императором Константином Багрянородным в форме Μορδια в качестве географического названия для локализации одной из пачинакитских (печенежских) фем[27].

Этноним мордва в древнерусских летописях встречается с IX века, а к XII веку относится первое достоверное упоминание этнонима эрзя (персидский государственный деятель Рашид ад-Дин) и этнонима мокши (у фламандского путешественника Вильгельма де Рубрука)[28].

К северу находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, именно: Моксель, не имеющие никакого закона, чистые язычники. Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах в лесах. Их государь и большая часть людей были убиты в Германии. Именно Татары вели их вместе с собою до вступления в Германию, поэтому Моксель очень одобряет Германцев, надеясь, что при их посредстве они ещё освободятся от рабства Татар… Среди них живут другие, именуемые Мердас, которых Латины называют Мердинис, и они — Сарацины.

Гильом де Рубрук «Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука», 1253[29]

Распространённая гипотеза выведения данного экзоэтнонима из древне-иранского *mardχvār- или *mǝrǝtāsa- «людоед», а следовательно — отождествления с андрофагами Геродота, признавалась М. Фасмером сомнительной[30].

Согласно наиболее актуальной на сегодняшний день версии, экзоэтноним мордва происходит от иранского корня со значением «человек, мужчина» (ср. перс. mârd‎, ягн. morti — от индоир. *mṛta «человек, смертный»). К тому же корню восходят слова эрз. мирьде, мокш. мирде «мужчина, муж», удм. мурт, коми морт «человек, мужчина». Разница в огласовке между этими словами и этнонимом объясняется разным временем заимствования и адаптацией в разных языках[31].

По мнению В. В. Напольских ситуация, когда к двум разным народам применяется название, которое никогда не было их самоназванием, требует специального решения. Тем более, что др.-рус. мордва и готск. mordj- по фонетическим причинам не выводимы из общеморд. ḿiŕd’e, которое никогда не было этнонимом и имеет значение не «человек», а сугубо «муж, мужчина». Сам исследователь связывает этноним мордва с ираноязычной воинской группой, проникшей в Поволжье из Зауралья и вероятно оставившей специфические памятники андреевско-писеральского типа I—III веков н. э. в низовьях Суры. Название этой группы было аналогично мидийским мардам — кочевому племени, известному своей воинственностью, название которого происходит от иран. *marəδa- «убийца». В рамках саргатской культуры этот этноним мог быть заимствован также в язык обских угров, где обозначал южных степных соседей: *morti «южная страна с теплым морем, куда на зиму улетают птицы»[32].

Суффикс -ва присоединён уже русским языком и носит оттенок собирательности (так же, как в этнонимах литва, татарва)[33]. Фасмер также приводит ругательство мордва́, относимое к евреям и детям, и слово мордва́н, употребляемое в значении «проказник», указывая на созвучие с мордова́ть[34]. В «Словаре белорусского наречия» И. И. Носовича также присутствует ругательство мордва́, относимое к «шумному сборищу, особенно евреев», являющееся производным от глагола мордовать[35].

Современное название представителей мордвы — мордви́н (мужчина) и мордо́вка (женщина). Мордва́ — о народе, ед. ч., неизмеримое (собирательное имя)[36].

История упоминанийПравить

 
Мордовка. Конец XVIII века.

Наиболее раннее употребление этнонима мордва предположительно фиксируется в трактате «О происхождении и деяниях гетов» готского историка VI века Иордана. В нём среди народов Восточной Европы, которые якобы были покорены Германарихом к 375 году н. э., упоминается народ «морденс», который помимо близкого написания ассоциируется с мордвой также на основании географического соседства с «меренс» (мерей)[37].

«В современных мордовских языках слово „мордва“ как этноним не сохранилось. Однако едва ли можно думать, что этот этноним употреблялся в качестве самоназвания в прошлом. Так ещё в XVIII в. известный русский учёный И. Г. Георги, путешествовавший в Поволжье, заметил, что мордвины: „<…> называются сами по поколениям своим мокшами и мокшанами, также ерзянами и ерзядами. Россияне же нарицают их вообще мордвою, которое наименование и между ними самими не употребительно“»[38]

Роджер Бэкон в своём «Opus Majus» также отделяет мокшан («moxel») от мордвы (эрзян):

К северу же от этой земли Тартарской между Танаисом и Этилией живут какие-то народы…. И оба эти народа живут на севере, рядом с полюсом, но более удален от севера народ, живущий сразу за рекой Танаис и называемый моксель, подчинённый тартарам. И они — язычники, живущие совершенно без закона, города у них нет, но хижины в лесах. Государь их и большая часть их были убиты в Польше поляками и алеманнами и богемами. Ведь тартары повели их на войну с поляками. А они во многом поддерживают поляков и алеманнов, надеясь таким образом освободиться с их помощью от тартарского рабства. Если к ним придёт купец, тот, в доме которого он первым остановился, должен проявлять заботу о нём столько времени, сколько он желает там пробыть. Ибо так принято в этих местах. За ними к востоку живёт некий народ, называемый мердуим, зависимый от тартар. Но они — сарацины, живущие по законам Магомета[39].

То же в конце XVIII века подтверждает и Иоганн Георги:

С того времени, как стали они Российской державе подвластны, упражняются все в землепашестве, но живут не в городах, а в деревушках, подобно черемисским и чувашским, и весьма охотно строят жилища свои в лесах. Дворы, землепашество, небольшое скотоводство, домашняя рухлядь, пища и всё вообще расположение их хозяйства ни мало от черемисского и чувашского не разнится. По большей части бывают и у их дворов такие же, как у тех, огородцы, в коих садят про себя обыкновенную поваренную зелень. Но к звериному промыслу не столько они прикрепляются, как помянутые народы. Мордовки упражняются равномерно в таких же делах, как черемисские и чувашские женщины, и притом подобные им в прилежании и искусстве. Народ сей несёт равную с соседями своими гражданскую тягость, да и в самом поведении им сообразен. Мокшаны живут в привольных к лесному пчеловодству местах; есть также между ними действительно и такие пчеляки, кои имеют у себя по сту и по двести ульев[40].

О мокшанах (Moxii), как отдельном народе и их стране (Moxia) говорится в сочинении Иосафата Барбаро «Путешествие в Тану»[41].

