Открыть главное меню

Никонов, Владимир Андреевич

Влади́мир Андре́евич Ни́конов (14 (27) июля 1904, Симбирск, Российская империя — 13 марта 1988, Москва, СССР) — советский лингвист, организатор науки, литературовед, поэт. Учёный-самоучка без высшего образования, один из крупнейших советских ономастов. Почётный член Международного комитета ономастических наук при ЮНЕСКО (1972).

Владимир Андреевич Никонов
Никонов В. А.jpg
Дата рождения 14 (27) июля 1904
Место рождения
Дата смерти 13 марта 1988(1988-03-13) (83 года)
Место смерти
Страна
Научная сфера лингвистика и ономастика
Место работы Институт этнографии АН СССР
Известен как специалист в области ономастики

Содержание

СемьяПравить

Упоминания о роде Никонова восходят к XVII веку[1].

Отец — Андрей Алексеевич Никонов, фельдшер при Симбирской городской управе, потомок побочных линий дворянских фамилий Ивашевых и Языковых. Был гласным Симбирской городской думы. За заслуги перед Симбирском получил личное дворянство[1].

Мать — Любовь Петровна Никонова (урождённая Воскресенская, ум. 1904), дочь сельского священника, внучатая племянница митрополита Петербургского и Ладожского Палладия[1].

Владимир был пятым сыном своих родителей (старшие братья — Алексей, Александр, Николай, Сергей). При его родах мать умерла. Отец женился вторично на Татьяне Никифоровне Бородиной (в замужестве Никоновой). В этом браке было шестеро детей — один сын и пять дочерей[1]. Два старших брата Никонова воевали в Гражданской войне на разных сторонах и никогда не примирились друг с другом[2].

Владимир был отдан на воспитание в семью тёти, Анны Алексеевны Петровой (урождённой Никоновой) — родной сестры его отца. Мужем тёти был Николай Николаевич Петров, богатый симбирский купец-хлеботорговец. Их дочь, двоюродная сестра Владимира, незамужняя Вера Николаевна Петрова (18701969), стала его приёмной матерью. Прожив 99 лет, она до конца жизни была окружена вниманием и заботой приёмного сына[1].

Никонов был дважды женат. Единственный сын от второго брака Евгений умер в четырёхлетнем возрасте от скарлатины, когда Никонов находился в заключении в Сибири. Также до его выхода из заключения умерла вторая жена[1].

ОбразованиеПравить

В начальную школу приёмная мать Никонова не отдала, «чтобы уличные мальчишки не испортили», и учителя ходили к нему на дом. Затем учился в гимназии, окончание которой совпало с революционными событиями в Симбирске, которые юный Никонов полностью разделял. Увлечение географией привело его в результате революционных событий в географический комитет Симбирского губернского отдела образования, членом которого он стал в 14 лет. Его учителя и директор гимназии фактически стали его подчинёнными, и в этой ситуации ему было «неудобно» сдавать экзамены. После гимназии он нигде не учился, занимаясь исключительно самообразованием.

У Никонова, таким образом, не было высшего образования, аттестата о среднем образовании и свидетельства об окончании начальной школы[2].

БиографияПравить

В 1918 году в четырнадцатилетнем возрасте, будучи членом географического комитета Симбирского губернского отдела образования, переименовал 15 улиц Симбирска, о чём впоследствии сожалел[2]. В этот период услышал речь приехавшего в Симбирск Льва Троцкого, которая произвела на него огромное впечатление[2]. В 1920 году вступил в комсомол и создал пионерскую организацию в Симбирске и губернскую пионерскую газету «Смена смене»[2]. В 1920 году в шестнадцатилетнем возрасте начал работать в симбирской губернской газете. В 19251931 гг. преподавал географию в средней школе № 3 и педагогическом техникуме Ульяновска.

В 1924 году организовал в Ульяновске литературную группу «Стрежень», которой руководил до 1928 года. В 1924 году на собственные средства издал два сборника стихов: «Молодняк» и «Чужие стихи». В 1928 году вышли две литературоведческие книги Никонова: «Статьи о конструктивистах» и «Эдуард Багрицкий».

В 1931 году переехал в Воронеж, где работал заведующим отделом информации в областной газете «Коммуна» и членом редколлегии журнала «Подъём».

Переехав в Москву в 1933 году, продолжил литературную деятельность, печатаясь в «Литературной газете», журналах «Знамя», «Красная новь», «Октябрь» и др. В этот период Никонов много писал о стиховедении и стилистике. В 1935 году опубликовал в журнале «Советское краеведение» свою первую статью по ономастике «Об изучении местных географических названий».

Во время Великой Отечественной войны с мая 1942 по июнь 1944 года служил в 14-й Чебоксарской стрелковой дивизии Волжской военной флотилии, имел награды. Из-за контузии, полученной во время войны, в дальнейшей жизни говорил очень громко[3].

