Медресе Абдулазиз-хана

Медресе Абдулазиз-хана — архитектурный памятник, здание медресе в историческом центре Бухары (Узбекистан), воздвигнутое в 1651—1652 годах главным придворным зодчим Мухаммед-Салихом на средства и по приказу узбекского правителя Абдулазиз-хана.

Достопримечательность
Медресе Абдулазиз-хана
узб. Abdulazizxon madrasasi
Главный фасад медресе Абдулазиз-хана
Главный фасад медресе Абдулазиз-хана
39°46′33″ с. ш. 64°25′04″ в. д.HGЯO
Страна  Узбекистан
Город Бухара
Конфессия Ислам
Тип здания Медресе
Архитектурный стиль Среднеазиатская архитектура
Строитель Мухаммед-Салих
Основатель Абдулазиз-хан
Дата основания 1652 год[1]
Строительство 16511652 годы
Статус охраняется
Материал Основной: жжёный кирпич
Материал декора: мозаика, майолика, живопись, мрамор
Состояние охраняется
Сайт bukhara-museum.narod.ru/…
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Здание медресе является одним из последних памятников расцвета среднеазиатской архитектуры, представителем декоративного стиля, начало которому было положено в самаркандских постройках Тимуридов. Это также последнее из крупных бухарских медресе. Оно занимает особое место среди памятников Бухары по богатству художественной отделки.

Как часть «Исторического центра города Бухара» в 1993 году было включено в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. В настоящее время является объектом туристического сервиса и показа, где расположен музей художественной резьбы по дереву.

ИсторияПравить

Среди монументальных зданий Бухары медресе занимают значительное место как по своей величине, так и по количеству и играют большую роль в общем облике города[2].

В зодчестве Бухары XVII века мало используется достижения второй половины XVI века, времени узбекского правителя Абдулла-хана II. Не в силах создать новой идеи, строители устремились к достижениям предыдущих эпох, возвращаясь к традициям начала XVI века и даже более раннего времени[3]. Возрождались вновь традиции эпохи Тимуридов, возвращалось увлечение обильным дорогостоящим декором, но при этом продолжалась уже намеченная прогрессивная линия развития крупных городских архитектурных ансамблей. В эту эпоху наиболее активное строительство велось в Бухаре при узбекских правителях Имамкули-хане (1611—1642) и его племяннике — Абдулазиз-хане (1645—1681)[4].

В сфере духовных интересов Абдулазиз-хану была близка не научная деятельность, но поэзия мистического направления. Следуя традиции покровительства искусствам, он приближал к себе поэтов и богословов; следуя той же традиции, он затеял сооружение в своей столице медресе[5]. При нём в Бухаре было выстроено несколько крупных медресе — Миракон (1650—1652), Абдулазиз-хана (1651—1652), Хиябон (1654—1655), Базари Гусфанд (1669—1670)[6].

Медресе Абдулазиз-хана было наиболее крупным и выразительным из всех бухарских построек[4]. Оно и по ныне считается выдающим произведением бухарского зодчества XVII века[3]. Район расположения медресе назывался Азизоном, куда относились торговые ряды ювелиров[7]. Примечательно, что оно было построено по давно исчезнувшему руслу реки Руди-Зар (Золотой проток)[8]. Медресе Абдулазиз-хана строилось одновременно с медресе Тилля-Кари (расположено в самаркандском Регистане)[9].

За образец планировки медресе Абдулазиз-хана было принято медресе Мири Араб, но шедевр XVI века не был превзойдён[3]. Строительство медресе было закончено в 1652 году[10]. Оно составило композицию «кош» с медресе Улугбека (1417 год). Это второй из сохранившихся в Бухаре ансамблей парной системы среднеазиатской архитектуры — «кош медресе», первый из которых возник ещё в конце XVI века[4].

По замыслу Абдулазиз-хана, его медресе должно было по масштабам и роскоши декора затмить давнюю постройку Улугбека и символизировать могущество правителя. Одни исследователи считали, что он достиг своих целей[4], а другие — не совсем были согласны с таким выводом и утверждали, что в архитектуре памятника запечатлён трагизм борьбы, «творческий прорыв бухарских мастеров бьющий в сетях канонических схем, приёмов и мотивов»[5], так как здесь можно увидеть уже менее стройные пропорции и весьма электичный декор, что предвещает упадок архитектуры[4]. Это здание — характерный пример архитектуры другого периода, когда художественный декор по технике получил дальнейшее совершенство, когда стиль архитектуры достиг своего апогея, где явно прослеживались чрезмерное увлечение украшательством[11]. Абдулазиз-хан стремился создать эпохальное сооружение, которое по своим масштабам и роскоши превзошло бы все доныне построенное в Бухаре. Ему удалось достичь одного: архитектура медресе ярко отражает идеалы своего века[3].

Наружная отделка крыльев главного фасада и половины двора не была закончена[6].

Степень мастерства декоративно-отделочных работ ставит медресе Абдулазиз-хана как бы выше творческих возможностей эпохи. Но медресе это было. Разрушенное при штурме Бухары и снесённое при Советской власти большое медресе Базари Гусфанд на бухарском Регистане принадлежал той же эпохи. Его облицовки были выполнены в том же стиле, что и в медресе Абдулазиз-хана[9].

За три столетия медресе Абдулазиз-хана утратило значительную часть своего декора, осыпались роспись с позолотой на сводах айванов и внутренних помещений (зимней мечети и дарсханы)[9]. Медресе было капитально реставрировано в 1930 году при участии народного мастера Уста-Ширина Мурадова[12].

В 1993 году медресе было внесено в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. В настоящее время является объектом туристического сервиса и показа. В бывшей аудитории медресе расположен музей художественной резьбы по дереву.

АрхитектураПравить

Медресе Абдулазиз-хана воздвигнуто на единой оси с медресе Улугбека, однако значительно превосходит его и масштабами и богатством декоративной отделки[5][10]. Парное расположение обоих медресе (система Кош-медресе) организует единый архитектурный ансамбль. Ансамбль этих двух медресе характеризует собой три основных кульминационных периода в развитии архитектуры Бухары XV—XVII веков[13]. Поставленные друг против друга два портала-пештака каждого здания композиционно организуют участок улицы, пролегающей мимо них, превращая его иной раз в небольшую городскую площадь перед Токи Заргарон[14]. Такие площадки, отодвигая здание от улицы, обеспечивали обзор его архитектуры[3].

Медресе Абдулазиз-хана было сооружено спустя 235 лет после возведения медресе Улугбека. Промежуток времени, разделяющий эти памятники, на столько веков, что не только в общественных идеалах эпохи, но и в уровне её строительной техники, художественного ремесла и искусства не могло не произойти за эти годы значительных изменений. Общественный строй был всё тот же и смена правящей династии, перенёсший свою столицу из Самарканда в Бухару, не изменила общего характера памятников культовой архитектуры ислама — они по-прежнему заключали в себе два самостоятельных начала: блистательный фасад парадного входа и замкнутость, изолированность внутренних помещений здания от внешнего мира. Такое соединение двух разнородных, казалось бы, задач было присуще монументальной архитектуре не только ислама — оно сохранялось в местных условиях с древнейших эпох как явление, вызванное климатическими и бытовыми условиями[13].

Оба памятника, разделенные более чем двумя столетиями (1417 и 1652 годы), как бы соперничают между собой в архитектурно-художественном убранстве. Если медресе Улугбека отличается гармоничностью форм и скромностью в отделке, то медресе Абдулазиз-хана утратило эту гармонию и приняло преувеличенные формы и пышно роскошную декорировку. Две разные эпохи — Тимуридов и Аштарханидов — породили разные вкусы[12].

Первое, что обращает на себя внимание при сравнении медресе Абдулазиз-хана и Улугбека — это изменение пропорций здания. Медресе Абдулазиз-хана более грузное, массивное в своих общих формах и вместе с тем измельчённое в деталях. В медресе портал вытянут в высоту, а примыкающие к нему по сторонам худжры с угловыми башнями вытянуты в ширину; это придаёт зданию в целом известную несоразмерность[13].

Всё лучшее, что отмечается в медресе Абдулазиз-хана как антитеза стилю архитектуры XV века (медресе Улугбека), представляет собой конечный результат тех постепенных изменений, которые архитектура Бухары перетерпела с XV по XVII веков[13].

XVII век не внёс принципиальных новшеств в этот тип зданий[15]. Планово-пространственная структура медресе Абдулазиз-хана представляет развитие традиционного типа среднеазиатских медресе. Оно имеет очень развитой для этого типа построек план[16]. Это монументальное сооружение с компактным прямоугольным объёмом (площадь 60х48 метров) и внутренним двором, в который обращены входы окружающих помещений (худжр) в два этажа и арки осевых четырёх больших айванов, причём южный превращён в открытую летнюю мечеть. Главный фасад отмечен портальным входом (пештак). Крылья фасада, флакированные по углам круглыми башнями (гульдаста) с фонарём, имеют по три малых арки в два этажа[6]. Непосредственно за входом расположен вестибюль (мианхана) или по другому передний зал, по сторонам которого возвышаются два купольных, или по другому угловых зала — зимней мечети и аудитории (дарсхана), а на верху находится помещение — библиотеки (китабхана).

Планировка медресе осложнена небольшими выступами на боковых фасадах, срезами углов двора, полу-восьмигранной формой ниш айванов, замысловатым расположением добавочных худжр, общий принцип, по существу, не изменён. В целях придания входному пештаку особой стойкости, он развит по вертикали, но это нарушает гармонию пропорций и портал кажется чрезмерно вытянутым, а боковые крылья тяжеловесными[10]. Лепнина сталактитов, заполняющих портальную нишу, обильна, но суха и монотонна. Размеры двора чрезмерно развиты в длину — утрачена красота соотношения сторон[5].

Принятая планировка медресе Абдулазиз-хана не превзошла своего образца — медресе Мири Араб: в медресе Абдулазиз-хана, немного уступающему по размерам, нет такой пропорциональности целого и частей, кружевной проработки деталей. Решительно не удалась композиция масс. Нехороши пропорции фасадов — внешний портал, так же как восточный и западный дворовые порталы, грузный, тогда как северный и южный порталы двора слишком узкие[3].

И всё же многое здесь явно вторгается в архитектуру здания как проявление новых явлений в строительной технике и искусстве эпохи. Утеря хороших пропорций возмещается эффектами богатого декоративного убранства[13]. В нём, как последний всплеск, проявилось великолепное декоративное искусство — мозаика, майолика, роспись, резьба по ганчу и камню. Однако по стилю все эти виды декоративного убранства существенно отличаются от более ранних. Например, в глазурованных панно нет постоянства и строгости цвета, характерного для этого декора в XV веке. Цветовая гамма стала более пёстрой, в неё активно введены жёлтые и зелёные цвета. В панно появился пышный растительный узор, изображающий букеты цветов, «вырастающие» из вазонов, основания которых украшены птичями головами на длинных шеях. Изображения растительных мотивов более натуралистичны, чем это было раньше. Это свидетельствует о продолжавшемся проникновении в монументальную архитектуру декоративных мотивов, присущих народному искусству[17].

Медресе Абдулазиз-хана довольно стройно по своим пропорциям, но оно неудачно обращено лицом к северу. Так что главный фасад здания, богато украшенный поливными облицовками, большую часть дня находится в тени[9].

Декоративное убранствоПравить

Медресе Абдулазиз-хана занимает в среднеазиатской архитектуре особое место как по своему значению, так и по богатству художественной отделки[12].

Здание медресе Абдулазиз-хана является одним из последних памятников расцвета среднеазиатской архитектуры, представителем декоративного стиля, начало которому было положено в мавзолеях Ишрат-хана и Ак-сарай в Самарканде, и который в XVI веке в Бухаре получил своеобразную трактовку. Заметно большое увлечение декоративными элементами, больше, чем архитектурными формами и пропорциями[6].

ПримечанияПравить

Комментарии
Источники

ЛитератураПравить

  • Архитектура Средней Азии // Всеобщая история архитектуры в 12 томах: Архитектура стран Средиземноморья, Африки и Азии VI—XIX вв : в 12 т. / отв. ред. Яралов Ю. С. — М. : Изд-во лит-ры по строительству, 1969. — Т. 8. — 492 p.
  • Ашуров Я. С. Бухара. Краткий справочник / Гелах Т. Ф. и Камалов У. Х. — Т. : Узбекистан, 1968. — 104 p.
  • Бухара // Архитектурная эпиграфика Узбекистана / рук. проекта Абдухаликов Ф. Ф. — Т. : Uzbekistan today, 2016.
  • Бухара. Город и легенды / рук. проекта Каримова К. — Т. : Davr nashriyoti, 2010. — 60 p.
  • Веймарн Б. В. Искусство Средней Азии. — М. : Искусство, 1940. — 191 p.
  • Искусство Средней Азии и Казахстана // История искусства народов СССР : в 9 т. / глав. ред. Веймарн Б. В. — М. : Изобразительное искусство, 1974. — Т. 3. — 444 p.
  • Денике Б. П. Архитектурный орнамент Средней Азии. — М. : Изд-во Всесоюзной Академии архитектуры, 1939. — 228 p.
  • Засыпкин Б. Н. Очерки по истории архитектуры народов СССР. — М. : Акад. архитектуры СССР, 1948. — 159 p.
  • Захидов П. Ш. Архитектурные памятники Зарафшанской долины. — Т. : Узбекистан, 1985. — 64 p.
  • Лавров В. А. Градостроительная культура Средней Азии. — М. : Гос. изд-во Архитектуры и градостроительства, 1950. — 178 с.
  • Нильсен В. А. Архитектурный декор памятников Узбекистана / Манакова В. Н.. — Л. : Стройиздат, 1974. — 272 p.
  • Мухамеджанов А. А. Бухара — город двадцати пяти веков // Общественные науки в Узбекистане. — 1997. — № 9-10-11.
  • Сухарёва О. А. Квартальная община позднефеодального города Бухары. — М. : Наука, 1976. — 366 p.
  • Пугаченкова Г. А. Выдающиеся памятники архитектуры Узбекистана / Ремпель Л. И.. — Т. : Гос. изд-во Художественной архитектуры УзССР, 1958. — 292 с.
  • Пугаченкова Г. А. По древним памятникам Самарканда и Бухары. — М. : Искусство, 1968. — 205 с.
  • Пугаченкова Г. А. Ремпель Л. И. Очерки искусства Средней Азии. — М.: "Искусство", 1980. — 287 p.
  • Ремпель Л. И. Архитектурный орнамент Узбекистана. История развития и теория построения / Науч. ред. Пугаченкова Г. А.. — Т. : Гос. изд-во Художественной архитектуры УзССР, 1961. — 292 с.
  • Юсупова М. А. Эволюция зодчества Бухары XVI—начала XVII века // Общественные науки в Узбекистане. — 1997. — № 9-10-11.
  Всемирное наследие ЮНЕСКО, объект № 602
рус.англ.фр.