Энциклопедия Кирилла и Мефодия также называет предводителя эрзянского войска Пургаса мордовским князем:

…В то время как войска Улуса Джучи совершали первые два похода на Волжскую Булгарию (в 1229 и 1232 гг.) суздальские войска громили главного союзника булгар — мордовского князя Пургаса[42]

В работе Пашуто В. Т. также мокшане и мордва упомянуты как разные народы:

В течение 1239 года Бату позволил некоторым своим родичам предпринять небольшие рейды на мордву и мокшу, на уже разоренное Рязанское княжество, на Переяславль-Южный[43]

О сходстве мокшан и мишарей (мещёры) писали адъюнкт Петербургского университета Хусаин Фейзханов и его коллега В. В. Вельяминов-Зернов, занимавшиеся исследованием истории Касимовского царства:

Наши благословенные мишари являются (по происхождению) финнами, однако они более близки к мокшам. В древней истории России мокши и мишари упоминаются друг за другом. Чуваши и черемисы упоминаются совместно отдельной группой. Наружность мишарей, в особенности, саратовских, имеет мокшанский вид: и в действиях и манерах они похожи на мокшанцев[44]

В большинстве случаев использование одного экзоэтнонима для двух разных народов и одного названия для двух разных языков приводило к множественным ошибкам. Для того чтобы избежать этого, как в дореволюционной России так впоследствии и в советское время использовались двойные этнонимы мордва-мокша и мордва-эрзя и названия языков мокша-мордовский и эрзя-мордовский[23].

Современное бытованиеПравить

Согласно результатам переписи 1926 года, на территориях Пензенской, Нижегородской и Ульяновской губерний, позже вошедших в состав Мордовской автономии, проживало 237 тыс. мокшан и 297 тысяч эрзян, всего в Поволжье и на Урале мокшан 391 тысяч, эрзян — 795 тысяч, в Барнаульском округе 1,4 тысяч мокшан и 1,4 тысяч эрзян, также 5,2 тысяч обрусевших мокша и эрзя назвались этнонимом «мордва» без указания субэтнонима[45].По данным переписи населения 2002 года, уже 843 350 человек назвали себя мордвой, в том числе мокшанами и эрзянами 49 624 и 84 407 человек соответственно[46]. В самой Мордовии 283,9 тысяч человек назвали себя мордвой, в том числе 47,4 тысяч и и 79,0 тысяч — соответственно мокшей и эрзей. Эти противоречивые данные были получены вследствие того, что многие представители старшего поколения привыкли к тому, что ещё во время советского периода в графе национальность представителям мокшан и эрзян разрешалось указывать только именование «мордвин»[47][48], это правило вновь возродилось в Республике Мордовия в рамках кампании, предшествующей переписи 2010, когда власти республики настоятельно рекомендовали указывать национальность «мордва»[49]. В 2011 году власти Мордовии оказывали давление за упоминание мокша и эрзя как отдельных народов, требуя использовать только термин «мордва»[50][51]. Одной из причин противоречивости данных 2002 называют ошибки в переписи[52][53]. Во внимание также следует принимать оторванность многих общин и диаспор мокшан и эрзян от своей исторической родины, масштабы естественной ассимиляции: обрусевшие мокшане и эрзяне не помнят своих корней и указывают в графе национальность «мордва» так как их предки происходили из Мордовии[54]. По данным микропереписи 1994 года в Мордовии: 49 % мордовского населения назвали себя мокшей, 48 % — эрзей и лишь 3 % сказали, что они — мордва. В соседней Пензенской области из всей мордвы собственно мордвы — 69 %, а остальные 31 % — мокша или эрзя; на всей остальной территории России из всей мордвы собственно мордвы оказалось 99,8 %[54]. По мнению директора Института этнологии и антропологии РАН В. А. Тишкова причиной преобладания в итогах микропереписи субэтнонимов эрзя и мокша на территории Мордовии стало некорректное интервьюирование респондентов переписчиками, которые минуя вопрос об этнониме, сразу спрашивали о субъэтнической принадлежности. Преобладание же за пределами Мордовии этнонима «мордва», по его мнению, связано с большей корректностью переписчиков в этих регионах[47]. Результаты Всероссийской переписи 2010 года однако не вызывают уверенности в корректности её проведения[55], по её итогам за период с 2002 по 2010 годы численность назвавших себя этнонимом мокша сократилась в 10 раз.

ЧисленностьПравить

 
Ареал расселения мордвы в Волго-Уральском регионе. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года.

Общая численность мордвы (мокшан и эрзян) в конце XVI века составляла около 150 тысяч чел[56], в 1719 году — 107 тысяч человек, по данным III ревизии в 1764—221,1 тысяч человек, по данным IV ревизии в 1781—279,9 тысячи человек, по данным V ревизии в 1796—345,5 тысячи человек, по данным VIII ревизии в 1835—480 тысяч человек, по данным X ревизии в 1858—660-680 тысяч человек[56]. Согласно Переписи населения Российской империи 1897 года, численность говорящих на мордовском наречии составила 1023,8 тысяч человек[57]. К началу XX века они проживали в губерниях Рязанской, Воронежской, Тамбовской, Пензенской, Нижегородской, Симбирской, Казанской, Самарской, Саратовской, Уфимской, Оренбургской, Томской, Акмолинской, Енисейской и Тургайской. На 1917 год общая численность мокшан и эрзян оценивалась в 1200 тысяч человек, согласно переписи 1926 года, на территориях Пензенской, Нижегородской и Ульяновской губерний, позже вошедших в состав Мордовской автономии, проживало 237 тысяч мокшан и 297 тысяч эрзян, всего в Поволжье и на Урале мокшан 391 тысяч, эрзян — 795 тысяч, в Барнаульском округе 1,4 тысячи мокшан и 1,4 тысячи эрзян, также 5,2 тысяч обрусевших мокша и эрзя назвались этнонимом «мордва» без указания субэтнонима[45].

Численность мордовского населения (мокшан и эрзян) по регионам РСФСР в 1926 году[58].

Регион Общая численность мокшан и эрзян Процент от населения региона
Пензенская губерния 376 983 17,1 %
Самарская губерния 251 374 10,4 %
Ульяновская губерния 178 988 12,9 %
Саратовская губерния 154 874 5,3 %
Сибирский край 107 794 1,2 %
Северо-Кавказский край 88 535 0,3 %
Уральская область 88 484 0,3 %
Нижегородская губерния 84 920 3,1 %
Башкирская АССР 49 813 1,9 %
Татарская АССР 35 084 1,4 %
Казакская АССР 27 244 0,4 %
Чувашская АССР 23 958 2,7 %
Оренбургская губерния 23 602 3,1 %

В 1937 году общая численность мокшан и эрзян — 1 млн 249 тысяч, в 1939 году — 1 млн 456 тысяч, в 1959 году — 1 млн 285 тысяч, в 1979 году — 1 млн 191,7 тысячи человек. По переписи 1989 года, численность мокшан и эрзян в СССР составляла 1 млн 153,9 тысячи человек, из них в РФ — 1 млн 72,9 тысячи человек, в том числе в Мордовской АССР проживало 313,4 тысячи человек, что составляло 32,5 % населения республики. В 1989 году проводился раздельный учёт эрзян и мокшан, а также учёт назвавшихся этнонимом «мордва», что позволило также получить приблизительные данные[как?] о численности мокшан и эрзян. По данным Ethnologue за 2000 год численность мокшан составляла 296,9 тысячи человек[59], численность эрзян — 517,5 тысяч человек[60][нет в источнике]. По данным Российской переписи населения 2002 общая численность проживающих в России мокшан и эрзян составляла 843,4 тысячи человек, в том числе в Мордовии — 283,9 тысячи человек (32 % населения республики)[61][нет в источнике].

