Открыть главное меню

Екатери́на Йо́ркская (англ. Catherine of York), также Екатери́на Плантагене́т (англ. Catherine Plantagenet[2]; ок. 14 августа 1479, Лондон — 15 ноября 1527, Тивертон) — английская принцесса из дома Йорков; шестая дочь короля Англии Эдуарда IV и Елизаветы Вудвилл. В замужестве — графиня Девон.

Екатерина Йоркская
англ. Catherine of York[k 1]
Екатерина Йоркская
Дочери короля Эдуарда IV. Витраж Кентерберрийского собора, XVI век.
Екатерина вторая справа
Екатерина Йоркская
Герб Екатерины в браке
графиня Девон
9/10 мая — 9 июня 1511
Предшественник Элизабет Куртене
Преемник Элизабет Грей, виконтесса Лайл
Рождение август 1479 года
Элтемский дворец[en], Гринвич, Лондон, Королевство Англия
Смерть 15 ноября 1527(1527-11-15)
Тивертонский замок[en], Тивертон[en], Девоншир, Королевство Англия
Место погребения Церковь Святого Петра в Тивертоне[en]
Род ЙоркиКуртене
Отец Эдуард IV
Мать Елизавета Вудвилл
Супруг Уильям Куртене, 1-й граф Девон
Дети Генри, Эдвард, Маргарет
Вероисповедание католицизм
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Вскоре после смерти её отца и узурпации трона Ричардом III, Екатерина, которой не было и четырёх лет, в числе других детей Эдуарда IV от Елизаветы Вудвилл была объявлена незаконнорождённой. Мать девочки, опасаясь за жизни детей, перевезла их в Вестминстерское аббатство, где семья покойного короля получила убежище и провела около года. После обещания короля не причинять вреда семье его брата, старшие сёстры принцессы отправились ко двору; Екатерина же вместе с младшей сестрой Бриджит, предположительно, осталась жить с матерью.

Когда Ричард III был убит, а на троне оказался Генрих VII Тюдор, акт, признававший детей Эдуарда IV бастардами, был отменён. Генрих VII женился на старшей из сестёр Екатерины, Елизавете, а сама она стала ценным дипломатическим активом: планировался её брак с шотландским принцем Джеймсом Стюартом, герцогом Росса, однако в 1488 году отец принца, король Яков III, был убит, и переговоры о браке были прерваны и больше не возобновлялись. В 1495 году Екатерина была выдана замуж за Уильяма Куртене, сына и наследника графа Девона — ярого сторонника короля-Тюдора. Находясь в фаворе у короля, супруги Куртене большую часть времени проводили при дворе, и Екатерина сблизилась со старшей сестрой Елизаветой.

В 1502 году супруг Екатерины был заподозрен в причастности к заговору йоркистского претендента на престол Эдмунда де ла Поля и вскоре был арестован, лишён имущества и прав на наследование и передачу детям титулов и владений отца. Сама Екатерина благодаря протекции сестры осталась на свободе, Елизавета же помогала сестре финансово. После смерти королевы Екатерина обратилась за помощью к свёкру; также, вероятно, под своё покровительство тётку взял принц Генри, ставший к тому моменту наследником престола. После смерти Генриха VII в апреле 1509 года новый король простил Уильяма Куртене и вернул ему конфискованные владения; вскоре умер и свёкор Екатерины. В мае 1511 года супругу Екатерины был возвращён титул отца, но уже месяц спустя Куртене умер от плеврита.

Оставшись вдовой в возрасте тридцати одного года, Екатерина дала обет безбрачия. В 1512 году она получила от короля право пожизненного пользования всеми владениями покойного супруга в графстве Девон, в том же году десятилетнему сыну принцессы, Генри, был передан титул графа Девона. После смерти мужа Екатерина редко бывала при дворе: одним из немногих визитов стали крестины дочери Генриха VIII принцессы Марии в 1516 году, на которых Екатерина была крёстной матерью. В Тивертоне Екатерина была главой самой влиятельной семьи в округе и владелицей крупного поместья, приносившего достаточно большой доход, позволявший принцессе вести образ жизни, подобающий её происхождению. Екатерина умерла в Тивертонском замке в возрасте сорока девяти лет и была похоронена с пышной церемонией в местной церкви Святого Петра. Дети Екатерины стали единственными из всех внуков Эдуарда IV, унаследовавшими от династии Йорков опасные претензии на английский трон.

