Мордва́ [14][15] (мокш. и эрз. мокшэрзят, дословно мокшане и эрзяне[1]; самоназвание мокшан — мокш. мокшет, эрзян — эрз. эрзят) — финно-угорский народ[16][17], который делится на два субэтносамокшане (мокша) и эрзяне (эрзя)[18].

Мордва
Современное самоназвание мокшэрзят[1]
Численность и ареал
Всего: около 500 000

 Россия:
484 450 (перепись 2021)[2][3]

 Украина:
9331 (перепись 2001)[5][6]
 Казахстан:
8013 (перепись 2009)[7][8]
 Узбекистан:
5000 (2000 г., оценка)[9]
 Кыргызстан:
1513 (перепись 1999)[10]
 Белоруссия:
426 (перепись 2019)[11]
 Латвия:
420 (оценка 2022)[12]

 Эстония:
368 (перепись 2021)[13]
Описание
Археологическая культура Городецкая культура
Древнемордовская культура
Культура рязано-окских могильников
Язык мокшанский, эрзянский, русский, татарский (каратаи)
Религия православие, протестантизм, национальная эрзянская вера, мокшанская вера
Входит в финно-угорские народы
Родственные народы марийцы, мещера, меря, мурома
Этнические группы эрзя, мокша
Происхождение волжские финны
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Эрзянки в национальных костюмах
Мокшанские девочки в национальных костюмах

Мокшане и эрзяне говорят на мокшанском и эрзянском языках соответственно, которые являются близкородственными мордовскими языками волжско-финской подгруппы финно-угорской ветви уральской языковой семьи. Этнографические группы[18]: эрзян — шокша и терюхане, мокшан — каратаи. Проживают в основном в России: около трети[19] — в Мордовии, а также в сопредельных областях: Нижегородской, Пензенской, Тамбовской, Рязанской, Самарской, Московской[20]. Верующие — в основном православные, также встречаются и протестанты (в частности лютеране)[21], есть приверженцы национальной эрзянской веры[22], мокшанской религии и молокане.

Иногда мокшане и эрзяне выделяются как отдельные мордовские народы[23].

Этноним править

Традиционный термин «мордва» является экзоэтнонимом (внешним названием этнической общности). Эрзяне и мокшане имеют различное этническое самосознание, имеют свои литературные языки, существенные различия в антропологическом (расовом) типе, расселении, традиционном быте, материальной и духовной культуре[24].

В 1771 году путешественник И. И. Лепёхин писал о внутреннем разделении мордвы следующее[25][26]:

Мордва разделяется собственно на два колена, из которых первое называется Мокшанским, а другое Ерзянским: но и в Мокшанах есть некоторое различие. Одни называются коренными или высокими Мокшанами, а других почитают простыми Мокшанами, и вся их разность состоит в некоторых наречиях. Они еще сказывали нам о четвертом роде Мордвы, которых Каратаями называют, и которых только три деревни в Казанском уезде находятся.

Аналогичные сведения приводят путешественники П. С. Паллас в 1773 году[27], И. Г. Георги в 1777 году[28], И. Ф. Гакман в 1787 году[29], Г. Ф. Миллер в 1791 году[30], Г. И. Громов в 1797 году[31].

В июле 1928 года на заседании Совета народных комиссаров по вопросу создания Эрзяно-Мокшанского округа Н. Г. Сурдин предложил назвать округ Мордовским, на основании того, что названия народов «мокша» и «эрзя» не на слуху, а «мордва» известно всем русскоговорящим. 16 июля 1928 года всероссийский ЦИК и Совет народных комиссаров приняли решение о создании Мордовского округа в составе Средне-Волжской области[32]. В 1990-е годы обнародована Декларация о государственном суверенитете Мокшанской и Эрзянской Советской республики, однако переименование республики было отложено[33].

Сравнительно недавно появилось обозначение мокшет-эрзят (букв. «мокшане-эрзяне») «мордва». В последнее время[уточнить] под влиянием русского языка входят в употребление выражения мордвась «мордва», мордватне «мордовцы», мордовский народсь/мордовской народось «мордовский народ»[34].

Этимология править

Обычно первым упоминанием экзоэтнонима мордва считается его форма Mordens в итинерарии готского историка Иордана (VI век н. э.). В. В. Напольских при этом замечал, что нельзя быть полностью уверенными, что под иранским экзоэтнонимом mordens in Miscaris скрываются именно мокша и эрзя[35]. В X веке этот экзоэтноним упоминается византийским императором Константином Багрянородным в форме Μορδια в качестве географического названия для локализации одной из пачинакитских (печенежских) фем[35].

Этноним мордва в древнерусских летописях встречается с IX века, а к XII веку относится первое достоверное упоминание этнонима эрзя (персидский государственный деятель Рашид ад-Дин) и этнонима мокши (у фламандского путешественника Вильгельма де Рубрука)[36].

К северу находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, именно: Моксель, не имеющие никакого закона, чистые язычники. Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах в лесах. Их государь и большая часть людей были убиты в Германии. Именно Татары вели их вместе с собою до вступления в Германию, поэтому Моксель очень одобряет Германцев, надеясь, что при их посредстве они ещё освободятся от рабства Татар… Среди них живут другие, именуемые Мердас, которых Латины называют Мердинис, и они — Сарацины.

Гильом де Рубрук «Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука», 1253[37]

Распространённая гипотеза выведения данного экзоэтнонима из древне-иранского *mardχvār- или *mǝrǝtāsa- «людоед», а следовательно — отождествления с андрофагами Геродота, признавалась М. Фасмером безосновательной[38].

Согласно наиболее актуальной на сегодняшний день версии, экзоэтноним мордва происходит от иранского корня со значением «человек, мужчина» (ср. перс. ; مرد mard‎, ягн. morti — от индоир. *mṛta «человек, смертный»). К тому же корню восходят слова эрз. мирьде, мокш. мирде «мужчина, муж», удм. мурт, коми морт «человек, мужчина». Разница в огласовке между этими словами и этнонимом объясняется разным временем заимствования и адаптацией в разных языках[39].

По мнению В. В. Напольских, ситуация, когда к двум разным народам применяется название, которое никогда не было их самоназванием, требует специального решения. Тем более, что др.-рус. мордва и гот. mordj- по фонетическим причинам не выводимы из общеморд. ḿiŕd’e, которое никогда не было этнонимом и имеет значение не «человек», а сугубо «муж, мужчина». Сам исследователь связывает этноним мордва с ираноязычной воинской группой, проникшей в Поволжье из Зауралья и вероятно оставившей специфические памятники андреевско-писеральского типа I—III веков н. э. в низовьях Суры. Название этой группы было аналогично мидийским мардам — кочевому племени, известному своей воинственностью, название которого происходит от иран. *marəδa- «убийца». В рамках саргатской культуры этот этноним мог быть заимствован также в язык обских угров, где обозначал южных степных соседей: *morti «южная страна с теплым морем, куда на зиму улетают птицы»[40].

Суффикс -ва присоединён уже русским языком и носит оттенок собирательности (так же, как в этнонимах литва, татарва)[41]. Наряду с ним в летописях сохранился и этноним мордвичиМордовскиа князи с Мордвичи»)[42]. Фасмер также приводит ругательство мордва́, относимое к евреям и детям, и слово мордва́н, употребляемое в значении «проказник», указывая на созвучие с мордова́ть[43]. В «Словаре белорусского наречия» И. И. Носовича также присутствует ругательство мордва́, относимое к «шумному сборищу, особенно евреев», являющееся производным от глагола мордовать[44].

Современное название представителей мордвы — мордви́н (мужчина) и мордо́вка (женщина). Мордва́ — о народе, ед. ч. (собирательное имя)[45].

История упоминаний править

 
Мордовка. Конец XVIII века

Наиболее раннее употребление этнонима мордва предположительно фиксируется в трактате «О происхождении и деяниях гетов» готского историка VI века Иордана. В нём среди народов Восточной Европы, которые якобы были покорены Германарихом к 375 году, упоминается народ «морденс», который помимо близкого написания ассоциируется с мордвой также на основании географического соседства с «меренс» (мерей)[46].

В современных мордовских языках слово «мордва» как этноним не сохранилось. Однако едва ли можно думать, что этот этноним употреблялся в качестве самоназвания в прошлом. Так ещё в XVIII в. известный русский учёный И. Г. Георги, путешествовавший в Поволжье, заметил, что мордвины: «<…> называются сами по поколениям своим мокшами и мокшанами, также ерзянами и ерзядами. Россияне же нарицают их вообще мордвою, которое наименование и между ними самими не употребительно»[47]

Роджер Бэкон в своём «Opus Majus» также отделяет мокшан («moxel») от мордвы (эрзян):

К северу же от этой земли Тартарской между Танаисом и Этилией живут какие-то народы…. И оба эти народа живут на севере, рядом с полюсом, но более удален от севера народ, живущий сразу за рекой Танаис и называемый моксель, подчинённый тартарам. И они — язычники, живущие совершенно без закона, города у них нет, но хижины в лесах. Государь их и большая часть их были убиты в Польше поляками и алеманнами и богемами. Ведь тартары повели их на войну с поляками. А они во многом поддерживают поляков и алеманнов, надеясь таким образом освободиться с их помощью от тартарского рабства. Если к ним придёт купец, тот, в доме которого он первым остановился, должен проявлять заботу о нём столько времени, сколько он желает там пробыть. Ибо так принято в этих местах. За ними к востоку живёт некий народ, называемый мердуим, зависимый от тартар. Но они — сарацины, живущие по законам Магомета[48].

То же в конце XVIII века подтверждает и Иоганн Георги:

С того времени, как стали они Российской державе подвластны, упражняются все в землепашестве, но живут не в городах, а в деревушках, подобно черемисским и чувашским, и весьма охотно строят жилища свои в лесах. Дворы, землепашество, небольшое скотоводство, домашняя рухлядь, пища и всё вообще расположение их хозяйства ни мало от черемисского и чувашского не разнится. По большей части бывают и у их дворов такие же, как у тех, огородцы, в коих садят про себя обыкновенную поваренную зелень. Но к звериному промыслу не столько они прикрепляются, как помянутые народы. Мордовки упражняются равномерно в таких же делах, как черемисские и чувашские женщины, и притом подобные им в прилежании и искусстве. Народ сей несёт равную с соседями своими гражданскую тягость, да и в самом поведении им сообразен. Мокшаны живут в привольных к лесному пчеловодству местах; есть также между ними действительно и такие пчеляки, кои имеют у себя по сту и по двести ульев[49].