В значительном количестве мокшане проживают в Пензенской, Тамбовской, Оренбургской областях, Татарстане, а также в Москве и Московской области, эрзяне — в Самарской, Нижегородской, Рязанской, Оренбургской, Ульяновской областях, Татарстане, а также в Москве и Московской области.

Регион[62] Человек %
1970 1979 1989 2002 1970 2002
Мордва 1177492 1111075 1072939 843350 100 100
Республика Мордовия 364689 338898 313420 283861 31,0 33,7
Самарская область 118117 117127 116475 86000 10,0 10,2
Пензенская область 106485 95718 86370 70739 9,0 8,4
Оренбургская область 92215 80611 68879 52458 7,8 6,2
Ульяновская область 69644 64016 61061 50229 5,9 6,0
Республика Башкортостан 40745 35900 31923 26020 3,5 3,1
Нижегородская область 51628 45028 36709 25022 4,4 3,0
Республика Татарстан 30963 29905 28859 23702 2,6 2,8
г. Москва 17281 22274 30916 23387 1,5 2,8
Московская область 16540 21660 28328 21856 1,4 2,6
Челябинская область 31915 29306 27095 19139 2,7 2,2
Саратовская область 23865 23344 23381 16523 2,0 2,0
Республика Чувашия 21041 20276 18686 15993 1,8 1,9
Свердловская область 17135 16164 15453 9702 1,5 1,2
Тюменская область 3012 5507 11159 9683 0,3 1,1
Красноярский край 17997 15779 14873 7526 1,5 0,9
Рязанская область 3858 5424 8528 7252 0,3 0,9
Кемеровская область 19158 15239 13894 7221 1,6 0,9
Краснодарский край 6072 6416 7364 4861 0,5 0,6
Алтайский край 11005 8466 7455 4769 0,9 0,6
Приморский край 11847 10233 9193 4307 1,0 0,5
Иркутская область 7067 6824 6781 3879 0,6 0,5
Волгоградская область 4571 4866 4851 3601 0,4 0,4
Владимирская область 3829 4199 5142 3570 0,3 0,4
Ростовская область 3015 3544 4657 3447 0,3 0,4
Хабаровский край 10234 8799 8193 3399 0,9 0,4
г. Санкт-Петербург 2281 3765 5175 3369 0,2 0,4
Сахалинская область 7941 6710 5641 2943 0,7 0,3
Новосибирская область 5885 4729 4418 2608 0,5 0,3
Мурманская область 3071 3739 4214 2479 0,3 0,3
Республика Коми 2803 3389 3927 2390 0,2 0,3
Пермская область 4740 4159 4150 2363 0,4 0,3
Калининградская область 3280 3678 3482 2320 0,3 0,3
Омская область 3308 3098 2772 1966 0,3 0,2
Ивановская область 3618 3626 3386 1948 0,3 0,2

Мордовская диаспораПравить

ИсторияПравить

ЭтногенезПравить

 
Карта расселения славян и их соседей на конец VIII века.

В начале-середине I тысячелетия н. э. в междуречье Оки и Волги сформировались племена мари, мери, мокшан, муромы и эрзян. Племена Городецкой культуры испытывают сильное влияние пьяноборских племен, которые в начале нашей эры продвинулись в Западном Поволжье. К этому времени позднегородецкие племена приобретают устойчивый обряд в грунтовых могильниках. К началу второй половины I тысячелетия н. э. между перечисленными племенами возникают заметные различия. В присурской зоне формируется устойчивый обряд погребения головой на юг и наличие среди погребального инвентаря височной спиралевидной подвески с грузиком (в целом общая черта для приуральских финнов). В приокской зоне погребенных стали ориентировать головой на север и очень редко встречается спиралевидная височная подвеска. На их основе учёные установили, что присурская группа племен явилась основой для формирования мокшан, а окская — эрзян. В процессе своего развития как мокшане так и эрзяне имели тесные контакты с различными ираноязычными и тюркоязычными племенами на южных границах своего расселения, а на севере и западе — с балтоязычными[63].

С запада в течение последних 1000 лет наиболее сильное влияние мокша и эрзя испытали от славянских племён. Славянизации были подвергнуты почти все. После подчинения волжских княжеств и ханств Иваном Грозным, мокша и эрзя окончательно стали составной частью московского княжества. До середины XX века многие эрзя и мокша сохраняли двуязычность, которая, вероятно, всё больше уступает место русскому языку, как главному и культурообразующему. Ассимиляция, которую испытали волжско-уральские народы, является двунаправленной. Как славяне, численно превосходящие мокшу и эрзя, влияли на «мордву», так и коренное население влияло на вновь приходящих славян.

Средневековье и новое времяПравить

Древнейшие упоминания о мокшанах и эрзянах относятся к эпохе Геродота, который упоминает их под именами андрофагов и тиссагетов, описывая их роль в скифо-персидской войне в 512 году до н. э.[64][65].

Согласно историческим и археологическим источникам, в районе Сурско-Волжского междуречья на протяжении II—IV веков н. э. формируется этическая общность праэрзя и прамокша[28]. Мордва была последним из финских племён, обозначенной Начальной летописью (XII век) на нижнем течении р. Оки. На юго-востоке с мордвой соседствовали «иранские обитатели южной России», на северо-западе лежали земли готов и литовцев, а на юго-западе — славян. На основе топонимических сведений, в начале XX века Кузнецов С. К. заключает, что «в древнейший период своей истории мордва занимала огромное пространство, захватывающее нынешние губернии: часть Казанской, Нижегородскую, Пензенскую, часть Рязанской и Калужской, губернии Симбирскую, Тамбовскую и Саратовскую. Появление мордвы в самых низовьях, возле Астрахани, относится уже к позднейшему времени, а в пределах нынешних Уфимской и Оренбургской губерний она появилась в XVI и главным образом в XVII столетиях». Первоначальную родину мордвы нужно искать на правобережье средней Волги, в бассейнах правых притоков Оки и Суры. Мордва вытеснила отсюда финские племена, переселившиеся к северу[66].

Археологические данные указывают, что мордва хоронила своих сородичей в круглых срезанных наверху курганах лицом к западу, скелеты или в вытянутом или в эмбриональном положении, в ногах — горшки с пеплом и угли, иногда кости жертвенных животных (см. Мордовский могильник у г. Касимова, Ширинушское городище, Лядинский и Томниковский могильники)[66].

Мордва занималась пашенным земледелием, разведением домашних животных, охотой; были известны гончарство, бортничество, скорняжное дело, ткачество. Существовал торговый обмен с соседними племенами и народами: покупали украшения и ткани, продавали рабов, меха, мёд, воск и др.[67].