БиографияПравить

Происхождение и ранние годыПравить

   
Родители Екатерины Эдуард IV и Елизавета Вудвилл

Точная дата рождения Екатерины неизвестна. При этом сохранились документы, связанные с изготовлением для неё крестильной купели Пирсом Дрейпером[3]; исходя из них, историки датируют появление принцессы на свет 14 августа 1479 года или несколько более ранним временем[4]. Предположительное место рождения — Элтемский дворец в Гринвиче[5][3]. Екатерина была шестой дочерью[6] и девятым ребёнком из десяти детей[k 2] в семье короля Англии Эдуарда IV и Елизаветы Вудвилл[2][7]; также у принцессы было двое единоутробных братьев от брака матери с Джоном Греем из Гроуби — Томас и Ричард. По отцу девочка была внучкой Ричарда Плантагенета, 3-го герцога Йоркского, заявившего о правах дома Йорка на корону Англии, и Сесили Невилл; по матери — Ричарда Вудвилла, 1-го графа Риверса, и Жакетты Люксембургской. Известно, что кормилицей девочки была Джейн[4] или Джоанн, супруга Роберта Колсона[3], которой в ноябре 1480 года королём были назначены выплаты в размере пяти фунтов в год[4][3].

В апреле 1483 года, когда Екатерине было неполных четыре года, Эдуард IV внезапно умер. За этим последовал политический кризис, резко изменивший положение бывшей королевы и её детей. Старший брат Екатерины, Эдуард V, унаследовавший престол, был захвачен своим дядей лордом-протектором Ричардом Глостером по пути из Уэльса в столицу; в это же время были арестованы сопровождавшие молодого короля Энтони Вудвилл и Ричард Грей — дядя и единоутробный брат Екатерины[8]. Король был перевезён в Лондонский Тауэр в ожидании коронации, где позднее к нему присоединился единственный полнородный брат Ричард; вместе с остальными детьми, в числе которых была и Екатерина, вдовствующая королева укрылась в Вестминстерском аббатстве[9][3]. Два месяца спустя, 22 июня 1483, брак Эдуарда IV с Елизаветой Вудвилл был признан незаконным[9]; все дети покойного короля парламентским актом объявлялись незаконнорождёнными и лишались прав на престол и всех титулов[10]. Несколькими днями позже были казнены ранее захваченные дядя и единоутробный брат принцессы — Энтони Вудвилл и Ричард Грей. 6 июля 1483 года Ричард Глостер был объявлен королём, вскоре после этого перестали поступать какие-либо вести о братьях Екатерины, запертых в Тауэре[11][10][12][13].

Екатерина с матерью и сёстрами оставалась в убежище до 1 марта 1484 года, когда король Ричард III публично поклялся, что дочерям его покойного брата не будет причинён вред и им не будут досаждать; кроме того, Ричард пообещал, что они не будут заключены в Тауэр или любую другую тюрьму, что они будут помещены «в почтенные места с добрым именем и репутацией», а позже будут выданы замуж за «людей благородного происхождения» и получат в приданое земли с ежегодным доходом в 200 марок на каждую[14]. По общепринятой версии, Екатерина с сёстрами была перевезена в королевский дворец под защиту Ричарда III[15], однако существует версия, согласно которой Екатерина и её младшая сестра Бриджит остались с матерью после выхода из убежища[3].

Два года спустя, в августе 1485 года, Ричард III был убит в битве при Босворте и новым королём по праву завоевания стал Генри Тюдор, мать которого, Маргарет Бофорт, ранее заключила договор с вдовствующей королевой Елизаветой, по которому старшая из сестёр Екатерины, Елизавета, выйдет замуж за нового короля. Взойдя на трон, Генри Тюдор выполнил своё обещание и женился на Елизавете Йоркской, а также отменил акт Titulus Regius, лишавший детей Эдуарда IV титулов и прав на престол. Акт Titulus Regius был изъят из архивов, как и все документы, с ним связанные[16]. В 1492 году умерла вдовствующая королева Елизавета; Екатерина принимала участие в церемонии её похорон, став одной из самых молодых плакальщиц на королевских похоронах. Оставшись круглой сиротой, Екатерина окончательно поселилась при дворе сестры-королевы[17].

Брачные планы и бракПравить

Как и её сёстры практически с рождения Екатерина была желанной невестой и в дальнейшем могла стать пешкой в политике династических браков. Вскоре после её рождения, в августе 1479 года, поступило предложение о браке с наследником католических королей — Хуаном, принцем Астурийским, который был старше принцессы на год. 28 августа 1479 года было заключено предварительное соглашение о браке, 2 марта 1482 года этот договор был ратифицирован испанской стороной. Однако в августе 1483 года внезапно умер отец принцессы, и переговоры были прекращены[7][4][3].

Оказавшись на троне под именем короля Генриха VII, Генри Тюдор стал строить грандиозные матримониальные планы в отношении родственников жены. В первую очередь он желал установить мир со своим северным соседом — королевством Шотландия. В ноябре 1487 года была заключена предварительная договорённость о браке Екатерины со вторым сыном короля Якова III — Джеймсом Стюартом, герцогом Росса[en][18], который был старше принцессы почти на три года[19]. По той же договорённости сестра Екатерины Сесилия должна была стать женой наследника шотландского короля Джеймса Стюарта, герцога Ротсея[k 3], а овдовевший к тому моменту Яков III должен был жениться на матери принцессы — вдовствующей королеве Елизавете. Но Яков III был убит в июне 1488 года прежде, чем эти браки были заключены[7][17].

