Национальный миф

Национальный миф — вдохновляющий нарратив или анекдот о прошлом народа или нации. Часто служит важным национальным символом и поддерживает систему национальных ценностей. Иногда может принимать форму национального эпоса или составлять часть гражданской религии. Группа связанных национальных мифов называется национальной мифологией.

Статуя императора Фридриха Барбароссы у горы Кифхойзер. Отросшая борода императора оплетает трон (пример мифа о короле под горой)

Общая характеристикаПравить

Национальный миф представляет собой национальные легенду или художественное повествование, поднятые до высокого уровня, на котором воспринимаются народом или нацией как подлинные[1]. Такой миф может драматизировать реальные события, опускать важные исторические детали или добавлять детали, свидетельства которых отсутствуют. Может быть и полностью вымышленной историей, которую никто не воспринимает буквально[2], но которая имеет символическое значение для народа или нации. Национальный фольклор многих народов содержит этиологические мифы, которые могут включать в себя борьбу против колониализма или войну за независимость. Часто значение национального мифа оспаривается.

Национальный миф может являться духовным и относиться к историям об основании народа или нации по воле Бога, нескольких богов, других сверхъестественных сил, лидеров, которым покровительствовали такие силы.

Национальные мифы существуют в любом обществе. Они служат различным социальным и политическим целям. Часто они имеют только цель государственной пропаганды. При тоталитарных режимах лидеру может приписываться мифическая сверхъестественная история жизни. При либеральных режимах национальные мифы могут служить цели вдохновения гражданской сознательности и самопожертвования[3] или консолидации власти правящих групп и легитимации их власти.

Выделяются два основных националистических мифа.

  • миф о вечной нации — представления о неизменности национального сообщества, основанной на его национальном характере, территории и институтах, а также на его преемственности на протяжении многих поколений; с научной точки зрения народ и нация непрерывано меняются;
  • миф об общем происхождении нации — представления об общем происхождении национального сообщества, сведение его в конечном счёте к единственному корню; с научной точки зрения народ и нация складываются из нескольких компонентов, часто разнородных[4].

Националистические мифы изображают нацию как спящую и ожидающую пробуждения, но научный дискурс избегает таких образов, поскольку национальная идентичность либо существует, либо нет, и не может спать или пробуждаться[5].

Националистические мифы могут провоцировать конфликты между нациями[6], преувеличивая отличительные черты национальной группы и угрозу, исходящую от других групп[7].

ПроисхождениеПравить

В современной идеологии по архаическим моделям воссоздаются старые мифы в новых социальных и национальных оболочках. Здесь встречаются идущая снизу спонтанная мифология, включающая комплексы национального самоощущения (исключительности или ущемлённости) и «искусственная» мифология, конструируемая с идеологическими целями внутри отдельных интеллектуальных или властных групп[8].

Национальные мифы часто создаются и распространяются национальными интеллектуалами, которые используют их в качестве инструментов политической мобилизации на демографических основаниях, таких как этническая принадлежность[9].

Социальная основаПравить

Национальная идентичность неизбежно связана с мифами[10]. В основе каждой этнической идентичности лежит определённый комплекс мифов[11]. Ряд учёных считает, что национальные идентичности, поддерживаемые вымышленной историей, начали конструироваться только после появления национальных движений и национальных идеологий[12]. Всем современным национальным идентичностям предшествовали национальные движения[12]. Хотя термин «нация» использовался в Средние века, он имел совершенно иное значение, чем в эпоху национализма, когда нация была переосмыслена как политически самостоятельная общность[13].

Психологическая основаПравить

Психологическая основа связана с мифом о стабильном родном пространстве и сообществе. Сложность отношений в современном внешнем мире и непоследовательность внутреннего психологического мира могут привести к тревоге, которая снижается благодаря стабильной самоидентификации, психологическому самоконструированию и воображаемой атмосфере стабильности[14].