Позже мокшане играют роль в истории Хазарского каганата, княжеств Владимиро-Суздальского и Рязанского, а эрзяне в истории Волжской Булгарии и Нижнего Новгорода. По исследованиям финнологов, основанных на изучении языка, мордва испытывала культурное влияние соседствовавших с ними в разное время сарматов, хантов, гуннов, германцев, литовцев, венгров, хазар, а позднее татар и славян.

Мордва испытывала набеги половцев, о чём свидетельствует большое число курганов, разбросанных на территории Тамбовской и Пензенской областей. Примером могут служить курганы по течению реки Пьяны, два из которых были раскопаны Дружининым и дали кочевнические погребения с конём, ориентированные головой на восток. Эти курганы пo обряду погребения принадлежат половцам[68].

В XII веке происходили столкновения русских княжеств с мордвой, но последние то воюют с русскими князьями Ярославом, а затем Юрием, то вступают с ними в союз. Объяснение в том, что эрзянский князь Пургас пытался сохранить свой город Обран ош, на месте которого теперь стоит Нижний Новгород, и рассчитывал на поддержку булгарского хана в борьбе с экспансией русских княжеств[69], в то время как мокшанский царь Пуреш являлся союзником князя Юрия, и между ним и Пургасом долгие годы продолжалась непримиримая война[70]. Русские не трогали земли союзника Пуреша и защищали их от Пургаса и булгар, которые не сумели обезопасить своего союзника[68].

В начале XIII века между Окой и Темниково-Водскими лесами по нижнему течению р. Мокша возникла Пургасова волость, где жили мордва и бежавшие от феодального гнёта русские крестьяне (Пургасова Русь)[71]. Согласно Лаврентьевской летописи, в 1229 году «месяца Априля придоша Мордва с Пургасом к Новугороду [Нижнему], и отбишася их Новгородци, и зажегше монастырь Св. Богородици и церковь, иже бе вне града, того же дни и отъехаша прочь, поимав свое избъеныя болшия. Того же лета победи Пургаса Пурешев сын с Половци, изби Мордву и всю Русь Пургасову, а Пургас едва вмале утече»[68][72].

К 1226 году относятся походы русских князей на буртасов, союз аланов и мокшан. В 1226—1232 годах Юрий Всеволодович провёл ряд удачных походов в земли буртасов. В 1237—1239 годах эрзянская земля была полностью разорена Батыем. Татарское нашествие значительно ослабило эрзянские земли и подчинило их татарским мурзам, мокшанское царство стало вассалом Золотой Орды и большая часть мужского населения в составе войска Пуреша погибла во время похода монголов в Центральную Европу (1236—1242).

В 1377 году эрзяне помогли ордынскому царевичу Арапше (Араб-шаху) неожиданно напасть на реке Пьяне на нижегородцев и войска московского князя Дмитрия Ивановича, тем самым способствовав их разгрому и разорению татарами Нижнего Новгорода. Вслед за этим эрзяне предприняли грабительский набег на окрестности Нижнего Новгорода, но на пути домой были разбиты городецким князем Борисом Константиновичем. Зимой 1377/1378 годов Борис с суздальской и московской помощью предпринял удачный ответный поход в земли мордвы (эрзян)[73].

В 1444 году объединённое войско рязанцев и мордвы разбило на реке Листань войско татарского царевича Мустафы. До середины XVI века мордва находилась под властью Казанского ханства, а с его падением в 1552 году вошла в состав Российского государства[74].

 
В. Е. Маковский — Крестьянка (1897). Этюд к картине мордовская свадьба

В походе Ивана Грозного против Казани участвовал темниковский князь Еникеев с подвластными ему мокшанами и мещёрой. После походов на Казань Ивана IV в 1540-е годы мокшанские, а позднее эрзянские знатные роды присягнули на верность Московскому князю. После завоевания Казани часть эрзянских земель была роздана боярам; остальные временно вошли в состав царских мордовских вотчин, но затем раздавались монастырям и помещикам, главным образом с целью обращения местного населения в христианство. Рядом с русскими помещиками владели землями мещёрские и мокшанские знатные роды, перешедшие в христианство и сохранившие свой титул (например князья Баюшевы, Разгильдеевы, Еникеевы, Мордвиновы и многие другие). Подчинение Москве выразилось прежде всего в захвате земель и в обложении местного нерусского населения тяжёлыми поборами, что, по-видимому[кого?], и было причиной участия мордвы во многих бунтах и восстаниях (начиная с эпохи Лжедмитрия I и до Пугачёв), а также бегства на Восток[источник не указан 133 дня]. Эрзяне принимали активное участие в восстании Степана Разина, а позже, и мокшане и эрзяне — в восстании Емельяна Пугачёва.

Уже в первой половине XVII века мокшане и эрзяне переселяются за Волгу, а в XVIII веке широко расселяются по Самарской, Уфимской и Оренбургской губерниям.

Оставшиеся на прежних местах жители постепенно подвергались обрусению, в основном из-за насильственного массового крещения (особенно в середине XVIII века). Новообращённые часто не понимали новой религии, а ревностные язычники срывали с себя кресты и уничтожали иконы; тогда против них отправлялись войска, и виновные жестоко наказывались, в частности приговаривались за святотатство к сожжению. Попытки воскресить «старую веру», хотя и в иной, проникнутой уже христианскими понятиями форме, повторились у эрзян в начале XIX века, приведя к крестьянским волнениям среди терюханКузя-бог»)[источник не указан 133 дня].

Обрусение закрепощённой мордвы было следствием экономических стремлений помещиков, которые привлекали сюда русских работников из своих прежних поместий или со стороны, отчего появились деревни со смешанным русско-мордовским населением. За пределами Нижегородского края больших районов обруселой мордвы не встречается, поскольку здешняя мордва осталась большей частью ясашной и не испытывала гнёта крепостного права. Тяглая мордва на государственных землях зачастую не могла выплачивать с принадлежавших ей земель натуральных и денежных повинностей и охотно пропускала русских беглых крестьян, помещичьих и дворцовых. Мордовские богачи ходатайствовали перед правительством об удалении пришлых, тогда как бедные мордвины отстаивала их, поскольку те помогали им нести тягло, и обвиняла богачей в попытке разжиться[66]. Мордва в разных жизненных ситуациях пользовалась русским языком не одинаково. Его коммуникативные функции возросли в области общественной, производственной жизни, где частота контактов с представителями других народов выше[75].

За Волгой ассимиляция шла медленнее, чем на исконных землях мордвы. В то же время среди эрзян получают распространение православные секты «Людей Божиих», «Собеседников», «Молокан» и др. Селения утеряли свои прежние названия и их нельзя отличить от русских[уточнить]. Самобытность мокшан сохранилась на севере Пензенской губернии, в Краснослободском, Наровчатском и Инсарском уездах; но и здесь группы их селений подвергаются внешнему влиянию, чему благоприятствуют улучшение путей сообщения, вырубка лесов, отхожие промыслы и распространение школ.

Антропологическое описаниеПравить

В большей степени мордва являются представителями европеоидной расы. В то же время антропологический облик мордвы сильно дифференцирован у различных групп[76]. Среди части мордвы-мокши распространён субуральский тип, характеризующийся относительной длинноголовостью и довольно высоким лицом в пределах уральской расы. Для большей части мордвы-эрзи характерен сурский тип атланто-балтийской расы, для которого характерны мезокефалия, относительно узкое лицо, но не столь высокое, как у скандинавского типа. У некоторых групп мордвы-эрзи и южной мордвы-мокши встречается северопонтийский тип центральноевропейской расы, характерный также для русских Поволжья. Этот тип характеризуется длиной тела средней или выше средней, преобладающей мезокефалией, узким лицом, довольно часто встречаются волнистые волосы[77]. Такие антропологические характеристики сближают мордовское население с населением, оставившим Пьяноборскую археологическую культуру[78].

И. Н. Смирнов в конце XIX века описывал мордву следующим образом: мокша представляет большее разнообразие типов, чем эрзя; рядом с белокурыми и сероглазыми, преобладающими у эрзян, у мокши встречаются и брюнеты, со смуглым цветом кожи и с более тонкими чертами лица. Рост обоих подразделений мордвы приблизительно одинаковый, но эрзяне, по-видимому, отличаются большею массивностью сложения (особенно женщины)[79].

Хотя более тёмная окраска глаз и волос у мокши, отмеченная в ранних работах, сближает её с уральской группой (что также касается размеров лица и роста бороды), локальная изменчивость всех мордовских групп (мокши, эрзи, терюхан) очень велика[80]. Как отмечал Г. Ф. Дебец (1941), два близких мокшанских селения расходятся по многим показателям[80]. Согласно К. Ю. Марк (1961), исследовавшей 12 мокшанских и 11 эрзянских групп, суммарная разница между ними невелика, причём уральский элемент не имеет преобладания ни в одной группе и может отсутствовать вообще (что наиболее ярко проявлялось в эрзянских группах восточной части Мордовской АССР)[80].

Говоря о соотношении антропологических типов, выделенных для разных территорий Восточной Европы, В. Е. Дерябин указывал, что в состав антропологического варианта мордвы-мокши входит понтийская раса[81]. Как отмечал автор, у мокши отчетливо проявляются черты южных европеоидов: удлиненная форма головы (указатель имеет средние значения 78,7% и 79,8%), относительно узкое лицо, потемнение пигментации глаз и волос, часто встречающийся опущенный кончик носа[81]. При этом, однако, у части мокшан понтийская раса сочетается также с иным расовым компонентом — небольшой, но заметной уралоидной примесью (уменьшение роста бороды, ослабление горизонтальной профилировки лица, крайне редко — появление эпикантуса)[81].

Согласно В. Е. Дерябину, группы, у которых сильно выражено уральское влияние, можно назвать субуральскими; эрзяне и мокшане не входят в субуральские кластеры[81]. В группах мордвы-эрзи отмечается удлинение формы головы (указатель — 79,6% и 79,7%), увеличение относительной высоты лица и носа, усиление роста бороды, учащение встречаемости опущенного кончика носа и уменьшение числа случаев вогнутого профиля спинки носа. Перечисленные особенности свидетельствуют о наличии черт южных европеоидов[81]. При этом пигментация глаз и волос в данных группах относительно светлая, хотя и темнее, чем у беломоро-балтийцев. Таким образом, мордва-эрзя в целом, скорее, относится к кругу северных европеоидов[81]. У мордвы-мокши сильнее проявляются черты южных европеоидов: форма головы оказывается ещё более удлиненной (головной указатель — 78,7%), лицо — сравнительно узким, пигментация глаз и волос — заметно темнее, опущенный кончик носа встречается чаще. Правда, по сравнению с эрзей, у мокши слабее рост бороды и чаще встречаются слегка уплощенные лица[81].

ЯзыкиПравить

Каждый из двух мордовских субэтносов имеют собственный язык: мокшане — мокшанский, эрзяне — эрзянский, оба они относятся к финно-волжской группе уральской семьи языков и имеют статус литературных. Считается признанным существование некогда единого мордовского праязыка, который лишь в середине I тыс. н. э. распался на мокшанский и эрзянский[28].

Лингвистами подмечено, что в языке эрзя преобладают заимствования из русского языка, а в мокшанском — из тюркских (в основном татарского, чувашского)[78]. Оба мордовских языка распадаются на ряд диалектов и смешанных говоров, локализованных в различных районах проживания мордвы. Мордовская письменность существует со второй половины XVIII века, и в настоящее время используют кириллицу, алфавит мордовской письменности совпадает с русским.

«По своему происхождению финно-угорские языки не связаны с арийскими, принадлежащими к совершенно иной языковой семье — индоевропейской. Поэтому многочисленные лексические схождения между финно-угорскими и индоиранскими языками свидетельствуют не об их генетическом родстве, а о глубоких, многообразных и длительных контактах финно-угорских и арийских племён»[82].

Традиционная культураПравить

 
Две мордовки в национальных костюмах на картине 1842 года. Мордовский республиканский музей изобразительных искусств им. С.Д. Эрьзи

В быту и духовной и бытовой культуре у мокши и эрзя прослеживаются значительные различия, а также наблюдается близость мокши к марийцам, а эрзя - к прибалтийским финнам[28].

Комплекс одеждыПравить

 
Мокшанки в национальных костюмах
 
Мордовская семья из Казанской губернии, 1870 год

Традиционный облик мокшанки подразумевает ношение рубашки и штанов, причём рубашка у неё спускается не до пят, как у эрзянки, а поддерживается у пояса; поверх рубашки эрзянка носит выбитый кафтан (шушпан), похожий на соответственный наряд черемиски. На голове эрзянки носят рогообразные круглые кокошники сороки, а у мокшанок головной убор ближе к черемисскому и заменяется иногда полотенцем или шалью, повязываемой в виде чалмы (головной убор мордовок значительно варьирует в каждой группе по местностям). Мокшанки не носят также «пулая» — назадника, украшенного бисером и длинной бахромой и распространённого у эрзянок.

БытПравить

В XIX веке исследователи[какие?] отмечали, что мордва живёт лучше других народностей в тех же местностях; в Саратовской губернии, например, задолженность её меньше, чем чуваш, русских и татар. Во внешнем быту мордвы, её жилищах, способах земледелия и т. д. сохранилось мало оригинального, хотя в старину мордовские селения и избы отличались от русских большей разбросанностью и постановкой избы посреди двора или, если и на улицу, то окнами только в сторону двора. К специально-мордовским промыслам принадлежат в некоторых местностях, производства поташа, конопляного масла, домашних сукон (любимый цвет мордвы — белый).

К искусству мордва равнодушнее чуваш и черемис, у которых, например, многие предметы украшаются резьбой; только мордовские женщины не менее заботятся об украшении своего костюма и старательно вышивают свои рубашки и головные уборы.

