Открыть главное меню

Ираклий I

(перенаправлено с «Ираклий (византийский император)»)

Ира́клий I (575 — 11 февраля 641) — византийский император (5 октября 610 — 11 февраля 641), основатель правившей 100 лет так называемой династии Ираклия. Ираклий был одним из последних императоров, во время правления которого латынь была государственным языком, а Византия ещё имела сильное внешнее сходство с античной Римской империей, вначале при нём даже было два консула и тем самым обещал возродить элементы принципата. Но одновременно царствование Ираклия открывает новую эпоху в истории Византии, «полагающую границу между старым и вновь народившимся историческим движением», во время правления его династии греческий язык занял место латыни[1].

Ираклий I
греч. Φλάβιος Ἡράκλειος
арм. Հերակլես Փլավիոս
лат. Flavius Heraclius Augustus
араб. هرقل
Ираклий I
Тремисс императора Ираклия
Византийский император
5 октября 610 — 11 февраля 641
Предшественник Фока
Преемник Константин III и Ираклон
Рождение 575(0575)
Каппадокия
Смерть 11 февраля 641(0641-02-11)
Константинополь
Род Ираклийская династия (основатель)
Имя при рождении лат. Flavius Heraclius Augustus
Отец Ираклий, экзарх Африки
Мать Епифания[d]
Супруга Евдокия, Мартина
Дети Константин III, Евдокия Епифания, Константин, Флавий, Феодосий, Ираклон, Давид, Мартинос (или Маринос), Августина, Анастасия, Февронья
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Золотой солид Ираклия и его отца в консульских одеждах во время восстания против Фоки

БиографияПравить

Ранние годы, происхождениеПравить

Ираклий родился в 575 году в армянской семье из Каппадокии[2], сын известного полководца Ираклия, экзарха Африки.

Приход к властиПравить

Есть версия, что Ираклий Младший воспитывался в Константинополе в императорском дворце вместе с ханом Кубратом, который был крещён в 12 лет. После того, как Кубрат объединил болгарские племена и создал государство Великая Болгария, он подписал с Византией мирный договор и заключил с ней дружественный союз, по которому оба государства должны были оказывать друг другу экономическую и военную помощь, освободил болгарские племена от власти Аварского каганата. Ираклий поддерживал близкие дружеские отношения с болгарским ханом Кубратом и после захвата власти.


В 608 году глубокое недовольство императором Фокой охватило всю империю. Тогда правители Африки и Ливии, братья Ираклий и Георгий, договорились снарядить свои армии и послать их в столицу под командованием своих сыновей. При этом Ираклий Старший и его сын Ираклий младший провозгласили себя консулами. Два консула были при принципате. В 609—610 годах положение Фоки и его сторонников серьёзно осложнилось. Война против империи Сасанидов, начатая зятем императора Маврикия Хосровом под предлогом мести за убийство императора Маврикия, в своё время помогшего ему прийти к власти, окончилась поражением. Персидская армия вторглась в Месопотамию, Армению, Сирию и анатолийские провинции. В Африке и Египте поднялись восстания. Славяне заняли северную Иллирию. В Фессалониках и городах Анатолии и Сирии вспыхнул конфликт между синей и зелёной партиями ипподрома. В Константинополе народ открыто насмехался над пристрастием Фоки к алкоголю.

В 610 году к границам Антиохии приблизились войска персидского полководца Фаррухана Шахрвараза. Персидский фронт, однако, не был непосредственной угрозой власти Фоки; гораздо большую опасность для неё представляли африканские мятежники. Обеспечив контроль над Египтом, они вторглись в Сирию и на Кипр, в то время как большой флот под командованием Ираклия Младшего отплыл в Константинополь. К походу Ираклия Младшего присоединились его сицилийские, критские и фессалоникийские союзники. В октябре 610 года мятежники достигли Константинополя. Фока мог защищать город только при помощи экскувиторов и нерегулярных частей синих и зелёных, однако комит экскувиторов Приск и партия зелёных приняли сторону Ираклия Младшего. По распоряжению Ираклия символ синих сожгли после установления его власти на радость зелёным. Мать Ираклия Младшего и его невеста были заточены в константинопольский монастырь Нового раскаяния по приказу императора Фоки, державшего их в качестве заложниц. В обстановке всеобщего замешательства, когда Ираклий во главе карфагенского флота прибыл к Константинополю, мать и невеста Ираклия были освобождены восставшими против Фоки прасинами и переправлены в его лагерь. Константинополь перешёл к Ираклию практически без сопротивления.[3].

