Открыть главное меню

Наградные часы

(перенаправлено с «Именные часы»)

Наградные часы — разновидность уставного (ценный подарок)[1] и неуставного поощрения военнослужащих, зачастую младшего офицерского состава (начиная с младшего лейтенанта).

Чаще всего, наручными часами награждались те из командиров и специалистов, которые в ходе выполнения боевых задач продемонстрировали выдающуюся пунктуальность, которая повлияла на исход войсковой операции, либо с запасом вложились в установленный временной норматив при выполнении учебных задач (например, в ходе крупных общевойсковых учений). Будучи неформальной наградой, практиковалось награждение наручными часами и за другие выдающиеся поступки, не вкладывающиеся в привычные рамки написания представлений к формальным наградам — орденам и медалям. Другими словами, наградные часы занимают промежуточное место в иерархии военных наград, между занесёнными уставными поощрениями непосредственного и прямого начальства и государственными наградами. Существовала негласная практика награждения часами «Вымпел» всех Героев Советского Союза. Кроме военнослужащих, наградными часами поощрялись сотрудники милиции, должностные лица и партийные функционеры, и (реже) простые трудящиеся. В большинстве своём традиция, несмотря на свой неформальный характер, проходила в виде церемонии с торжественным построением всей части (корабля, учреждения, или трудового коллектива), и выходом из строя награждаемого, однако, редких случаях, в порядке иронии, часы дешёвых наименований с определённой помпой дарились непунктуальным людям, чтобы те попросту не опаздывали.

Традиция награждения часамиПравить

Первоначально традиция награждения часами берёт своё начало от эпохи Позднего Средневековья. Изначально данная традиция имела характер межгосударственных сношений, и жалование часами производилось в соответствии с положениями тогдашнего дипломатического протокола. Согласно статье Ирины Загородней, опубликованной в журнале «Родина», настольные и карманные часы как драгоценные раритеты нередко входили в состав дипломатических даров, которыми обменивались правители и которые подносились государям иностранными дипломатами и купцами. Если судить по сохранившимся документам из архива бывшего Посольского и Казённого приказов, в тогдашней Европе часы считались подарком вполне достойным величия московских государей. В составе правительственных посылок и личных подношений дипломатов они соседствовали с произведениями известных европейских ювелиров и златокузнецов из ценных металлов, полудрагоценных камней и редких натуральных материалов, с драгоценными тканями, ювелирными украшениями, предметами мебели, богато украшенными сёдлами, конской сбруей и каретами, украшенным оружием. Самое раннее известное в настоящее время упоминание о портативных часах на пружинном ходу содержится в документах из архива бывшего Посольского приказа. Послы шведского короля Густава поднесли царю Ивану Грозному в 1557 году золочёный кубок с часами в крышке[2].

Дорогие часы петербургской фабрики Павла Буре использовались в качестве наградного материала как в дореволюционный период истории России, так и в первые десятилетия существования советской власти

Отдельные упоминания о награждении не августейших особ часами в России встречаются ещё в XIX веке, в Российской империи. Однако данное явление имело весьма узкий, причём невоенный характер — часы являлись предметом роскоши и награждались ими лишь высокопоставленные статские и придворные чиновники. Награждение производилось часами от поставщика императорского двора Павла Буре лично императором. Наградные часы представляли собой карманные часы на цепочке с российским гербом, который мог быть инкрустирован бриллиантами[3]. Такие подарки, носили, как правило, частный характер, хотя формальности были соблюдены, и запись о пожаловании шла в послужной список с указанием, за что было произведено награждение. Серебряные и золотые карманные часы с цепочками и без, и другие «обычные подарки» жаловались поварам, певчим, лакеям и так далее, то есть говорить о какой-либо сложившейся в то время военной традиции нельзя, даже несмотря на количество награждений (а за 14 лет царствования императора Александра III было пожаловано 3477 часов с государственным гербом на сумму 277 тыс. руб.[4]). Более устоявшийся характер в военной среде, данный обычай приобрёл к началу XX века в отдельных войсковых соединениях. Так, золотые или серебряные наградные часы «За отличную стрельбу» были не редкостью для сибирских стрелков, и их получение входило в обязательную программу службы для каждого уважающего себя кадрового унтер-офицера[5].

Как отмечает историк ювелирного искусстива Валентин Скурлов, Временное правительство оставило наградную систему без кардинальных изменений. В мае 1917 года была исполнена партия часов с новым двуглавым орлом — без корон, по эскизу художника И. Я. Билибина[4].

Награждения красноармейцев, краснофлотцев, красногвардейцев и конармейцев приобрели массовый характер в Гражданскую войну. Тогда ещё не существовало однородной наградной системы и установленных общеизвестных правил награждения[Прим. 1] — отличившиеся бойцы и командиры награждались всем подряд, что имело хоть-какую либо минимальную фалеристическую или практическую бытовую ценность, как-то: Почётным революционным оружием — именными шашками, саблями, пистолетами и револьверами, красными революционными шароварами[6], портсигарами с дарственными надписями, патефонами, кожаными куртками, сапогами, комплектом обмундирования, нательным бельем и т. д[7]. Награждение часами было широко распространённой формой поощрения, в первую очередь, благодаря тому, что в процедурном плане данная награда была самой простой из всех возможных форм награждения и не требовала специальных разрешений — экспроприированные в больших количествах золотые часы дарились всем подряд. Командир революционной части или соединения мог прямо на построении вытащить из своего кармана дорогие часы и наградить ими кого-либо из отличившихся подчинённых. Лидеры Белого движения тоже не стояли в стороне, так, генерал Лавр Корнилов награждал своих подчинённых именными часами «За меткую стрельбу по большевикам».

В дальнейшем это обстоятельство — отсутствие бумажной волокиты при осуществлении награждения — сыграло роль как в предвоенные годы в РККА, так и годы развитого социализма в Советской армии. На награждаемого не требовалось составлять представление от имени сослуживцев, заверенное подписью непосредственного начальника, заполнять наградной лист и отправлять его на рассмотрение в Москву, а затем ждать утвердительного или отрицательного ответа на него, — достаточно было простой командирской инициативы без соблюдения каких-либо формальностей, за что данная форма поощрения была особенно популярна в войсках. В первый год существования Красной армии целым ротам и даже батальонам раздавались часы, пистолеты немецкого и английского производства, японские карабины, австрийские палаши, обувь и кожаные куртки, а лётчикам Сапожникову и Межераупу были даже подарены трофейные самолёты[8].

Несмотря на то, что подаренные в качестве революционной награды предметы роскоши не могли быть повторно экспроприированы (было немыслимым, чтобы часы, подаренные, к примеру, командованием Первой конной, были конфискованы под предлогом борьбы с пережитками царского режима), однако их владельцы — награждённые лица — очень часто сами расставались со своими золотыми часами в обмен на дефицитные продукты питания, одежду и т. д. Особым шиком считалось сдать свои золотые наградные часы на прокорм голодающих (так поступил, к примеру, комкор В. М. Примаков). Запасы наградного материала были поистине колоссальными, и даже в 1930-х гг. передовиков всех специальностей награждали часами на цепочке — остатками кабинетских запасов от Павла Буре[4].

Традиция награждения часами командных кадров Рабоче-крестьянской Красной армии получила широкое распространение и в годы Великой Отечественной войны. Помимо награждения собственно наручными часами известны случаи награждения и карманными механическими часами на цепочке.

Поощрения, применяемые к солдатам, матросам, сержантам и старшинам
22. К солдатам, матросам, сержантам и старшинам применяются следующие поощрения:

г) награждение грамотами, ценными подарками или деньгами;

Глава 2 Поощрения, ДУ ВС СССР

Часы относились к ценным подаркам, и в соответствии с ДУ ВС СССР могли вручаться всем категориям военнослужащих ВС СССР, а в соответствии с КЗОТ СССР — всем рабочим и служащим в СССР.

В гражданских структурахПравить

Вне армии, в гражданских структурах, часами награждали за выполнение производственного плана быстрее установленных календарных сроков (сродни известному лозунгу «Пятилетку за четыре года»). Так, среди прочих случаев, можно упомянуть награждение заместителя начальника комбината «Тагил-тяжстрой» Эдуарда Росселя наручными часами из рук первого секретаря Свердловского обкома КПСС Б. Н. Ельцина, за сдачу в эксплуатацию прокатного стана на неделю раньше запланированного срока, ко дню рождения Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева в 1977 г[9]. Стандартной фабулой к такого рода награждениям были следующие слова: «За хорошие показатели в работе, достигнутые в результате социалистического соревнования».

В советской милиции наградные часы подчас являлись единственной наградой за десятилетия службы. Это достаточно лаконично выражено словами писателя Андрея Константинова о типичной милицейской биографии сотрудника уголовного розыска[10]:

 Имел ранение, наградные часы от начальника ГУВД и язву желудка.
Андрей Константинов
 

В годы торговли орденамиПравить

Как установил доктор исторических наук Виктор Исаев в ходе расследования массовых случаев наградного жульничества, в начале 1990-х гг. можно было купить почётную грамоту «от главы государства» за 3 тыс. долларов, а наградные часы — за 5 тысяч. Среди обладателей фальшивых орденов, медалей и других незаслуженных наград, в том числе и часов, были замечены некоторые депутаты Госдумы, генеральные директора крупных промышленных предприятий и прочие высокопоставленные лица[11].

Примеры наградных часовПравить


См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Первый советский знак боевого отличия — орден Красного Знамени РСФСР был учреждён в сентябре 1918 г. в целях поощрения отдельных бойцов и командиров Красной Армии за их героические подвиги на фронтах гражданской войны.

ИсточникиПравить

  1. Глава 2 Поощрения, ДУ ВС СССР
  2. Загородняя И. Часы в дипломатических подарках // Правительство Российской Федерации и Администрация Президента Родина : Журнал. — М.: Изд-во газеты «Правда», 2004. — № 11. — С. 73-78. Тираж — 20 тыс. экз. — ISSN 0235-7089. Архивировано 27 января 2013 года.
  3. Переятенец В. И. Часы // Русский антиквариат / Редакторы: Н. Ю. Смирнова, Н. Н. Атаманенко. — СПб.: Изд-во «Паритет», 2003. — 336 с. — 4 тыс, экз. — ISBN 5-93437-145-2.
  4. 1 2 3 Скурлов В. Подарок от Императора (HTML). Archive. Архив Валентина Скурлова (2 ноября 2009). Дата обращения 11 мая 2012. Архивировано 20 сентября 2012 года.
  5. Гущин А. В. Восточно-сибирские стрелки в Русско-японской войне 1904-1905 гг. // Институт истории РАНИОН Исторический ежегодник : Научное издание. — Новосибирск: РИПЭЛ, 2008. Архивировано 9 февраля 2010 года.
  6. Походная форма рядового Туркестанских линейных батальонов, в знаменитых Красных революционных шароварах.
  7. Зайцев Б. П., Мигаль Б. К. Из истории советских наград (1918–1925 гг.) (HTML) (недоступная ссылка). Статья. Наука и просвещение (научно-популярный журнал) (2006 — № 4). Дата обращения 11 мая 2012. Архивировано 20 сентября 2012 года.
  8. Пронин А. Прибавка к ордену: «Наградить красными революционными шароварами!» // Коммерсантъ Деньги : Еженедельный журнал. — М.: ИД «Коммерсантъ», 2000. — № 18 (271).
  9. Зенькович Н. А. Эдуард Россель // Губернаторы новой России. Энциклопедия карьер. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. — С. 397. — 592 с. — (Элита). — ISBN 978-5-373-00599-9.
  10. Константинов А. Часть вторая // Мент. — СПб.: ИД «Нева», 2000. — С. 306. — 477 с. — (Русский проект). — ISBN 5-76540-858-3.
  11. Исаев В. Как поймали самозванца // Родина : Журнал. — М.: Изд-во газеты «Правда», 2005. — № 1. — С. 48. — ISSN 0235-7089. Архивировано 13 сентября 2012 года.