До октября 1495 года, вскоре после того, как ей исполнилось 16 лет[21], Екатерина вышла замуж за Уильяма Куртене, сына и наследника графа Девона[5] — крупного и знатного землевладельца Девона и Корнуолла и ярого сторонника Генриха VII[22] и партии Ланкастеров. Род Куртене вёл свою родословную от французского дворянства графства Гатине, несколько его представителей были женаты на внучках и правнучках английских королей[17] — в частности, Куртене были потомками Эдуарда I. Брак Екатерины и Уильяма был одобрен парламентом во время той же сессии, что и замужество Анны Йоркской, ещё одной дочери Эдуарда IV. Известно, что королева Елизавета оплатила свадебный наряд для жениха и подарила деньги на воспитание будущих детей новобрачных[23]. Находясь в фаворе у короля, супруги Куртене большую часть времени проводили при дворе[24][25]; Екатерина как первая леди (англ. principal lady) получала жалованье 50 фунтов в год[23]. За пределами двора Екатерина и Уильям предпочитали в качестве резиденции использовать замок Тивертон или же древнее родовое гнездо Куртене — замок Колкомб[en]; обе резиденции располагались в Девоне, однако Екатерина отдавала предпочтение Колкомбу[26]. У пары родилось трое детей: сыновья Генри и Эдвард и дочь Маргарет[7][27].

Жизнь в опалеПравить

В последующие годы Екатерина была близка со своей сестрой-королевой. Она присутствовала на пышной свадьбе старшего племянника Артура, принца Уэльского, в ноябре 1501 года и на торжествах по случаю обручения старшей племянницы Екатерины, Маргариты, с шотландским королём в январе 1502 года[28]. Несколько месяцев спустя супруг Екатерины был заподозрен в причастности к заговору йоркистского претендента на престол Эдмунда де ла Поля; подозрение это усиливалось тем фактом, что Уильям был женат на принцессе из дома Йорков[29][30]. Первоначально, когда в 1501 году де ла Поль бежал из страны, Екатерина не рассматривалась как возможная участница заговора: принцесса была высокодуховной женщиной с сильным характером, и не вызывало никаких сомнений, что она признала в вопросе наследования трона первенство сестры Елизаветы и её детей, тем самым отказавшись от собственных притязаний на престол. Не был заподозрен и супруг принцессы, поскольку ранее он был рьяным сторонником короля-Тюдора[31]. Однако в начале 1502 года Уильям Куртене без объяснения причин и каких-либо доказательств был арестован и заключён в тюрьму[32][31], где провёл следующие несколько лет[7]; вероятно, единственной причиной ареста Куртене был его брак с принцессой из дома Йорков[31]. Уильям был лишён имущества и прав на наследование титулов и владений отца, а также права передачи их своим детям; таким образом, после смерти графа Девона его титул и владения должны были отойти короне[33].

Екатерина благодаря протекции сестры осталась на свободе, но ни титула, ни средств к существованию у неё не было[34]. От нищеты принцессу спасла сестра-королева: она распорядилась, чтобы воспитанием и обучением детей занялась леди Маргарет Котон, работу которой Елизавета оплачивала из собственных средств. Детей Екатерины перевезли под защиту Котон в загородный дом сэра Джона Хасси в Хаверинг-атте-Бауэре[en][33], который в те времена располагался на землях, находившихся в пользовании королевы или вдовствующей королевы[35]. Содержание детей, а также других их слуг, в число которых вошли две служанки, конюх и няньки, также оплачивала королева Елизавета[33]. Кроме того, она же оплачивала нужды супруга Екатерины, заключённого в Тауэре[36]. В июне 1502 года умер младший из двух сыновей Екатерины, Эдвард, что стало тяжёлым ударом для принцессы. Скорбь Екатерины усугублялась тем фактом, что болезнь ребёнка была скоротечной, и его мать, пребывавшая с королевой в Нотли, не успела к постели умирающего. Поскольку средств на похороны сына у Екатерины не было, все расходы вновь оплатила её сестра. Елизавета же выделила средства на траурный гардероб для принцессы; распоряжения касательно гардероба Екатерины стали одними из последних проявлений заботы о сестре королевы Елизаветы[37].

В феврале 1503 года вскоре после очередных родов умерла королева Елизавета. Смерть сестры стала для Екатерины большой утратой, поскольку королева была не только её родственницей и близкой подругой, но и покровительницей. Начиная со второго траурного дня Екатерина возглавляла плакальщиц на похоронах сестры[34]; в первый день этот пост занимала главная фрейлина покойной королевы — леди Элизабет Стаффорд[en], поскольку не был готов гардероб самой Екатерины. Екатерина стала единственным человеком, который присутствовал на всех трёх мессах по покойной королеве[38].