В июне 1944 года был незаконно репрессирован и провёл в сибирских лагерях ГУЛАГа и ссылке 10 лет. Причиной репрессии стал бытовой конфликт с особистом, шофёра которого, опоздавшего к обеду, дежурный по кухне Никонов отказался кормить. Поводом стало обсуждение указа Сталина о возобновлении работы Священного синода и шутка Никонова о том, что скоро вместо батальонных комиссаров будут батальонные священники. В заключении находился в Западной Сибири, где, благодаря своей грамотности, был бухгалтером одновременно нескольких лагерей[2]. В 1954 году, после полного отбытия Никоновым десятилетнего срока заключения, приговор был полностью отменён по протесту прокурора Вооружённых сил СССР за отсутствием состава преступления.

Во второй половине 1950-х на шестом десятке лет вернулся к научной и литературной деятельности. Основные научные интересы в ономастике — русские фамилии, географические названия (топонимы), названия космических объектов (астронимы), клички животных (зоонимы). В различных советских энциклопедиях опубликовано более 300 статей и заметок Никонова[4]. Читал лекции в 18 вузах СССР.

Заинтересованный свидетель описывал семидесятишестилетнего Никонова в 1980 году:

Выглядел Владимир Андреевич как фанатик, для которого в жизни ничего, кроме науки, не существовало: мятая рубашка, локти старенького пиджака протерты, брюки с «бахромой» внизу, ботинки стоптанные и явно не по сезону (на улице уже были декабрьские морозы). Как бы в оправдание своего неприглядного внешнего вида Владимир Андреевич сообщил собравшимся, что живёт один (жена умерла несколько лет назад), а всё время проводит в командировках от института по стране…[3]

До самой смерти в 1988 году жил в одиночестве в одной комнате (14-16 м²) коммунальной квартиры, где жили ещё две семьи, недалеко от Садового кольца в Москве[1]. Эту комнату Никонов получил после возвращения из заключения благодаря полярнику Ивану Папанину[2].

По некоторым сведениям[2] Никонов оставил после себя большие сбережения — 40000 рублей, которые хотел передать на организацию литературного музея в Ульяновске. Это желание не было исполнено.

Согласно завещанию (по другой версии — по инициативе ульяновских краеведов[4]) прах захоронен на родине, в Ульяновске — на Аллее Почёта Ишеевского кладбища[2].

Научная деятельностьПравить

Сформулировал постулат о рядности географических названий, которые «никогда не существуют в одиночку, они всегда соотнесены друг с другом. Чтобы выяснить происхождение названия, необходимо прежде всего понять, что оно возникло не изолированно, а лишь в ряду других названий»[5].

Предложил различать понятия топонимика и топонимия, что стало общепринятым[5].

Акцентировал значимость историзма в топонимике: топонимия соответствует не природным зонам, а «исторически складывающемуся использованию их человеком»[5].

Способствовал формированию новых научных направлений — этнической и ареальной ономастики. Внедрил в ономастику новые методы исследований — статистический и картографический. Ввёл в научный оборот новый круг источников — переписи, похозяйственные книги, данные загсов и архивов[1].

Пользуясь статистическими методами, впервые выделил четыре основных района Европейской части России, в каждом из которых господствует одна фамилия: на Севере — Попов, в Северном Поволжье — Смирнов, в огромной полосе южнее и восточнее Москвы — Кузнецов, на северо-западе — Иванов. Эти четыре массива, охватывающие миллионы людей, по мнению Никонова, — четыре историко-географических слагаемых России: суздальско-владимирские земли, псковско-новгородские, северные и земли нового освоения[1].

Выделил шесть основных групп систем фамилий: патронимические, принадлежностные, владельческие, оттерриториальные, профессиональные, по личным особенностям носителя, этнические. Особое внимание уделял анализу лексических рядов слов, послуживших основами для фамилий, не смешивая их с семантикой фамилии[1].

Создал и руководил топонимической комиссией Московского филиала Географического общества СССР и группой ономастики в Институте языкознания АН СССР. Более 20 лет руководил группой ономастики в Институте этнографии АН СССР. Руководил проведением ряда всесоюзных конференций по топонимике, антропонимике, ономастике и выпуском более 20 научных сборников.

В 1972 году на XI международном конгрессе по ономастике в Софии был избран почётным членом Международного комитета (центра) ономастических наук при ЮНЕСКО.

БиблиографияПравить

Труды НиконоваПравить

Книги стиховПравить

  • Молодняк. — Ульяновск, 1924.
  • Чужие стихи. — Ульяновск, 1924.

МонографииПравить

ЛитературоведениеПравить
  • Никонов В. А. Статьи о конструктивистах. — Ульяновск: Стрежень, Отделение Всесоюз. Объедин. Раб.-Кр. Пис. «Перевал», 1928. — 102 с. — 500 экз.
  • Никонов В. А. Эдуард Багрицкий. — Ульяновск: Стрежень, Отделение Всесоюз. Объедин. Раб.-Кр. Пис. «Перевал», 1928. — 31 с. — 150 экз.
ОномастикаПравить

Важнейшие статьиПравить

  • Об изучении местных географических названий // Советское краеведение. — 1935. — № 6.
  • Закон ряда в географических названиях // Onomastica, 6. — Wrocław— Krakyw, 1958. — R. IV. — № 1.
  • География русских суффиксов // Onomastica, 6. — Wrocław— Krakyw, 1959. — R. V. — № 2.
  • История освоения Поволжья по материалам топонимии // Вопросы географии. Сб. 50. Историческая география. — М., 1960.
  • Диалектология и топонимика // Балканско езикознание. — София, 1961. — № 3.
  • Первый закон топонимики // I Miedzynarydowa slawistyczna Konferencja onomastyczna. — Wrocław—Krakyw, 1961. — С. 103—107.
  • Ручей — ключ — колодезь — криница — родник // Материалы и исследования по русской диалектологии. — М., 1961. — Т. 2. — С. 180—198.
  • Этимологические западни // Lingua Posnaniensis. — 1962. — Т. 9.
  • Поиски системы // Этимология. — М., 1963.
  • Пути топонимического исследования // Принципы топонимики. — М., 1964.
  • Формы русских фамилий // Studia językoznawczy poswiecone Stanislawowi Rospondowi. — Wrocław, 1966. — С. 319—329.
  • Личное имя — социальный знак // Советская этнография. — 1967. — № 5.
  • Северные фамилии // Этимология. — 1968. — С. 143—152.
  • Топонимы пермских языков / Географические названия Прикамья // Учён. зап. Пермск. ун-та. — 1968. — № 177.
  • Фоностатические схемы гидронимии Уганды // Топонимика Востока. — М., 1969.
  • Система личных имён // Народы мира. — М., 1970.
  • Этнография и ономастика (на материале Украины) // Советская этнография. — 1971. — № 5.
  • Женские имена в России XVIII века // Этнография имен: Сборник статей / Акад. наук СССР, Ин-т этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая; отв. ред. В. А. Никонов, Г. Г. Стратанович. — М. : Наука, Гл. ред. вост. лит., 1971. — С.120-141
  • География космонимов и этнические связи // Проблемы этногеографии Востока. — М., 1973.
  • Состояние и задачи ономастических исследований Кавказа // Вопросы языкознания. — 1975. — № 4.
  • Позиции тюркского р // Вопросы алтайского языкознания. — Горно-Алтайск, 1976.
  • География фамилий Поволжья // Ономастика Поволжья. — Саранск, 1976. — Т. 4.
  • Заметки по оронимии Киргизии // Ономастика Средней Азии. — М., 1978.
  • Формы среднеазиатских фамилий // Ономастика Средней Азии. — Фрунзе, 1980. — С. 120—127.
  • Этнонимы Дальнего Востока СССР // Этническая ономастика. — М., 1984.
  • Русские фамилии: Москва XVI—XX вв. // Этнические группы в городах европейской части СССР (формирование, расселение, динамика культуры). — М.: Московский филиал Географического общества СССР, 1987. — С. 5-15.
  • Системы личных имен у народов мира. Вместо введения. // Системы личных имен у народов мира. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989. — С. 5-10.
  • Башкиры // Системы личных имен у народов мира. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989. — С. 72-74.
  • Македонцы // Системы личных имен у народов мира. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989. — С. 199—200.
  • Поляки // Системы личных имен у народов мира. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989. — С. 255—257.
  • Русские // Системы личных имен у народов мира. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989. — С. 262—269.
  • Сербы // Системы личных имен у народов мира. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989. — С. 273—274.
  • Узбеки // Системы личных имен у народов мира. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989. — С. 312—315.
  • Хорваты // Системы личных имен у народов мира. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989. — С. 332—333.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Джарылгасинова Р. Ш. Владимир Андреевич Никонов — выдающийся исследователь ономастики // Репрессированные этнографы. Выпуск 2 / Сост. и отв. ред. Д. Д. Тумаркин. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2002. — С. 429—454.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Борисова Алла. Переименовал 15 наших улиц. Спустя много лет он очень сожалел об этом // Симбирский курьер. — № 99-100. — 10 июля 2004 года.
  3. 1 2 Кузнецов Александр. Харовские «ихи» // Вологодская неделя. — 4 августа 2005 года.
  4. 1 2 Лимонов Вячеслав. Впервые о Есенине (недоступная ссылка) // Ульяновский литературно-краеведческий журнал «Мономах». — 18 декабря 2009 года.
  5. 1 2 3 Мурзаев Э. М. Никонов Владимир Андреевич // Русская ономастика и ономастика России / Под ред. О. Н. Трубачёва. — М.: Школа-Пресс, 1994. — С. 145.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить