Открыть главное меню

Нация

На́ция (от лат. natio — племя, народ) — культурно-политическое сообщество людей, осознавшее своё единство и претендующее на всю полноту власти на своей обозначенной территории.[1]

Нация является более политической, нежели этнической группой;[2][3] она была описана как «полностью мобилизованная или институционализированная этническая группа».[1] Некоторые нации являются этническими группами (см. этнический национализм), а некоторые нет (см. гражданский национализм и мультикультурализм).

Современное понятие нации появилось во второй половине XVIII века в её концепции «политической-гражданской нации» как определении всех граждан, проживающих в собственном суверенном государстве, так и в концепции «исторической нации» как человеческого сообщества, объединённого общим языком, происхождением, историей, традициями, культурой, географией, расой и духом.

Бенедикт Андерсон охарактеризовал нацию как «воображаемое сообщество»,[4] а Пол Джеймс рассматривает её как «абстрактное сообщество».[5] Нация — это воображаемое сообщество в том смысле, что существуют материальные условия для представления расширенных и общих связей. Это абстрактное сообщество в том смысле, что оно объективно безлично, даже если каждый человек в нации воспринимает себя субъективно как часть воплощенного единства с другими. По большей части члены нации остаются незнакомыми друг другу и, вероятно, никогда не встретятся.[6] Отсюда и фраза «нация чужаков», используемая такими писателями, как Вэнс Пакард.[7]

Другое определение рассматривает нацию как страну и суверенное государство, принадлежащее определённому народу. В международном праве является "нация" синонимом национального государства: ср. понятия Лига Наций или Организация Объединённых Наций, куда входили такие государства как Югославия или Чехословакия. Понятие «нация» не следует путать с понятием «национальность».

Подходы к пониманию нацииПравить

История терминаПравить

Слово нация происходит от лат. natio со значением "рождение" или "родина/место рождения", распространившимся также на понятия типа "племя, народ". Первые использования этого или схожих терминов относятся к региональным корпорациям студентов в средневековых университетах около середины-конца XIV века. К XVI веку термин достигает политического использования, в частности, став в 1512 году элементом названия Священной Римской империи германской нации (Heiliges Römisches Reich Deutscher Nation). В 1520 году Мартин Лютер писал работу к христианскому дворянству немецкой нации (An den christlichen Adel deutscher Nation). В 1725 году Основания новой науки об общей природе наций (Principi di una scienza nuova d’intorno alia comune natura delle nazioni) написал Джамбаттиста Вико. Итальянский философ относит к нациям древних скифов, халдеев, финикийцев и римлян. «Речи к немецкой нации» (Reden an die deutsche Nation) писал в 1808 году Фихте. В 1914 году Ленин написал работу О праве наций на самоопределение. В 1919 году появляется Лига Наций, где определяющим фактором в определении нации становится не язык, а политическая организация. Колонии и угнетённые народы к нациям отношения не имели. Например, в Лиге Наций было представлено лишь четыре африканские нации: Египет, Либерия, ЮАС и Эфиопия.

Политическая нацияПравить

Сторонники конструктивизма полагают, что нации представляют собой искусственные образования, целенаправленно сконструированные, созданные интеллектуальными элитами (учёными, писателями, политиками, идеологами) на основе национального проекта — идеологии национализма, которая может выражаться не только в политических манифестах, но и в литературных произведениях, научных трудах и так далее. Согласно конструктивистам национализм не пробуждает нацию, которая до тех пор остаётся вещью в себе, а создаёт новую нацию там, где её не было. Географическими границами национального проекта при этом являются актуальные политические границы государства, а этнические различия населения, участвующего в строительстве такой нации, вообще не имеют значения[8].

Один из главных теоретиков конструктивизма Бенедикт Андерсон определяет нации как «воображаемые сообщества»: «я предлагаю следующее определение нации: это воображённое политическое сообщество, и воображается оно как что-то неизбежно ограниченное, но в то же время суверенное»[9]. Имеется в виду не то, что нации — вообще некие фикции, а то, что реально существуют лишь рационально мыслящие индивиды, а нация существует лишь в их головах, «в воображении», в силу того, что они себя идентифицируют именно этим, а не другим образом.

Конструктивисты отрицают преемственность между этносами доиндустриального общества и современными нациями, они подчёркивают, что нации являются продуктами индустриализации, распространения всеобщего стандартизированного образования, развития науки и техники, в частности, книгопечатания («печатного капитализма»), средств массовых коммуникаций и информации и что в доиндустриальную эпоху этносы и этническая идентичность не играли такой важной роли, так как традиционное общество предлагало много других форм идентичности (сословие, религия и т. д.).

ЭтнонацияПравить

Примордиалисты понимают нацию как переход этноса на особую национальную ступень развития, то есть как биологический феномен. Возникновение этой разновидности национализма связано с формированием мистической концепции «народного духа» (Volksgeist) в рамках немецкого «народнического» (volkisch) и расистского, ариософского национализма XVIII—XIX веков (в частности, в творчестве представителей немецкого романтизма)[10]. Ранние немецкие националисты-романтики считали, что существует некий «народный дух» — иррациональное, сверхъестественное начало, который воплощается в различных народах и определяет их своеобразие и отличие друг от друга, и которое находит выражение в «крови» и в расе. С этой точки зрения «народный дух» передаётся с «кровью», то есть по наследству, таким образом, нация понимается как сообщество, происходящее от общих предков, связанное кровнородственными узами.

В смычке национализма и расизма в Германии решающую роль сыграли языковедческие исследования, у истоков которых также стояли националисты-романтики, такие как Якоб Гримм. Ими было обнаружено сходство между современными европейскими языками и санскритом, на основе чего было создано учение о «языковых семьях», где отношения между языками уподоблялись кровнородственным отношениям (языки-прародители и языки-потомки). Из факта сходства языков делался вывод о кровнородственной связи говорящих на них народов, в частности из постулирования существования индоевропейской семьи языков был сделан вывод о биологическом происхождении всех европейских народов, и прежде всего немцев, от праиндоевропейцев, мифических древних «арийцев», которые наделялись идеализированными чертами[11].

Начиная с 1950-х годов теория этнонации стремительно начинает терять позиции в западной науке. Причиной этому стал, прежде всего, факт, на который указал один из главных оппонентов примордиализма Бенедикт Андерсон: «Теоретиков национализма часто ставили в тупик, если не сказать раздражали, следующие три парадокса: Объективная современность наций в глазах историка, с одной стороны, — и субъективная их древность в глазах националиста, с другой…»[9].

Нация и национальностьПравить

Следует различать такие взаимосвязанные, но не идентичные понятия, как «нация» и «национальность». Понятие «национальность» в России и других странах постсоветского пространства, выражая этническую общность, представляет собой лишь один из факторов нации и народности. Поэтому оно является более узким, чем понятие «нация»[12]. Это не касается других стран, где национальность — это принадлежность к определённой нации по признаку гражданства. Источник этнической связи людей — общность культурных характеристик и природных условий бытия, приводящих к дифференциации данной первичной группы от другой. Примордиалисты полагали, что фенотип (не генотип) является основой этноса, однако это опровергается эмпирически (например, абхазские негры)[источник не указан 503 дня]. Нация — более сложное и позднее образование. Если этносы существовали на протяжении всей мировой истории, то нации формируются только в период Нового и даже Новейшего времени.

Нация может быть двух видов: полиэтничной (многонациональной) или моноэтничной[13]. Этнически однородные нации крайне редки и встречаются в основном в отдалённых уголках мира (например Исландии). Обычно нация строится на базе большого количества этносов, которых свела вместе историческая судьба. Полиэтничны, например, швейцарская, французская и вьетнамская нации, а американцы вообще не имеют никакого ярко выраженного этнического лица. Латиноамериканские нации расово неоднородны — созданы из белых, африканцев, креолов и индейцев-америндов.

В СССР под нацией чаще понимался любой этнос в составе государства, а для полиэтнической общности использовался термин «многонациональный народ», к каковым относились, например, советский, индийский, американский, югославский и другие. В англоязычной терминологии (и в большей части нынешней русской терминологии) нация связывается с государством, например, про индийцев пишут «полиэтническая нация». Некоторые исследователи полагают, что определение этносов как наций в СССР было связано с политтехнологической необходимостью использовать право наций на самоопределение для борьбы с полиэтническими странами капиталистического мира[14].

Нация и этнос в академической наукеПравить

Научно-функциональный подход в различии нации и этноса заключается в том, что этносы изучает этнология, за исследования в области этнологии присуждаются учёные степени кандидатов и докторов исторических, социологических наук или культурологии. Нацию и национализм изучает политология.

Нация и языкПравить

Язык тоже не является универсальным дифференцирующим признаком нации: уникальность нации не обязательно сопровождается уникальностью языка. Есть нации, которые делят друг с другом один и тот же язык (таковы немецкий, английский, испанский, арабский, сербохорватский), а есть нации, говорящие на чужом для всех или почти всех этнических групп языке — индийцы, ханьские китайцы (два основных разговорных языка Китая, пекинский и кантонский, хоть и именуются диалектами, но лингвистически отстоят друг от друга дальше, чем английский от немецкого). Имеются также примеры, когда значительная часть представителей определённой нации не владеет языком своей нации.

В Швейцарии единая нация пользуется четырьмя языками: немецким (65 % населения), французским (18,4 %), итальянским (9,8 %), и ретороманским (0,8 %). В Германии существует множество местных диалектов, сильно отличающихся от нормативного немецкого. В Пакистане национальный язык — урду. На нём говорит только 7 % населения.

Формирование нацийПравить

По мнению современных исследователей[15], формирование наций — это объективный исторический процесс. Рост абсолютизма объективно требовал уменьшения власти церкви, что привело к падению общей религиозной лояльности и к снижению социального сцепления у разноэтнического населения. В качестве замены выступил национальный проект. Он должен был обеспечить лояльность подданного населения вне зависимости от его религиозной принадлежности и часто даже вопреки существующей религии[16]. Первыми современными нациями, по утверждению классика исследования национализма Бенедикта Андерсона, были латиноамериканские, сформировавшиеся в ходе борьбы против испанской короны, за которыми с небольшим отрывом последовали США и затем Франция. Впервые понятие нация в его политическом значении появилось именно в ходе Великой Французской революции, когда возникла необходимость сформировать некую общность взамен утраченного «подданства французской короны» или «английской короны».

Ранее 1750 года обнаружить зачатки национализма уже очень сложно, национализм — феномен Нового времени.

В то же время нужно решительно отличать национализм от патриотизма. Патриотизм есть бесспорно эмоциональная ценность, и он не требует рационализации. Полное отсутствие патриотизма, как убедительно отмечает Н. Бердяев, это ненормальное, дефектное состояние. Национализм же менее природен, и есть рационализация эмоциональной жизни. Национализм гораздо более связан с ненавистью к чужому, чем любовью к своему. Следует отметить, что национализм играет огромную роль в возникновении войн, он создаёт атмосферу войны. Но национальность может быть уничтожена, истреблена в войнах, возникших на почве национальных страстей и интересов. Война предполагает атмосферу безумия. В войне, как и в революции, на первое место выходят инстинкты людей.

В 1800-е годы возник немецкий национализм, затем последовали национализмы Греции и скандинавских стран (1810—20 годы), итальянский национализм (1830-е годы), в 1850—1900 годах национализм распространился на страны Восточной Европы и в Индию, а в начале XX века — в страны Азии и Африки. Самыми исторически молодыми нациями стали нации вьетнамцев и камбоджийцев — их рождение пришлось на 1930—50 годы[источник не указан 503 дня].

Таким образом, идеология национализма в одном из своих аспектов заключается в обособлении и вычленении отдельной нации из общего числа народностей, проживавших до возникновения нации на определённой территории. После обособления нации парадигма национализма начинает работать на становление, защиту и укрепление своей нации (ср. становление большинства славянских наций во время распада Австро-Венгерской империи).

Однако всматриваясь в историю формирования европейских наций можно увидеть несколько другую картину. Формирование наций представляется как двухслойный процесс, идущий в политическом и культурном слоях. В политическом он связан с формированием современной формой европейского государства. В культурной — формирование внесословного светского национального «культурного ядра», основу которого составляют национальная история и национальная литература. Соответственно можно выделить два типа формирования национальных общностей.

В нациях первого типа ведущим является процесс формирования государственных границ, внутри которых элитарным слоем создаются указанные компоненты национального «культурного ядра». В этом процессе можно выделить три фазы: 1) «королевской», когда единство задаётся подданством королю и общей религией с региональным оттенком; 2) «державной», когда центр тяжести смещается от личности короля к державе, а культурное единство задаётся светской высокой культурой (после полосы религиозных войн); 3) «национальной», когда после буржуазной революции место монарха занимает «народ», а «культурное ядро» через школьное образование распространяется в широкие массы. Это путь Британии, Франции, Испании и ряда других стран.

В нациях второго типа ведущим является процесс формирования «культурного ядра», вокруг которого начинается процесс политического объединения (как в Германии и Италии) или выделения (как в Австро-Венгрии). Нам представляется, что процесс формирования «поздних» национальных государств второго типа, характерный для 19 и 20 вв., удачно схватывает трёхфазная схема М. Хроха: «в фазе А пробуждается интерес сравнительно небольшой группы образованных людей к языку, истории… За этой культурной фазой развития следует фаза национальной агитации (фаза Б). Теперь группа патриотов преследует цель внедрения национального сознания в более широкие слои населения, мобилизации этого населения и его интеграции в национальное сообщество. Если это достигнуто, национальное движение вступает в третью фазу (фазу В) — массовое движение, в котором большая часть общества охвачена идеями национального самосознания и стремится к такой цели как политическая автономия»[17]. В фазе В часто имеет место деиндивидуализация и экстремистские формы национализма.[18]

Россия сначала шла по тому же первому пути, что и Франция (первые два этапа), но внутри неё в различных её частях в конце 19 и 20 вв. развивались процессы второго типа[19]

Национальная культураПравить

Нация — феномен в первую очередь политический, и только потом — этнический и социальный. Поэтому основная задача нации — воспроизводить общую для всех граждан государства культурную идентичность в политических интересах. Для этого существуют министерства культуры, задача которых — определять формат национальной культуры, общий для всех.[источник не указан 1384 дня]

Национальная культура в общем не может ограничиваться узкими рамками гомогенной этнической общности. Напротив, полноценное развитие нации требует гораздо более высокого уровня дифференциации духовных ориентаций и образа жизни, чем этническая. Она включает в себя различные варианты субкультур, обусловленные этническими, географическими, социальными, хозяйственными и классовыми факторами. Часто отмечается, что нация складывается не через утверждение единообразия. Она представляет собой чрезвычайно неоднородное образование, состоящее из компонентов различного рода, хотя каждый из них в отдельности содержит общие культурные признаки, отличающие данную нацию. Характерной особенностью национальных культур является их широкая дифференциация по профессиональному и социальному признакам.

Психологический аспектПравить

В традиционной экономике человек рождается, живёт и умирает в одном и том же кругу, находится в окружении одних и тех же людей, не испытывая нужды в другом сообществе. Индустриальное общество ломает эту картину: люди становятся всё более и более мобильными, соседские и семейные связи расторгаются. Нация восстанавливает психические и социальные связи человека на новом уровне, соответствующем глобальному размаху повседневной жизни. Бенедикт Андерсон назвал нацию «воображаемым сообществом» — сообществом, которое создаётся и удерживается не личным знакомством членов, а силой их воображения, их братских чувств.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Eller, 1997.
  2. nation // Black's Law Dictionary. — 10th. — 2014. — P. 1183. — ISBN 978-0-314-61300-4.
  3. James, Paul. Nation Formation: Towards a Theory of Abstract Community. — London : Sage Publications, 1996.
  4. Anderson, Benedict. Imagined Communities. — London : Verso Publications, 1983.
  5. James, Paul. Nation Formation: Towards a Theory of Abstract Community. — London : Sage Publications, 1996. — P. 34. — «A nation is at once an objectively abstract society of strangers, usually connected by a state, and a subjectively embodied community whose members experience themselves as an integrated group of compatriots.».
  6. James, Paul. Globalism, Nationalism, Tribalism: Bringing Theory Back In. — London : Sage Publications, 2006.
  7. Packard, Vance. A Nation of Strangers.
  8. Народы и Нации (традиционалистский подход)
  9. 1 2 Андерсон Бенедикт. Воображаемые сообщества. Размышление об истоках и распространении национализма
  10. Народы и Нации
  11. Расизм и его корни (недоступная ссылка)
  12. А. С. Стикалин. Центральная Европа в новое и новейшее время. — Институт славяноведения РАН, 1998. — С. 205. — 231 с.
  13. Здравомылов А. Г. Социология российского кризиса. Наука 1999, ISBN 978-5-02-008338-7, стр 145
  14. Русский национализм Дмитрия Медведева (недоступная ссылка). Дата обращения 7 марта 2011. Архивировано 20 сентября 2011 года.
  15. Roessingh Marijn. Ethnonationalism and Political System in Europe: A State of Tension. — Amsterdam: University Press, 1996.
  16. Барбашин М.Ю. Основные теории национализма в западном политическом дискурсе. — Гуманитарная мысль Юга России, 2006. — № 3. — С. 4—20.
  17. Капеллер А. Россия – многонациональная империя.. — 1997. — С. 156—157.
  18. Липкин А.И. К вопросу о понятиях национальной общности и национального культурного ядра // Вестник российской нации, 2012, № 4 – 5, с. 155-176..
  19. Липкин А.И. Россия между нацией и субцивилизацией. Сравнение с Францией // Вестник российской нации, 2014, № 6, с.133-153.

ЛитератураПравить

На русском языке
На английском языке

СсылкиПравить