Оставшись без друзей и поддержки сестры, Екатерина приняла решение обратиться за помощью к свёкру. Граф Девон, человек весьма доброжелательный, выделил ежегодное содержание для внуков — 100 марок для Генри и 200 марок для Маргарет, однако самой Екатерине, вероятно, никаких средств выделено не было, поскольку нет никаких документов, подтверждающих обратное[39]. Вероятно, некую помощь тётке оказывал и сын покойной королевы Генрих, ставший к тому моменту наследником престола, однако документальных подтверждений этому также нет[40].

Возвращение ко дворуПравить

Генрих VII умер в апреле 1509 года, и жизнь самой Екатерины круто изменилась. Став новым королём, племянник принцессы Генрих VIII незамедлительно пригласил тётку ко двору, где та присутствовала на похоронах покойного короля. Новый король также оплатил все расходы Екатерины, связанные с переездом ко двору. Тогда же Екатерина получила должность фрейлины при младшей сестре короля принцессе Марии[39]. Одним из первых государственных актов Генриха VIII стало прощение и возвращение владений супругу Екатерины, Уильяму Куртене[40]. Супруги Куртене присутствовали на всех торжествах при дворе и оба были в таком фаворе у молодого короля, что Екатерина стала единственной крёстной матерью[k 4] наследника престола Генри Тюдора, появившегося на свет 1 января 1511 года[42].

Свёкор Екатерины умер в 1509 году[43], и формально её супруг стал наследником графского титула и владений, однако чтобы получить наследство, Уильяму требовалось одобрение короля и отмена акта о лишении. До тех пор, пока не были соблюдены все формальности, Екатерине, «дражайшей тётушке короля», были назначены аннуитетные выплаты в размере 200 марок[42]. Несмотря на дружелюбный настрой по отношению к тётке и её мужу, Генрих VIII выдвинул ряд условий, при которых Уильяму Куртене передадут титул и владения его покойного отца. Одним из этих условий был отказ Екатерины от претензий на земли графов Марча[44], на которые она имела право и как один из потомков Анны Мортимер, и как на личное, не являвшееся собственностью короны, наследство её отца[45]. Екатерина, не имея ни средств, ни желания на борьбу за владения Марчей, приняла предложение племянника, и 12 апреля 1511 года стороны подписали договор[46].

9 мая[47] или 10 мая 1511 года для Уильяма был воссоздан титул графа Девона[48], а также отменён акт, запрещавший наследование титулов его детьми. Также король гарантировал передачу графской чете некоторых владений, в правление отца принцессы изъятых в пользу короны у Томаса Куртене[en]. Помимо этого, лично Екатерине были переданы несколько усадеб с правом передачи их по наследству[46].

ВдовствоПравить

К моменту, когда были завершены все формальности, связанные с передачей титула Уильяму Куртене, он был уже серьёзно болен: 9 июня он скончался от плеврита[48][47] во дворце Плацентия, где гостил вместе с женой. Король выдал особое разрешение на пышные похороны почившего графа в аббатстве Блекфрайерс; организацией похорон занималась Екатерина, которую супруг в своём завещании назвал главной исполнительницей его последней воли[49]. После похорон Екатерина распорядилась читать ежедневные мессы и поддерживать круглосуточное горение свечей на могиле Уильяма[50].

Екатерина была горячо привязана к мужу и жалела о том, что так и не выразила ему своих чувств[50]. Оставшись вдовой в возрасте тридцати одного года, 6 июля 1511 года она завершила передачу прав на графство Марч короне и, чтобы обеспечить дальнейшую свободную от матримониальных планов жизнь, 13 июля дала обет безбрачия[7][51] в присутствии епископа Лондонского[en] Ричарда Фицджеймса[en][5][52]. Будучи по натуре весьма деятельной, Екатерина посвятила оставшуюся жизнь наведению порядка в своих владениях и владениях сына[50]. 3 февраля 1512 года она получила от короля право пожизненного пользования всеми владениями покойного супруга в графстве Девон[53].

В феврале 1512 года Екатерина направила в парламент от лица сына петицию, в которой просила рассмотреть вопрос наследования молодым Генри титула и владений его покойного отца. Петиция была трижды зачитана в палате лордов, однако рассмотрение вопроса было отложено по причине необходимости обсуждения его с королём. Причиной задержки стал тот факт, что некоторая наследственная собственность Генри была передана королём его родителям до того, как Уильям Куртене был восстановлен в правах. Ещё одной причиной стали претензии на владения Томаса Куртене мужей его сестёр-сонаследниц: Хью Конвея[en], который был женат на Элизабет, и Томаса Найвета из Бекингема, который был женат на Джоан. В октябре 1512 года Екатерине при посредничестве епископа Лондонского удалось договориться с обоими претендентами: Конвею были переданы в пожизненное пользование некоторые земли, а также обещана пожизненная рента в размере 177 фунтов; претензии Найвета были отозваны в обмен на пожизненную ренту в размере 200 фунтов[54].

 
Герб Екатерины состоит из королевского герба Англии при Йорках и герба её супруга[55].
Щит разделён надвое. Справа герб Уильяма Куртене, графа Девона: начетверо — в 1-й и 4-й частях в золотом поле три червлёных шара [дом Куртене], во 2-й и 3-й частях на золотом поле лазоревый, вооружённый червленью восстающий лев [дом де Ревьер]. Слева английский королевский герб Йорков: начетверо — в 1-й части королевский герб Англии (в 1-й и 4-й частях в лазоревом поле три золотых лилии, во 2-й и 3-й частях в червлёном поле три золотых вооружённых лазурью леопарда (идущих льва настороже), один над другим) во 2-й и 3-й частях в золотом поле прямой червлёный крест [дом де Бург]; в четвёртой части — в лазорево-золотом поле серебряный щиток; в верхней части щита по углам зеркальное скошенное деление на золото и лазурь, в центральной части — между лазоревыми столпами золотой столп [Мортимеры])[56].

В ноябре 1512 года парламент одобрил передачу титула и земель покойного Уильяма Куртене его десятилетнему сыну Генри[55], и со временем сын Екатерины влился в круг приближённых к королю[57]. Сама она также наслаждалась благосклонностью к ней короля и свои письма и документы она подписывала как «принцесса Екатерина, графиня Девон, дочь, сестра и тётка королей»[58]. Кроме того, она приняла в качестве своего личного герба королевский герб Англии, объединённый с гербом Куртене и добавлением гербов графов Ольстера и Марча[55].

Улаживая дела сына, Екатерина не забывала и о единственной дочери: в 1512 году она стала подыскивать Маргарет жениха. Екатерина разослала письма королевским служителям с просьбой определить наиболее выгодных кандидатов в мужья девочке. Дальнейшие события историками описаны противоречиво. Мэри-Энн Эверетт Грин пересказывает местную легенду о том, что вскоре после свадьбы с Генри Сомерсетом[en], сыном и наследником Чарльза Сомерсета, 1-го графа Вустера, Маргарет, навещавшая мать в родовом замке отца в Колкомбе, подавилась рыбьей костью и умерла; эту же версию подтверждает и надпись на могиле Маргарет[59]. Однако другие источники сообщают, что она навещала внучатую племянницу Марию в 1520 году. Больше никаких сведений о Маргарет нет, а её вдовец в 1526 году унаследовавший титул отца, к этому моменту был женат на другой[60].

Последние годы и смертьПравить

После смерти мужа Екатерина редко бывала при дворе, предпочитая жить в замке Тивертон или Колкомбе в Девоне, хотя часто принимала гостей в Колкомбе[k 5]. Одним из немногих появлений принцессы при дворе стали крестины дочери Генриха VIII принцессы Марии в 1516 году, на которых Екатерина была крёстной матерью[62]. Годом ранее под её опеку была передана Элизабет Грей, виконтесса Лайл[en], которая стала первой женой сына Екатерины. Самому Генри были пожалованы несколько особняков и другие блага[63]. В Тивертоне Екатерина была главой самой влиятельной семьи в округе и владелицей крупного поместья, что позволило принцессе проявить свою личность[64]. Её поместья, управляемые целой сетью служащих, приносили Екатерине годовой доход в размере около 2750 фунтов — крупной суммы, на которую поддерживалось домашнее хозяйство[65]. В 1519 году умер Хью Конвей, претендовавший на некоторые владения Куртене, и Екатерине через парламентский акт были возвращены земли, которые находились в пожизненном пользовании покойного[63].

Подробные отчёты с начала 1520-х годов показывают, что Екатерина вела образ жизни, подобающий её происхождению[63]: она регулярно покупала предметы роскоши — пряности, французские и рейнские вина и дорогие ткани (такие, как бархат и атлас)[66]. Часовня принцессы имела множество красивых облачений, священных сосудов, религиозных книг и изображений святых[67]. Екатерина была в хороших отношениях с прелатами Девона, получала подарки от епископа Эксетера[en] и от аббатов Форда, Бакланда и Ньюенхэма[en][68]. Также в 1520-х годах принцесса увлекалась охотой, слушала менестрелей, содержала трёх шутов; в новогодние праздники 1524 года дом Екатерины посетили несколько трупп актёров, а также христославы из Эксетера[69].

Исторические документы описывают принцессу как человека очень доброго: она никогда не ссорилась с соседями, если тем случалось подстрелить дичь в её владениях, и не наказывала строго бедняков, если те решали полакомиться клубникой или кроликом на её земле; кроме того, она регулярно раздавала щедрую милостыню. Также принцесса часто объезжала свои владения. Весной 1524 года Екатерина заболела. К её постели были вызваны два врача. Она также разослала распоряжения в свои владения, вероятно, на случай своей смерти, что может говорить о серьёзность болезни. Кроме того, в ближайших церквях молились за здоровье Екатерины[70]. К 45 годам принцесса всё ещё сохраняла активность: много ездила верхом, охотилась и занималась делами. Она поддерживала добрые отношения с королевской четой: известно, что в 1524 году принцесса отправила им в подарок 20 фунтов. Екатерина регулярно одаривала сына, в частности к рождению внука она послала Генри 200 фунтов и ещё 40 подарила гонцу, сообщившему о рождении Эдварда[71].

Тот факт, что в инвентарный список имущества Екатерины, составленный после её смерти, была включена повозка с лошадьми, может говорить о снижении активности принцессы в её поздние годы[72]. 2 мая 1527 года Екатерина составила завещание, в котором по большей части заботилась о своей душе: она распорядилась о выплате 21 фунта в год на неограниченный период трём священникам, которые должны были ежедневно служить мессы в церкви Святого Петра в Тивертоне в присутствии троих бедных мужчин, которые также получали выплаты раз в неделю[73]. Екатерина умерла 15 ноября 1527 года в Тивертонском замке[7][5] в возрасте около сорока девяти лет[74][k 6] и была похоронена 2 декабря с пышной церемонией в местной церкви Святого Петра[75][76]. По её распоряжению все слуги должны были присутствовать на похоронах в чёрных одеяниях и получить годовое жалованье[77]. Также на похоронах присутствовали настоятели аббатств Форда, Монтекьюта и Торра[en]; проповедь читал каноник Эксетерского собора[78]. Восьми тысячам бедняков были розданы деньги, чтобы они молились за душу Екатерины[79].

На могиле принцессы по распоряжению её сына была установлена горизонтальная эффигия. Во время Реформации часовня, в которой была похоронена Екатерина, была разрушена. Во время более поздних исследований было обнаружено захоронение, в котором находились останки нескольких человек, поэтому определить какие из них принадлежат принцессе из дома Йорков, не представилось возможным[80].

ПотомствоПравить

У Екатерины Йоркской и Уильяма Куртене было трое детей[7]:

Поскольку до правления королей из династии Тюдоров не дожил ни один брат принцессы, а её сёстры, помимо королевы Елизаветы, не оставили признанного короной потомства[k 7], дети Екатерины стали единственными из всех внуков Эдуарда IV, унаследовавшими от династии Йорков опасные претензии на английский трон[3], что сыграло роковую роль в жизни потомков принцессы. Хотя сын Екатерины, Генри, некоторое время после смерти матери ещё находился в фаворе у короля, в 1538 году, благодаря доносу кузена Джеффри Поула, была обнаружена переписка Генри с братом Джеффри — кардиналом-католиком Реджинальдом Поулом, претендовавшим на трон Англии[k 8]. Генри вместе с женой Гертрудой и сыном Эдвардом был арестован и заключён в Тауэре; год спустя Генри был казнён по обвинению в государственной измене. После казни мужа Гертруда была лишена имущества, но получила свободу. Единственному сыну Гертруды повезло гораздо меньше: он провёл в заточении большую часть жизни и был освобождён только в правление королевы Марии I; в 1554 году Эдвард принял лишь пассивное участие в восстании Уайатта, благодаря чему был выслан из страны, а не казнён. Он умер в Падуе в 1556 году, став последним потомком Екатерины Йоркской[85].

В культуреПравить

Екатерина является одним из персонажей романов Филиппы Грегори «Белая королева» и «Белая принцесса». В телесериале «Белая принцесса» роль Екатерины исполнила Ава Мастерс[86].

ГенеалогияПравить

Предки Екатерины Йоркской
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Эдмунд Лэнгли, 1-й герцог Йоркский
 
 
 
 
 
 
 
Ричард Конисбург, 3-й граф Кембридж
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Изабелла Кастильская
 
 
 
 
 
 
 
Ричард Плантагенет, 3-й герцог Йоркский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Роджер Мортимер, 4-й граф Марч
 
 
 
 
 
 
 
Анна де Мортимер
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Алиенора Холланд
 
 
 
 
 
 
 
Эдуард IV
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Джон Невилл, 3-й барон Невилл де Рэби
 
 
 
 
 
 
 
Ральф де Невилл, 1-й граф Уэстморленд
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мод Перси
 
 
 
 
 
 
 
Сесили Невилл
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Джон Гонт, 1-й герцог Ланкастер
 
 
 
 
 
 
 
Джоан Бофорт
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Кэтрин Суинфорд
 
 
 
 
 
 
 
Екатерина Йоркская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Джон Вудвилл
 
 
 
 
 
 
 
Ричард Вудвилл из Графтона
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Изабелла Гобион
 
 
 
 
 
 
 
Ричард Вудвилл, 1-й граф Риверс
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Томас Биттлсгейт
 
 
 
 
 
 
 
Элизабет Джоан Биттлсгейт
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Джоан де Бошан
 
 
 
 
 
 
 
Елизавета Вудвилл
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Жан Люксембургский
 
 
 
 
 
 
 
Пьер Люксембургский, граф де Сен-Поль
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Маргарита д'Энгиен
 
 
 
 
 
 
 
Жакетта Люксембургская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Франсуа I де Бо
 
 
 
 
 
 
 
Маргарита де Бо
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Свева Орсини
 
 
 
 
 
 

КомментарииПравить

  1. Также встречается вариант Katherine of York[1].
  2. Из всех детей королевской четы младенчество пережили только семеро, и из них Екатерина была пятой дочерью и шестым ребёнком.
  3. В действительности брак Сесилия с будущим королём Яковом IV планировался ещё её отцом в 1474 году[20], но затянувшиеся переговоры были остановлены из-за восстания в Шотландии герцога Олбани. Незадолго до своей гибели Ричард III выдал племянницу замуж за своего сторонника Ральфа ле Скроупа, но год спустя этот брак был расторгнут при Генрихе VII как не отвечающий интересам династии.
  4. Дэвид Старки называет единственной крёстной матерью принца Маргариту Австрийскую, которую представляла сестра Екатерины Анна[41]
  5. Известно о пышном приёме, устроенном Екатериной в честь приезда её племянника маркиза Дорсета, а также о визите к принцессе лорда Монтегю[61].
  6. Екатерина пережила всех своих братьев и сестёр и стала последним умершим ребёнком короля Эдуарда IV.
  7. Братья Екатерины, Эдуард и Ричард, исчезли из Тауэра в 1483 году. Ещё один её брат, Джордж, умер в раннем детстве ещё в 1479 году. Младшая сестра Екатерины, Бриджит, была монахиней. Помимо Елизаветы потомство имели ещё две сестры Екатерины — Сесилия и Анна; все дети Анны[81][82] и дети Сесилии от второго брака умерли в детстве[83], а третий брак Сесилии и потомство от него так и не были признаны короной[84].
  8. Реджинальд был сыном Маргарет Плантагенет и внучатым племянником Эдуарда IV.

ПримечанияПравить

  1. Westcott, 2004.
  2. 1 2 Cokayne, 2000, p. 852.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Everett Green, 1851, p. 16.
  4. 1 2 3 4 Nicolas, 1830, p. xxiv.
  5. 1 2 3 4 Weir, 2011, p. 140.
  6. Устинов, 2007, с. 523.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 Panton, 2011, p. 92.
  8. Chalmers, 1817, p. 353.
  9. 1 2 Weir (I), 2011, p. 222.
  10. 1 2 Westcott, 2004, «Her two brothers disappeared in the Tower, and the proclamation that her parents' marriage was invalid made her and her siblings illegitimate».
  11. Weir (I), 2011, pp. 222—223.
  12. Норвич, 2012, с. 355—365.
  13. Устинов, 2012, с. 284—295.
  14. Устинов, 2015, с. 214—215.
  15. Westcott, 2004, «Later she and her sisters returned to live in the royal household, ostensibly under Richard III's protection, while after the battle of Bosworth her eldest sister, Elizabeth, became queen to the new king, Henry VII, and the family's honour was restored».
  16. Устинов, 2012, с. 296; 310—311.
  17. 1 2 3 Everett Green, 1851, p. 17.
  18. Everett Green, 1851, pp. 16—17.
  19. Nicolas, 1830, p. xxv.
  20. Marshall, 2003, p. 85.
  21. Everett Green, 1851, p. 18.
  22. Westcott, 2004, «Eventually, however, Katherine took a less exalted husband, when in 1495 she married Sir William Courtenay (c.1475–1511), the son and heir of Edward Courtenay, first earl of Devon (d. 1509), a great landowner in Devon and Cornwall and a staunch supporter of Henry VII».
  23. 1 2 Starkey, 2009, p. 108.
  24. Westcott, 2004, «Apparently in favour with the king, the young couple settled at court».
  25. Nicolas, 1830, p. xxvi.
  26. Everett Green, 1851, pp. 18—19.
  27. Everett Green, 1851, p. 19.
  28. Everett Green, 1851, pp. 19—20.
  29. Westcott, 2004, «In 1502, however, William came under suspicion of involvement in the conspiracy of the Yorkist claimant Edmund de la Pole, a suspicion doubtless magnified by his own marriage to a Yorkist princess».
  30. Everett Green, 1851, p. 20.
  31. 1 2 3 Everett Green, 1851, p. 21.
  32. Westcott, 2004, «The charge was probably unjust, but Courtenay was attainted and imprisoned for the rest of the reign».
  33. 1 2 3 Everett Green, 1851, p. 22.
  34. 1 2 Westcott, 2004, «Katherine received some assistance from her sister the queen, and was chief mourner at Elizabeth's funeral in February 1503».
  35. Gray, Rowe, Erskine, 1992, p. 21.
  36. Everett Green, 1851, p. 23.
  37. Everett Green, 1851, pp. 23—24.
  38. Everett Green, 1851, p. 24.
  39. 1 2 Everett Green, 1851, p. 25.
  40. 1 2 Starkey, 2009, p. 310.
  41. Starkey, 2003, pp. 121—122.
  42. 1 2 Everett Green, 1851, p. 26.
  43. Westcott, 2004, «Following the accession of Henry VIII in 1509 William Courtenay was released. His father died shortly after the old king, and proceedings began to restore him to his lands and titles».
  44. Westcott, 2004, «One condition of his restoration was that Katherine should renounce her claim to the lands of the earldom of March, inherited from the Mortimers through her father».
  45. Everett Green, 1851, pp. 26—27.
  46. 1 2 Everett Green, 1851, p. 27.
  47. 1 2 Mosley, 2003, p. 1123.
  48. 1 2 Westcott, 2004, «But before negotiations could be completed Courtenay, who had been created earl of Devon on 10 May 1511, died of pleurisy shortly afterwards, on 9 June».
  49. Everett Green, 1851, p. 28.
  50. 1 2 3 Everett Green, 1851, p. 30.
  51. Nicolas, 1830, p. xxvii.
  52. Westcott, 2004, «Left a widow at the age of thirty-seven, Katherine almost at once (on 6 July) completed the transfer of her rights in the earldom of March to the crown, and to ensure her future freedom took a vow of chastity».
  53. Westcott, 2004, «On 3 February 1512 she received from the king, in her own right, all the estates of the earldom of Devon for her lifetime».
  54. Everett Green, 1851, pp. 31—32.
  55. 1 2 3 Everett Green, 1851, p. 32.
  56. Louda, Maclagan, 1999, p. 22.
  57. Westcott, 2004, «On 4 November following her ten-year-old son Henry received the title of earl of Devon, and in due course became established in the king's circle at court».
  58. Westcott, 2004, «… in her documents had styled herself ‘the excellent Princess Katherine, Countess of Devon, daughter, sister and aunt of kings’».
  59. Everett Green, 1851, p. 33.
  60. 1 2 Cokayne, 1898, p. 200.
  61. Everett Green, 1851, p. 35.
  62. Westcott, 2004, «Countess Katherine made occasional appearances at court, notably as a godmother to Princess Mary in 1516, but normally she resided at Tiverton Castle in Devon».
  63. 1 2 3 Everett Green, 1851, p. 34.
  64. Westcott, 2004, «There her position as head of the county's principal family and owner of its largest estate provided full scope for the emergence of her robust personality».
  65. Westcott, 2004, «Her estates, which were administered by a network of officials, brought her an annual income of around £2750, from which she maintained a large household».
  66. Westcott, 2004, «Accounts from the early 1520s show that Katherine lived in a style befitting her rank, with regular purchases of luxury goods—spices, French and Rhenish wines, and fine cloths like velvet and satin».
  67. Westcott, 2004, «Her chapel was similarly well equipped, with a handsome array of vestments, sacred vessels, service books, and images of saints».
  68. Westcott, 2004, «She was clearly on good terms with the prelates of Devon, receiving gifts from the bishop of Exeter and from the abbots of Ford, Buckland, and Newenham».
  69. Westcott, 2004, «But religious devotion did not preclude sports and relaxation. Katherine is recorded as hunting in the early 1520s, she made several payments to minstrels, and she employed three fools, named Dick, Mug, and Kit; the new year festivities for 1524 included visits from troupes of players and from the Exeter waits».
  70. Everett Green, 1851, p. 36.
  71. Everett Green, 1851, pp. 37—38.
  72. Westcott, 2004, «The fact that an inventory of Countess Katherine's goods made after her death included a horse litter may indicate declining mobility in her later years».
  73. Westcott, 2004, «Her will, drawn up on 2 May 1527, was largely devoted to ensuring the safety of her soul. She made elaborate provision for £21 per annum to be paid in perpetuity to three priests who were to say three masses daily in St Peter's Church, Tiverton, in the presence of three poor men receiving 8d. each per week, and also a weekly requiem».
  74. Everett Green, 1851, p. 39.
  75. Everett Green, 1851, p. 40.
  76. Westcott, 2004, «She died at Tiverton Castle on 15 November 1527, aged forty-nine, and was buried with much ceremonial in St Peter's on 2 and 3 December».
  77. Westcott, 2004, «She had directed that all her servants and officers were to have a black gown, as well as a year's wages».
  78. Westcott, 2004, «The abbots of Ford, Montacute, and Torre attended; a canon of Exeter Cathedral preached».
  79. Westcott, 2004, «Eight thousand poor people each received 2d. to offer prayers for Katherine's soul».
  80. Everett Green, 1851, pp. 41—42.
  81. Weir, 2011, p. 139.
  82. Panton, 2011, p. 51.
  83. Richardson, 2011, p. 305.
  84. Archer, 1887, p. 412.
  85. Everett Green, 1851, pp. 42—43.
  86. The White Princess (англ.) на сайте Internet Movie Database

ЛитератураПравить

СсылкиПравить