Генрих IV (король Англии)

Генрих IV Болингброк (англ. Henry IV of Bolingbroke, весна 1367, замок Болингброк, Линкольншир — 20 марта 1413, Вестминстер) — 3-й граф Дерби в 1377—1399, 3-й граф Нортгемптон и 8-й Херефорд в 1384—1399, 1-й герцог Херефорд в 1397—1399, 2-й герцог Ланкастер, 6-й граф Ланкастер и 6-й граф Лестер в 1399, король Англии с 1399, сын Джона Гонта, герцога Ланкастерского, и Бланки Ланкастерской, основатель Ланкастерской династии.

Генрих IV
англ. Henry IV
Генрих IV. Портрет неизвестного автора. Национальная портретная галерея, Лондон
Генрих IV. Портрет неизвестного автора. Национальная портретная галерея, Лондон
Coat of Arms of Henry IV of England (1399-1413).svg
30 сентября 1399 — 20 марта 1413
Коронация 13 октября 1399
Предшественник Ричард II
Преемник Генрих V
6 июля 1377 — 13 октября 1399
Предшественник Джон Гонт
Преемник титул присоединён к короне
22 декабря 1384 — 13 октября 1399
Предшественник Хамфри де Богун
Преемник титул присоединён к короне
По праву жены
22 декабря 1384 — 13 октября 1399
Предшественник Хамфри де Богун
Преемник титул присоединён к короне
По праву жены
29 сентября 1397 — 13 октября 1399
Предшественник титул создан
Преемник титул присоединён к короне
3 февраля 1399 — 13 октября 1399
Предшественник Джон Гонт
Преемник титул присоединён к короне
до лета 1399 года только де-юре
3 февраля 1399 — 13 октября 1399
Предшественник Джон Гонт
Преемник титул присоединён к короне
до лета 1399 года только де-юре
3 февраля 1399 — 13 октября 1399
Предшественник Джон Гонт
Преемник титул присоединён к короне
до лета 1399 года только де-юре
Рождение апрель 1367[1][2]
замок Болингброк, Линкольншир, Англия
Смерть 20 марта 1413[3] (45 лет)
Вестминстер, Англия
Место погребения
Род Ланкастеры
Отец Джон Гонт
Мать Бланка Ланкастерская
Супруга 1-я: Мария де Богун
2-я: Жанна Наваррская
Дети От 1-го брака:
сыновья: Эдуард, Генрих V, Томас Кларенс, Джон Бедфорд, Хамфри Глостер
дочери: Бланка, Филиппа
Автограф Изображение автографа
Награды
орден Подвязки
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

В молодости Генрих участвовал в дворянской оппозиции, стремившейся ограничить власть короля Ричарда II Бордосского, но затем, в 1388 году, вступил с королём в союз. С 1390 по 1392 годы вёл жизнь странствующего рыцаря в континентальной Европе и в Палестине, участвуя в том числе в гражданской войне в Великом княжестве Литовском. В 1397 году получил титул герцога Херефордского, но вскоре король, воспользовавшись ссорой Генриха с герцогом Норфолкским Томасом Моубреем, изгнал обоих из Англии.

В 1399 году после смерти Джона Гонта Ричард II конфисковал его владения. Генрих против воли короля вернулся в Англию и поднял мятеж. Его поддержали многие родовитые дворяне. Ричард был низложен, и после его смерти вакантный престол занял Генрих Болингброк под именем Генрих IV. Во время своего правления ему пришлось подавлять несколько мятежей английской знати, а также восстание в Уэльсе и защищаться от нападений шотландцев. В 1401 году он принял статут, направленный против движения лоллардов.

Источники для биографииПравить

Основными источниками, описывающими биографию Генриха IV, являются современные ему хронисты. В отличие от предшественника, Ричарда II, и преемника, Генриха V, современные Генриху IV хронисты весьма скупо описали историю его правления. Более-менее подробно описывались только первые 3 года правления короля. Единственный хронист, который наиболее полно и информативно описывает всё правления Генриха IV — монах из аббатства Сент-Олбанса Томас Уолсингем, но даже в этой работе последним годам жизни короля освещаются хуже. В остальных хрониках этого периода (валлийского священника Адама из Аска, монаха аббатства Святой Марии[en] в Кенилворте[en] Джона Стрича и францисканского автора «Continuatio Eulogii» описывают годы правление более скупо[4].

Только с середине XV века хронисты начали заполнять пробелы о «неспокойных временах Генриха IV». Но, как указывает историк Крис Гивен-Уилсон, этот правитель остаётся «самым заброшенным из позднесредневековых английских монархов». Многие историки, «ослеплённые блеском Генриха V и демонстративным самоуничтожением Ричарда II», рассматривают Генриха IV только как правителя, свергнувшего Ричарда II, и обеспечившего героизм Генриха V, не уделяя его правлению особого внимания[4].

Наиболее полно правление Генриха IV описывается в четырёхтомной «Истории Англии при Генрихе Четвёртом» Дж. Х. Уайли (1884—1898 годы). В ней собрано большое количество информации, однако целью автора было не написать биографию короля, а рассказать про историю Англии во время его правления. В XX—XXI веках вышло несколько биографий короля. Наиболее сбалансированной считается работа «Генрих IV Английский» Дж. Л. Кирби (1970 год), наиболее читаемой — «Страсти Генриха IV» И. Мортимера (2007 год). Но, как отмечает Гивен-Уилсон, в этих исследованиях есть тот же недостаток, что и во всей предыдущей английской историографии: основное внимание уделяется первым годам правления короля, а период после 1406 года не описывается должным образом. Во многом это связано с тем, что именно в 1399—1406 годах произошли ключевые события королевского правления (английские восстания 1400, 1403 и 1406 годов, восстания в Уэльсе, враждебность Франции и Шотландии, тяжелые для короля парламенты 1401—1406 годов). Кроме того, после 1406 года сокращается количество ключевых источников. Именно к 1399—1406 годам относятся 70 % сохранившихся актов Тайного совета, 3/4 сохранившейся дипломатической переписки Генриха IV и 85% писем с печатью короля. Уильям Стэббс, исследовавший историю парламентов 1399—1406 годов, сформулировал тезис о том, что Генрих IV во многом был конституционным монархом. Фактически вторая половина его правления была временем, когда король надёжно утвердился на троне и смог вместе с министрами заниматься различными политическими инициативами, которыми не могли заниматься в первые годы правления. При этом и в этот период все основные государственные ведомства — канцелярия, казначейство, суды — продолжали нормально функционировать. В период 1406—1413 года созывалось 6 парламентов. Однако личное участие короля в управлении королевством, возможно, снизилось в связи с ухудшившимся здоровьем[4].

В 2016 год вышла работа Криса Гвена-Уилсона «Генрих IV», которая представляет политическую биографию короля[4].

ПроисхождениеПравить

Генрих IV принадлежал по рождению к младшей ветви династии Плантагенетов. Его отец Джон Гонт четвёртый из сыновей (и третий из выживших) короля Англии Эдуарда III — после Эдуарда, принца Уэльского, и Лайонела Антверпа, герцога Кларенса. Первой женой Гонта была Бланка Ланкастерская, дочь и наследница Генри Гросмонта, герцога Ланкастерского[К 1]. Благодаря этому браку он унаследовал обширные владения в Северной Англии, сделавшие его одним из богатейших и влиятельных английских магнатов, а также получил титул герцога Ланкастера[6].

Благодаря отцовским пожалованиям и удачному браку Джон уже к моменту рождения первого сына был крупнейшим землевладельцем Англии после короля: он владел множеством поместий и тридцатью замками в Уэльсе, в центральной и северной частях страны[7]. Гонт носил титулы герцога Ланкастера, графа Ричмонда, Линкольна, Лестера и Дерби; он пытался завоевать корону Кастилии, но безуспешно[6]. Его ежегодный доход составлял около 12 тысяч фунтов, что превышало даже доход наследника короны, Эдуарда Чёрного принца[5].

Генрих IV стал шестым ребёнком в семье. До него родились Филиппа (1360—1415), впоследствии — жена короля Португалии Жуана I, и Елизавета (1364—1426), мужьями которой последовательно были Джон Гастингс, граф Пембрук, Джон Холланд, 1-й герцог Эксетер, и Джон Корнуолл, 1-й барон Фанхоуп, а также трое сыновей, проживших совсем недолго. Через год после рождения Генриха на свет появилась ещё одна его полнородная сестра, вскоре умершая (1368 год). В том же году умерла и Бланка Ланкастерская. Позже Джон Гонт женился снова — на Констанции Кастильской, родившей ему дочь Екатерину (1371—1418), мать короля Кастилии Хуана II[6][8].

У Генриха были трое единокровных братьев — бастардов Джона Гонта, рождённых Кэтрин (Екатериной) Суинфорд и носивших фамилию Бофорт: Джон (1373—1410), 1-й граф Сомерсет; Генри (1375—1447), избравший духовную стезю и ставший кардиналом; Томас (1377—1427), герцог Эксетер. Была у него и единокровная сестра — Джоанна Бофорт (1379—1440), жена Роберта Феррерса, 2-го барона Феррерса из Уэма, и Ральфа Невилла, 1-го графа Уэстморленда. В 1396 году Джон Гонт с разрешения короля женился на Кэтрин Суинфорд, а родившиеся ранее от связи с ней дети были легитимизарованы папской буллой, но позже, став королём, Генрих IV исключил Бофортов из линии престолонаследия путём внесения в акт о легитимизации небольшой поправки[9][10][8].

Поскольку все его законнорожденные братья умерли в младенчестве, Генрих с момента рождения считался единственным и бесспорным наследником своих родителей и после их смерти должен был унаследовать огромное наследство Ланкастерского дома[5].


 
 
 
 
 
 
 
 
Эдуард III
(1312 — 1377)
король Англии с 1337
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Эдуард Чёрный Принц
(1330 — 1376)
принц Уэльский с 1343
 
Лайонел Антверп
(1338 — 1368)
герцог Кларенс с 1347
 
Джон Гонт
(1340 — 1399)
герцог Ланкастер
 
 
 
 
 
Эдмунд Лэнгли
(1341 — 1402)
1-й герцог Йоркский
 
Томас Вудсток
(1355 — 1397)
герцог Глостер
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ричард II
(1367 — 1400)
король Англии в 1377—1399
 
Филиппа Плантагенет
(1355 — до 1378)
графиня Ольстер
 
Генрих IV
(1367 (?) — 1413)
герцог Ланкастер
 
Джон Бофорт
(1373 — 1410)
граф Сомерсет с 1397
 
Эдуард Норвичский
(1373 — 1415)
граф Ратленд в 1390—1402
герцог Альбемарль
в 1397—1399 и 1414—1415
герцог Йоркский с 1402
 
Ричард Конисбург
(1375/1376 — 1415)
граф Кембридж с 1414
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Роджер Мортимер
(1374 — 1398)
граф Марч и Ольстер с 1381
наследник английского
престола в 1385
 
Ланкастеры
 
Бофорты
 
 
 
 
 
Йорки

Потомство Эдуарда III

Ранние годыПравить

Дата рождения Генриха в хрониках не указывается. Он — единственный монарх из династии Плантагенетов, дата рождения которого вызывает сомнения. Единственный хронист, который упоминает о рождении будущего короля — Жан Фруассар, который указывает, что тот родился через 7 лет после окончания 1361 года. Другой хронист, Джон Капгрейв, который не был современником, дату рождения не упоминает, но указывает место рождения — принадлежащий Джону Гонту замок Болингброк в Линкольншире. Это место рождения подтверждается и рядом других источников. С ним связано прозвище, под которым был известен Генрих — «Болингброк» (англ. Henry Bolingbroke)[11][12].