О мокшанах (Moxii) как отдельном народе и их стране (Moxia) говорится в сочинении Иосафата Барбаро «Путешествие в Тану»[50].

Энциклопедия Кирилла и Мефодия также называет предводителя эрзянского войска Пургаса мордовским князем:

…В то время как войска Улуса Джучи совершали первые два похода на Волжскую Булгарию (в 1229 и 1232 гг.) суздальские войска громили главного союзника булгар — мордовского князя Пургаса[51].

В работе В. Т. Пашуто также мокшане и мордва упомянуты как разные народы:

В течение 1239 года Бату позволил некоторым своим родичам предпринять небольшие рейды на мордву и мокшу, на уже разоренное Рязанское княжество, на Переяславль-Южный[52]

Из выступления директора Института гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовии д. и. н. В. А. Юрчёнкова на Сафаргалиевских чтениях, ежегодно проходящих в Саранске:

мокша, эрзя, буртасы, меря и мурома образовались после распада городецкой культуры и являются родственными племенами. Если учитывать и этот факт, то становится ясно, что мордва не просто пребывала в составе древнерусского государства в течение 10 веков, но и способствовала его образованию[53].

О сходстве мокшан и мишарей (мещёры) писали адъюнкт Петербургского университета Хусаин Фейзханов и его коллега В. В. Вельяминов-Зернов, занимавшиеся исследованием истории Касимовского царства:

Наши благословенные мишари являются (по происхождению) финнами, однако они более близки к мокшам. В древней истории России мокши и мишари упоминаются друг за другом. Чуваши и черемисы упоминаются совместно отдельной группой. Наружность мишарей, в особенности, саратовских, имеет мокшанский вид: и в действиях и манерах они похожи на мокшанцев[54]

Современное бытование править

Согласно результатам переписи 1926 года, на территориях Пензенской, Нижегородской и Ульяновской губерний, позже вошедших в состав Мордовской автономии, проживало 237 тыс. мокшан и 297 тысяч эрзян, всего в Поволжье и на Урале мокшан 391 тысяч, эрзян — 795 тысяч, в Барнаульском округе 1,4 тысячи мокшан и 1,4 тысячи эрзян, также 5,2 тысячи обрусевших мокша и эрзя назвались этнонимом «мордва» без указания субэтнонима[55]. По данным переписи населения 2002 года, уже 843.350 человек назвали себя мордвой, в том числе мокшанами и эрзянами 49.624 и 84.407 человек соответственно[56]. В самой Мордовии 283,9 тысячи человек назвали себя мордвой, в том числе 47,4 тысячи и 79 тысяч — соответственно мокшей и эрзей. Эти противоречивые данные были получены вследствие того, что многие представители старшего поколения привыкли к тому, что ещё во время советского периода в графе национальность представителям мокшан и эрзян разрешалось указывать только именование «мордвин»[57][58], это правило вновь возродилось в Республике Мордовия в рамках кампании, предшествовашей переписи 2010 года, когда власти республики настоятельно рекомендовали указывать национальность «мордва»[59]. В 2011 году власти Мордовии оказывали давление за упоминание мокша и эрзя как отдельных народов, требуя использовать только термин «мордва»[60]. Одной из причин противоречивости данных 2002 года называли ошибки в переписи[61][62]. Во внимание также следует принимать оторванность многих общин и диаспор мокшан и эрзян от своей исторической родины, масштабы естественной ассимиляции: обрусевшие мокшане и эрзяне не помнят своих корней и указывают в графе национальность «мордва», так как их предки происходили из Мордовии[63]. По данным микропереписи 1994 года в Мордовии: 49 % мордовского населения назвали себя мокшей, 48 % — эрзей и лишь 3 % сказали, что они — мордва. В соседней Пензенской области из всей мордвы собственно мордвы — 69 %, а остальные 31 % — мокша или эрзя; на всей остальной территории России из всей мордвы собственно мордвы оказалось 99,8 %[63]. По мнению директора Института этнологии и антропологии РАН В. А. Тишкова, причиной преобладания в итогах микропереписи субэтнонимов эрзя и мокша на территории Мордовии стало некорректное интервьюирование респондентов переписчиками, которые минуя вопрос об этнониме, сразу спрашивали о субъэтнической принадлежности. Преобладание же за пределами Мордовии этнонима «мордва», по его мнению, связано с большей корректностью переписчиков в этих регионах[57]. Результаты всероссийской переписи 2010 года, однако, не вызывают уверенности в корректности её проведения[64], по её итогам за период с 2002 по 2010 годы численность назвавших себя этнонимом мокша сократилась в 10 раз.

 
Расселение мордвы

Численность и расселение править

 
Ареал расселения мордвы в Волго-Уральском регионе. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года
 
Расселение мордвы в Приволжском федеральном округе по городским и сельским поселениям в %, перепись 2010 года
 
Расселение мордвы в ЦФО по городским и сельским поселениям в %, перепись 2010 года
 
Расселение мордвы в СФО по городским и сельским поселениям в %, перепись 2010 года

Общая численность мордвы (мокшан и эрзян)

в начале XIII века 60—70 тысяч человек[65]

в конце XVI века составляла около 150 тысяч чел[66],

по данным I ревизии в 1719—107,4 тысяч человек,

по данным II ревизии в 1745—134,8 тысячи человек,

по данным III ревизии в 1764—199,7 тысячи человек,

по данным IV ревизии в 1781—279,9 тысячи человек,

по данным V ревизии в 1796—345,5 тысячи человек,

по данным VIII ревизии в 1835—480 тысяч человек,

по данным X ревизии в 1858—660—680 тысяч человек[66][63][67].

Согласно переписи населения Российской империи 1897 года, численность говорящих на мордовском наречии составила 1 023 841 человек[68]:

Губерния Мужчин Женщин Всего
Самарская 115 945 122 653 238 598
Симбирская 89 969 99 011 188 980
Пензенская 92 205 95 657 187 862
Саратовская 59 419 64 474 123 893
Тамбовская 42 827 46 877 89 704
Пермская 24 669 28 424 53 093
Оренбургская 19 104 19 299 38 403
Уфимская 18 224 19 065 37 289
Казанская 11 003 11 184 22 187
Томская 7 420 7 282 14 702
Акмолинская 4 300 4 246 8 546
Енисейская 1 966 1 807 3 773
Тургайская 1 108 1 024 2 132
Астраханская 1 072 780 1 852
Тобольская 808 716 1 524
Другие губернии 8 620 2 683 11 285
Всего в Российской империи 498 659 525 182 1 023 841

На 1917 год общая численность мокшан и эрзян оценивалась в 1,2 млн человек, согласно переписи 1926 года, на территориях Пензенской, Нижегородской и Ульяновской губерний, позже вошедших в состав Мордовской автономии, проживало 237 тысяч мокшан и 297 тысяч эрзян,

Всего в Поволжье и на Урале мокшан 391 тысяча, эрзян — 795 тысяч, в Барнаульском округе 1,4 тысячи мокшан и 1,4 тысячи эрзян. Также 5,2 тысячи обрусевших мокша и эрзя назвались этнонимом «мордва» без указания субэтнонима[55].

Численность мордовского населения (мокшан и эрзян) по регионам РСФСР в 1926 году[69].

Регион Общая численность мокшан и эрзян, чел. Процент от населения региона
Пензенская губерния 376 983 17,1 %
Самарская губерния 251 374 10,4 %
Ульяновская губерния 178 988 12,9 %
Саратовская губерния 154 874 5,3 %
Сибирский край 107 794 1,2 %
Северо-Кавказский край 88 535 0,3 %
Уральская область 88 484 0,3 %
Нижегородская губерния 84 920 3,1 %
Башкирская АССР 49 813 1,9 %
Татарская АССР 35 084 1,4 %
Казакская АССР 27 244 0,4 %
Чувашская АССР 23 958 2,7 %
Оренбургская губерния 23 602 3,1 %

По переписи 1989 года, численность мокшан и эрзян в СССР составляла 1 млн 153,9 тысячи человек, из них в РФ — 1 млн 72,9 тысячи человек, в том числе в Мордовской АССР проживало 313,4 тысячи человек, что составляло 32,5 % населения республики.

В 1989 году проводился раздельный учёт эрзян и мокшан, а также учёт назвавшихся этнонимом «мордва», что позволило также получить приблизительные данные[как?] о численности мокшан и эрзян.

По данным Ethnologue за 2000 год численность мокшан составляла 296,9 тысячи человек[70], численность эрзян — 517,5 тысячи человек[71][нет в источнике].

По данным Российской переписи населения 2002 года, общая численность проживавших в России мокшан и эрзян составляла 843,4 тысячи человек, в том числе в Мордовии — 283,9 тысячи человек (32 % населения республики)[72][нет в источнике].

Численность мордвы в СССР, РСФСР по данным переписей[73]:

Численность, чел.
Год СССР РСФСР
1926 1 340 415 1 376 368
1939 1 456 000 1 376 368
1959 1 285 000 1 211 105
1970 1 262 670 1 177 492
1979 1 191 700 1 111 075
1989 1 153 900 1 072 939

Численность мордвы по РСФСР/РФ

Год Численность мордвы, чел. Мокша/эрзя, чел. В Мордовии, чел
1989 1 072 900 313 400 (32,5 %)
2000 814 400 296 900 мокшан
517 500 эрзян
2002 843 400 283 900 (32 %)

В значительном количестве мокшане проживают в Пензенской, Тамбовской, Оренбургской областях, Татарстане, а также в Москве и Московской области, эрзяне — в Самарской, Нижегородской, Рязанской, Оренбургской, Ульяновской областях, Татарстане, а также в Москве и Московской области.

Регион[74] Человек %
1970 1979 1989 2002 1970 2002
Мордва 1177492 1111075 1072939 843350 100 100
Республика Мордовия 364689 338898 313420 283861 31,0 33,7
Самарская область 118117 117127 116475 86000 10,0 10,2
Пензенская область 106485 95718 86370 70739 9,0 8,4
Оренбургская область 92215 80611 68879 52458 7,8 6,2
Ульяновская область 69644 64016 61061 50229 5,9 6,0
Республика Башкортостан 40745 35900 31923 26020 3,5 3,1
Нижегородская область 51628 45028 36709 25022 4,4 3,0
Республика Татарстан 30963 29905 28859 23702 2,6 2,8
г. Москва 17281 22274 30916 23387 1,5 2,8
Московская область 16540 21660 28328 21856 1,4 2,6
Челябинская область 31915 29306 27095 19139 2,7 2,2
Саратовская область 23865 23344 23381 16523 2,0 2,0
Республика Чувашия 21041 20276 18686 15993 1,8 1,9
Свердловская область 17135 16164 15453 9702 1,5 1,2
Тюменская область 3012 5507 11159 9683 0,3 1,1
Красноярский край 17997 15779 14873 7526 1,5 0,9
Рязанская область 3858 5424 8528 7252 0,3 0,9
Кемеровская область 19158 15239 13894 7221 1,6 0,9
Краснодарский край 6072 6416 7364 4861 0,5 0,6
Алтайский край 11005 8466 7455 4769 0,9 0,6
Приморский край 11847 10233 9193 4307 1,0 0,5
Иркутская область 7067 6824 6781 3879 0,6 0,5
Волгоградская область 4571 4866 4851 3601 0,4 0,4
Владимирская область 3829 4199 5142 3570 0,3 0,4
Ростовская область 3015 3544 4657 3447 0,3 0,4
Хабаровский край 10234 8799 8193 3399 0,9 0,4
г. Санкт-Петербург 2281 3765 5175 3369 0,2 0,4
Сахалинская область 7941 6710 5641 2943 0,7 0,3
Новосибирская область 5885 4729 4418 2608 0,5 0,3
Мурманская область 3071 3739 4214 2479 0,3 0,3
Республика Коми 2803 3389 3927 2390 0,2 0,3
Пермская область 4740 4159 4150 2363 0,4 0,3
Калининградская область 3280 3678 3482 2320 0,3 0,3
Омская область 3308 3098 2772 1966 0,3 0,2
Ивановская область 3618 3626 3386 1948 0,3 0,2

Мордовская диаспора править

История править

Этногенез править

 
Народы Восточной Европы в VII—VIII веках. Мордва — на крайнем востоке карты

Существует маргинальное предположение о том, что мокшан и эрзян следует отождествлять с андрофагами и тиссагетами, которых упоминает Геродот, описывая их роль в скифо-персидской войне 512 года до н. э.[75][76]

Согласно же археологическим и историческим источникам этническая общность праэрзя и прамокша формировалась в районе Сурско-Волжского междуречья на протяжении II—IV веков н. э.[36]

По утверждению Кузнецова С. К., прародину мордвы нужно искать на правобережье средней Волги, в бассейнах правых притоков Оки и Суры. Мордва вытеснила отсюда финские племена, переселившиеся к северу[77].

Истоки формирования мордвы связываются с племенами городецкой археологической культуры (VII век до н. э. — I в. н. э.), существовавшей на правобережье Средней Волги и в бассейне Средней Оки, в долинах Суры, Мокши, Цны, Теши.[78]

В начале нашей эры племена Городецкой культуры испытывают сильное влияние пьяноборских племён, которые продвинулись в Западном Поволжье. К этому времени позднегородецкие племена приобрели устойчивый обряд в грунтовых могильниках.

К концу 1-го тысячелетия н. э. произошло обособление двух основных территориальных групп древнемордовского населения. В южной, присурской зоне (верховья Мокши и Суры, позже распространившейся на долину Цны) сформировался устойчивый обряд погребения головой на юг и наличие среди погребального инвентаря височной спиралевидной подвески с грузиком (в целом общая черта для приуральских финнов). В северной, приокской зоне (междуречье Оки и Суры, бассейны рек Теши и Пьяны) погребённых стали ориентировать головой на север и очень редко встречается спиралевидная височная подвеска. На их основе учёные установили, что южная группа племён явилась основой для формирования мокшан, а северная — эрзян[78].

В процессе своего развития как мокшане, так и эрзяне имели тесные контакты с различными ираноязычными и тюркоязычными племенами на южных границах своего расселения, а на севере и западе — с балтоязычными[79].

С запада в течение последней тысячи лет наиболее сильное влияние мокша и эрзя испытали от славянских племён.

До середины XX века многие эрзя и мокша сохраняли двуязычность, которая, вероятно, всё больше уступала место русскому языку как главному и культурообразующему.

Ассимиляция, которую испытали волжско-уральские народы, явилась двунаправленной. Как славяне, численно превосходящие мокшу и эрзя, влияли на «мордву», так и коренное население влияло на вновь приходивших славян.

Ранняя история править

На основе топонимических сведений в начале XX века С. К. Кузнецов заключил, что «в древнейший период своей истории мордва занимала огромное пространство, захватывающее нынешние губернии: часть Казанской, Нижегородскую, Пензенскую, часть Рязанской и Калужской, губернии Симбирскую, Тамбовскую и Саратовскую. Появление мордвы в самых низовьях, возле Астрахани, относится уже к позднейшему времени, а в пределах нынешних Уфимской и Оренбургской губерний она появилась в XVI и главным образом в XVII столетиях»[77].

Мордва занималась пашенным земледелием, разведением домашних животных, охотой; были известны гончарство, бортничество, скорняжное дело, ткачество. Существовал торговый обмен с соседними племенами и народами: покупали украшения и ткани, продавали рабов, меха, мёд, воск и др.[80].

Археологические данные указывают, что мордва хоронила своих сородичей в круглых срезанных наверху курганах лицом к западу, скелеты или в вытянутом или в эмбриональном положении, в ногах — горшки с пеплом и угли, иногда кости жертвенных животных (см. Мордовский могильник у Касимова, Ширинушское городище, Лядинский и Томниковский могильники)[77].

Мордва была последним из финских племён, обозначенной Начальной летописью (XII век) на нижнем течении Оки. В раннем средневековье на юго-востоке с мордвой соседствовали ираноязычные кочевники, на северо-западе лежали земли балтов, а на юго-западе — славян[77].

X—XIII века править

 
Народы Восточной Европы в конце IX — начале X вв. Мордва — на крайнем востоке карты

Иордан называет народ Mordens среди покоренных в IV веке державой Германариха. Хазарский царь Иосиф среди своих данников упоминает племя Арису, которое отожествляется с эрзей[81]. Но археологические материалы говорят о том что влияние племен, входивших в Хазарский каганат больше всего заметно в памятниках мокши, а не эрзи[82].

Положение мордвы изменили походы киевского князя Святослава, разбившего Хазарский каганат. Теперь мордва попала в зависимость от русских князей. Косвенным доказательством служат события 985 года, когда князь Владимир в походе на Волжскую Булгарию беспрепятственно прошел через земли мордвы[83].

«Повесть временных лет» начала XI веков называет мордву в числе народов, платящих дань Киевской Руси.

Видимо в сферу влияния Руси, после разгрома хазар, входили именно мокшанские племена. На их землях рано начинается славянская колонизация. На рубеже XI—XII веков под давлением переселенцев мокша покинула бассейн Цны и ушла на восток в долины Вада и Мокши. В XII веке на Цне появляются города рязанского княжества: Онуза и Никольское городище. В 1209 году в устье Мокши упоминается русский город Кадом. Мокшанский князь Пуреш был ротником (вассалом) суздальского князя Юрия Всеволодовича. Пуреш и его сын воевали с эрзянским князем Пургасом и булгарами.[82]

Если мокша, традиционно ориентировалась на русские княжества, то эрзя — на Волжскую Булгарию. В войнах русских князей с булгарами, эрзя поддерживала последних. В свою очередь походы русских на мордву (русские летописцы не разделяли эрзю и мокшу) были направлены именно против эрзи. Первый такой поход состоялся в 1106 году. Особенно учащаются походы русских после основания на эрзянских землях Нижнего Новгорода в 1221 году[82].

В XII веке происходили столкновения русских княжеств с мордвой. Они то воевали с русскими князьями, то вступали с ними в союз. Объяснение в том, что эрзянский князь Пургас пытался сохранить свой город Обран Ош, на месте которого теперь стоит Нижний Новгород, и рассчитывал на поддержку булгарского хана в борьбе с экспансией русских княжеств[84], в то время как мокшанский князь Пуреш являлся союзником князя Юрия, и между ним и Пургасом долгие годы продолжалась непримиримая война[85]. Русские не трогали земли союзника Пуреша и защищали их от Пургаса и булгар, которые не сумели обезопасить своего союзника[86].

Кроме того, мордва испытывала набеги половцев, о чём свидетельствует большое число курганов, разбросанных на территории Тамбовской и Пензенской областей. Примером могут служить курганы по течению реки Пьяны, два из которых были раскопаны Дружининым и дали кочевнические погребения с конём, ориентированные головой на восток. Эти курганы пo обряду погребения принадлежат половцам[86].

В начале XIII века русские летописи начинают называть мордовские земли Пургасова волость — по имени эрзянского князя. «Волостью» русские книжники называли понятную им систему организации власти на территории. Слово «Русь» свидетельствует как о наличии русского населения[87], так и о степени интегрированности мордовских земель в систему русских княжеств[88]. Под 1232 и 1378 годами русские летописи упоминают «волости» мордвы во множественном числе[89].

В 1237—1239 годах мордовская земля была полностью разорена Батыем. Татаро-монгольское нашествие значительно ослабило эрзянские земли и подчинило их татарским мурзам, мокшанский союз стал вассалом Золотой Орды и большая часть мужского населения в составе войска Пуреша погибла во время похода монголов в Центральную Европу (1236—1242). О Пургасе известно что он «…с немногими людьми направился в весьма укреплённые места, чтобы защищаться, если хватит сил»[90].

XIV—XV века править

Общая численность мордовских племен, составлявшая до завоевания монголами около 60-70 тысяч человек, в составе Золотой Орды с учетом потерь от военных действий оставалась на том же уровне.[65]

В конце XIV—XV веках большинство мордовских поселений и могильников прекратили свое существование. Наоборот в XVI—XVIII виден рост поселений, возобновление захоронений на древних могильниках. Под властью Золотой Орды часть мордовского народа подвергается переселению. В конце XIII-начале XIV века поселения и могильники мордвы появились на Самарской Луке, Самарском Заволжье, в Нижнем Поволжье, где мордва быстро смешивается с другими народами, частично принимает ислам[82]. Об этом свидетельствует фламандский монах-францисканец и путешественник Гильом де Рубрук, в 1253—1255 годах называя мордву «сарацинами».

Центром сбора дани для Орды с мокшан стал разрушенный татарами город Мохша (Нуриджан, Наручат). К концу XIII века он становится важным экономическим и торговым центром всей Золотой Орды. В 1313—1321 здесь жил хан Узбек, превратив Мохшу в фактическую столицу Орды. В 1339 году по приказу Узбека «мордовские князи с мордвичи» вместе с русскими князьями были посланы в поход на Смоленск. К середине XIV века улус Мохши («Наручадская страна» русских летописей) достигает своего расцвета. Его границы распространялись от Цны на западе до Суры на востоке, от Теши на севере и до Хопра на юге[91].

В 1361 улус Мохши захватил ордынский князь Тагай. В 1365 году он совершил набег на Рязанское княжество и был разбит в битве у Шишовского леса. После этого власть улусе Мохши переходит видимо к мордовским князьям[91]. По соседству с Тагаем правил Секиз-бей, в 1361 году захвативший эрзянские земли в Среднем Присурье и построивший здесь крепость. В 1370-х годах на мокшанских землях осел Бехан - основатель нескольких татарских родов.[65]

В XIV веке, воспользовавшись ослаблением Золотой Орды, Нижегородское и Рязанское княжества начали экспансию на мордовские земли. В 1328 году нижегородский князь Константин Васильевич повелел русскими селиться по Оке, Волге, Кудьме на мордовских селищах[92]. В середине века мордовский князь Муранчик продает свои села по реке Сундовик, которая в начале века служила границей Нижегородского княжества[93]. В 1360—1370-е годы нижегородцы владели Запьяньем — землями к югу от верхнего течения Пьяны и видимо отдельными землями за Сурой[93]. Для охраны новых поселений в 1372 году на левом берегу Суры была построена крепость Курмыш. Граница княжества стала проходить по Суре[92]. В 1367 году нижегородцы разбили ордынское войско в битве на Пьяне. Следствием этой экспансии стал союз мордовского князя Алабуги с ордынцами. В 1377 году в улусе Мохши появляется бежавший из Орды хан Арапша (Араб-шах). Арапша, объединившись с эрзянами разбивает в битве на Пьяне московско-нижегородское войско и разоряет Нижний Новгород. Вслед за этим эрзяне предприняли грабительский набег на окрестности Нижнего Новгорода, но на пути домой были разбиты городецким князем Борисом Константиновичем. Зимой 1377/1378 годов Борис с суздальской и московской помощью предпринял карательный поход в земли мордвы (эрзян)[94]. После этих событий мордовские земли начали играть второстепенную роль в регионе. В 1414 году Нижегородское княжество с подчиненными ему мордовскими землями вошло в состав Московского княжества.

В 1380-е годы рязанский князь Олег Иванович присоединяет к своему княжеству мокшанские земли по среднему течению Цны и нижнему течению Мокши. Продвижению на земли мокши способствовало разрушение мокшанского центра Мохши. В 1395 году Тамерлан в погоне за Тохтамышем уничтожил город Мохшу, после чего местная знать начала переходить на службу к русским князьям[91]. В 1402 и 1447 годах были достигнуты договорённости между московскими и рязанскими князьями о разделении их владений в «мордовских местах»[92].

В 1444 году объединённое войско москвичей, рязанцев и мордвы в битве на реке Листани разбило войско татарского царевича Мустафы.

С появлением в 1438 году Казанского ханства в его состав вошли мордовские земли между Мокшей и Сурой[95].

В 1463 году на подвластных Москве мещерских и эрзянских землях возникло Касимовское царство.

XVI—XVII века править

В первой половине XVI века московские князья начинают захватывать западные территории Казанского ханства, населенные мордвой, чувашами и горными марийцами. Здесь возникают русские крепости: Васильсурск в устье Суры (1523), Мокшанск (1535) и Краснослободск (1537) на Мокше, Алатырь — при впадении Алатыря в Суру (конец 1530-х), Темников перенесен на новое место (1538). Местные татарские беки-князья вместе с подвластным им мордовским населением были вынуждены перейти по власть Московского государства[95]. Финалом этого продвижения Москвы на восток стал военный поход 1551 года, когда была завоевана Горная сторона, основан Свияжск и русское подданство приняли чуваши, горные марийцы и мордва (Свияжская присяга)[96].

 
В. Е. Маковский — Крестьянка (1897). Этюд к картине «Мордовская свадьба»

В походе Ивана Грозного против Казани в 1552 году участвовал темниковский татарский князь Еникеев с подвластными ему мокшанами и мещеряками.

Во времена Казанского ханства имело место переселение части мордвы в глубь государства. В центральных районах ханства появляются мордовские поселения и могильники. После завоевания Казанского ханства Москвой мордовское население смогло вернуться на свои исконные земли. Писцовые книги Свияжского уезда под 1566—1567 годами сообщают: «в тех селах и деревнях с татары и чувашею преж сего жили мордва и та мордва разошлись по своим старым улусам по вотчинам по ухожаям… на Мокшу и по Суре»[82]. Оставшиеся незначительная часть мордвы подверглась татаризации, что особенно заметно по каратайской мордве.

К середине XVI века западная граница компактного проживания мордвы доходила до правобережья Оки, восточная — до Суры, северная — до окрестностей Нижней Новгорода, южная — до верховьев Хопра[97].

После вхождения в Русское государство большая часть мордовского народа была отнесена к ясашным людям, которые кроме ясака должны были выполнять ряд натуральных и денежных повинностей. Со временем налоговая база ясашных людей расширялась[96]. Важным источником социального напряжения стала раздача мордовских обрабатываемых земель помещикам: русским дворянам, а также татарской, мордовской знати, принявшей христианство. Русские помещики переселяли на полученные земли крестьян из других регионов страны[92]. Мордва приняла участие в Третьей черемисской войне (1581—1585) против Русского царства. Поражение восстания подтолкнуло к началу миграции мордвы за территорию своего традиционного проживания — на юг, в сторону Пензы и Саратова[98].

В 1556 году для защиты мордовских земель от набегов кочевников была построена засечная черта: Алатырь — Темников — Кадом — Шацк[92].

На рубеже XVI—XVII веков на мордовские земли хлынул поток русских переселенцев из разорённых войнами и опричниной центральный регионов страны. В начале XVII веке мордовское население Арзамасского, Нижегородского, Кадомского и Темниковского уездов стало платить в казну подати в тех же размерах, что и русские крестьяне, сидевшие на «черных» землях. Кроме того, мордва облагалась небольшим ясачным оброком за пользование лесами, удобными для охоты и бортничества. Всё это привело к крестьянскому восстанию в мордовских землях в 1606—1608 гг. В 1612 году в битве на Пьяне объединенное войско стрельцов и мордовских служилых людей Баюша Разгильдеева отразило набег ногайцев на арзамасские и алатырские места. Если нижегородский уезд активно подержал организацию второго ополчения, то арзамасский и алатырский воеводы не поддержали второе ополчение[92].

В XVII веке ясашные и государственные крестьяне переводятся в разряд дворцовых. Государственными оставались мордовские крестьяне Саранского, Кадомского, Инсарского, Пензенского уездов[96].

Рост налогов и повинностей, захват общинных земель знатью и монастырями привели к тому что Мордовский край сыграл важную роль в восстании Степана Разина, в том числе активно участвовали в нем мордовские крестьяне.

XVIII—XIX века править

По указу Петра I в 1719 году мордва включалась в состав государственных крестьян и облагалась подушной податью, то есть приравнивались к русскому тяглому населению. Кроме того, в 1718 году на мордву была возложена повинность заготавливать корабельный лес[96]. Увеличение налогов и повинностей привели к запустению мордовских земель: в Темниковском уезде за 1678—1712 опустело 53 % дворов.

В ходе реформ 1й половины XVIII века мордовские земли оказались включены в состав трех губерний: Азовской (Темниковский, Инсарский уезды) Казанской (Саранский уезд) и Нижегородской (Алатырский уезд).

Еще в начале XVIII века Филипп фон Страленберг замечал преобладание языческих верований у мордвы. Несмотря на то, что мордвином был патриарх Никон, христианизация мордвы в XVI—XVII веке продвигалась с трудом. В начале XVII века алатырская мордва дважды топила в Суре игуменов Троицкого монастыря[99]. В 1655 был убит рязанский архиепикоп[100]. Во время крестьянской войны Степана Разина восстание в мордовских деревнях часто начиналось с убийства священника. В 1681 году крестившейся мордве предоставлялись налоговые льготы. В 1700 году в Киевской духовной академии начата подготовка миссонеров для распространение христианства у мордовских крестьян. В 1706 году вышел царский указ об ускорении христианизации мордвы[99]. Христианизации мордвы способствовала правительственная мера, по которой русских крестьян селили в мордовских деревнях, а мордовских — в русских деревнях. Поощрялись браки крещенной мордвы с русскими. Предоставлялись налоговые льготы и освобождение от некоторых уголовных преступлений[96]. Агрессивная кампания по христианизации вызывала крестьянские восстания. Самым сильным стало восстание в Терюшевской волости 1743—1745 годов, в нем приняло участие 6 тыс. человек. После восстания имперские власти отказались от насильственной христианизации, в пользу мирных методов в виде предоставления льгот и прав. В результате с 1743 по 1760 гг. православие приняло около 70 % мордовского народа[99]. В начале XIX православие проникло в быт мордовского народа и стало частью народной жизни. По Всероссийской переписи населения 1897 года 98,8 % мордвы были православными, язычников не было.

Усиление налогового гнёта, введение рекрутской повинности, попытки насильственной христианизации привели как к участию мордвы в восстании Емельяна Пугачева, так и к новым волнам миграции мордовского народа в южном и восточном направлениях. С. Лаллукка отмечает, что если на протяжении второй половины XVII — начала XVIII в. мордва двигалась главным образом на юг, в сторону Пензы и Саратова, тогда как движение на восток, за Волгу, началось в основном в XVIII в. На рубеже XVIII—XIX столетий группы мордвы достигли Урала и, в некотором количестве, — Сибири[98]. В течение XVIII — первой половины XIX веков мордовские поселенцы заселили новые территории в Нижнем Поволжье и Южном Приуралье. Во второй половине XIX веков самые многочисленные мордовские группы (за пределами основной этнической территории мордвы) находились уже в Самарской губернии, где еще в начале XVIII века их не было совсем. В пореформенные годы мордва начала заселять Казахстан (Акмолинская область). В то же время на освобождавшиеся мордовские земли прибывали русские поселенцы, постепенно становясь здесь этническим большинством[101].

 
Мордва на этнографической карте Российской империи А. Риттиха, 1875

Наряду с обрусением известны случаи и мордвинизации русских, которая происходила обычно в тех смешанных мордовско-русских поселениях, где русские составляли меньшинство или проживали среди мордвы дисперсно[102].

Обрусение закрепощённой мордвы было следствием экономических стремлений помещиков, которые привлекали сюда русских работников из своих прежних поместий или со стороны, отчего появились деревни со смешанным русско-мордовским населением. За пределами Нижегородского края больших районов обруселой мордвы не встречается, поскольку здешняя мордва осталась большей частью ясашной и не испытывала гнёта крепостного права. Тяглая мордва на государственных землях зачастую не могла выплачивать с принадлежавших ей земель натуральных и денежных повинностей и охотно пропускала русских беглых крестьян, помещичьих и дворцовых. Мордовские богачи ходатайствовали перед правительством об удалении пришлых, тогда как бедные мордвины отстаивала их, поскольку те помогали им нести тягло, и обвиняла богачей в попытке разжиться[77]. Мордва в разных жизненных ситуациях пользовалась русским языком не одинаково. Его коммуникативные функции возросли в области общественной, производственной жизни, где частота контактов с представителями других народов выше[103].

За Волгой ассимиляция шла медленнее, чем на исконных землях мордвы. В то же время среди эрзян получили распространение православные секты «Людей Божиих», «собеседников», «молокан» и др. Селения утеряли свои прежние названия, и их нельзя отличить от русских[уточнить]. Самобытность мокшан сохранилась на севере Пензенской губернии, в Краснослободском, Наровчатском и Инсарском уездах; но и здесь группы их селений подвергались внешнему влиянию, чему благоприятствовали улучшение путей сообщения, вырубка лесов, отхожие промыслы и распространение школ.

Во второй половине XVIII века появились первые собственно мордовские (как мокшанские, так и эрзянские) тексты. В начале XIX века на мордовских языках началось книгоиздание.

ХХ век править

К 1920 году мордовское население проживало на территории 25 губерний. 90 % мордвы проживало в Пензенской, Нижегородской, Самарской, Саратовской, Симбирской и Тамбовской губерниях. В них не было ни одного уезда где бы мордовское население преобладало. В июне 1921 года на Всероссийском съезде коммунистов мордовской национальности было принято постановление о выделении мордвы в отдельную автономию. Однако, вопрос об образовании автономии был отложен, из-за недостаточной подготовленности. Всего в РСФСР в 1925—1928 было создано 619 мордовских национальных советов и 17 волостей (на территории нынешней Мордовии 377 и 13 соответственно)[104].

14 мая 1928 г. в составе Средневолжской области из уездов Пензенской, Симбирской и Нижегородской губерний был образован Саранский округ, в том же году переименованный в Мордовский. В него полностью вошли Краснослободский, Ардатовский уезды, почти полностью Саранский и Инсарский уезды, половина Наровчатского, частично Алатырский, Карсунский, Лукояновский и Сергачский уезды. Согласно переписи 1926 года, на этой территории проживали 1 млн 340 тыс. человек, из которых мордвы — 427 607 (32,2 %). Президиум ВЦИК 10 января 1930 г. постановил преобразовать Мордовский округ в Мордовскую автономную область; 20 декабря 1934 года — преобразована в Мордовскую АССР[104].

С середины 1920-х в мокшанских и эрзянских изданиях началась выработка единых литературных норм и диалектной базы, завершившаяся к середине 1930-х годов. В основу мокшанского литературного языка был положен краснослободско-темниковский говор, а в основу эрзянского — говор села Козловки.[105]

С переписи 1959 года наблюдается сокращение численности мордвы.

Закон СССР об образовании 1958 года предоставлял родителям детей нерусской национальности право выбора языка обучения для своих детей, это сократило долю школ преподающих на национальных языках. Кроме того, началось сокращения преподавания на национальном языке как на родном: в 1959/60 учебном году обучение на мокшанском и эрзянском, как родных языках, сократилось с семи до первых трех классов. Изучение мордовских языков в национальных школах как отдельного предмета составляло девять лет. В начале 1970-х годов в Мордовской АССР насчитывалось 391 национальная школа (235 — мокшанские и 156 — эрзянские), их посещали 77 тыс. детей (41 тыс. — мокшанских и 36 тыс. — эрзянских детей) или 36,9 % школьников республики. К концу 1980-х в республике осталось 289 мордовских национальных школ, количество детей изучающих язык в школах не превышало 24 тыс. В 1988/89 учебном году на мордовских языках в начальной школе обучалось 4 000 детей.[106]

Антропологическое описание править

В большей степени мордва является представителем европеоидной расы. В то же время антропологический облик мордвы сильно дифференцирован у различных групп[107]. Среди части мордвы-мокши распространён субуральский тип, характеризующийся относительной длинноголовостью и довольно высоким лицом в пределах уральской расы. Для большей части мордвы-эрзи характерен сурский тип атланто-балтийской расы, для которого характерны мезокефалия, относительно узкое лицо, но не столь высокое, как у скандинавского типа. У некоторых групп мордвы-эрзи и южной мордвы-мокши встречается северопонтийский тип центральноевропейской расы, характерный также для русских Поволжья. Этот тип характеризуется длиной тела средней или выше средней, преобладающей мезокефалией, узким лицом, довольно часто встречаются волнистые волосы[108]. Такие антропологические характеристики сближают мордовское население с населением, оставившим Пьяноборскую археологическую культуру[109].

И. Н. Смирнов в конце XIX века описывал мордву следующим образом: мокша представляет большее разнообразие типов, чем эрзя; рядом с белокурыми и сероглазыми, преобладающими у эрзян, у мокши встречаются и брюнеты со смуглым цветом кожи и с более тонкими чертами лица. Рост обоих подразделений мордвы приблизительно одинаковый, но эрзяне, по-видимому, отличаются большею массивностью сложения (особенно женщины)[110].

Хотя более тёмная окраска глаз и волос у мокши, отмеченная в ранних работах, сближает её с уральской группой (что также касается размеров лица и роста бороды), локальная изменчивость всех мордовских групп (мокши, эрзи, терюхан) очень велика[111]. Как отмечал Г. Ф. Дебец (1941), два близких мокшанских селения расходятся по многим показателям[111]. Согласно К. Ю. Марк (1961), исследовавшей 12 мокшанских и 11 эрзянских групп, суммарная разница между ними невелика, причём уральский элемент не имеет преобладания ни в одной группе и может отсутствовать вообще (что наиболее ярко проявлялось в эрзянских группах восточной части Мордовской АССР)[111].

Говоря о соотношении антропологических типов, выделенных для разных территорий Восточной Европы, В. Е. Дерябин указывал, что в состав антропологического варианта мордвы-мокши входит понтийская раса[112]. Как отмечал автор, у мокши отчётливо проявляются черты южных европеоидов: удлинённая форма головы (указатель имеет средние значения 78,7 % и 79,8 %), относительно узкое лицо, потемнение пигментации глаз и волос, часто встречающийся опущенный кончик носа[112]. При этом, однако, у части мокшан понтийская раса сочетается также с иным расовым компонентом — небольшой, но заметной уралоидной примесью (уменьшение роста бороды, ослабление горизонтальной профилировки лица, крайне редко — появление эпикантуса)[112].

Согласно В. Е. Дерябину группы, у которых сильно выражено уральское влияние, можно назвать субуральскими; эрзяне и мокшане не входят в субуральские кластеры[112]. В группах мордвы-эрзи отмечается удлинение формы головы (указатель — 79,6 % и 79,7 %), увеличение относительной высоты лица и носа, усиление роста бороды, учащение встречаемости опущенного кончика носа и уменьшение числа случаев вогнутого профиля спинки носа. Перечисленные особенности свидетельствуют о наличии черт южных европеоидов[112]. При этом пигментация глаз и волос в данных группах относительно светлая, хотя и темнее, чем у беломоро-балтийцев. Таким образом, мордва-эрзя в целом скорее относится к кругу северных европеоидов[112]. У мордвы-мокши сильнее проявляются черты южных европеоидов: форма головы оказывается ещё более удлинённой (головной указатель — 78,7 %), лицо — сравнительно узким, пигментация глаз и волос — заметно темнее, опущенный кончик носа встречается чаще. Правда, по сравнению с эрзей у мокши слабее рост бороды и чаще встречаются слегка уплощённые лица[112].

Согласно последним генетическим исследованиям в Институте общей генетики РАН мокша и эрзя имеют значительные различия в генофонде[113].

Языки править

Каждый из двух мордовских субэтносов имеет собственный язык: мокшане — мокшанский, эрзяне — эрзянский, оба они относятся к финно-волжской группе уральской семьи языков и имеют статус литературных. Считается признанным существование некогда единого мордовского праязыка, который лишь в середине I тыс. н. э. распался на мокшанский и эрзянский[36].

Лингвистами подмечено, что в языке эрзя преобладают заимствования из русского языка, а в мокшанском — из тюркских (в основном татарского, чувашского)[109]. Оба мордовских языка распадаются на ряд диалектов и смешанных говоров, локализованных в различных районах проживания мордвы. Мордовская письменность существует со второй половины XVIII века и в настоящее время использует кириллицу, алфавит мордовской письменности совпадает с русским.

«По своему происхождению финно-угорские языки не связаны с арийскими, принадлежащими к совершенно иной языковой семье — индоевропейской, поэтому многочисленные лексические схождения между финно-угорскими и индоиранскими языками свидетельствуют не об их генетическом родстве, а о глубоких, многообразных и длительных контактах финно-угорских и арийских племён»[114].

Традиционная культура править

 
Две мордовки в национальных костюмах на картине 1842 года. Мордовский республиканский музей изобразительных искусств им. С. Д. Эрьзи

В быту и духовной и бытовой культуре у мокши и эрзя прослеживаются значительные различия, а также наблюдается близость мокши к марийцам, а эрзя — к прибалтийским финнам[36].

Комплекс одежды править

 
Мокшанки в национальных костюмах
 
Мордовская семья из Казанской губернии, 1870 год

Традиционный облик мокшанки подразумевает ношение рубашки и штанов, причём рубашка у неё спускается не до пят, как у эрзянки, а поддерживается у пояса; поверх рубашки эрзянка носит выбитый кафтан (шушпан), похожий на соответственный наряд черемиски. На голове эрзянки носят рогообразные круглые кокошники сороки, а у мокшанок головной убор ближе к черемисскому и заменяется иногда полотенцем или шалью, повязываемой в виде чалмы (головной убор мордовок значительно варьирует в каждой группе по местностям). Мокшанки не носят также «пулая» — назадника, украшенного бисером и длинной бахромой и распространённого у эрзянок.

Быт править

Сравнительно мордва живёт лучше других народностей в тех же местностях; в Саратовской губернии, например, задолженность её меньше, чем чуваш, русских и татар. Во внешнем быту мордвы, её жилищах, способах земледелия и т. д. сохранилось мало оригинального, хотя в старину мордовские селения и избы отличались от русских большей разбросанностью и постановкой избы посреди двора или, если и на улицу, то окнами только в сторону двора. К специально-мордовским промыслам принадлежат в некоторых местностях, производства поташа, конопляного масла, домашних сукон (любимый цвет мордвы — белый). К искусству мордва равнодушнее чуваш и черемис, у которых, например, многие предметы украшают резьбой; только мордовские женщины не менее заботятся об украшении своего костюма и старательно вышивают свои рубашки и головные уборы.Никольский Н. В., Никольский Н. В. Мордва. — Собр. соч. в 4 т.: Т. III. Труды по истории, культуре и статистике народов Волго-Уралья и Сибири.. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2008. — С. 328.

В свадебных обрядах и обычаях мордвы сохранились многие черты старины, отголоски старинного брачного и родового права. В давние времена практиковалось многожёнство[115]. Нередко мальчиков женили на взрослых девушках, чтобы взять в дом работницу[116].

«Разность двух мордовских поколений видна и из того, что до крещения их не дозволялось мокшанам брать ерзянок, а ерзянам — мокшанок; но всяк довольствовался своею породою»[117].

Верования править

Переживанием родового быта является также культ предков, остатки которого можно видеть в подробностях погребальных обычаев, поминок. Интересным является сохранившийся вплоть до XX века обычай при основании нового кладбища первого покойника хоронить стоя и с посохом в руках. После этого его дух становился хозяином погоста (калмонь кирди — «покровитель кладбища» или калмо-ава — «мать кладбища»)[118]. У мордвы сохранились языческие поверья, которые по своей отрывочности и сбивчивости не позволяют восстановить точнее древнюю мордовскую мифологию. Известно, что мордва почитала много пасов (мокш. павас) — богов, ава — духов, «матерей», кирьди — хранителей, которые представлялись антропоморфно и отчасти слились с русскими представлениями о домовых, водяных, леших и т. д. Предметами поклонения были также солнце, гром и молния, заря, ветер и т. д. Можно различить следы дуализма — антагонизма между Шкаем (небом) и Шайтаном, которыми созданы, между прочим, Алганжеи (носители болезней). У мордвы сохранились ещё местами моляны — остатки прежних языческих жертвоприношений, отчасти христианские праздники приурочены к ним[119].

В эрзянских селениях особо было развито черничество. Чернички — это молодые девушки с некоторым прошлым, покрывшиеся чёрным платком и навсегда отказавшиеся от замужества; они запираются в кельях, чтобы молиться и читать богоугодные книги. Однако у мордвы черники не пользуются лестной репутацией. Среди них выходили проповедники новых учений, поскольку сектантство очень было распространено среди мордвы[77].

Мордовская литература править

Основное развитие имело устное творчество. Одним из ранних представителей мордовского сказительного искусства была Ефимия Петровна Кривошеева.

В конце 1920-х годов появились журналы «Мокша» на мокшанском языке и «Сятко» на эрзянском; письменная литература стала развиваться с 1930-х годов[120].

Всероссийский съезд мордовского (мокшанского и эрзянского) народа править

Начиная с 1992 года проходят Всероссийские съезды мордовского (мокшанского и эрзянского) народа. Съезд, согласно принятому уставу, является высшим представительным собранием мокшан и эрзян, проживающих на территории Республики Мордовия и в других субъектах Российской Федерации. Делегаты съезда должны были избираться «в соответствии с нормой представительства: от 5 тысяч мордовского (мокшанского и эрзянского) населения — один делегат» — от республики Мордовия и всех мест компактного проживания мокшан и эрзян за её пределами.

Первый съезд 14—15 марта 1992 года состоялся по инициативе обществ «Масторава» и «Вайгель». Только на первом съезде было принято 10 документов (в том числе о статусе народов для мокшан и эрзян, вывода из ИТУ Мордовии заключённых других государств, сокращение общей численности заключённых в Дубравлаге, участия мокшан и эрзян в международных политических организациях и др.) Второй и последующие съезды проходили под патронажем Правительства Республики Мордовия. На втором съезде вновь выставлялось требование в частности о статусе национальностей мокша и эрзя, о принятии Государственным собранием Республики Мордовия Закона о языках, с закреплением статуса государственного за мокшанским, эрзянским и др.

Примечания править

  1. 1 2 В. И. Щанкина, А. М. Кочеваткин, С. А. Мишина. Русско-мокшанский-эрзянский словарь / Ю. А. Мишанин. — Саранск: Поволжский центр культур финно-угорских народов, 2011. — С. 250. — 532 с. — ISBN 978-5-91940-080-6.
  2. Национальный состав населения Российской Федерации согласно переписи населения 2021 года. Дата обращения: 5 января 2023. Архивировано 30 декабря 2022 года.
  3. По переписи 1989 г. в РСФСР было 1 072 939 мордвы([1] Архивная копия от 26 октября 2019 на Wayback Machine)
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Всероссийская перепись населения 2010 года. Дата обращения: 19 декабря 2011. Архивировано 1 марта 2012 года.
  5. Всеукраїнський перепис населення 2001. Русская версия. Результаты. Национальность и родной язык. Дата обращения: 19 марта 2011. Архивировано 10 сентября 2011 года.
  6. По переписи 1989 г. на Украине было 19 332 мордвы ([2] Архивная копия от 25 декабря 2011 на Wayback Machine)
  7. Агентство Республики Казахстан по статистике. Перепись 2009. Архивная копия от 1 мая 2012 на Wayback Machine (Национальный состав населения Архивная копия от 23 июля 2011 на Wayback Machine.rar)
  8. По переписи 1989 г. в Казахстане было 30 036 мордвы (1989 Архивная копия от 4 июня 2011 на Wayback Machine), по переписи 1999 г. — 16 147 чел. (Агентство Республики Казахстан по статистике (недоступная ссылка))
  9. По переписи 1989 г. в Узбекистане было 11 914 мордвы ([3] Архивная копия от 6 января 2012 на Wayback Machine)
  10. Демографические тенденции, формирование наций и межэтнические отношения в Киргизии. Дата обращения: 23 декабря 2009. Архивировано 23 сентября 2015 года.
  11. [https://www.belstat.gov.by/upload/iblock/df5/df5842f32b1b8a711043f8f54856f5c8.pdf Национальный состав населения Республики Беларусь]. Национальный статистический комитет Республики Беларусь. Дата обращения: 16 октября 2022. Архивировано 20 апреля 2021 года.
  12. Latvijas iedzīvotāju sadalījums pēc nacionālā sastāva un valstiskās piederības (Datums=01.07.2022) Архивная копия от 16 сентября 2022 на Wayback Machine (латыш.)
  13. RL21442: Population by ethnic nationality, mother tongue, citizenship, sex, age group and place of residence (settlement region) Архивная копия от 19 июня 2022 на Wayback Machine, 31 December 2021. Statistical database.
  14. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 120 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. — 4-е изд., дополненное. — М.: ООО «А ТЕМП», 2017. — С. 352. — 896 с. — ISBN 978-5-9900358-1-2.
  15. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. — 4-изд. — М.: Сов. энциклопедия, 1989. — С. 842. — 1632 с. — 2 500 000 экз. — ISBN 5-85270-001-0.
  16. Толковый словарь. Сайт Российского этнографического музея. Дата обращения: 20 октября 2018. Архивировано 28 августа 2011 года.
  17. Народы и религии мира. — М.: Большая российская энциклопедия, 1998. — С. 353. — 928 с.
  18. 1 2 Народы России. — М.: Большая российская энциклопедия, 1994. — С. 232. — 480 с. — ISBN 5-85270-082-7.
  19. История Мордовии — Мордовия. www.mordovia.info. Дата обращения: 14 апреля 2019. Архивировано 15 июля 2019 года.
  20. Мордва — статья из Большой советской энциклопедии
  21. Богатова О.А. Этнизация религии и сакрализация этничности в Мордовии // Вестник Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина. — 2019. — № 3. Архивировано 2 апреля 2023 года.
  22. Мокшин, 1998.
  23. Pimenoff, Ville Nikolai. Living on the Edge: Population Genetics of Finno-Ugric-speaking Humans in North Eurasia (англ.). Department of Forensic Medicine University of Helsinki (2012). Дата обращения: 12 мая 2012. Архивировано из оригинала 22 июля 2012 года.
  24. Белых С. К. История народов Волго-Уральского региона: учебное пособие. Ижевск, 2006. С. 23. Архивная копия от 26 апреля 2012 на Wayback Machine
  25. Лепёхин И. И. Дневные записи путешествия по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 гг. — СПб., 1771. — Т. 1. — С. 155. — 538 с.
  26. Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства. Дата обращения: 21 апреля 2021. Архивировано 21 апреля 2021 года.
  27. П. С. Палласа, доктора медицины, профессора натуральной истории и члена Российской императорской Академии наук, и Санктпетербургскаго Вольнаго экономическаго общества, также Римской императорской академии изпытателей естества и Королевскаго Аглинскаго ученаго собрания, Путешествие по разным провинциям Российской империи
  28. Георги, Иоганн Готлиб. Описание всех обитающих в Российском государстве народов : их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопамятностей / [Иоганн Готлиб, Георги]. — СПб., 1799. — 4 т.
  29. Гакман, Иоганн Фридрих Пространное землеописание Российскаго государства : Изданное в пользу учащихся по высочайшему повелению царствующия императрицы Екатерины Вторыя. — СПб. : [Тип. Брейткопфа], 1787. — [8], 420 с., 9 л. карт ; 8°. — Издание Комиссии об учреждении народных училищ. — СК XVIII 1229 .
  30. Миллер, Герард Фридрих. Описание живущих в Казанской губернии языческих народов, яко то черемис, чуваш и вотяков : с показанием их жительства, политического учреждения, телесных и душевных дарований, какое платье носят, от чего и чем питаются, о их торгах и промыслах, о художествах и науках, о естественном и вымышленном их языческом законе, також о всех употребительных у них обрядах, нравах и обычаях : с приложением многочисленных слов на семи разных языках, как то на казанско-татарском, черемисском, чувашском, вотяцком, мордовском, пермском и зырянском, и приобщенным переводом господней молитвы Отче наш на черемисском и чувашском языках / соч. Герардом Фридрихом Миллером по возвращении его в 1743 г. из Камчат. экспедиции. — СПб. : Имп. Акад. наук, 1791. — [4], 99, [2] с., [8] л. ил.
  31. Громов, Глеб Иванович (1762/1763-1830). Позорище странных и смешных обрядов при бракосочетаниях разных чужеземных и в России обитающих народов; : И при том Нечто для холостых и женатых / Г.Г. — Санктпетербург : [Тип. Акад. наук], 1797. -[2], 301, [4] с. ; 8°. -
  32. Документы и материалы по истории Мордовской АССР, Саранск, 1939.
  33. Декларация о государственном суверенитете Мокшанской и Эрзянской Советской Республики. Проект // Общественные движения в Мордовии, 1990.
  34. Агеева Р. А. Какого мы роду-племени? Народы России: имена и судьбы. Словарь-справочник. — М.: Academia, 2000. — С. 217. — 424 с.
  35. 1 2 Напольских В. В. Булгарская эпоха в истории финно-угорских народов Поволжья и Предуралья Архивная копия от 2 января 2022 на Wayback Machine // История татар с древнейших времен: в 7 т. Т. 2 : Волжская Булгария и Великая Степь. Казань, 2006. С. 100—115.
  36. 1 2 3 4 Сухорукова О. А. Мордва. — Этническая история России: учебное пособие. Часть I. — М.: МГПУ, 2015. — 204 с.
  37. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны // «Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука» Архивная копия от 13 августа 2021 на Wayback Machine, Государственное издательство географической литературы, М. 1957, с.110
  38. Фасмер М. М. Р. Фасмер. мордва // Этимологический словарь русского языка. — М.: Прогресс. — 1964—1973.
  39. Напольских В. В. Введение в историческую уралистику. Ижевск: УдмИИЯЛ, 1997. С. 37.
  40. Напольских В. В. Этнолингвистическая ситуация в лесной зоне Восточной Европы в первые века нашей эры и данные «Гетики» Иордана Архивная копия от 3 марта 2018 на Wayback Machine // Вопросы ономастики. 2018. Т. 15. № 1. С. 7-29.
  41. Мокшин Н. Ф. МОРДВА, ЭРЗЯ, МОКША — ИСТОРИЯ ЭТНОСА И ЭТНОНИМА Архивная копия от 7 сентября 2011 на Wayback Machine // Зубова Поляна. Республика Мордовия. Историко-этнографический сайт.
  42. Юрчёнков, 2011, с. 83.
  43. мордва (мордва синонимы, синонимы к мордва) // Словарь русских синонимов (online версия). Дата обращения: 31 декабря 2011. Архивировано 30 марта 2012 года.
  44. Носович И. И. Словарь белорусского наречия. СПб., 1870.
  45. Республика Мордовия. Официальный сервер органов государственной власти. Дата обращения: 30 октября 2011. Архивировано из оригинала 6 января 2012 года.
  46. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. Архивная копия от 14 октября 2011 на Wayback Machine, 1987.
  47. Феоктистов А. П. К проблеме мордовско-тюркских языковых контактов // Этногенез мордовского народа. — Саранск, 1965. — С. 331—343.
  48. Opus Majus. 3 vols. Oxford, 1897—1900 (reimpr. 1964) (рус. пер. (отрывки): Антология мировой философии. М., 1969. Т 1. Ч. 2)
  49. Beschreibung aller Nationen des Russischen Reichs, ihrer Lebensart, Religion, Gebraeuche, Wohnungen, Kleidung und uebrigen Merkwuerdigkeiten (Санкт-Петербург, Müller: 1776—1780 годы; 2-е изд., Лейпциг, 1782)
  50. Барбаро и Контарини о России. М. Наука. 1971
  51. Пургас // Энциклопедия Кирилла и Мефодия CD-2000
  52. Пашуто В. Т. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII век). — М., 1955. — С. 156—158.
  53. 1000 лет единения мордовского народа с многонациональным российским государством. Дата обращения: 15 сентября 2008. Архивировано 8 марта 2009 года.
  54. Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. — СПб., 1863. — 4.1. — С. 558.
  55. 1 2 Козлов В. И. Расселение мордвы — эрзи и мокши // Советская Этнография. — 1958. — № 2.
  56. Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей. Дата обращения: 9 сентября 2008. Архивировано 22 июня 2011 года.
  57. 1 2 Тишков В. А. Республика Мордовия Архивная копия от 7 января 2012 на Wayback Machine
  58. Isabelle T. Kreindler. The Mordvinians : A doomed Soviet nationality ? // Cahiers du Monde Russe. — 1985. — Т. 26, вып. 1. — С. 43—62. — doi:10.3406/cmr.1985.2030. Архивировано 15 апреля 2021 года.
  59. Голос МГУ: Перепись-2010 покажет реальную численность мордвы! Дата обращения: 30 декабря 2011. Архивировано из оригинала 7 января 2012 года.
  60. Мордва грозит Инфоцентру FINUGOR судом за признание эрзян и мокшан. Информационный центр Финно-угорских народов. Дата обращения: 15 апреля 2019. Архивировано 15 апреля 2019 года.
  61. Степанов В. В. Российская перепись 2002 года: Пути измерения идентичности больших и малых групп. — Института этнологии и антропологии РАН. — М., 2001. — ISBN 5-201-13758-X (6). Архивировано 18 января 2012 года.
  62. Тюрко-Татарский Мир: «Татарская проблема» во всероссийской переписи населения (взгляд из Москвы) - С.В.Соколовский, член Комиссии Института этнологии и антропологии РАН по подготовке переписного инструментария. AB IMPERIO 4/2002. www.tataroved.ru. Дата обращения: 13 апреля 2019. Архивировано 2 июня 2019 года.
  63. 1 2 3 Основные итоги микропереписи населения 1994 г./ Общество и экономика — n°1 — 1995. — С.81 — 88.
  64. Забавное время: никто не хочет быть русским — эксперты (недоступная ссылка) (недоступная ссылка с 20-05-2013 [4016 дней])
  65. 1 2 3 Арсентева Н.М., Юрченкова В.А. История Мордовии с древнейших времен до середины XIX века. — Саранск: Издательство Мордовского университета, 2001. — С. 75. — 344 с.
  66. 1 2 Козлов В. И. Кода касондсь и кирендсь мордвать лувксоц//Мордвась. Саранск ошсь, 2006
  67. Юрчёнков, 2011, с. 173—174.
  68. demoscope.ru Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Распределение населения по родному языку, губерниям и областям. Дата обращения: 7 января 2012. Архивировано 4 февраля 2012 года.
  69. Демоскоп Weekly. Всесоюзная перепись населения 1926 года. Национальный состав населения по регионам РСФСР. Дата обращения: 21 октября 2008. Архивировано 10 апреля 2009 года.
  70. Moksha (англ.). Ethnologue. Дата обращения: 13 апреля 2019. Архивировано 27 апреля 2020 года.
  71. Erzya (англ.). Ethnologue. Дата обращения: 15 апреля 2019. Архивировано 21 марта 2019 года.
  72. Демоскоп Weekly - Приложение. Справочник статистических показателей. www.demoscope.ru. Дата обращения: 15 апреля 2019. Архивировано 16 ноября 2019 года.
  73. Демоскоп Weekly - Приложение. Справочник статистических показателей. www.demoscope.ru. Дата обращения: 14 июля 2022. Архивировано 31 декабря 2021 года.
  74. Динамика численности мордовского населения на рубеже веков" 1000-летие единения мордовского народа с народами Российского Государства — Мордва 1000. Дата обращения: 17 мая 2011. Архивировано из оригинала 12 мая 2012 года.
  75. Kuussaari, Eero, Suomen suvun tiet, F. Tilgmann Oy, Helsinki 1935
  76. Бубрих Д. В. «Можно ли отождествлять мордву с андрофагами Геродота?» / Записки Мордовского научно-исследовательского института социальной культуры, Саранск, 1941, № 3, с. 31.
  77. 1 2 3 4 5 6 Кузнецов С. К. Русская историческая география. Мордва. — Курс лекций, читанных в 1908—1909 уч. году в Московском археологическом институте. — М.: Издательство А. И. Снегиревой, 1912. — 74 с. Архивировано 19 сентября 2020 года.
  78. 1 2 Юрчёнков, 2011, с. 111.
  79. Этнология. Учебник. Для высших учебных заведений/Э. Г. Александренков, Л. Б. Заседателева, Ю. И. Зверева и др.-М.; Наука, 1994.
  80. Вихляев В. И. Древнейшая мордва: учебное пособие. — Изд-во Мордовского университета, 2003. — С. 9. — 88 с. Архивировано 10 февраля 2022 года.
  81. Хазарская переписка. Письмо хазарского царя Иосифа. www.bibliotekar.ru. Дата обращения: 14 июля 2022. Архивировано 22 января 2022 года.
  82. 1 2 3 4 5 Вихляев Виктор Иванович. Мордва и российское государство: начальные периоды взаимоотношений (X—XVI вв. ) // Гуманитарий: актуальные проблемы гуманитарной науки и образования. — 2012. — № 2. Архивировано 8 сентября 2022 года.
  83. Юрчёнков, 2011, с. 117—118.
  84. Юрчёнков, 2007, с. 97—98.
  85. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. Архивировано 4 июня 2016 года.
  86. 1 2 Смирнов А. П. Волжские булгары. — М.: Издание Государственного исторического музея, 1951. — С. 48. — 302 с. Архивировано 10 февраля 2022 года.
  87. Владимир Вольфович Богуславский. Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия: в 2 т. Т.2 Н-Я. — ОЛМА Медиа Групп, 2001. — С. 219. — 781 с. — ISBN 9785224022519. Архивировано 21 апреля 2021 года.
  88. Юрчёнков, 2011, с. 130.
  89. Арсентева Н. М., Юрченкова В. А. История Мордовии с древнейших времен до середины XIX века. — Саранск: Издательство Мордовского университета, 2001. — С. 60. — 344 с.
  90. Грузнов П. Д. История Мордовии в лицах: биографический сборник. — Научно-иссл. ин-т языка, литературы, истории и экономики при Совете Министров — Правительстве Республики Мордовии, 1994. — С. 160. — 256 с.
  91. 1 2 3 Мокшин Н. Ф. Мохши столица одноименного улуса и Золотой Орды // Социально-политические науки. — 2011. — № 1. Архивировано 8 сентября 2022 года.
  92. 1 2 3 4 5 6 Юрчёнков, 2012, с. 83.
  93. 1 2 Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X-XIV вв. Архивная копия от 17 июня 2022 на Wayback Machine — М.: Наука, 1984. — 349 с., 1 отд. л. карт.: ил.; В надзаг.: АН СССР, Ин-т истории СССР. – Указ. имен, геогр. и этногр. назв.: с. 319—348.
  94. Пискарёвский летописец. www.russiancity.ru. Дата обращения: 13 апреля 2019. Архивировано 27 июля 2020 года.
  95. 1 2 Галлям Рашит Габдельфартович. Политическая география Казанского ханства (проблемы исследования) // Средневековые тюрко-татарские государства. — 2012. — № 4. Архивировано 8 сентября 2022 года.
  96. 1 2 3 4 5 Сушкова Ю. Н. Правовое положение мордовского народа в истории России (XVI—XVIII вв. ) // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. — 2016. — № 1. Архивировано 8 сентября 2022 года.
  97. Балашов В. А. Мордва: Историко-культурные очерки. — Мордовское книжное издательство, 1995. — С. 47. — 690 с.
  98. 1 2 Никонова Л. И., Щанкина Л. Н. Мордва России: к истории вопроса, проблемы и полевые сведения // Финно–угорский мир. — 2010. — № 1. — С. 42. Архивировано 17 июля 2022 года.
  99. 1 2 3 Юрчёнков В. А. Обретение мордовским народом Православия. www.sarep.ru. Дата обращения: 7 августа 2022. Архивировано 7 апреля 2023 года.
  100. Мокшина Е. Н. Христианизация мордвы // Социально-политические науки. — 2014. — № 3. Архивировано 8 сентября 2022 года.
  101. Юрчёнков, 2011, с. 176.
  102. Юрчёнков, 2011, с. 179—180.
  103. Николай Федорович Мокшин. Этническая история Мордвы XIX-XX века. — Мордовское кн-во, 1977. — С. 209. — 288 с. Архивировано 1 июля 2022 года.
  104. 1 2 Юрчёнков, 2011, с. 188.
  105. Основы финно-угорского языкознания. — М.: Наука, 1975. — С. 268—271.
  106. Финно-угорские народы России: диалектика жизненных ценностей. Учебное пособие / Под ред. П. Н. Тултаева. — Саранск: НИИ Гуманитарных Наук при Правительстве Республики Мордовия, 2013. — С. 131—133. — 195 с.
  107. Марк К. Ю. Этническая антропология мордвы//Вопросы этнической истории мордовского народа. Москва, 1960
  108. Марк К. Ю. Соматологические материалы к проблеме этногенеза финно-угорских народов // Этногенез финно-угорских народов по данным антропологии. М.: Наука, 1974. С. 11-18.
  109. 1 2 Ситдиков А. Г. Введение в этногенез народов Поволжья и Приуралья. Часть I. Истоки этногенеза финских народов: учебно-методическое пособие для студентов, обучающихся по специальности «История». (недоступная ссылка) / А. Г. Ситдиков. — Казань: Издательство Казанского государственного университета, 2008.
  110. И. Н. Смирнов, «М. Историко-этнографический очерк» в «Известиях Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете» за 1892—95 гг.; лучшая новейшая монография Мордвы.
  111. 1 2 3 Происхождение и этническая история русского народа по антропологическим данным, Отв. ред. В. В. Бунак. — М., 1965.
  112. 1 2 3 4 5 6 7 Восточные славяне. Антропология и этническая история. Под ред. Алексеевой Т. И. — М.: Научный мир, 2002.
  113. Панорама народов на фоне Европы. Неславянские народы Восточной Европы (серия III). | Генофонд РФ. Дата обращения: 13 апреля 2019. Архивировано 11 сентября 2019 года.
  114. Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. Древние арии: Мифы и история. — М.: Мысль, 1983. — С. 99. — 206 с.
  115. Елена Николаевна Мокшина. Религиозная жизнь мордвы во второй половине XIX--начале XXI века. — Мордовское книжное изд-во, 2003. — С. 11. — 256 с. Архивировано 1 июля 2022 года.
  116. Мордва. — Руссика. Илл. энцикл. История России. 9-17 вв.. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2004. — С. 315—316. — 648 с. — ISBN 9785948495347.
  117. Лепёхин И. И. Дневные записи путешествия по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 гг. — СПб., 1771. — Т. 1. — С. 538.
  118. «Похороните меня стоя». nn.mk.ru. Дата обращения: 13 апреля 2019. Архивировано 14 апреля 2019 года.
  119. Мельников П. И. Очерки мордвы, гл. III—V Архивная копия от 1 июля 2022 на Wayback Machine // Русский вестник, т. 71, 1867.
  120. Б. Е. Кирюшкин. Мордовская литература // Литературный энциклопедический словарь. — 1987.

Литература править

  • Мордва // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Ахметьянов Р. Г. Общая лексика духовной культуры народов Среднего Поволжья. М., 1981.
  • Белицер В. Н. Народная одежда мордвы. М., 1973.
  • Белорыбкин Г. Н. Западное Поволжье в Средние века. — Пенза: Пензенский государственный педагогический университет (ПГПУ), 2003. — 199 с.
  • Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. — 2-е изд., доп. и испр. — М.: Мысль, 1983. — 206 с, ил. (стр. 152—153: часть карты Птолемея, изданной в Риме в 1490 г. и часть карты мира, составленной в Генуе в 1447 г.; стр. 98-100: «Арии и финно-угры»).
  • Девяткина Т. П. Мифология мордвы: энциклопедия. — Изд. 3-е, испр. и доп. — Саранск: Красный Октябрь, 2007. — 332 с.
  • Вопросы этнической истории мордовского народа / Тр. Института этнографии АН СССР. Нов. сер. Т. 63. М., 1960.
  • Евсевьев М. Е. Братчины и другие религиозные обряды мордвы Пензенской губернии // Живая старина. Вып.1-2. СПб., 1914.
  • Евсевьев М. Е. Мордовская свадьба. Саранск, 1959.
  • Исследования по материальной культуре мордовского народа / Тр. Института этнографии АН СССР. Нов. сер. Т. 86. 1963.
  • Корнишина Г. А. Этногенез мордвы (к истории изучения проблемы) // Современные проблемы науки и образования. 2006. № 1. С. 59—59.
  • Крюкова Т. А. Мордовское народное изобразительное искусство. Саранск,1968.
  • Кузеев Р. Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала. Этногенетическия взгляд на историю. М.,1992.
  • Майнов В. Н. Очерк юридического быта мордвы. СПб., 1885.
  • Маркелов М. Т. Мордва // Религиозные верования народов СССР. Т. 2. М., 1931.
  • Маскаев А. Н. Мордовская народная эпическая песня. Саранск, 1964.
  • Мельников П. И. (Андрей Печерский). Очерки мордвы. Саранск, 1981.
  • Мокшин Н. Ф. Религиозные верования мордвы. — 2-е изд., доп. и перераб. — Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1998. — 248 с.
  • Мокшин Н. Ф. Этническая история мордвы XIX—XX века. Саранск, 1977.
  • Мордва. 300 лет в соцветии курая. — Стерлитамак, 2017.
  • Мордва // Народы России: Энциклопедия. М.,1994. С. 232—237.
  • Мордва: Историко-культурные очерки. Под ред. Балашова В. А. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1995. ISBN 5-7595-1049-5
  • Мордва: Историко-этнографические очерки. Саранск, 1981.
  • Мордва // Этноатлас Красноярского края / Совет администрации Красноярского края. Управление общественных связей; гл. ред. Р. Г. Рафиков; редкол.: В. П. Кривоногов, Р. Д. Цокаев. — 2-е изд., перераб. и доп. — Красноярск: Платина (PLATINA), 2008. — 224 с. — ISBN 978-5-98624-092-3. Архивная копия от 29 ноября 2014 на Wayback Machine
  • Мордва // Народы России. Атлас культур и религий. — М.: Дизайн. Информация. Картография, 2010. — 320 с. — ISBN 978-5-287-00718-8.
  • Мордовский народный костюм. Саранск, 1990.
  • Мордовский этнографический сборник. Составлен Шахматовым А. А. СПб., 1910.
  • Мокшин Н. Ф. Мордовский этнос. Саранск, 1989.
  • Народы Европейской части СССР. Т.II / Народы мира: Этнографические очерки. М.,1964. С.548-597.
  • Народы Поволжья и Приуралья. Историко-этнографические очерки. М., 1985.
  • Народы Поволжья и Приуралья. Коми-зыряне. Коми-пермяки. Марийцы. Мордва. Удмурты. М., 2000.
  • Народы России: живописный альбом, Санкт-Петербург, типография Товарищества «Общественная Польза», 3 декабря 1877, ст. 121.
  • Петрухин В. Я. Мордовская мифология // Мифы финно-угров. — М.: Астрель : АСТ : Транзиткнига, 2005. — С. 292—335. — 463 с. — (Мифы народов мира). — ISBN 5-17-019005-0. — ISBN 5-271-06472-7. — ISBN 5-9578-1667-1.
  • Смирнов И. Н. Мордва: Историко-этнографический очерк // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. 10-12. Казань, 1892—1894.
  • Смирнов И. Н. Мордва: Историко-этнографический очерк / Под ред. В. А. Юрчёнкова; Научно-исследовательский институт гуманитарных наук (НИИГН) при Правительстве Республики Мордовия. — Саранск, 2002. — 296 с.
  • Спрыгина Н. И. Одежда мордвы-мокши Краснослободского и Беднодемьяновского уездов Пензенской губернии. Пенза, 1929.
  • Фетисов С. Г. Я живу в Мордовии. М.: Изд. «Сов. Россия», 1978. — 144 c. c ил. на вкл. (Серия: В семье российской, братской). (Тираж 30 000 экз. Цена 55 коп.).
  • Финно-угорские народы: генезис и развитие / по ред. д. и. н. проф. В. А. Юрчёнкова. — Саранск, 2011. — С. 130. — 220 с.
  • Этногенез мордовского народа. Саранск, 1965.
  • Юрчёнков В. А. Мордовский народ: вехи истории. — Саранск, 2007. — С. 97—98.
  • Юрчёнков В. А. Начертание мордовской истории. — Ижевск: Университет, 2012. — С. 83. — 611 с.Архивная копия от 3 февраля 2022 на Wayback Machine
  • László Klima. The linguistic affinity of the Volgaic Finno-Ugrians and their ethnogenesis (early 4th millennium BC — late 1st millennium AD), Societas historiae Fenno-Ugricae (1996), ISBN 951-97040-1-9

Ссылки править