Казнь Фоки была заключительным моментом переворота. Ираклий Младший был первым кандидатом на освободившийся престол римского императора. Но Ираклий от имени своего отца заявил, что целью его похода было низвержение тирана и восстановление вольностей римского народа, и предложил синклиту избрать императором достойного, указав на Приска, зятя Фоки, а сам заявлял готовность вернуться к своему отцу. И «в десятом часу» того же дня, когда был казнён Фока, избранный ещё при Фоке патриарх Сергий провозгласил победителем альтернативных выборов и императором Ираклия. Ираклий сразу же женился на освобождённой им своей невесте Евдокии. Несмотря на обещание восстановить римские доблести Ираклий занялся внедрением чуждого по существу идее римского императора принципа династии, хотя и не планировал разделять империю между сыновьями — то, что возмущало народ в завещании Маврикия. Ираклий приобщал на государственных актах имя своего сына Константина своему, как соправителя. Одновременно с венчанием на царство восьмимесячный август был помолвлен с малолетней дочерью двоюродного брата императора, Никиты, Григорией, а 17 лет спустя совершилось бракосочетание. Надежда Ираклия создать династию осуществилась. Его род правил в течение столетия. Но сам Ираклий создал большие и тяжкие по своим последствиям затруднения своим вторым браком. Императрица Евдокия болела эпилепсией и умерла в год рождения сына (13 августа 612); а через год после того Ираклий вступил в брак с дочерью своей сестры Марии, Мартиной, от первого её мужа, Мартина. Брак с такой близкой родственницей был запрещён церковными канонами. Ираклий стал стремиться к захвату церкви для исключения признания его второго брака незаконным. Одарённый, энергичный и воинственный император реформами в управлении и в войске восстановил на время могущество Византии.[4]

Внешняя политикаПравить

Войны с СасанидамиПравить

 
Битва между армией Ираклия и персами. Фреска Пьеро делла Франческа, около 1452.
 
Ираклий возвращает Животворящий Крест в Иерусалим, анахронически сопровождаемый Святой Еленой. XV век, Испания.

Главное внимание во внешней политике Ираклия было обращено на Восток, где под властью Хосрова II Парвиза Персидская империя превратилась в мощную военную державу. В начальный период правления Ираклия Малая Азия и Сирия оставались практически без защиты, что позволило персам под предлогом мести за убийство императора Маврикия и ненаказание убийц Ираклием, которого они считали самозванцем, так как возили с собой самозванца, называвшего себя сыном Маврикия, в короткое время завоевать большие территории в этом регионе. В 611 году ими была завоёвана Сирия и её главный город Антиохия, в 612 году — Малая Азия, где персы овладели Кесарией Каппадокийской, захватили десятки тысяч пленников и отправили их в Персию. В 613 г. сам Ираклий потерпел поражение у стен Антиохии, отступил в Киликию, разбил там отряды неприятеля, но персы получили подкрепление, и войска императора в ужасе бежали от них. В 614 году персы заняли Иерусалим. После первой осады персами губернатором был назначен глава культурно-национальной автономии вавилонских евреев Персии — экзиларх, который оскорбил религиозные чувства христиан и византийских евреев установлением служб вавилонских евреев на Храмовой горе. После восстания жителей Иерусалима новая осада длилась 3 недели. Когда, наконец, персам удалось разрушить часть стены и ворваться в город, они, по некоторым данным, жестоко истребляли восставших, в том числе, христиан, а также на 1300 лет практически покончили с присутствием в Иерусалиме византийских евреев.[5][6][7]

Завоевав в 611 году Сирию и 616 году Египет, источник снабжения Константинополя хлебом, персы в 617 году утвердились в самом Халкидоне. Призванные славянами Авары после осады Салоник в 619 году достигли окрестностей Константинополя. В этих условиях Ираклию не удалось перенести столицу империи в Карфаген в Африке, так как его переубедил патриарх. После того, как визиготы захватили многие города в Испании, а король визиготов Сисебут выкупил пленных легионеров у своего войска, пришлось фактически отказаться от большей части испанских владений в пользу вассальных ему визиготов, выведя войска, которые нужны были ему для войны с персами, и купить у аваров мир (620). К 625 году визиготы во главе со Свинтилой захватили Новый Карфаген и все владения Византии в Испании. Ираклий вступил в переговоры с болгарами, расселившимися между Днестром и Дунаем, ища в них противовес аварам. Ираклий согласился на поселение хорватов и сербов между побережьем Далмации и западными Балканами. Ираклий понял, что империи не стоит тратить силы на борьбу со славянскими народами и протоболгарами и отказался от борьбы за области, занятые ими до того времени, пока империя не остановит главного врага — Персию. С 622 года, ему удалось в целом ряде блестящих походов отразить нашествие персов и отбросить их (несмотря на новое нападение аваров в 626 году на Константинополь, закончившееся для них полным поражением). Персы в это время заняли азиатский берег Босфора, но византийцам удалось уничтожить славянский флот аваров в Босфоре, и персы не соединились с аварами. В 628 году Ираклий одержал победы в Месопотамии, а вместе с хазарскими союзниками — в Закавказье. (Подробнее: Взятие Тбилиси (627), Битва при Ниневии).

В 629 году император Ираклий вернулся в Константинополь и вернул в Иерусалим Животворящий Крест — одну из главных святынь христианства, которая была захвачена персидским царём Хосровом II и возвращена персидским посольством. Тогда же Ираклий официально принял титул василевса, которым по-гречески до тех пор именовали царя Персии, но назвал себя «василевсом во Христе».

Затем была безуспешная борьба с арабами: в период 632641 годах арабы завоевали много областей империи: Сирию, Палестину, Месопотамию и Египет. Продолжались переселения славян на Балканский полуостров.

Церковная политика ИраклияПравить

В церковной политике император Ираклий известен тем, что с помощью константинопольского патриарха Сергия стремился подчинить себе и своим наследникам церковь, которая в противном случае рано или поздно объявила бы его второй брак незаконным, и преодолеть разобщённость поместных региональных Церквей империи, а также Церквей вне её, порождённую богословским противостоянием различных христологий со времён Халкидонского собора. Вначале он улучшил отношения с феодосианами Египта, ликвидировав противостоящую им партию юлианитов-гайанистов накануне персидской оккупации. Смысл его последующей реформы, уже после освобождения от персидской оккупации (с 630 года) состоял в том, чтобы найти богословский компромисс между сторонниками и противниками Халкидонского собора, то есть диофизитами-халкидонитами и миафизитами-антихалкидонитами, усилившимися во время персидской оккупации, когда халкидонизм везде, кроме Палестины, был запрещён персами. Миафизиткой была любимая жена Хосрова II Ширин, поэтому Хосров покровительствовал не только несторианам, но и миафизитам. Но первой его женой была халкидонитка дочь императора Маврикия. В богословский компромисс Ираклием были вовлечены, в первую очередь, диофизиты сиро-персидской (несторианской) традиции Церкви Востока, с помощью которых принявший титул персидского царя «василевс» «василевс во Христе» Ираклий собирался контролировать завоёванный Иран и сельскую местность Сирии.[8]

На исповедании формулы о двух природах во Христе и единой Богомужней воле, известной как монофелитство, а ранее на исповедании формулы о едином действии Ираклию удалось привести все церкви (их верхушку) к единству. При этом единство состояло в причастии халкидонитским священнослужителем, что миафизиты могли понимать по-своему, или, например, в причастии императора Ираклия и его двора несторианским патриархом Ишоябом II, возглавлявшим персидское посольство. По возвращении в Иран Ишояб говорил: "Несмотря на то, что собравшиеся на Собор в Халкидоне, были облечены полномочиями восстановить веру, они, однако, отошли весьма далеко от правой веры. Из-за их слабой фразеологии они поставили для многих камень преткновения. Тем не менее на свой лад они сохранили правую веру исповеданием двух естеств, но своей формулой об одной qnoma (ипостаси) они, похоже, соблазнили слабые умы. Таким образом они оказались на перепутье, поколебались и отвернулись от блаженных рядов православных, хотя и не примкнули к сонмищу еретиков… « Но халкидониты не анафематствовались несторианами и до реформ Ираклия. Единственное исключение — собор армянской церкви во главе с католикосом Эзром, где решение о единство принимал собор, но документы его не сохранились, а присоединение к халкидонизму тоже было в форме совместного причастия с императором-халкидонитом Ираклием. Антиохийская богословская школа действительно сформулировала свою христологию на том основании, что именно две природы или ипостаси Христа были объединены единым действием (ἐνέργεια) своего единого „prosopon единения“, поэтому активными и стойкими сторонниками моноэнергизма „на уровне корней травы“ выступали марониты, богословская школа которых была основана Феодоритом Кирским. Остальным простым народом, особенно миафизитами, реформа была не очень понята. В 629 или между 629—634 годами император посещает Иераполь Сирийский (Мабуг(совр. Манбидж в Сирии), где встречается с Сирийским яковитским Патриархом Антиохийским Афанасием и двенадцатью епископами для обсуждения вопросов веры. Он надеялся убедить их, что новая формула вероисповедания (две природы и одно действие во Христе) вполне согласуется с доктриной святителя Кирилла Александрийского. После двенадцатидневного обсуждения Патриарх с епископами отверг императорские предложения на основании того, что они не отличались, по их мнению, от позиции Нестория (две различные природы и Личности во Христе) или папы Льва I (две природы в одной Личности). Реакция императора на отказ была резкой. Результатом серьёзных преследований стало, по словам Патриарха яковитов Дионисия в 727 году, то, что „многие монахи приняли Халкидонский Собор, включая монахов Бейт-Маруна [Монастыря Марона] вместе с жителями Мабуга, Хомса и большинством людей в Южной Сирии, которые, защищаясь от жестокости, приняли Халкидонский Собор и захватили несколько наших церквей и монастырей“. Но ранее сам патриарх Афанасий Ямала (595—631) попытался в 620 г. во время персидской оккупации распространить свою власть и на халкидонитскую церковь и считал поэтому и халкидонские монастыри яковитскими. Но можно понять это и так, что сами марониты уже были халкидонитами, считавшимися обращёнными в миафизитство во время персидской оккупации, а Ираклий присоединил к ним многие общины яковитов насильственно. Кроме того, было несколько монастырей святого Марона. В отличие от монастыря, где была школа Феодорита Кирского, мог быть монастырь Марона и у яковитов. В то же время известно, что в окружении Ираклия в Константинополе было много халкидонитов из монастыря святого Марона. Поэтому моноэнергизм мог быть подсказан ими как последователями Феодорита Кирского, не только патриархом Сергием, хотя сам Ираклий в конце жизни, отрёкшись от ересей, обвинял в их создании только уже умершего Сергия, а не верных маронитов. Современные марониты либо полностью отвергают то, что они ранее были моноэнергистами и монофелитами, либо некоторые из них утверждают, что были только против концепции конфликта между божественной и человеческой волями, как Максим Исповедник, считавший, что человеческая воля и божественная были в согласии без конфликта. Но на VI Вселенском соборе именно маронитский патриарх антиохийский был оппонентом диофелитству. Именно вопрос о монофелитстве является наиболее болезненным для Маронитской Церкви, так как с этой доктриной связывают её историю и обвиняют в монофелитстве не только православные и миафизитские Церкви, но и Римско-католическая.[9] Не помогло Ираклию и то, что единство воли признавал Севир Антиохийский, что могло привлечь ранее облагодетельствованную Ираклием ликвидацией их противников верхушку феодосиан. Севир не признан святым Армянской церковью, которая поэтому своё учение о воле догматизировала позже. Даже Максим Исповедник в это время в некотором смысле доверял моноэнергизму Ираклия и Сергия, дипломатично заявив, что правильность Псефоса зависит от того, что понимается под энергией. Но при этом все миафизитские церкви, кроме Армянской, признавшей Халкидонский собор, но, видимо, не как Вселенский, а как собор соседней поместной церкви, что впоследствии подтвердил Нерсес Шнорали, приняли халкидонизм, а не принявшие его в своём большинстве их обычные верующие подвергались репрессиям. Миафизиты Египта в своих летописях вообще не помнят ни о каком единстве при Ираклии. Они считают это насильственным обращением в халкидонизм. Поэтому усилия Ираклия оказались напрасными, и он в конце жизни отрёкся от монофелитства и моноэнергизма, что подтверждает утверждение им Иоанна IV, поэтому не анафематствуется Православной и Католической церквами. С принятием диофелитства в Римской и Православных церквах византийского обряда на Шестом вселенском соборе, где монофелитство было объявлено ересью, был подтверждён разрыв не столько с миафизитами, кроме Армянской церкви, сколько с несторианами Сирии и с персидской церковью, так как Антиохийская богословская школа догматизировала единоволие. Персидскую церковь Ираклий использовал для удержания Ирана как вассальной страны после своей победы в войне с персами. После Трулльского собора[10], пытавшегося унифицировать обряд Армянской церкви с византийским и тем фактически признать Халкидонский и последующие соборы византийской церкви вселенскими, наступил разрыв и с Армянской церковью. К концу жизни Ираклия и большая часть Ирана, и населённые преимущественно миафизитами и несторианами территории империи были захвачены арабами. Политического смысла в монофелитской ереси, официально провозглашённой императором только в 638 году (написанный в 633 году Псифос, запретивший толковать о том, существует ли одно или два действия, и Экфезис, предписывающий верить в единоволие) после потери Иерусалима и незадолго до падения Антиохии, как он считал, уже не было, как и в моноэнергизме, причём поражение от арабов многие приписывали монофелитству. Но по разным причинам и вдова Ираклия Мартина, и её противник внук Ираклия Констант II остались сторонниками монофелитства как выгодного им цезарепапизма.[11]

Образ в культуреПравить

Ираклий в литературеПравить

Ираклий стал героем литературных сочинений и легенд в самых разных странах мира.

Рыцарский романПравить

Средневековый рыцарский роман «Ираклий» появился во Франции в XII веке, его автором был Готье из Арраса. Детали биографии императора в нём почти полностью вымышлены.

Африканский эпосПравить

Написанная в начале XVIII века на территории современной Кении эпическая поэма на суахили «Книга об Ираклии» изображает бой византийцев с арабами-мусульманами при Табуке и стала одним из крупнейших произведений литературы Чёрной Африки.

Легенда о шкатулке ИраклияПравить

 
Письмо, отправленное Мухаммадом Ираклию, императору Византии. Воспроизведено по книге: Khan, Dr. Majid Ali. Muhammad The Final Messenger. Нью-Дели: Islamic Book Service, 1998.

В арабских и византийских источниках сохранилась история об арабском посольстве ко двору Ираклия, в ходе которого на тайной аудиенции Ираклий продемонстрировал мусульманским послам шкатулку с изображениями пророков со времён библейского пророка Даниила, вышитых белыми нитками на тёмных шёлковых лоскутках. В последующие времена шкатулка больше нигде не появлялась и её судьба не известна.

В киноПравить

ПримечанияПравить

  1. Успенский, 2005, с. 3.
  2. Warren T. Treadgold. A History of the Byzantine State and Society. — Stanford University Press (англ.), 1997. — С. 287.:

    Heraclius became emperor at the age of about thirty-six, with little experience of commanding or fighting except during the final and easiest phase of civil war. His close associates in the capital were few; his father soon died in Africa, and his cousin Nicetas remained in the East. The new emperor had spent most of his adult life in Africa, though his family were Armenians from Cappadocia, and he had been betrothed to young woman in Constantinople whom he married on the day of his coronation. He was prone to understandable fits of melancholy, but he hag great gifts as a strategist and leader.

  3. Погосян /Хахбакян/ Г. Г. К изучению роли армян в управлении византийскими экзархатами // Научно-аналитический журнал «Регион и Мир» : журнал. — 2015. — Т. VI, № 1—2. — С. 27—33. — ISSN 1829-2437.
  4. Ю. Кулаковский. История Византии.
  5. Успенский, 2005, с. 36.
  6. Meir Loewenberg The Persian Conquest Of Jerusalem
  7. Ben Abrahamson and Joseph Katz. The Persian conquest of Jerusalem in 614 BCE compared with Islamic conquest of 638ВСЕ}
  8. Селезнёв Н. Н. Ираклий и Ишоʿйав II: Восточный эпизод в истории «экуменического» проекта византийского императора // Символ, Вып. 61. (Париж-Москва, 2012), С.280-300.
  9. Александр Булеков. О маронитской церкви. Альфа и Омега», № 21, 22, 23 1999—2000]
  10. А. В. Карташёв. Трулльский собор и Армянская церковь
  11. Мейендорф. Единство Империи и разделения христиан. Глава X. ИМПЕРАТОР ИРАКЛИЙ И МОНОФЕЛИТСТВО (недоступная ссылка)

ЛитератураПравить

На русском языке
На других языках

СсылкиПравить