Дж. Л. Кирби, автор монографии о Генрихе IV, не стал указывать дату рождения. Э. Гудман в исследовании о Джоне Гонте, считает, что Генрих родился в начале 1367 года. К. Б. Макферлейн, автор лучшего исследования о молодых годах Генриха IV «Lancastrian Kings and Lollard Knights», указывает диапазон между 4 апреля 1366 и 3 апреля 1367 года. The Complete Peerage указывает дату рождения 4—7 апреля 1366 года. Авторы статьи о Генрихе в печатной версии «Oxford Dictionary of National Biography» считали, что он «почти наверняка в 1366 году и, возможно, 7 апреля». Также в разных источниках встречаются даты 7 апреля 1366 года, 30 мая 1366 года и 3 апреля 1367 года. Подробное исследование даты рождения Генриха IV предпринял исследователь Ян Мортимер в статье «Henry IV’s date of birth and the royal Maundy», придя к выводу, что будущий король родился в период с конца марта по середину мая 1367 года и, вероятно, на Великий четверг того же года (15 апреля)[К 2]. Эта версия была принята и в онлайн-версии «Oxford Dictionary of National Biography»[11][12]. Эту же дату указывает и К. Гивен-Уилсон[5].

Впервые в источниках Генрих упоминается 1 июня, когда король Эдуард III, получивший известие о рождении внука, заплатил курьеру 5 фунтов. Его мать, Бланка, умерла 12 сентября 1368 года от чумы, но к этому времени он вместе со старшими сёстрами Филиппой и Элизабет уже 2 года как находился на попечении Бланки Ланкастерской, леди Уэйк, сестры их деда по матери. Она занималась воспитанием детей Джона Гонта до 1372 года, после чего они воспитывались сначала Констанцией Кастильской, 2-й женой отца, а затем Екатериной Суинфорд, любовницей Гонта, на которой тот позже женился. В этот период они проживали в замке Татбери[en] (Стаффордшир) — главном оплоте Ланкастеров в Мидлендсе. Родившиеся от связи отца с Екатериной Суинфорд сыновья, получившие фамилию Бофорт, стали важными друзьями Генриху. Вероятно, что его ближайшим другом в этот период был Томас Суинфорд, сын отцовской любовницы от первого брака, который был моложе его всего на год и тоже рос в герцогском доме. В декабре 1374 года «управляющим» семилетнего Генриха стал Томас Бёртон, оруженосец Джона Гонта. Также ему был назначен капеллан Хью Хёрл, который научил Генриха читать и писать на французском и английском, а также дал ему как минимум практическое знание латыни, и хранитель гардероба. Жить юного принца отправили в дом леди Уэйк[en], двоюродной сестры его матери. В 1376 году воинским юного Генриха воспитанием занялся гасконец сэр Уильям Монтандр[12][13][14].

21 июня 1377 года, незадолго до смерти Эдуарда III, Джон Гонт призвал к себе сына и племянника — будущего короля Ричарда II[К 3], который был немного старше Генриха, посвятив обоих в день Святого Георгия (23 июня) в рыцари, после чего оба стали кавалером ордена Подвязки. На церемонии коронации Ричарда II 16 июля Генрих, получивший незадолго до этого титул графа Дерби, который в своё время носил его дед по матери, нёс Куртану — один из церемонильных мечей[12].

Сохранился отчёт, датированный 1381—1382 годом, в котором сообщается, что в это время Генрих путешествовал и охотился вместе с отцом, участвовал в рыцарском турнире и начинал наблюдать за государственными делами. Во время крестьянского восстания Уота Тайлера в июне 1381 года его отец, который был одной из главных целей мятежников, укрылся в Шотландии, а сам Генрих, возможно, был вынужден бежать из отцовского замка в Хартфордшире, а позже находился в осаждённом восставшими лондонском Тауэре вместе с королём и другими представителями знати. 14 июня Ричард II встречался с предводителями восставших на пустыре Майл-Энда[en], пытаясь договориться с ними, но во время его отсутствия эта королевская резиденция была захвачена толпой. Гарнизон замка по непонятной причине не стал оказывать сопротивления. Ворвавшись в замок, бунтовщики схватили нескольких королевских министров — архиепископа Кентерберийского Садбери, занимавшего должность канцлера, казначея сэра Роберта Хейлза и парламентского пристава Джона Легга, который отвечал за сбор налога в Кенте, а также лекаря Джона Гонта и обезглавили их на Тауэрском холме. Жизнь же Генриха была спасена «чудесным образом» неким Джоном Ферруром из Саутарка. Почти 20 лет спустя Генрих в благодарность помиловал Феррура, участвовавшего в восстании против него в январе 1400 года[12][15].

В июле 1380 года Джон Гонт заплатил королю 5 тысяч марок за брак своего сына с богатой наследницей Марией де Богун, младшей дочери умершего в 1373 году Хамфри де Богуна, 7-го графа Херефорда. Сам брак был заключён, вероятно, 5 февраля 1381 года в поместье Богунов Рочфорд-холл[en] в Эссексе. Старшая сестра Марии, Элеонора, была замужем за Томасом Вудстоком, дядей Генриха. Фруассар сообщает, что Вудсток, который желал получить всё наследство Богунов, уговаривал Марию вступить в орден Клариссинок. Неизвестно, насколько это достоверно, но точно известно, что женатые на сёстрах дядя и племянник спорили между собой за раздел владений Богунов. Брак Генриха, вероятно, был консумирован в конце 1384 года, когда Марии исполнилось 14 лет[К 4], а 22 декабря того же года Генрих получил принадлежавшие ранее отцу жены титулы графа Херефорда и Нортгемптона. Брак оказался удачным, супруги были искренне привязаны друг к другу (сохранились записи о том, что Генрих часто посылал жене подарки), что подкреплялось общими интересами к музыке и книгам. В этом браке родилось минимум шесть детей, в том числе и будущий король Генрих V. Она умерла в 1394 году после рождения дочери Филиппы[12][16].

Конфликт с королёмПравить

В момент восхождения на престол Ричарду II было всего 10 лет, поэтому королевством официально управлял регентский совет из 12 человек. Хотя в него не входил ни один из сыновей Эдуарда III, но реальная власть в Англии принадлежала одному из них, в том числе Джону Гонту, отцу Генриха. Личные владения Гонта занимали треть королевства, в его дружине состояло 125 рыцарей и 132 оруженосца, а Савойский дворец на Темзе был роскошнее дворца, в котором жил Ричард. В отличие от своего отца, он не обладал огромным опытом управления и военными талантами. Джон Гонт, будучи дядей короля, имел не меньше прав на престол и при желании мог бы оспорить права своего сына Ричарда и после коронации Ричарда II[К 5], но не стал предпринимать никаких действий для перемен в сложившейся ситуации. До и после совершеннолетия короля продолжал оставаться его верным слугой[17] и важной фигурой в королевстве[18].

Генрих Болингброк был единственным наследником Джона Гонта и был близок к своему могущественному отцу. В 1382 году он принимал участие в рыцарском турнире, организованном по случаю свадьбы короля с Анной Чешской, а позже стал одним из самых неутомимых и опытных рыцарей английского королевства. При этом когда его отец был в Англии, Генрих принимал поразительно мало участия в государственных делах. В ноябре 1383 года он сопровождал Гонта на встречу с французскими посланниками в Кале. Возможно, что в 1384 году он участвовал в набеге отца на шотландцев, а в 1385 году участвовал в шотландском походе Ричарда II в составе отряда, который возглавлял Джон Гонт. В октябре 1385 года Генрих впервые участвовал в заседании английского парламента, но его главной задачей в это время было завоевание воинской чести[12].

В 1386 году Джон Гонт отправился в экспедицию в Кастилию[К 6]. Генрих в июле 1386 году присутствовал в Плимуте, откуда его отец отплыл в Испанию. Его поход продлился до ноября 1389 года, за время его отсутствия Генрих навлёк на себя ненависть короля[12].

Ричард II был ненамного старше Генриха, но у них было мало общего. В отличие от Генриха, английский король не проявлял никакого энтузиазма к рыцарским турнирам. Кроме того, Ричард II с подозрением относился к своему двоюродному брату, поскольку в 1376 году Эдуард III признал Джона Гонта и его потомство наследниками королевства. К тому же брак Ричарда был бездетным и Генрих становился его потенциальным преемником. В итоге, во второй половине 1380-х годов граф Дерби практически не имел контактов с королевским двором и не пользовался королевским покровительством. Король, стремясь избежать наследования престола Генрихом, признал своим наследником Роджера Мортимера, 4-го графа Марча, внука по матери Лайонела Антверпа, герцога Кларенса, рано умершего старшего брата Джона Гонта. Этот шаг помогает объяснить ту политическую позицию, которую Генрих занял в конце 1380-х годов[12].

Ричард II постепенно становился всё менее популярным. Причинами этого была слепая привязанность к фаворитам, которыми он себя окружил, под их влиянием он стал вести себя очень самоуверенно, капризно и эгоистично. При этом он не терпел никаких возражений, они приводили его в бешенство, он начинал вести себя крайне оскорбительно, теряя чувство королевского и человеческого достоинства, не гнушаясь брани и оскорблений. Самих же фаворитов, которые отличились алчностью и легкомыслию, больше заботило личное благосостояние[20]. Также Англия продолжала находиться в состоянии войны с Францией, что требовало дополнительных расходов[21].

1 сентября 1386 года на заседании парламента в Вестминстере лорд-канцлер Майкл де ла Поль запросил внушительную сумму для обеспечения обороноспособности Англии. Однако для того, чтобы её собрать, требовалось повысить налоги, что могло привести к новому восстанию. В результате парламент сформировал делегацию, которая отправилась к королю с жалобой на канцлера, требуя уволить его, а также казначея — Джона Фордема, епископа Дарема. Первоначально король отказался выполнить это требование, заявив, что по запросу парламента «не выгонит даже поварёнка из кухни», но в итоге он согласился принять делегацию из 40 рыцарей[22].

Позже Ричард II совершил ещё один поступок, который озлобил знать, даровав своему фавориту Роберту де Веру, 9-му графу Оксфорду, титул герцога Ирландии. Дядя короля и Генриха Томас Вудсток, получивший недавно титул герцога Глостера, воспринял присвоение такого титула аристократу не из королевской семьи как принижение своего статуса. В итоге вместо 40 рыцарей к королю явились только Томас Вудсток и его друг Томас Фицалан, брат одного из бывших опекунов короля Ричарда Фицалана, 11-го графа Арундела, которого тот терпеть не мог. Герцог Глостер напомнил королю об исключительности присвоениия герцогского титула и о том, что по закону король обязан созывать раз в год парламент и присутствовать на нём. Ричард обвинил дядю в подстрекательстве к мятежу, а тот в свою очередь напомнил, что идет война и предупредил о возможности низложения короля парламентом, если король не выгонит своих советников[22] .