ИсторияПравить

Традиционное мифотворчество часто зависело от литературных рассказчиков, особенно эпических поэтов. Древнегреческая культура воспринимала Илиаду Гомера (IX—VIII века до н. э.) как обоснование своего теоретического единства. Вергилий составил «Энеиду» (29 и 19 года до н. э.) в поддержку политического обновления и воссоединения римского мира после длительных гражданских войн. Средневековые писатели и поэты, заимствуя бриттский (кельтский) материал, развивали Сущность Британии (корпус средневековой британской литературы), которая легла в основу английского национализма. Камоэнс написал «Лузиаду» (1556), ставшую португальским национальным поэтическим эпосом. Вольтер в «Генриаде» (1723) предпринял попытку аналогичной работы для французской мифологизированной истории. Вагнеровская опера оказала большое влияние на немецкий национализм.

В Новое и Новейшее время творцы национальной мифологии часто обращаются к аудитории напрямую, используя эффектный язык в СМИ. Французские памфлетисты в 1790-х годах распространяли идеи свободы, равенства и братства. Журналисты, политики и учёные США популяризировали такие мифические тропы, как «Явное предначертание», «Фронтир», «Арсенал демократии». Социалисты, пропагандирующие такие идеи, как диктатура пролетариата, продвигали броские национальные лозунги — «Социализм с китайской спецификой» и «Мышление Ким Ир Сена»[15] и др.

Национальная мифология зародилась в Европе на рубеже XVIII—XIX веков и заместила собой религиозную мифологию. Произошёл подъём национального сознания, взаимосвязанный с упадком религиозности. Национальный миф, опираясь на романтическое неоязычество, потеснил религиозный, проник во власть и распространился в обществе. Начавшиеся в этот период исследования национальной мифологии и национальных древностей включали в себя произвольные достраивания реконструируемой системы до некой полноты, ориентированные на освящённый традицией образец (как правило, на античную мифологию). Мифологизаторство XIX—XX веков имело большое число проявлений этого процесса в художественной практике, философии, идеологии и политике[8]. К мифологическим моделям обращались писатели-модернисты[16].

Идеологи националистических движений также вольно интерпретируют памятники старины, прибегают к мистификациям («Велесова книга» и др.), создают собственные неоязыческие религиозно-мифологические системы[8]: вотанизм в Германии, диевтуриба в Латвии, ромува в Литве[17], родноверие в России и других славянских странах и др. Важной составляющей национальной мифологии в рамках ряда направлений национализма и неоязычества является арийский миф, согласно которому древние «арийцы» (вариант: «арии») являлись предками значительной части или всех европеоидов, носителями древней высокоразвитой культуры и просветителями всего древнего человечества. Эти «арийцы» напрямую связываются с этносом сторонников данного варианта арийского мифа (с немцами у германских нацистов, с русскими или украинцами у русских или украинских неонацистов и неоязычников), что, по мнению последних, определяет расовое или культурное превосходство этих этносов над другими, особую национально-мессианскую роль данного народа или, по крайней мере, его исторический приоритет над другими[18].

В конце XX века распад советского «классового» мифа в привёл к выдвижению на постсоветском пространстве национального мифа. Присвоение мифа произошло без радикальной смены символов, эмблематики и идеологических клише. Центральные персонажи и атрибуты советской мифологии встроились в новую идеологическую систему. Смысловые подстановки и замещения соединили, например, «воинов-интернационалистов» с выполнением ими в Афганистане «своего патриотического долга»[8]. В России и монархисты, и либералы считают, что их взгляды вполне соответствуют русской идее[19].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Renan, Ernest. Qu'est-ce qu'une nation?. — 1882.
  2. Abizadeh, Arash (2004). “Historical Truth, National Myths, and Liberal Democracy”. Journal of Political Philosophy. 12 (3): 291—313. DOI:10.1111/j.1467-9760.2004.00201.x.
  3. Miller, David (1995). On Nationality. — Oxford: Oxford University Press. ISBN 0-19-828047-5..
  4. Brown, David (2000), Contemporary nationalism, Contemporary nationalism: civic, ethnocultural, and multicultural politics, London ; New York: Routledge, с. 23, 24, ISBN 0-203-38025-8, OCLC 43286590 
  5. M. Danforth, Loring. The Macedonian conflict : ethnic nationalism in a transnational world. — Princeton, N.J. : Princeton University Press, 1995. — P. 15. — «.. nationalist myths of a nation waiting, Sleeping Beauty like, to be awakened...In scholarly discourse this image should be avoided .. national identity is a matter of self-ascription, it either exists or it does not, it can not be asleep and then be awakened…».
  6. Edward Brown, Michael. Nationalism and ethnic conflict. — Cambridge, Massachusetts : MIT Press, 1997. — P. 67. — «... we do argue that tendency to breed conflicts is inherent to typical nationalist myths». — ISBN 978-0-585-35807-9.
  7. Schnabel, Albrecht. Conflict prevention from rhetoric to reality: Organizations and institutions / Albrecht Schnabel, David Carment. — Lanham, Md : Lexington Books, 2004. — P. 45, 46. — «overemphasize the cultural and historical distinctiveness of the national group [and its territory], exaggerate the threat posed to the nation by other groups, ignore the degree to which the nation's own actions provoked such treats, and play down the cost of seeking national goals through militant means.». — ISBN 978-0-7391-0738-6.
  8. 1 2 3 4 Неклюдов С. Ю. Структура и функция мифа // Мифы и мифология в современной России / Под ред. К. Аймермахера, Ф. Бомсдорфа, Г. А. Бордюгова. М. : АИРО-XX, 2000. С. 17—38. (копия)
  9. Safty, Adel (2002), Leadership and Conflict Resolution, USA: Universal publishers, с. 273, ISBN 1-58112-617-4, <https://books.google.com/books?id=BAMntG01-lwC&pg=PA273> 
  10. Cameron, Keith (1999), National identity, Exeter, England: Intellect, с. 4, ISBN 978-1-871516-05-0, OCLC 40798482, <https://books.google.com/?id=aL2VArrJnzcC&pg=PA106&dq=%22nationalistic+myths%22#v=onepage&q=%22nationalistic%20myths%22&f=false> 
  11. J. Kaufman, Stuart (2001), Modern hatreds : the symbolic politics of ethnic war, New York: Cornell University Press, с. 25, ISBN 978-0-8014-8736-1, OCLC 46590030, <https://books.google.com/?id=2Plw98pTk5wC&pg=PA25&dq=myth+of+%22eternal+nation%22#v=onepage&q=myth%20of%20%22eternal%20nation%22&f=false> 
  12. 1 2 Østergaard, Uffe. Classical and modern social theory / Uffe Østergaard, Heine Andersen, Lars Bo Kaspersen. — Malden, Mass. : Blackwell, 2000. — P. 448. — ISBN 978-0-631-21288-1.
  13. Østergaard, Uffe. Classical and modern social theory / Uffe Østergaard, Heine Andersen, Lars Bo Kaspersen. — Malden, Mass. : Blackwell, 2000. — P. 448. — «We can, for example, certainly encounter term "nation" in the Middle Ages, but the word meant something completely different than in the age of nationalism, where it is inextricably linked with the efforts to create an associated state.». — ISBN 978-0-631-21288-1.
  14. Brown, David (2000), Contemporary nationalism, Contemporary nationalism: civic, ethnocultural, and multicultural politics, London ; New York: Routledge, с. 24, ISBN 0-203-38025-8, OCLC 43286590 
  15. Portal, Jane. The Kim Cult // Art Under Control in North Korea. — London : Reaktion Books. — P. 90. — «[...] a North Korean's conversation is full of phrases such as 'Kim Il-sung thought', 'Kim Il-sungism', 'dedication to Kim Il-sung' and 'the Great Leader Kim Il-sung'.». — ISBN 9781861892362.
  16. Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М., 1975 (2-е изд.: 1995). Гл. III.
  17. Карл Густав Юнг о современных мифах. М., 1994; Рыжакова С. И. Dievturiba. Латышское неоязычество и истоки национализма. М., 1999 (Исследования по прикладной и неотложной зтнологии / Институт этнологии и антропологии РАН. Документ N 121).
  18. Шнирельман В. А. Арийский миф в современном мире. — М.: Новое литературное обозрение, 2015. — (Библиотека журнала «Неприкосновенный запас»).
  19. Топорков А. Л. Мифы и мифология в современной России // Неприкосновенный запас. 1999. № 6 (8).

ЛитератураПравить