В свадебных обрядах и обычаях мордвы сохранились многие черты старины, отголоски старинного брачного и родового права. В давние времена практиковалось многожёнство[83]. Нередко мальчиков женили на взрослых девушках, чтобы взять в дом работницу[74].

«Разность двух мордовских поколений видна и из того, что до крещения их не дозволялось мокшанам брать ерзянок, а ерзянам — мокшанок; но всяк довольствовался своею породою»[84].

ВерованияПравить

Переживанием родового быта является также культ предков, остатки которого можно видеть в подробностях погребальных обычаев, поминок. Интересным является сохранившийся вплоть до XX века обычай при основании нового кладбища первого покойника хоронить стоя и с посохом в руках. После чего его дух становился хозяином погоста (калмонь кирди — «покровитель кладбища» или калмо-ава — «мать кладбища»)[85]. У мордвы сохранились языческие поверья, которые по своей отрывочности и сбивчивости не позволяют восстановить точнее древнюю мордовскую мифологию. Известно, что мордва почитала много пасов (мокш. павас) — богов, ава — духов, отцов, кирьди — хранителей, которые представлялись антропоморфно и отчасти слились с русскими представлениями о домовых, водяных, леших и т. д. Предметами поклонения были также солнце, гром и молния, заря, ветер и т. д. Можно различить следы дуализма — антагонизма между Шкаем (небом) и Шайтаном, которыми созданы, между прочим, Алганжеи (носители болезней). У мордвы сохранились ещё местами моляны — остатки прежних языческих жертвоприношений, отчасти христианские праздники приурочены к ним[86].

В эрзянских селениях особо было развито черничество. Чернички - это молодые девушки с некоторым прошлым, покрывшиеся чёрным платком и навсегда отказавшиеся от замужества; они запираются в кельях, чтобы молиться и читать богоугодные книги. Однако у мордвы черники не пользуются лестной репутацией. Среди них выходили проповедники новых учений, поскольку сектантство очень было распространено среди мордвы[66].

ЛитератураПравить

Основное развитие имело устное творчество. Одним из ранних представителей мордовского сказительного искусства была Ефимия Петровна Кривошеева.

В конце 1920-х годов появились журналы «Мокша» на мокшанском языке и «Сятко» на эрзянском; письменная литература стала развиваться с 1930-х годов[87].

Всероссийский съезд мордовского (мокшанского и эрзянского) народаПравить

Начиная с 1992 года проходят Всероссийские съезды мордовского (мокшанского и эрзянского) народа. Съезд, согласно принятому уставу, является высшим представительным собранием мокшан и эрзян, проживающих на территории Республики Мордовия и в других субъектах Российской Федерации. Делегаты съезда должны были избираться «в соответствии с нормой представительства: от 5 тысяч мордовского (мокшанского и эрзянского) населения — один делегат» — от республики Мордовия и всех мест компактного проживания мокшан и эрзян за её пределами.

Первый съезд 14-15 марта 1992 года состоялся по инициативе обществ «Масторава» и «Вайгель». Только на первом съезде было принято 10 документов (в том числе о статусе народов для мокшан и эрзян, вывода из ИТУ Мордовии заключённых других государств, сокращение общей численности заключённых в Дубравлаге, участия мокшан и эрзян в международных политических организациях и др.) Второй и последующие съезды проходили под патронажем Правительства РМ. На втором съезде вновь выставлялось требование в частности о статусе национальностей мокша и эрзя, о принятии Государственным собранием РМ Закона о языках, с закреплением статуса государственного за мокшанским, эрзянским и др.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Термин «мордва» является внешним названием общности двух субэтносов (мокшан и эрзян), в традиционных литературных языках которых отсутствует понятие «мордва» (самоназвание мокшан — мокш. мокшет, самоназвание эрзян — эрз. эрзят) — см. раздел «Этимология».
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Всероссийская перепись населения 2010 года
  3. По переписи 1989 г. в РСФСР было 1 072 939 мордвы([1])
  4. Всеукраїнський перепис населення 2001. Русская версия. Результаты. Национальность и родной язык.
  5. По переписи 1989 г. на Украине было 19 332 мордвы ([2])
  6. Агентство Республики Казахстан по статистике. Перепись 2009. Архивная копия от 1 мая 2012 на Wayback Machine (Национальный состав населения Архивная копия от 23 июля 2011 на Wayback Machine.rar)
  7. По переписи 1989 г. в Казахстане было 30 036 мордвы (1989), по переписи 1999 г. — 16 147 чел. (Агентство Республики Казахстан по статистике (недоступная ссылка))
  8. По переписи 1989 г. в Узбекистане было 11 914 мордвы ([3])
  9. Демографические тенденции, формирование наций и межэтнические отношения в Киргизии
  10. Перепись населения
  11. Статкомитет Эстонии Национальный состав населения Перепись 2000 г. Архивировано 27 августа 2011 года. ([4] Архивная копия от 17 июля 2011 на Wayback Machine)
  12. Распределение населения ЛР по национальному составу и государственной принадлежности на 01.01.2019. (латыш.)
  13. 1 2 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 120 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. — 4-е изд., дополненное. — М.: ООО «А ТЕМП», 2017. — С. 352. — 896 с. — ISBN 978-5-9900358-1-2.
  14. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. — 4-изд. — М.: Сов. энциклопедия, 1989. — С. 842. — 1632 с. — 2 500 000 экз. — ISBN 5-85270-001-0.
  15. 1 2 Толковый словарь. Сайт Российского этнографического музея. Дата обращения 20 октября 2018. Архивировано 28 августа 2011 года.
  16. Народы и религии мира. — М.: «Большая Российская Энциклопедия», 1998. — С. 353. — 928 с. — ISBN 5-85270-155-6.
  17. 1 2 Народы России. — М.: «Большая Российская Энциклопедия», 1994. — С. 232. — 480 с. — ISBN 5-85270-082-7.
  18. История Мордовии — Мордовия. www.mordovia.info. Дата обращения 14 апреля 2019.
  19. Мордва — статья из Большой советской энциклопедии
  20. Мокшин, 1998.
  21. Уральское пробство Церкви Ингрии
  22. Белых С. К. История народов Волго-Уральского региона: учебное пособие. Ижевск, 2006. С. 23.
  23. 1 2 НДО «Учреждение Фенно-Угриа»
  24. Документы и материалы по истории Мордовской АССР, Саранск, 1939.
  25. Декларация о государственном суверенитете Мокшанской и Эрзянской Советской Республики. Проект // Общественные движения в Мордовии, 1990.
  26. Панорама народов на фоне Европы. Неславянские народы Восточной Европы (серия III). | Генофонд РФ (рус.)  (неопр.) ?. Дата обращения 13 апреля 2019.
  27. 1 2 Напольских В. В. Булгарская эпоха в истории финно-угорских народов Поволжья и Предуралья // История татар с древнейших времен: в 7 т. Т. 2 : Волжская Булгария и Великая Степь. Казань, 2006. С. 100—115.
  28. 1 2 3 4 Сухорукова Ольга Александровна. Мордва. — Этническая история России: учебное пособие. Часть I. — М.: МГПУ, 2015. — 204 с.
  29. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны // «Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука», Государственное издательство географической литературы, М. 1957, с.110
  30. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. III. С. 653—654.
  31. Напольских В. В. Введение в историческую уралистику. Ижевск: УдмИИЯЛ, 1997. С. 37.
  32. Напольских В. В. Этнолингвистическая ситуация в лесной зоне Восточной Европы в первые века нашей эры и данные «Гетики» Иордана // Вопросы ономастики. 2018. Т. 15. № 1. С. 7-29.
  33. Мокшин Н. Ф. МОРДВА, ЭРЗЯ, МОКША — ИСТОРИЯ ЭТНОСА И ЭТНОНИМА // Зубова Поляна. Республика Мордовия. Историко-этнографический сайт.
  34. мордва (мордва синонимы, синонимы к мордва) // Словарь русских синонимов (online версия)
  35. Носович И. И. Словарь белорусского наречия. СПб., 1870.
  36. Республика Мордовия. Официальный сервер органов государственной власти (недоступная ссылка). Дата обращения 30 октября 2011. Архивировано 6 января 2012 года.
  37. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси., 1987.
  38. Феоктистов А. П. К проблеме мордовско-тюркских языковых контактов // Этногенез мордовского народа. — Саранск, 1965. — С.331-343
  39. Opus Majus. 3 vols. Oxford, 1897—1900 (reimpr. 1964) (рус. пер. (отрывки): Антология мировой философии. М., 1969. Т 1. Ч. 2)
  40. Beschreibung aller Nationen des Russischen Reichs, ihrer Lebensart, Religion, Gebraeuche, Wohnungen, Kleidung und uebrigen Merkwuerdigkeiten (Санкт-Петербург, Müller: 1776—1780 годы; 2-е изд., Лейпциг, 1782)
  41. Барбаро и Контарини о России. М. Наука. 1971
  42. Пургас//Энциклопедия Кирилла и Мефодия CD-2000
  43. Пашуто В. Т. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII век). — Москва, 1955. С. 156—158
  44. Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. — СПб., 1863. −4.1. — С.558
  45. 1 2 Козлов В. И. Расселение мордвы — эрзи и мокши//Советская Этнография 1958. — № 2
  46. Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей
  47. 1 2 Тишков В. А. Республика Мордовия
  48. Isabelle T. Kreindler. The Mordvinians : A doomed Soviet nationality ? // Cahiers du Monde Russe. — 1985. — Т. 26, вып. 1. — С. 43–62. — DOI:10.3406/cmr.1985.2030.
  49. Голос МГУ: Перепись-2010 покажет реальную численность мордвы! (недоступная ссылка). Дата обращения 30 декабря 2011. Архивировано 7 января 2012 года.
  50. Мордва грозит Инфоцентру FINUGOR судом за признание эрзян и мокшан. Информационный центр Финно-угорских народов. Дата обращения 15 апреля 2019.
  51. Инфоцентр FINUGOR настаивает на самостоятельности народов мокша и эрзя. Информационный центр Финно-угорских народов. Дата обращения 15 апреля 2019.
  52. Степанов В. В. Российская перепись 2002 года: Пути измерения идентичности больших и малых групп. — Института этнологии и антропологии РАН. — М., 2001. — ISBN 5-201-13758-X (6).
  53. Тюрко-Татарский Мир: «Татарская проблема» во всероссийской переписи населения (взгляд из Москвы) - С.В.Соколовский, член Комиссии Института этнологии и антропологии РАН по подготовке переписного инструментария. AB IMPERIO 4/2002. www.tataroved.ru. Дата обращения 13 апреля 2019.
  54. 1 2 Основные итоги микропереписи населения 1994 г./ Общество и экономика — n°1 — 1995. — С.81 — 88.
  55. Забавное время: никто не хочет быть русским — эксперты (недоступная ссылка) (недоступная ссылка с 20-05-2013 [2288 дней])
  56. 1 2 Козлов В. И. Кода касондсь и кирендсь мордвать лувксоц//Мордвась. Саранск ошсь, 2006
  57. demoscope.ru Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Распределение населения по родному языку, губерниям и областям
  58. Демоскоп Weekly. Всесоюзная перепись населения 1926 года. Национальный состав населения по регионам РСФСР
  59. Moksha (англ.). Ethnologue. Дата обращения 13 апреля 2019.
  60. Erzya (англ.). Ethnologue. Дата обращения 15 апреля 2019.
  61. Демоскоп Weekly - Приложение. Справочник статистических показателей.. www.demoscope.ru. Дата обращения 15 апреля 2019.
  62. Динамика численности мордовского населения на рубеже веков" 1000-летие единения мордовского народа с народами Российского Государства — Мордва 1000 (недоступная ссылка). Дата обращения 17 мая 2011. Архивировано 12 мая 2012 года.
  63. Этнология. Учебник. Для высших учебных заведений/Э. Г. Александренков, Л. Б. Заседателева, Ю. И. Зверева и др.-М.; Наука, 1994.
  64. Kuussaari, Eero, Suomen suvun tiet, F. Tilgmann Oy, Helsinki 1935
  65. Бубрих Д. В. «Можно ли отождествлять мордву с андрофагами Геродота?» / Записки Мордовского научно-исследовательского института социальной культуры, Саранск, 1941, № 3, с. 31.
  66. 1 2 3 4 Кузнецов С. К. Русская историческая география. Мордва. — Курс лекций, читанных в 1908-09 уч. году в Московском археологическом институте. — М.: Издательство А. И. Снегиревой, 1912. — 74 с.
  67. Вихляев В. И. Древнейшая мордва: учебное пособие. — Изд-во Мордовского университета, 2003. — С. 9. — 88 с.
  68. 1 2 3 А. П. Смирнов. Волжские булгары. — М.: Издание Государственного исторического музея, 1951. — С. 48. — 302 с.
  69. Юрченков В. А. Мордовский народ: вехи истории. — Саранск, 2007. — С. 97—98.
  70. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей.
  71. Владимир Вольфович Богуславский. Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия: в 2 т. Т.2 Н-Я. — ОЛМА Медиа Групп, 2001. — С. 219. — 781 с. — ISBN 9785224022519.
  72. Владимир Вольфович Богуславский. Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия: в 2 т. Т.2 Н-Я. — ОЛМА Медиа Групп, 2001. — С. 219. — 781 с. — ISBN 9785224022519.
  73. Пискаревский летописец. www.russiancity.ru. Дата обращения 13 апреля 2019.
  74. 1 2 Мордва. — РУССИКА. Илл. энцикл. История России. 9-17 вв.. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2004. — С. 315-316. — 648 с. — ISBN 9785948495347.
  75. Николай Федорович Мокшин. Этническая история Мордвы XIX-XX века. — Мордовское кн-во, 1977. — С. 209. — 288 с.
  76. Марк К. Ю. Этническая антропология мордвы//Вопросы этнической истории мордовского народа. Москва, 1960
  77. Марк К. Ю. Соматологические материалы к проблеме этногенеза финно-угорских народов // Этногенез финно-угорских народов по данным антропологии. М.: Наука, 1974. С. 11-18.
  78. 1 2 Ситдиков А. Г. Введение в этногенез народов Поволжья и Приуралья. Часть I. Истоки этногенеза финских народов: учебно-методическое пособие для студентов, обучающихся по специальности «История». (недоступная ссылка) / А. Г. Ситдиков. — Казань: Издательство Казанского государственного университета, 2008.
  79. И. Н. Смирнов, «М. Историко-этнографический очерк» в «Известиях Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете» за 1892—95 гг.; лучшая новейшая монография Мордвы.
  80. 1 2 3 Происхождение и этническая история русского народа по антропологическим данным, Отв. ред. В. В. Бунак. — М., 1965.
  81. 1 2 3 4 5 6 7 Восточные славяне. Антропология и этническая история. Под ред. Алексеевой Т.И. — М.: Научный мир, 2002.
  82. Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. Древние арии: Мифы и история. — М.: Мысль, 1983. — С. 99. — 206 с.
  83. Елена Николаевна Мокшина. Религиозная жизнь мордвы во второй половине XIX--начале XXI века. — Мордовское книжное изд-во, 2003. — С. 11. — 256 с.
  84. Лепёхин И. И. Дневные записи путешествия по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 гг.. — СПб., 1771. — Т. 1. — С. 538.
  85. «Похороните меня стоя». nn.mk.ru. Дата обращения 13 апреля 2019.
  86. Мельников П. И. Очерки мордвы, гл. III—V // Русский вестник, т. 71, 1867.
  87. Б. Е. Кирюшкин. Мордовская литература (рус.) // Литературный энциклопедический словарь. — 1987.

ЛитератураПравить

  • Ахметьянов Р. Г. Общая лексика духовной культуры народов Среднего Поволжья. М., 1981.
  • Белицер В. Н. Народная одежда мордвы. М., 1973.
  • Белорыбкин Г. Н. Западное Поволжье в Средние века. — Пенза: Пензенский государственный педагогический университет (ПГПУ), 2003. — 199 с.
  • Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. — 2-е изд., доп. и испр. — М.: Мысль, 1983. — 206 с, ил. (стр. 152—153: часть карты Птолемея, изданной в Риме в 1490 г. и часть карты мира, составленной в Генуе в 1447 г.; стр. 98-100: «Арии и финно-угры»).
  • Девяткина Т. П. Мифология мордвы: энциклопедия. — Изд. 3-е, испр. и доп. — Саранск: Красный Октябрь, 2007. — 332 с.
  • Вопросы этнической истории мордовского народа / Тр. Института этнографии АН СССР. Нов. сер. Т. 63. М., 1960.
  • Евсевьев М. Е. Братчины и другие религиозные обряды мордвы Пензенской губернии // Живая старина. Вып.1-2. СПб., 1914.
  • Евсевьев М. Е. Мордовская свадьба. Саранск,1959.
  • Исследования по материальной культуре мордовского народа / Тр. Института этнографии АН СССР. Нов. сер. Т. 86. 1963.
  • Крюкова Т. А. Мордовское народное изобразительное искусство. Саранск,1968.
  • Кузеев Р. Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала. Этногенетическия взгляд на историю. М.,1992.
  • Майнов В. Н. Очерк юридического быта мордвы. СПб., 1885.
  • Маркелов М. Т. Мордва // Религиозные верования народов СССР. Т. 2. М., 1931.
  • Маскаев А. Н. Мордовская народная эпическая песня. Саранск, 1964.
  • Мельников П. И. (Андрей ПечерскиЙ). Очерки мордвы. Саранск, 1981.
  • Мокшин Н. Ф. Религиозные верования мордвы. — 2-е изд., доп. и перераб. — Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1998. — 248 с.
  • Мокшин Н. Ф. Этническая история мордвы XIX-XX века. Саранск, 1977.
  • Мордва. 300 лет в соцветии курая. - Стерлитамак, 2017.
  • Мордва // Народы России: Энциклопедия. М.,1994. С. 232-237.
  • Мордва: Историко-культурные очерки. Под ред. Балашова В. А. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1995. ISBN 5-7595-1049-5
  • Мордва: Историко-этнографические очерки. Саранск,1981.
  • Мордва // Этноатлас Красноярского края / Совет администрации Красноярского края. Управление общественных связей; гл. ред. Р. Г. Рафиков; редкол.: В. П. Кривоногов, Р. Д. Цокаев. — 2-е изд., перераб. и доп. — Красноярск: Платина (PLATINA), 2008. — 224 с. — ISBN 978-5-98624-092-3. Архивная копия от 29 ноября 2014 на Wayback Machine
  • Мордва // Народы России. Атлас культур и религий. — М.: Дизайн. Информация. Картография, 2010. — 320 с. — ISBN 978-5-287-00718-8.
  • Мордовский народный костюм. Саранск, 1990.
  • Мордовский этнографический сборник. Составлен Шахматовым А. А. СПб., 1910.
  • Мокшин Н. Ф. Мордовский этнос. Саранск, 1989.
  • Народы Европейской части СССР. Т.II / Народы мира: Этнографические очерки. М.,1964. С.548-597.
  • Народы Поволжья и Приуралья. Историко-этнографические очерки. М., 1985.
  • Народы Поволжья и Приуралья. Коми-зыряне. Коми-пермяки. Марийцы. Мордва. Удмурты. М., 2000.
  • Народы России: живописный альбом, Санкт-Петербург, типография Товарищества «Общественная Польза», 3 декабря 1877, ст. 121.
  • Петрухин В. Я. Мордовская мифология // Мифы финно-угров. М., 2005. С. 292—335.
  • Смирнов И. Н. Мордва: Историко-этнографический очерк // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. 10-12. Казань, 1892—1894.
  • Смирнов И. Н. Мордва: Историко-этнографический очерк / Под ред. В. А. Юрчёнкова; Научно-исследовательский институт гуманитарных наук (НИИГН) при Правительстве Республики Мордовия. — Саранск, 2002. — 296 с.
  • Спрыгина Н. И. Одежда мордвы-мокши Краснослободского и Беднодемьяновского уездов Пензенской губернии. Пенза, 1929.
  • Фетисов С. Г. Я живу в Мордовии. М.: Изд. «Сов. Россия», 1978. — 144 c. c ил. на вкл. (Серия: В семье российской, братской). (Тираж 30 000 экз. Цена 55 коп.)
  • Этногенез мордовского народа. Саранск, 1965.
  • László Klima. The linguistic affinity of the Volgaic Finno-Ugrians and their ethnogenesis (early 4th millennium BC — late 1st millennium AD), Societas historiae Fenno-Ugricae (1996), ISBN 951-97040-1-9

СсылкиПравить