Захват власти лордами-апеллянтамиПравить

1 октября 1386 года началось заседание парламента, вошедшего в историю под названием «Замечательный парламент» (англ. Wonderful Parliament), на котором присутствовал и Генрих. Под влиянием угрозы низложения[К 7] король удовлетворил требование парламента, сместив Саффолка и Фордема. На их места были назначены епископы Илийский и Херефордский. Майкл де ла Поль попал под суд, но вскоре большая часть обвинений была снята. 20 ноября того же года был назначен «Большой постоянный совет» с определением срока действия в 12 месяцев. Его целью объявлялась реформация системы управления, а также стремление покончить с фаворитами и принять все меры для эффективного противодействия врагам. В состав комиссии назначено 14 комиссаров, из которых только трое были противниками короля: герцог Глостер, епископ Илийский и граф Арундел. Однако у комиссии оказались настолько широкие полномочия (она получала контроль за финансами, а также должна была распоряжаться большой и малой печатями), что король отказался её признать. Более того, он пошёл на открытый конфликт, назначив стюардом королевского двора своего друга Джона Бошана[12][22].

В феврале 1387 года Ричард II находился в поездке по северу Англии. Во время неё он получил правовую помощь от главных судей королевства: верховного судьи королевской скамьи сэра Роберта Тресилиана, верховного судьи общих тяжб сэра Роберта Белкнапа, а также сэра Уильяма Берга, сэра Джона Хоулта и сэра Роджера Фултхорпа. Согласно данному ими праву, любое вторжение в прерогативы монарха было незаконным, а совершившие его могли быть приравнены к изменникам. Все судьи подписали в Ноттингеме королевскую декларацию, хотя позже и утверждали, что сделали это под давлением Ричарда[22].

Король вернулся в Лондон 10 ноября 1387 года и был восторженно встречен жителями столицы. Хотя все судьи поклялись держать свой вердикт в тайне, герцог Глостер и граф Арундел о нём узнали и отказались явиться к Ричарду по его вызову[23].

Глостер и Арундел, к которым присоединился Томас де Бошан, 12-й граф Уорик, укрылись в Харингее неподалёку от Лондона. Оттуда они отправились в Уолтем-Кросс (Хартфордшир), куда к ним стали стекаться сторонники. Их количество встревожило короля. Но хотя некоторые его фавориты, в особенности архиепископ Йоркский Александр Невилл, настаивали на том, чтобы разделаться с мятежниками, многие члены «Большого постоянного совета» не поддержали их. В результате 8 членов совета 14 ноября отправились к Уолтем, где призвали вождей мятежников прекратить противоборство. Глостер, Арундел и Уорик предъявили апелляцию (лат. accusatio) на действия фаворитов короля — графов Саффолка и Оксфорда, архиепископа Йоркского, верховного судьи Тресилиана и бывшего мэра Лондона сэра Николаса Брембра, у которого король занял большую сумму денег. В ответ посланники пригласили лордов в Вестминстер на встречу к королю[23].

17 ноября лорды-апеллянты встретились с королём в Вестминстерском дворце. Однако они не распускали свою армию и действовали с позиции силы, потребовав от короля ареста фаворитов с их последующим судом на заседании парламента. Король согласился, назначив слушание на 3 февраля 1388 года. Но он не спешил удовлетворять требования апеллянтов, не желая устраивать суд над своими приближёнными, которые сбежали. Архиепископ Йоркский укрылся на севере Англии, граф Саффолк отправился в Кале, а граф Оксфорд отбыл в Честер. Судья Тресилиан укрылся в Лондоне. С судьями встречался только Брембр[23].

Однако вскоре лорды-апеллянты узнали о том, что король их обманул. Судебные приказы, которые были выпущены от его имени парламенту, призывали всех забыть о раздорах. В итоге военные действия возобновились. К апеллянтам присоединилось ещё два знатных лорда: Генрих Болингброк и Томас де Моубрей, 1-й граф Ноттингем и граф Маршал (бывший фаворит Ричарда II,а теперь зять графа Арундела)[23].

Причина, по которой Генрих присоединился к лордам-апеллянтам, неизвестна. Возможно он пытался отстоять интересы своего отсутствующего в Англии отца и собственные интересы в наследовании престола. Также он, возможно, был возмущён тем, как де Вер, который был судьёй Честера, использовал свою власть в Северо-Западной Англии для обогащения за счет доходов герцогства Ланкастер. Кроме того, он, вероятно, был недоволен враждебностью, с которой король и его фавориты нередко обращались к его отцу Джону Гонту в начале 1380-х годов. В любом случае, решение присоединиться к апеллянтам было роковым, ибо с этого момента недоверие Ричарда II к Гонту с возрастающей силой оказалось направлено и на самого Генриха[12].

19 декабря армия апеллянтов подкараулила возвращавшегося из Нортгемптона графа Оксфорда около Рэдкот Бриджа[en]. Генрих защищал мост, сломав верхнюю часть его арок. Сопровождавшие Оксфорда люди были захвачены, однако ему самому удалось ускользнуть и затем перебраться во Францию, где он и прожил оставшиеся годы своей жизни. Генрих был героем этой кампании, хотя его домашние отчёты описывают это событие как набег[12][23].

После этой битвы о примирении апеллянтов с королём уже не было и речи. После Рождества в конце декабря армия мятежников подошла к Лондону. Испуганный король укрылся в Тауэре, попытавшись через посредничество архиепископа Кентерберийского вести переговоры с апеллянтами. Однако те на уступки идти не хотели и заявили о возможном низложении короля[К 8]. Желая любым способом сохранить корону, Ричард сдался. Он издал новые судебные приказы для парламента, а также предписал шерифам задержать пятерых беглецов, доставив их для суда[23].

Члены совета, хотя срок их полномочий истёк ещё в ноябре, провели обыск в королевском дворе, король этому не препятствовал. Кроме того, были выданы предписания об аресте сэра Саймона Берли, лишившегося постов вице-камергера и хранителя Пяти портов, королевского стюарда Джона Бошана и шестерых судей, которые подписали королевскую декларацию в Ноттингеме, лишившихся своих постов. Также было уволено много других королевских служащих[23].

3 февраля 1388 года в холле Вестминстерского дворца собрался парламент. В центре восседал король, слева от него расположились светские лорды, справа — церковные лорды. На мешке с шерстью располагался епископ Илийский. Эта бурная парламентская сессия вошла в историю под названием «Безжалостный парламент» (англ. Merciless Parliament)[24].

 
Граф Арундел, герцог Глостер, граф Ноттингем, граф Уорик и граф Дерби перед королём Ричардом II. Иллюстрация из «Хроник Англии», 1864 год.

5 лордов-апеллянтов, одетых в золотые одежды, взялись за руки, чтобы выдвинуть обвинения против фаворитов короля. В результате четверо фаворитов короля были приговорены к казни. Двое, Оксфорд и Саффолк, успели бежать, но Брембр и Тресилиан под нажимом апеллянтов были казнены. Архиепископу Йоркскому, как духовному лицу, сохранили жизнь, но все его владения и имущество были конфискованы. Также было казнено несколько менее знатных соратников короля. При этом Генрих и граф Ноттингем выступали за сохранение жизни сэра Саймона Берли, доверенного лица короля и его бывшего наставника. Также умоляла пощадить Саймона Берли и королева Анна, однако безрезультатно. Всего было казнено 8 человек. Кроме того, ряд приближённых короля были изгнаны из Англии[12][24].

Итогом данного судебного процесса было, в том числе, создание ряда прецедентов, которые в XV веке будут стоить Англии многих потрясений и приведут к Войне Алой и Белой розы[24].

Хотя Генрих и присутствовал на заседаниях совета, а также был свиделетем ряда королевских хартий, однако управлением в королевстве до мая 1389 года, когда Ричарду II удалось вернуть себе власть, занимались только трое из апеллянтов — графы Глостер, Арундел и Уорик[12].

Экспедиция в Пруссию и паломничество в ИерусалимПравить

К 1389 году внутренняя обстановка в государстве заметно улучшилась. 3 мая Ричард, которому к тому моменту исполнилось 22 года, сообщил совету, что он уже взрослый, не повторит ошибки, совершённые в молодости, поэтому готов править страной самостоятельно. Апеллянты, решив, что урок король усвоил, позволили ему обрести некоторую независимость, поскольку у них не было желания править за него всю жизнь. Нуждаясь в поддержке, Ричард обратился за помощью к своему дяде Джону Гонту, который так и не смог добыть кастильскую корону и с 1387 года жил в Гаскони. Хотя его сын был одним из лордов-апеллянтов, Гонт предпочёл во время кризиса остаться в стороне. Теперь же, получив письмо от племянника, решил вернуться. В Англию он прибыл в ноябре 1389 года, став правой рукой короля, что принесло стабильность королевству. Лорды-апеллянты в итоге занялись другими делами[25].

Возвращение отца позволило Генриху отойти от политики. В марте-апреле 1390 года он вместе с другими английскими рыцарями принял участие в великом международном рыцарском турнире в Сент-Инглеверте близ Кале и, как считалось, получил большую известность. Далее он планировал отправиться в крестовый поход в Тунис, возглавив отряд из 120 человек, однако французы (возможно, по просьбе английского короля) отказали ему в охранной грамоте. В результате он решил отправиться в Пруссию и присоединиться к рыцарям Тевтонского ордена в походе на Литву. Он нанял 2 корабля и в июле 1390 года выплыл из Бостона в сопровождении 32 рыцарей и оруженосцев. 10 августа он достиг Данцига, где присоединился к рыцарям ордена и солдатам, отправившимся в поход в верх по реке Неман. К 4 сентября они достигли Вильнюса, где захватили форт, однако осада главного замка была безуспешной, поэтому к 22 сентября все рыцари вернулись в Кёнигсберг, столицу владений Тевтонского ордена. Возвращаться домой морем было уже поздно, поэтому Генрих решил здесь перезимовать. 31 марта 1391 года он отплыл в Англию, достигнув 30 апреля Халла. Эта экспедиция обошлась в 4360 фунтов, большую часть суммы ему предоставил отец. В итоге он добился только благодарности от рыцарей ордена, однако получил воинский опыт. Ещё в 1407 году рыцари ордена о нём очень тепло отзывались[12].

24 июля 1392 года он вновь отправился в Пруссию, достигнув Данцига 10 августа, однако по прибытии в Кёнигсберг обнаружил, что в этом году похода не будет, поэтому он решил совершить паломничество в Иерусалим. 22 сентября он отбыл из Данцига в сопровождении 50 человек, решив добираться через Восточную Европу. Чтобы объявлять о своём звании, он высылал вперёд герольдов. Его путь пролегал через Франкфурт-на-Одере в Прагу, где его развлекал король Венцель, брат королевы Анны. Далее он прибыл в Вену, где встретился с герцогом Австрии Альбрехтом III и королём Венгрии и будущим императором Сигизмундом. Затем он двинулся через Леобен, Филлах и Тревизо, прибыв 1 или 2 декабря в Венецию. Там сенат, предупреждённый о его прибытии, выделил ему корабли для дальнейшего путешествия. Из Венеции он отплыл 23 декабря[12].

Рождество Генрих отпраздновал в Заре, затем он плыл мимо Корфу, Родоса и Кипра и во второй половине января 1393 года высадился в Яффе. На Святой земле он провёл больше недели, посещая разные святыни и делая разные подношения. В конце января он отплыл обратно. Совершив длительную остановку на Родосе, он 21 марта вернулся в Венецию, где его ждали 2 тысячи марок, высланные отцом. 28 марта он отправился дальше. Дальнейшая дорога Генриха лежала через Падую и Верону, далее он прибыл в Милан, правитель которого, Джан Галеаццо Висконти, развлекал его в течение нескольких дней. Перебравшись через перевал Мон-Сени, он двинулся через Западную Бургундию в Париж, затем достиг Кале и 30 июня прибыл в Дувр, а 5 июля в Лондон. Эта экспедиция обошлась ему 4915 фунтов, большую часть, как и в предыдущем случае, ему выделил отец[12].

Обе экспедиции принесли Генриху международную известность, однако они оказались не менее важны и для английской политики, поскольку сопровождавшие его люди из домашнего хозяйства составили ядро верных вассалов, которые в дальнейшем поддерживали его во всех выпавших испытаниях всю оставшуюся жизнь[12].

Жизнь в Англии в 1393—1397 годыПравить

За время отсутствия Генриха в Англии Ричард II вернул себе властность и уверенность. В 1391 году он получил от парламента гарантии, согласно которым ему «позволялось пользоваться всеми королевскими регалиями, свободами и правами наравне со своими прародителями… и вне зависимости от каких-либо прежних статусов и ордонансов, устанавливающих иное, особенно во времена короля Эдуарда II, покоящегося в Глостере… и любой статут, принятый во времена упомянутого короля Эдуарда и оскорбляющий достоинство и привилегии короны, подлежал аннулированию»[25]. После возвращения Генрих периодически бывал при дворе, посещал заседания парламента и советы. Его подпись стоит на 14 из 42 королевских хартий, изданных в период 1393—1398 годов. Однако он продолжал оставаться исключённым из круга приближённых короля[12].

В 1394 году умерла Мария де Богун, жена Генриха, после чего он год оставался в трауре. В октябре 1396 года он вместе с отцом и некоторыми другими представителями знати сопровождали новую жену Ричарда II, Изабеллу Французскую, от Ардра до Кале[12].

В начале 1394 года Джон Гонт предложил Ричарду II признать Генриха наследником английского престола, против этого выступил граф Марч, которого король ранее признавал своим наследником. Ричард II никак не прореагировал на это, оставив вопрос о наследнике открытым. Однако подозрения короля по отношению к Генриху выросли. Влияние Джона Гонта на короля ослабло, у него появились опасения по поводу герцогства Ланкастерского после попыткок Ричарда II добиться от папы римского канонизации своего прадеда, Эдуарда II. Владения Томаса Ланкастерского, казнённого Эдуардом II в 1322 году, были им конфискованы, но после свержения короля в 1327 году это распоряжение было аннулировано. Теперь же у наследников Томаса появились подозрения, что Ричард II может отменить постановление о возвращении владений Ланкастеров[12].

Беспокойство выросло и после расправы Ричарда II с тремя лордами-апеллянтами в 1397 году. 17 сентября 1397 года в Вестминстере собрался парламент — последний во время правления Ричарда. Он стал своеобразным зеркальным отображением «Безжалостного парламента», но теперь обвиняемыми были бывшие обвинители Глостер, Арундел и Уорик. Порядок судебного разбирательства был тем же, что и 9 лет назад. В качестве апеллянтов выступили 8 лордов, в числе которых были единоутробный брат короля — Джон Холланд, граф Хантингдон, племянник — Томас Холланд, граф Кент, а также двоюродные братья — Эдуард Норвичский, граф Ратленд и Джон Бофорт, граф Сомерсет (узаконенный сын Джона Гонта от Екатерины Суинфорд). В результате граф Арундел был казнён, граф Уорик — приговорён к пожизненной ссылке. Про герцога Глостера было объявлено, что он умер в заключении в Кале, хотя никто не сомневался, что его убили по приказу короля. Все их владения были конфискованы. В прокламациях было объявлено, что Джон Гонт и Генрих Болингброк одобрили эти решения: Гонт был председателем на судебных процессах в парламенте, а Генрих высказался за казнь Арундела[12][26].

После расправы над лордами-апеллянтами король вознаградил своих сторонников. 29 сентября Генрих Болингброк получил титул герцога Херефорда, а также помилование за участие в мятеже апеллянтов 10 годами ранее. Ещё один бывший апеллянт, Томас Моубрей, получил титул герцога Норфолка, Джон Холланд — титул герцога Эксетера, Томас Холланд — титул герцога Суррея, Эдуард Норичский — титул герцога Албермайля (Омерля). Графство Чешир и ряд других владений Арундела в Уэльсе были присоединены к короне. 30 сентября парламент утвердил все решения и отправился на перерыв[12][26].

Изгнание из АнглииПравить

Несмотря на вознаграждение, Генрих опасался вызвать недовольство короля и всячески старался угодить ему. Он чаще появлялся при дворе, устроил Ричарду II большой пир и развлекал его во время заседания парламента[12].

В середине декабря Генрих отправился из Лондона в Виндзор. По дороге его настиг его бывший соратник по мятежу — Томас Моубрей, герцог Норфолк. Состоявшийся между ними разговор известен из отчёта, который Генрих в январе 1398 года предоставил Ричарду II. Там было сказано, что Норфолк сообщил Генриху о планах короля захватить или убить в сентябре 1397 года в Виндзоре Джона Гонта и Генриха в отместку за нападение на графа Саффолка около Рэдкот Бриджа в 1387 году, а также лишить Генриха и Норфолка наследства. Хотя сам Генрих, по его словам, говорил мало, но был напуган. Он совершил небольшое паломничество на север к святыням Беверли и Бридлинтона, а потом рассказал о разговоре отцу, который передал его королю. В конце января к Ричарду II явился сам Генрих, воспользовался возможностью и получил от короля ещё 2 прощения за свои прошлые действия, дарованные 25 и 31 января. На фоне слухов о заговоре против него в окружении короля, Джон Гонт и его наследник получили от короля заверения, что тот не будет использовать приговор о конфискации владений Томаса Ланкастерского, чтобы претендовать на какие-то ланкастерские владения. Герцог Норфолк был смещён с занимаемых им должностей и заключён под стражу[12].

Для расследования предполагаемого заговора герцога Норфолка король назначил специальную комиссию из 18 человек, которая собралась в Виндзорском замке 29 апреля. Перед ней предстали герцоги Норфолк и Херефорд. Норфолк отказался признать, что он что-либо замышлял против короля. По его словам, если что-то и было, то давно, и он получил за это королевское прощение. Но Генрих настаивал на своём, обвиняя Норфолка в том, что тот давал королю дурные советы, повинен во многих бедах королевства, в том числе и в убийстве герцога Глостера[К 9], и предложил подтвердить свою правоту судебным поединком[27].

Поединок был назначен на 17 сентября в Ковентри. На него съехались пэры, рыцари и дамы из разных уголков Англии. Отсутствовал только Джон Гонт, который после заседания парламента в Шрусбери удалился на покой — по сообщению Фруассара — из-за болезни, которая в итоге привела к его смерти. Для участия в поединке Генрих серьёзно тренировался, а также нанял оружейников из Милана. Публика встретила обоих герцогов приветственными криками, причём Болингброка приветствовала более громко. Но тут неожиданно вмешался Ричард II. Он не любил своего двоюродного брата и опасался, что вероятная победа герцога Херефорда сделает его самым популярным человеком в стране. Бросив свой жезл, он остановил поединок. Было объявлено, что ни один из герцогов не получит Божественного благословения, и оба не позже 20 октября должны покинуть Англию: Болингброк изгонялся на 10 лет, а Моубрей — пожизненно[12][27].

Сыну и наследнику Генриха, Генриху Монмуту (будущему королю Генриху V), было запрещено сопровождать отца, фактически он оставался заложником. Хотя король внешне проявил благоволение, предоставив Генриху тысячу марок на покрытие расходов и письмо, гарантирующее получение оммажа за любое владение во время изгнания, то 18 марта, после смерти Джона Гонта (он умер 3 февраля 1399 года), письмо было отозвано на том основании, что оно было предоставлено «по невнимательности»[12].

Смерть Гонта оказалась фатальной для короля, поскольку только старый герцог помогал поддерживать престиж короны. Король отказался признать завещание герцога. Если у Ричарда II и были какие-то планы относительно будущего Генриха и его наследства, то они никогда не были ясны. Несмотря на то, что владения герцога Ланкастера официально конфискованы не были, он раздал их под опеку своим фаворитам — герцогам Эксетеру, Албермайлю и Суррею. Чёткого заявления относительно судьбы изгнанника Генриха Ричард II не сделал, хотя один из его советников сообщил парламенту, что в марте 1399 года король поклялся, что «пока он жив, нынешний герцог Ланкастер никогда не вернётся в Англию». Возможно, что король намеревался оставить наследство Генриху Монмуту в обход отца. Если до этого момента ещё сохранялась надежда на мирное решение конфликта, то Ричард своим необдуманными поступками продемонстрировал, что в Англии больше не действует закон о наследовании.[12][28].

Генрих покинул Англию около 1398 года и отправился в Париж, где его принял король Карл VI и его герцоги. Для жилья изгнаннику был предоставлен отель де Клиссон. Проблем с деньгами у него не было, ибо он сохранил владения покойной жены. Кроме того, даже после потери имений своего отца он продолжал получать от них деньги, пересылаемые итальянскими купцами. Также он стал планировать новый брак. В качестве невесты он рассматривал сначала Лючию Висконти[en], племянницу герцога Милана Джан-Галеаццо, а затем Марию, графиню д’Э, племянницу французского короля. Перспектива последнего брака так встревожила английского короля, что он послал в Париж графа Солсбери с указанием помешать брачным планам Генриха. Также он планировал отправиться в крестовый поход, но отец его отговорил, порекомендовав отправиться в Кастилию и Португалию, где королевами были Екатерина и Филиппа, сёстры Генриха. Однако этим планам помешала смерть Джона Гонта и фактическое лишение Генриха наследства[12].

Захват английского престолаПравить

Фактическая власть во Франции находилась в руках его дяди, Филиппа II Смелого, герцога Бургундии, сторонника мира с Англией[К 10]. Поскольку Ричард II теперь был женат на французской принцессе, то, скорее всего, герцог должен был следить за Генрихом и препятствовать его действиям, противоречащим интересам английского короля. Однако после эпидемии чумы в мае 1399 года он оказался за пределами Парижа, и власть в королевстве перешла к его сопернику — брату короля герцогу Людовику Орлеанскому. Он был лидером французской партии войны, поэтому 17 июня заключил с Генрихом формальный союз, по которому каждый из них обязался быть «другом друзей другого и врагом врагов другого». Фактически он цинично давал Генриху карт-бланш на возвращение в Англию. Хотя вряд ли он ожидал, что изгнанник сможет добиться успеха против достаточно прочно сидящего на троне Ричарда II. Вероятно, он надеялся, что Генрих только сможет создать проблемы для английского короля, ослабив его влияние в Аквитании, на которую распространялись амбиции самого герцога Орлеанского. И он вряд ли желал, чтобы миролюбивого Ричарда II сменил на троне закалённый боец Генрих[12].

При этом для Генриха договор был жизненно важен, ибо давал ему надежду на реванш, хотя и существовал определённый риск. Он решил сполна воспользоваться отсутствием в Англии Ричарда II, отправившегося с военным походом в Ирландию, где после убийства королевского наместника графа Марча в 1398 году осложнилась ситуация из-за восстания двух ирландских королей. Хотя советники короля и пытались отговорить Ричарда II от похода, опасаясь, что его отсутствием может воспользоваться изгнанный Генрих, король никого не слушал. Ричард II высадился в Ирландии 1 июня 1399 года. Генрих достаточно быстро узнал об экспедиции Ричарда и в конце июня тайно покинул Париж в сопровождении своих верных вассалов и ещё двух изгнанников — Томаса Фицалана, наследника казнённого графа Арундела, и изгнанного архиепископа Арундела, брата казнённого графа. Снарядив 3 корабля, они отплыли из Булони. Неизвестно, планировал ли он уже тогда свергнуть Ричарда II или только желал вернуть своё наследство. Но при этом, зная подозрительность и мстительность короля, он понимал, что никогда не будет в Англии в безопасности без обладания всей полнотой власти. Договор с герцогом Орлеанским может указывать на то, что он рассматривал себя не только как будущего герцога Ланкастерского, но и как вероятного наследника Ричарда II[12][28][29].

 
Крест, установленный на месте высадки Генриха в Равенспуре

Адам из Уска сообщает, что Генриха сопровождало не больше 300 соратников. Первоначально Генрих высадился в Сассексе, где его люди захватили замок Певенси, однако вероятно, это был отвлекающий манёвр, направленный на то, чтобы посеять смятение среди сторонников короля. Далее его корабли доплыли до Равенспуре[en] в Северном Йоркшире. В конце сентября на месте его высадки был установлен крест. 1 июня он был в Бридлингтоне. Эти земли были владениями Ланкастеров, здесь Генрих мог рассчитывать на поддержку. Посетив собственные замки Пикеринг[en], Нерсборо и Понтефракт, он прошёл районы, населённые его вассалами. Здесь Генрих объявил себя герцогом Ланкастером и 13 июля уже был в Дорнкастере, где к нему присоединились два могущественных северных барона — Генри Перси, граф Нортумберленд, со старшим сыном Генри Хотспером, а также Ральф Невилл, граф Уэстморленд и ряд других северных лордов. Под знамёна Генриха стекались и простолюдины — у него присутствовало обаяние, которого был лишён Ричард. Хотя хроники и преувеличивают численность его армии, однако она составляла значительную силу. Причём людей оказалось настолько много, что часть из них Болингброк был вынужден распустить по домам. Хотя Генрих публично объявил, что он прибыл получить своё наследство, но северная знать, вероятно, осознавала, что тот является претендентом на английский престол[12][29].

Протектором королевства в отсутствие Ричарда II был его дядя, Эдмунд Лэнгли, герцог Йоркский, помогать которому должны были канцлер Эдмунд Стаффорд, епископ Эксетера, казначей Уильям ле Скруп, граф Уилтшир, и хранитель большой печати Ричард Клиффорд, епископ Вустера[en]. Также в Англии оставались сэр Джон Буши, сэр Уильям Бэгот и сэр Генри Грин. В конце июня герцог Йорк получил известие о людях, которые собираются перебраться через Ла-Манш. Не доверяя лондонцам, он отправился в Сент-Олбанс, где начал набирать армию, одновременно направляя Ричарду просьбы вернуться. Он собрал более 3 тысяч человек в Уэйре[en] в Херефордшире. Однако 11-12 июля герцог Йорк узнал, что Генрих высадился в Йоркшире, после чего с советом отправился на запад, чтобы встретиться с королём, но по дороге наткнулся на мятежников. В итоге герцог Йорк укрылся в Беркли, а граф Уилтшир, Буши и Грин отправились в Бристоль, где попытались организовать сопротивление. Уильям Бэгот бежал в Чешир[12][29].

27 июля Генрих, практически не встречавший сопротивления, подошёл со своей армией к Беркли. Герцог Йоркский даже не пытался оказать сопротивление и сдался. Оттуда Болингброк отправился к Бристолю, где вынудил Йорка отдать приказ о сдаче замка, после чего приказал казнить захваченных Уилтшира, Буши и Грина; их головы были выставлены на воротах Лондона, Йорка и Бристоля[12][29].

Узнав о высадке в Англии Болингброка, Ричард 27 июля отплыл из Ирландии. Герцог Албермайль порекомендовал королю разделить армию. По мнению историков, он сразу же понял, что Ричард не сможет победить, и решил встать на сторону Ланкастера. Послушавшись совета, Ричард отправил передовой отряд под командованием графа Солсбери в Северный Уэльс с приказом набрать подкрепление, сам же высадился в Хаверфордуэсте. Далее он несколько дней безуспешно пытался найти в Гламоргане дополнительные войска, после чего двинулся к Честеру, очевидно, желая заручиться поддержкой в своём графстве. Однако Генрих разгадал его план и быстро повёл свою растущую армию обратно на север через Херефорд и Шрусбери к Честеру, добравшись туда 9 августа. Там он завладел казной Ричарда II. Король в итоге добрался только до замка Конуэй, где его ждал Солсбери, сообщивший, что Честер захвачен Генрихом[12][29].

Армия Солсбери к тому моменту разбежалась, поскольку прошёл слух, что король мёртв. Граф Вустер и герцог Албермайль перешли на сторону Болингброка. У Ричарда II была возможность отступить — у него оставались корабли, на которых он мог или вернуться в Ирландию, или бежать во Францию. Однако король так и остался в замке, не доверяя никому. На встречу с Генрихом Ричард II отправил герцога Эксетера и графа Суррея, но они сразу же были арестованы. В свою очередь Генрих отправил к королю герцога Нортумберленда и архиепископа Арундела, которых Ричард II приказал впустить[12][29].

Точные требования, переданные королю, неизвестны. Но очевидно, что они были не слишком обременительными. Согласно им, король должен был вернуть Генриху всё отцовское наследство и восстановить его в правах. При этом право Генриха на должность стюарда Англии должно было быть рассмотрено парламентом без вмешательства короля, а пятеро советников короля должны были предстать перед судом. Нортумберленд поклялся, что если требования будут выполнены, то Ричард сохранит корону и власть, а герцог Ланкастер выполнит все условия соглашения. Ричард согласился на все требования и выехал из замка в сопровождении небольшой свиты на встречу с двоюродным братом. Но по пути король попал в засаду, устроенную Нортумберлендом (однако последний потом отрицал это), и был отвезён в замок Флинт, где стал пленником Генриха[12][29].

Генрих прекрасно понимал, что, получив свободу, Ричард начнёт мстить. Доверия к королю не было никакого. К тому же, по мнению Болингброка, Англия нуждалась в другом короле. Поскольку у Ричарда не было детей, в 1385 году парламент утвердил в качестве наследника Роджера Мортимера, 4-го графа Марча, который был по матери внуком Лайонеля, герцога Кларенса, второго сына Эдуарда III. Но Роджер погиб в 1398 году, его наследнику Эдмунду Мортимеру, 5-му графу Марчу, было всего 8 лет. Генрих Болингброк был старше и опытнее, а восторженная встреча, которую ему оказывало население страны, убедила его в том, что англичане его примут в качестве короля. Хотя его отец и был младшим братом герцога Кларенса, но он мог обосновать свои права происхождением только по мужской линии, а не по женской[30].

Однако Болингброку требовалось убедить парламент низложить Ричарда, провозгласив новым королём герцога Ланкастера. Существовал прецедент свержения короля — в 1327 году был низложен Эдуард II, но ему тогда наследовал старший сын Эдуард III. Для того, чтобы обосновать свои права, требовалось что-то иное, поскольку права на престол у графа Марча, отца которого утвердил наследником парламент, были более предпочтительными. Необходимых ему прецедентов Генрих найти не мог. Он даже пытался использовать старую легенду, по которой предок его матери, Эдмунд Горбатый, родился раньше своего брата Эдуарда I, однако из-за физических недостатков был отстранён от престола, но доказать достоверность этой истории Болингброк, естественно, также не мог. Следующей идеей было обосновать захват короны правом завоевателя, однако ему сразу указали на то, что подобное противоречит законам. В итоге оставался единственный вариант: Болингброка мог провозгласить королём парламент. Однако и здесь существовал подводный камень: парламент получал слишком большую власть и мог при желании отменить своё постановление. Однако Болингброку удалось найти выход[30].

Из замка Флинт Ричард был доставлен в Честер, оттуда в Вестминстер, а в сентябре его перевезли в Лондон, разместив в Тауэре. 29 сентября он в присутствии множества свидетелей подписал акт об отречении от престола, после чего положил корону на землю, отдавая её таким образом Богу. 30 сентября в Вестминстере собрался «парламент», созванный по предписанию, подписанному Ричардом по указанию Болингброка. Идея Генриха заключалась в том, что это был не полноценный парламент, а всего-лишь ассамблея (собрание избранных) — в отличие от парламента, на ассамблее личное присутствие короля не требовалось. Трон оставался пустым. Архиепископ Йоркский Ричард ле Скруп зачитал отречение короля, а также документ, в котором перечислялись все его преступления. Несмотря на то, что Ричард желал лично защищать себя, ему такой возможности предоставлено не было. Также была проигнорирована попытка епископа Карлайла Томаса Мерка и ряда других сторонников короля выступить в его защиту. В итоге отречение Ричарда было признано ассамблеей. Далее выступил Генрих Болингброк, предъявив свои претензии на трон, после чего его провозгласили королём[30].

Первые годы правленияПравить

Вступление на престолПравить

 
Коронация Генриха IV. Иллюстрация из «Old England: A Pictorial Museum» (1845 год)

6 октября от имени Генриха был созван новый парламент, в который вошёл тот же состав, что и в ассамблее. На нём выступил архиепископ Арундел, рассказавший о причинах, по которым Болингброк вступил на престол, и о его намерении править хорошо, а также сравнив нового короля с Иудой Маккавеем — библейским героем, поднявшим богоизбранный народ на восстание против угнетателей, изгнав их из Иерусалима. Дальше работа парламента была приостановлена для проведения коронации. Церемония состоялась в день памяти святого Эдуарда 13 октября и прошла в традиционной манере, хотя новый король, принявший имя Генриха IV, впервые был помазан священным маслом фиала, который, по легенде, был подарен Томасу Бекету девой Марией, а позже перешёл во владение Генри Гросмонта, деда короля по матери. Кроме того, он, скорее всего, стал первым английским королём, который был возведён на престол на Скунском камне, вывезенном Эдуардом I из Шотландии. После в Вестминстер-холле состоялся традиционный коронационный банкет. Его кульминацией стало прибытие сэра Томаса Даймока, заявившего присутствующим, что он является защитником короля[en] и если кто-то желает оспорить права Генриха IV на английскую корону, то он «готов лично доказать это право здесь и сейчас». Желающих бросить вызов не нашлось[12][31].

На следующий день после коронации парламент возобновил работу. На нём были отменены решения парламента 1397—1398 гг. и восстановлены решения 1386 года. Уже 15 октября Генрих IV сделал первый шаг к закреплению престола за своими потомками: его старший сын Генрих Монмутский, которому было 12 или 13 лет, получил титулы принца Уэльского, герцога Аквитанского, Ланкастерского и Корнуольского и графа Честера. На следующий день начались суды над друзьями Ричарда II, но новый король оказался достаточно снисходителен. Так сэр Уильям Бэгот, вассал Джона Гонта и его наследника, который в 1398 году был доверенным советником смещённого короля и преследовал Генриха, выступил в качестве свидетеля против своих недавних друзей и отделался заключением на год, после чего получил от короля ренту в 100 фунтов и с 1402 года вновь занял место в парламенте. Пятеро оставшихся в живых апеллянтов 1397 года были лишены титулов и пожалований, которые им тогда сделал Ричард II, но не понесли какого-то наказания. Впрочем, к декабрю некоторые из них вновь предстали перед судом. Джон Монтегю, граф Солсбери, был при поддержке короля обвинён в том, что попустительствовал убийству герцога Глостера, а его камердинер Джон Холл, признавшийся, что присутствовал при убийстве, был казнён. Палата общин также потребовала, чтобы Ричард II был наказан за свои преступления и содержался под стражей тайно и надёжно. Бывшего короля под надёжной охраной доставили сначала в замок Лидс в Кенте, а затем в замок Понтрефракт в Йоркшире[12][31].

Чтобы обозначить начало новой эры, Генрих IV накануне коронации создал новое рыцарское объединение, получившее название «рыцарей Бани»[К 11]. Сам Генрих IV не реже раза в неделю принимал ванну, что для того периода было редкостью. Перед посвящением рыцари Бани должны были принять ванну в знак очищения перед богом, после чего получить благословение свящённика. Всего было посвящено 46 рыцарей[32].

Новый король, пользовавшийся бесспорной поддержкой, судя по всему, чувствовал себя достаточно уверенным, чтобы проявить милосердие к своим врагам. Однако из-за парадоксальной природы его царствования положение Генриха имело серьёзные недостатки. Генрих получил престол по праву завоевателя, а не по наследованию. Хотя он неоднократно подчёркивал, что считает себя законным преемником предыдущих королей и рассчитывает править так же, как и они, без уменьшения прерогатив, унаследованных им, чтобы занять трон, новому королю пришлось пойти на уступки. Хотя некоторые из них были просто традиционными атрибутами хорошего правления вроде обещания соблюдать законы наследования, одно из них, по оценке историков, оказало серьёзное влияние на его способность править. При высадке в Англии он поклялся в Донкастере, что просто собирается отстаивать свои права на титул герцога Ланкастера, но позже в Нерсборо[en] он, судя по всему, также дал клятву о снижении налогов. Многие восприняли подобное как обещание не взимать налоги. Когда граф Нортумберленд осенью 1399 года в Кентербери выступил в качестве представителя Генриха, он сообщил, что новый король не собирается взимать деньги со своего королевства, кроме случаев, когда они необходимы для насущных потребностей войны. В июле 1403 года лондонский портной, обвиняемый в государственной измене, якобы сообщил, что Генрих, став королём, «поклялся, что полностью выплатит свои долги и не будет взимать налоги в королевстве». При этом королевским подданным было известно, что Генрих IV обладает гораздо большим богатством, чем его предшественники. Кроме ланкастерского наследства отца, приносившего ему ежегодный доход от 12,5 до 14 тысяч фунтов, своей доли наследства Богунов и дохода от королевских поместий, он завладел накоплениями Ричарда II, составлявшими более 60 тысяч фунтов наличными, а также большим количеством золотых и серебряных предметов, стоимость которых оценивалась более чем в 110 тысяч фунтов[К 12]. Однако ожидания подданных новый король оправдать не смог[12][31].

Административного опыта у Генриха не было. До смерти отца он полагался в основном на выделяемые им деньги. Став королём, Генрих продолжил обращаться с владениями Ланкастеров и Богунов как с личной собственностью, административно отделяя их от коронных земель, используя доходы от них в основном для финансирования значительных и очень дорогих сборов на содержание двора. Кроме того, в первые месяцы своего правления он раздал большое количество земель и рент, чтобы купить лояльность вассалов Ричарда II, а также вознаградить своих сторонников. В результате содержание королевского двора в первые годы правления Генриха IV сильно увеличилось. В первый год расходы составили около 52 тысяч фунтов — столько же, сколько потралил Ричард II в последние годы своего царствования. При этом палата общин не желала взимать налоги, отказав королю продлить налоговые сборы, что усугубило проблему. Хотя парламент и подтвердил таможенные пошлины, из-за значительного снижения импорта шерсти они оказались гораздо меньше, чем рассчитывал Генрих IV[12].

При этом политика терпимости принесла Генриху IV некоторые успехи: ему удалось перетянуть на свою сторону чиновников, назначенных Ричардом II, которые обладали определёнными талантами и были готовы к примирению. Кроме того, ему удалось повысить свой авторитет, продвинув своих сторонников в качестве шерифов, судей и комиссионеров, часто за счёт непокорных соратников бывшего короля. Также он привлекал ко двору людей своих вассалов из Северной Англии; во многом именно верные и опытные ланкастерские служащие вроде сэра Хью Уотертона[en], сэра Томаса Эрпингема и сэра Томаса Ремпстона[en] позволили королю компенсировать собственное невежество в управлении Англией, а также предоставили ему твёрдую опору, позволившую удержать трон. Однако стоимость этой поддержки оказалась высокой — как в прямом, так и переносном смысле[12].

Крещенский заговорПравить

Рождество 1399 года Генрих IV провёл в Виндзоре, а уже в началее января 1400 года он столкнулся с первым заговором против себя, вошедшим в историю как Крещенский. Во главе его стояла группа сторонников Ричарда II, возглавляли которую Эдуард Норвичский, граф Ратленд, Джон Холланд, граф Хантингдон, Томас Холланд, граф Кент, Джон Монтегю, граф Солсбери и Томас ле Диспенсер, барон Диспенсер. Они хотели на праздник Богоявления 6 января, на который приходился день рождения свергнутого короля, ворваться в Виндзорский замок и похитить или убить Генриха IV и его сыновей, после чего освободить Ричарда II. Но 4 января Эдмунд Лэнгли, герцог Йоркский, сообщил королю о планах заговорщиков, узнав о них от своего сына, графа Ратленда[К 13], после чего Генрих немедленно отправился в более безопасный Лондон[12][31][33].

Узнав о неудаче, заговорщики бежали. Они попытались поднять восстание, но успеха не добились, местные жители, не питавшие ностальгии по свергнутому монарху, схватили и казнили главарей мятежников: графа Кента и Солсбери — в Сайренсестере, графа Хантингтона — в Плеши[en], барона Диспенсера — в Бристоле. Жизнь сохранил только граф Ратленд. Унаследовав после смерти отца титул герцога Йоркского, он в дальнейшем верно служил Генриху IV и Генриху V. Сам король 12 января в Оксфорде председательствовал на суде над менее знатными мятежниками, приговорив 22 к казни, но 37 помиловав[12][31][33].

Крещенский заговор показал Генриху IV, что живой Ричард II является угрозой его трону. Хотя исследование скелета Ричарда II в XIX веке не установило признаков насилия. Томас Уолсингем сообщает, что когда бывший король узнал о провалившемся мятеже, «его ум помутнился, и он сам заморил себя голодом — ходили такие слухи». Другой хронист утверждал, что Ричард II был убит сэром Пирсом Экстоном, который топором раскроил ему череп. Современные историки не сомневаются в том, что бывший король был убит — скорее всего, был заморен голодом. Смерть наступила не позже 17 февраля. Его тело доставили в Лондон с открытым лицом, что, впрочем, не помешало позже возникнуть слухам, что он всё еще жив. Тело Ричарда II было скромно похоронено в доминиканском монастыре в Кингс-Лэнгли. Генрих IV присутствовал на панихиде по умершему в соборе Святого Павла. В декабре 1413 года ставший королём его сын Генрих V перезахоронил тело Ричарда II в Вестминстерском аббатстве[12][31].

Шотландская кампанияПравить

В начале своего правления Генрих IV надеялся на сохранение мирных отношений с Шотландским королевством. Однако король Роберт III отказывался признать его титул[К 14]. Кроме того, в этот период участились набеги шотландцев в Северную Англию[К 15]. В итоге на заседании парламента 10 ноября 1399 года английский король объявил о том, объявит войну северному соседу[12].

Одним из способов решения шотландской проблемы было присоединить Шотландию к Англии. С этой целью Генрих отправил на север своих агентов, желая узнать настроение шотландской знати. Получив известие о том, что многие шотландцы не против стать англичанами, английский король начал подготовку к вторжению. Чтобы обосновать законность своих претензий, он в феврале 1400 года приказал своему казначею Джону Норбери составить свод документов, доказывающих право на сюзеренитет Англией над Шотландией[К 16]. Запрашиваемый юридический свод Генрих IV получил 15 июля. В его основу легла хартия об оммаже, который принёс Эдуарду I шотландский король Иоанн Баллиол, дополненная выдержками из договоров с Шотландией 1291—1296 годов, представленными в выгодном для Англии свете. В июле Генрих IV обратился к Роберту III с требованием принести ему оммаж за королевство. Хотя требование было юридически некорректным, но шотландцы предложили начать переговоры[К 17][37].

7 августа Генрих IV обратился к шотландской знати, потребовав от неё явиться к нему и принести оммаж за свои владения. В ответ Дэвид, герцог Ротси[К 18] предложил английскому королю устроить рыцарский поединок между 200-300 английскими и шотландкими рыцарями, но получил отказ[12][37].

Стремление Генриха IV вторгнуться в Шотландию укрепилось, когда у него появилась дополнительная причина вмешаться во внутренние шотландские дела. В начале 1400 года произошла ссора между представителями двух знатных шотландских родов Джорджа Данбара, графа Марча, с Арчибальдом, графом Дугласом, конкурировавших в англо-шотландском пограничье[К 19]. Граф Марч планировал выдать замуж свою дочь Элизабет за герцога Ротси, но это стремление вызвало недовольство графа Дугласа, который совместно с Робертом, герцогом Олбани[К 20] расстроил брак, вместо этого устроил брак того со своей дочерью Маргарет, предложив королю большее приданое. Кроме того, Роберт III отказался вернуть из казны ранее переданное Данбаром приданое. В итоге рассерженный граф покинул королевский двор и отправился в свои владения, откуда написал английскому королю. Его первое письмо датировано 18 февраля, в нём он изложил суть конфликта. А во втором письме Данбар предложил Генриху IV взять его на службу. 12 марта ему была предоставлена охранная грамота «для себя, своих домочадцев и 100 человек», а 14 марта английский король, который понимал политическую выгоду для себя, предложил встретиться «так скоро, насколько это возможно». По мнению Генриха IV, переход шотландского графа мог инициировать переход в английское подданство и других шотландских лордов. Данбар свои шотландские владения оставил племяннику, который вскоре по приказу Роберта III сдал их Дугласам. Сам он поселился в Северной Англии и связался с Ральфом Невиллом, графом Уэстморлендом, и Генри Перси, графом Нортумберлендом, после чего его люди вместе с отрядом английских графов совершили рейд в Шотландию. Правда, графу Дугласу удалось отбить нападение, в результате чего они были вынуждены вернуться в Англию[37].

В ответ на совершённый набег шотландский король потребовал выдать ему Данбара, объявленного «врагом общества», угрожая в случае отказа расторгнуть мирные соглашения, но Генрих IV это сделать отказался, заявив, что не намерен нарушать данное тому королевское слово о покровительстве и защите. 25 июля Данбар официально принёс оммаж английскому королю, получив владения в Северной Англии[37].

9 июня Генрих IV отдал приказ шерифам северных графств готовиться к вторжению к Шотландию. Далее начались переговоры, которые проходили достаточно тяжело. Англичане требовали принести оммаж, отказываясь признавать договор 1328 года. Шотландцы же требовали выполнения условий договора. Прийти к соглашению сторон не удалось, в результате чего война стала неизбежной. 13 августа армия Генриха IV вторглась на территорию шотландского графства Хэддингтон. Она насчитывала более 13 тысяч человек, в том числе 800 латников и 2 тысячи лучников. Захватив столицу графства, король пробыл там 3 дня. Далее, почти не встречая сопротивления, английская армия прошлась по Восточной Шотландской марке и Лотиану, разграбив по дороге несколько аббатств. 17 марта Генрих достиг города Лит к северу от Эдинбурга, где его ожидали военные корабли с подкреплениями и снаряжением для осады. Там у него состоялся обмен посланиями с герцогом Ротси. Через несколько дней англичане захватили Эдинбург, чему способствовала «нерасторопность командования гарнизона эдинбургской крепости». На этом военные действия фактически закончились. Роберт III и его двор уехали вглубь страны, шотландская армия отошла, не давая генерального сражения. Хотя герцог Олбани собирался выступить на помощь к Эдинбургу, этого не потребовалось. Последнее обращение английского короля с требованием принесения оммажа произошло 21 августа. У англичан возникли проблемы с провизией, в результате чего 23 августа, не дождавшись ответа, Генрих IV решил вернуться в Англию. В Северную Англию он вернулся 29 августа, на чём закончился, как выразился историк Р. Макдугал, «непонятный поход» Генриха IV. Один шотландский хронист, описывая кампанию, написал: «ничего достойного памяти сделано не было»[12][40].

В дальнейшем новых походов в Шотландию Генрих не предпринимал. 9 ноября было заключено перемирие на 6 недель, позже оно было продлено до декабря 1401 года. Хотя пограничные набеги продолжались. В 1402 году в Северную Англию вторглась шотландская армия, но была разбита графом Нортумберлендом при Хомильдон-Хилле, причём 4 графа и ряд сильных военачальников были или убиты, или взяты в плен[12][40].

Восстание в УэльсеПравить

Когда в 1400 году Генрих вернулся из Шотландии, в Нортгемптоне он узнал о восстании в Уэльсе. Его поднял валлийский дворянин Оуайн Глиндур, объявивший себя принцем Уэльским и начавший совершать набеги на английские города в Шропшире и Северном Уэльсе. Послав приказ всем мужчинам из Мидленда и Валлийских марок, способным носить оружие, прибыть в Шрусбери, Генрих сам двинулся туда. Города он достиг 26 сентября. Хотя непосредственная опасность уже миновала, король предпринял рейд через Бангор, Карнарвон, Харлех[en], после чего вернулся в Шрусбери[12].

Однако восстание продолжилось, охватив к июню 1401 года большую часть Центрального и Северного Уэльса. При этом ни Генрих, ни его советники сразу не оценили, что мятеж против английской власти имел не только политическое значение, но и экономическое. Сам Генрих и его сын, принц Уэльский, были очень крупными валлийскими землевладельцами. Посчитано, что в их власти находилось более половины Уэльса, а доход с поместий составлял не менее 8,5 тысяч фунтов. В результате по мере распространения восстания не только терялись доходы, но и тратились огромные средства на его подавление, во многом из-за того, что мятеж невозможно было подавить генеральным сражением. В итоге до 1407 года для сдерживания восставших приходилось усиливать гарнизоны в замках. Сам король предпринял ещё 5 походов: в мае и октябре 1401 года, в октябре 1402 года[К 21], в сентябре 1403 года и в сентябре 1405 года. Однако основные военные действия в Уэльсе вели другие: сначала Перси, позже — принц Уэльский, а также капитаны и кастеляны замков[12].

Мятеж ПерсиПравить

Главными сторонниками и советниками Генриха IV в начальный период правления были представители рода Перси — в первую очередь Генри Перси, граф Нортумберленд. За ту ведущую роль, которую они сыграли при захвате им власти, король их щедро наградил. Граф Нортумберленд был главным советником короля, получив от него пожизненные должности констебля Англии, хранителя Западной Шотландской марки и Карлайла. Кроме того, ему в наследственное владение был передан остров Мэн. Его брат, Томас Перси, граф Вустер, также вошёл в королевский совет, получил должность адмирала Англии, а также был назначен главой комиссии, ведущей переговоры с Францией. Кроме того, в 1401 году он стал ещё и управляющим королевского двора. Получил ряд должностей и наследник графа Нортумберленда — Генри Хотспур, ставший судьёй Честера и Северного Уэльса, хранителем ряда валлийских замков и Восточной Шотландской марки, капитаном Берика и Роксборо[en], а с 1401 года ещё и наместником принца Уэльского[12].

Вскоре король понял, что подобная концентрация власти в одной семье может быть опасной. В результате в 1401 году он начал предпринимать шаги по её уменьшению. В Уэльсе Генрих вернул себе опеку над наследственными владениями Мортимеров, переданными графу Нортумберленду в октябре 1399 года; также он передал принцу Уэльскому остров Англси, которым с ноября 1399 года владел Хотспур. В результате ежегодные доходы Перси сократились на 2 тысячи фунтов. Также в противовес Перси король начал продвигать в Северной Англии интересы Ральфа Невилла, графа Уэстморленда, предоставив ему сначала ежегодную ренту в 300 фунтов, а в марте 1402 году заменил им Хотспура в должности капитана Роксборо. Когда Генрих IV потребовал отправить в Лондон шотландских лордов, захваченных в плен в 1402 году в битве при Хомильдон-Хилле, Перси отказались это сделать, заявив, что «они пленники графа, а не короля». При этом Генрих IV отказался исполнить долг сюзерена и выкупить попавшего в плен к валлийцам в июне 1402 года Эдмунда Мортимера, зятя графа Нортумберленда[12][41].

Чтобы как-то позволить Перси реализовать их амбиции, Генрих IV предоставил 2 марта 1403 года графу Нортумберленду и его наследникам большой участок земли к северу от англо-шотландской границы с обещанием финансовой поддержки для его завоевания. В мае Хотспур вторгся в Шотландию и осадил Куклоу — небольшое укрепление недалеко от Хоика. Затем он вместе с отцом обратился к королю, требуя обещанную помощь[12].

Последние годыПравить

С 1408 здоровье Генриха IV ухудшилось, у него было какое-то кожное заболевание, предполагалось, что это проказа. Временами он совсем не мог заниматься государственными делами, и с 1410 по 1411 гг. от имени отца страной управлял его сын Генрих. Он отправил во Францию английские войска для поддержки герцога Бургундского, воюющего с Орлеанским домом. Но, несколько оправившись от болезни, Генрих IV, напротив, стал поддерживать герцога Орлеанского Карла. В 1412 году король вынудил сына покинуть королевский совет, но на следующий год умер[42].

Генрих IV умер 20 марта 1413 года. Он умирал в Иерусалимской палате Вестминстерского дворца. О последних часах его жизни сохранилось несколько историй, достоверность которых неизвестна. Одну из них четверть века спустя привёл бургундский хронист Ангерран де Монстреле, и позже она была позаимствована хронистами XVI века Эдвардом Холлом и Рафаэлем Холиншедом. Согласно ей, рядом с умирающим Генрихом IV на кушетке лежала корона. Когда дыхание короля стало почти незаметным, находившиеся рядом служители сочли его умершим и накрыли лицо простынёй. Пришедший принц Уэльский, получивший известие о смерти отца, взял корону и вышел из комнаты, но внезапно из-под простыни раздался вздох. Понявшие ошибку слуги отдёрнули простыню. Оглядевшись, король спросил, куда делась корона. «Принц, твой сын, забрал её». Вызванный наследник на вопрос отца ответил: «Эти люди уверили меня, что ты умер, и, поскольку я твой старший сын и после твоей смерти мне принадлежит и твоё королевство, и твоя корона, я забрал её». Генрих IV напомнил сыну, что у него самого прав на корону не было, на что принц пообещал, что, как и отец, будет держать королевство своим мечом. «Хорошо, — ответил король, — остальное я оставляю Богу и прошу Его смилостивиться надо мной». После этого он умер. Позже эту историю позаимствовал для своей хроники Уильям Шекспир[4].

ПогребениеПравить

 
Фрагмент изображения Генриха IV и его второй жены Жанны Наваррской на надгробии в Кентерберийском соборе

В отличие от своих предшественников, Генрих был похоронен не в Вестминстерском аббатстве, а в Кентерберийском соборе — на северной стороне капеллы Святой Троицы рядом с усыпальницей Святого Томаса Бекета. Вместе с ним была похоронена и его вторая жена, Жанна Наваррская. Мотивы, по которым Генрих выбрал данное место для погребения, не совсем ясны. Кристофер Уилсон предположил, что, возможно, Генрих ассоциировал себя с Томасом Бекетом исходя из политической целесообразности, а именно из-за необходимости легитимизировать захват власти после свержения Ричарда II. Доказательством подобного предположения он считает саму гробницу, где на деревянной панели в западной части изображено мученичество Бекета. Кроме того, по мнению исследователя, важным является связь между гибелью одного из представителей дома Ланкастеров (предков Генриха по линии матери) — Томаса, 2-го графа Ланкастера, который, как и Бекет, был «замучен»[К 22][43].

На надгробии размещены алебастровые изображения Генриха IV и Жанны Наваррской, коронованных и одетых в церемониальные одежды. В 1832 году производилась эксгумация тела Генриха, которая установила, что оно было хорошо забальзамировано. В результате этого исследователи с достаточной долей уверенности предполагают, что изображение довольно точно передаёт внешность короля[44][45].

Оценки правленияПравить

Современные Генриху IV хронисты, независимо от того, как они к нему относились, боялись и уважали его власть. Томас Уолсингем указывает, что король «славно правил тринадцать с половиной лет». Адам из Аска восхваляет его «могущественное правление, во время которого он сокрушил всех, кто восстал против него». В «Анонимной хронике» пишется, что несмотря на постоянное вымогание налогов, Генриха IV очень любили его люди. Но, по мнению историка Криса Гивена-Уилсона[en], ближе к действительности было мнение другого хрониста, Джона Стрича, который хотя и превозносил военную доблесть короля, указывал, что, нарушив свои обещания, тот потерял доверие народа. Тем не менее, хронист указывает, что «немногие были равны королю, многие были его последователями, и он никогда не был побеждён в битвах». Ещё один хронист, Ангерран де Монстреле, который никогда не был другом королей Англии, называет Генриха IV «доблестным рыцарем, свирепым и хитрым по отношению к своим врагам»[4].

НаследствоПравить

ГербПравить

Основу герба Генриха составлял герб, принятый его дедом Эдуардом III — щит, где на 1 и 4 четверти располагался герб королей Франции (так называемый France ancien), а на 2 и 3 четверти — герб Плантагенетов. На него был наложен ламбель с 5 лентами горностая. После смерти отца он заменил ламбель, который теперь состоял из 5 лент: 3 горностая и 2 лазурных лилии. Став королём, Генрих принял королевский герб, который около 1400 года был модернизирован, чтобы соответствовать гербу королей Франции (так называемому France moderne), где в 1376 году поле геральдических лилий было заменено на 3 лилии, намекая на Троицу[46][47][48].

Образ в искусствеПравить

В литературе

Генрих IV является персонажем трёх пьес Шекспира в жанре исторических хроник: «Ричард II», «Генрих IV» (часть 1) и «Генрих IV» (часть 2).

В кино

В фильме «Король» (2019) роль Генриха IV исполнил Бен Мендельсон.

На телевидении

В телесериале «Пустая корона» роль молодого Генриха Болинброка в серии «Ричард II» исполнил Рори Киннер, в двух последующих частях — Джереми Айронс.

Браки и детиПравить

1-я жена: с ок. 5 февраля 1381 (Рочфорд-холл, Эссекс) Мария де Богун (ок. 1369 — 4 июля 1394), дочь Хамфри де Богун, 7-го графа Херефорда, и Джоан Фицалан. Дети[12][49]:

Элисон Вейр также считает, что у Генриха и Марии был ещё один сын — Эдвард, который родился апреле 1382 года и прожил 4 дня[16].

2-я жена: с 7 февраля 1403 Жанна д’Эврё (ок. 1370 — 9 июля 1437), инфанта Наварры, дочь Карла II Злого, короля Наварры, и Жанны Французской, вдова Жана V де Монфора, герцога Бретонского. Детей от этого брака не было[12][16][49].

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. Бланка происходила из Ланкастерского дома, основателем которого был Эдмунд Горбатый, младший сына короля Генриха III. Вскоре после гибели в 1265 году в битве при Ившеме Симона де Монфора, графа Лестера большая часть его владений, включая гонор[en] и замок Лестер с титулом графа Лестера, были переданы Эдмунду. Через 2 года его владения ещё увеличились за счёт конфискованных у восставшего Роберта де Феррерса, графа Дерби земель, включая гонор и замок Ланкастер с титулом графа Ланкастера и гонор Пикеринг[en] в Йоркшире. Эти владения стали территориальной основой для величия Ланкастерского дома. В 1296 году годовой доход с этих владений составлял около 4,5 тысяч фунтов. Позже эти владения ещё увеличились за счет наследства графов Линкольн, полученного Томасом, 2 графом Ланкастером, посредством брака. Эти земли приносили ежегодный доход в 6,5 фунтов, что сделало графов Ланкастер самыми богатыми и могущественными лордами в Англии после короля. Хотя в результате восстания Томаса его владения были конфискованы, его брату Генри, графу Лестеру, после свержения Эдуарда II удалось вернуть большую часть владений рода. После смерти Генри при его наследнике, Генри Гросмонте, который был одной из главных опор Эдуарда III, Ланкастерский дом обладал тем же богатством и влиянием, что и при первых его двух представителях; сам Гросмонт получил от короля титул герцога Ланкастера, а графство Ланкашир было возведено в статус палатината, из-за чего его правитель обладал в своих владения фактически как суверенный правитель. Он оставил 2 дочерей, однако старшая умерла бездетной, в результате чего единственной наследницей всех ланкастерских владений стала вторая дочь, Бланка, на которой женился Джон Гонт[5].
  2. На 15 апреля 1367 года приходился Великий четверг — праздник, к которому король в последние годы своей жизни всегда относился с большим вниманием[12].
  3. Ричард II был сыном Эдуарда Чёрного Принца, старшего сына Эдуарда III.
  4. При этом есть версия, что у Генриха и Марии в апреле 1382 года родился сын Эдуард, который прожил 4 дня[16].
  5. Первый брак Джоанны Кентской был аннулирован решением папы римского, кроме того, Джоанна и Чёрный Принц были близкими родственниками, из-за чего на брак также потребовалось разрешение папы. Любое из папских разрешений Джон Гонт мог опротестовать, используя своё влияние и раздавая денежные подачки[17].
  6. Вторая жена Джона Гонта, Констанция Кастильская, была дочерью короля Кастилии Педро I Жестокого, которого сверг Энрике II Трастамарский. Джон Гонт уже в 1367 году участвовал в неудачной военной экспедиции, ставившей целью восстановить тестя на престоле, а в 1382 году решил сам предъявить права на кастильский престол и пытался организовать экспедицию в Кастилию, однако парламент отказался финансировать экспедицию, а попытка организовать крестовый поход в Кастилию провалилась[18]. Только в 1386 году ему удалось добиться от парламента финансирования похода в Кастилию[19].
  7. Хотя подобное действие было незаконным, прецедент существовал: в 1327 году был смещён прадед Ричарда, король Эдуард II[22].
  8. Историк М. В. Кларк в своей работе «Исследования XIV века» выдвинул предположение о том, что Ричард всё же был низложен, однако Глостер и Болингброк не смогли решить, кто станет преемником, после чего вернули Ричарда на трон[23]. Герцог Глостер, надеясь стать преемником короля, выступал за свержение, однако Генрих выступил против, отстаивая интересы своего отсутствующего отца, проявив к Ричарду некоторую доброжелательность[12].
  9. Томас Моубрей был губернатором Кале, где и был убит Глостер[27].
  10. Король Франции Карл VI периодически становился недееспособным из-за повторяющихся приступов безумия.
  11. Позже на их основе был создано рыцарский орден Бани[32].
  12. Эти предметы можно было либо продать, либо использовать под залог для получения кредитвов[12].
  13. Причины, по которым граф Ратленд сдал своих сообщников, неизвестны. В. Устинов полагает, что дело могло быть в близком кровном родстве (он был двоюродным братом Генриха IV) и феодальной чести — клятвы сохранять верность сюзерену при любых обстоятельствах[33]. Другую версию приводит Рафаэль Холиншед, указывая, что герцог Йорский заметил в руках сына письмо и выхватил его, после чего немедленно сообщил о прочитанном королю[34].
  14. В феврале 1400 года в Норфолке англичанам удалось перехватить депешу Роберта III своему союзнику, королю Франции Карлу VI, в которой Генрих IV назывался «узурпатором и предателем». Кроме того, в официальных посланиях шотландский король в течение полугода после воцарения нового английского короля обращался к нему как к «кузену герцогу Ланкастерскому, графу Дерби и коннетаблю Англии». Только в июле 1400 года Роберт III впервые признал Генриха IV королём[35].
  15. Томас Уолсингем сообщает, что в период между февралём 1399 до марта 1400 года шотландцы совершили почти 10 рейдов в Северную Шотландию, чему способствовало отсутствие графа Нортумберленда и его сторонников[36].
  16. Англия признавала Шотландию независимой по условию Нортгемптонского договора 1328 года[37]. Кроме, того Эдуард III фактически признал независимость Шотландии по условиям Берикского договора 1357 года[38].
  17. Историк С. Игнатьев полагает, что подобная позиция Роберта III связана с двумя факторами. Во-первых, Франция, которая была главным политическим союзником Шотландии в борьбе против Англии, в это время не могла оказать поддержку, поскольку из-за болезни Карла VI её раздирал внутриполитический конфликт между Арманьяками и Бургиньонами. Во-вторых, в самой Шотландии началась политическая напряжённость: активизировалась (вероятно, не без помощи Англии) сепаратистски настроенная гэльская знать в Хайленде, в результате чего королю пришлось отослать часть преданных ему лордов на подавление восстания[37].
  18. Дэвид был старшим сыном короля Роберта III и с 1399 года был фактическим регентом Шотландии при больном отце[39].
  19. Данбары и Дугласы были самыми могущественными шотландскими феодалами в англо-шотландском пограничье. Удалённость их владений от Эдинбурга, столицы Шотландского королевства, позволила им сконцентрировать в своих руках огромные территориальные владения, а также иметь огромный политический вес[36].
  20. Роберт был младшим братом короля Роберта III и оспаривавал у герцога Ротси пост регента[39].
  21. Генрих вёл большой отряд из Шрусбери, планировав окружить противника, но ему помешала плохая погода. 7 сентября ветром была унесена его палатка, но самого короля спасло то, что он был в доспехах[12].
  22. Дед Генриха IV, Генри Гросмонт, в своё время предпринимал много усилий, чтобы канонизировать Томаса Ланкастера. Сам же Генрих IV, возможно, ассоциировал свою борьбу против Ричарда II с тем, как Томас Ланкастер боролся против Эдуарда II[43].
Источники
  1. Henry IV (1367 - 1413) // Би-би-си — 1922.
  2. Mortimer I. Henry IV's date of birth and the royal Maundy (англ.) // Historical ResearchWiley-Blackwell, 2007. — Vol. 80, Iss. 210. — P. 567—576. — ISSN 1468-2281; 0950-3471doi:10.1111/J.1468-2281.2006.00403.X
  3. http://www.bbc.co.uk/history/historic_figures/henry_iv_king.shtml
  4. 1 2 3 4 5 6 Henry IV. — P. 1—6.
  5. 1 2 3 4 Henry IV. — P. 11—15.
  6. 1 2 3 Walker S. John [John of Gaunt], duke of Aquitaine and duke of Lancaster, styled king of Castile and León (1340–1399) // Oxford Dictionary of National Biography.
  7. Empson C. W. John of Gaunt: his life and character. — P. 17—18.
  8. 1 2 House of Lancaster, descendants of John of GAUNT (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Дата обращения: 20 января 2021.
  9. Tuck A. Beaufort [married names Ferrers, Neville , Joan, countess of Westmorland (1379?–1440) // Oxford Dictionary of National Biography.
  10. Устинов В. Г. Столетняя война и Войны Роз. — С. 42.
  11. 1 2 Mortimer I. Henry IV's date of birth and the royal Maundy. — С. 567—576.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 Brown A. L., Summerson H. Henry IV [known as Henry Bolingbroke] (1367–1413) // Oxford Dictionary of National Biography.
  13. Weir A. Katherine Swynford. — P. 126—128.
  14. Henry IV. — P. 36—46.
  15. Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 89—96.
  16. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Weir A. Britain’s Royal Families. — P. 124—130.
  17. 1 2 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 84—86.
  18. 1 2 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 104—109.
  19. Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 109—111.
  20. Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 102—104.
  21. Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 86—89.
  22. 1 2 3 4 5 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 111—115.
  23. 1 2 3 4 5 6 7 8 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 115—119.
  24. 1 2 3 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 119—123.
  25. 1 2 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 124—126.
  26. 1 2 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 133—138.
  27. 1 2 3 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 139—144.
  28. 1 2 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 144—146.
  29. 1 2 3 4 5 6 7 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 146—150.
  30. 1 2 3 Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 150—154.
  31. 1 2 3 4 5 6 Джонс Д. Плантагенеты. — С. 647—652.
  32. 1 2 Henry IV of England (англ.). World History Encyclopedia. Дата обращения: 19 марта 2022. Архивировано 18 марта 2022 года.
  33. 1 2 3 Устинов В. Г. Войны Роз. Йорки против Ланкастеров. — С. 113—114.
  34. Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 157.
  35. Игнатьев С. В. Шотландия и Англия в первой половине XV в. — С. 37.
  36. 1 2 Игнатьев С. В. Шотландия и Англия в первой половине XV в. — С. 34—35.
  37. 1 2 3 4 5 6 Игнатьев С. В. Шотландия и Англия в первой половине XV в. — С. 39—45.
  38. Ormrod W. M. Edward III (1312–1377) // Oxford Dictionary of National Biography.
  39. 1 2 Игнатьев С. В. Шотландия и Англия в первой половине XV в. — С. 36.
  40. 1 2 Игнатьев С. В. Шотландия и Англия в первой половине XV в. — С. 46—49.
  41. Игнатьев С. В. Шотландия и Англия в первой половине XV в. — С. 57—59.
  42. Генрих IV Ланкастер. Дата обращения: 10 мая 2022. Архивировано 10 мая 2022 года.
  43. 1 2 Wilson C. The Tomb of Henry IV and the Holy Oil of St Thomas of Canterbury. — P. 181—190.
  44. Woodruff C. E., Danks W. Memorials of the Cathedral and Priory of Christ in Canterbury. — P. 192—194.
  45. Antiquary. Exhumation of Henry IV. — P. 369.
  46. Pinches J. H., Pinches R. The Royal Heraldry of England. — P. 86—87.
  47. Brooke-Little J. P. Boutell's Heraldry. — P. 205—222.
  48. Marks of Cadency in the British Royal Family (англ.). heraldica.org. Дата обращения: 18 марта 2022. Архивировано 9 января 2018 года.
  49. 1 2 3 4 5 6 7 8 Henry IV, King of England (англ.). The Peerage.com. Дата обращения: 26 августа 2020. Архивировано 7 апреля 2016 года.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить