Открыть главное меню

ИсторияПравить

По мировоззрению скопцы близки к хлыстам (христоверам), в части обрядности — к старообрядцам[3]. Как секта в религиоведческом понимании оформились в XVIII веке, основателем считается беглый крепостной Кондратий Селиванов, покинувший секту хлыстов «богородицы» Акулины Ивановны, разочаровавшись в своих прежних религиозных убеждениях. Согласно исследованиям Фёдора Глинки, секта скопцов существовала с «незапамятных времён», а в России особенно распространилась во времена Петра I[4].

Скопцы считали, что единственным путём спасения души является борьба с плотью путём оскопления. В царской России секту скопцов преследовали, её членов ссылали в Сибирь. Первый суд над сектой состоялся в 1772 году, когда судили целую общину в количестве 246 человек[5]. Несмотря на это, секта была довольно многочисленна: во второй половине XIX века скопцов насчитывалось около 6 тысяч, главным образом в Тамбовской, Курской, Орловской губерниях, в Сибири, где богатые скопческие общины покупали земли у местного населения. По утверждению Идриса Шаха, до 1902 года в скопцы принимались только русские[6].

В СССР секта скопцов была запрещена. В 1929 году состоялся громкий судебный процесс над сектой[7]. Скопцы пытались обратиться за поддержкой к В. Д. Бонч-Бруевичу, в качестве эксперта выступавшему в их пользу на процессе 1912 года, однако на этот раз получили отказ: "...в 20-м веке пора бы прекращать пропаганду всевозможного членовредительства из так называемых религиозных побуждений"[8]. Во втором издании Большой советской энциклопедии отмечалось, что в 1947 году секта ещё действовала в СССР[9].

В 1971 году А. И. Клибанов обнаружил отдельных последователей в г. Тамбов, и действующую общину скопцов в г. Ростов-на-Дону. Её составляли старики, преимущественно родившиеся до революции, однако скопцы не оставляли попыток вовлечения в "корабль" молодёжи и людей среднего возраста. Вовлечение "новаков" проводилось путём обещания материального вознаграждения или наследства, по определённой схеме:

  • Изучение родственных и общественных связей, особенностей характера, материального положения потенциального кандидата.
  • Завязывание знакомства с вербовщиком.
  • В течение 2-3 лет поддержание отношений исключительно на нерелигиозной почве, окружение вербуемого вниманием и благодеяниями.
  • Посещение намеченного к вербовке лица на дому, разными членами культа под разными предлогами, для дальнейшего изучения ритма жизни, быта и поведения, знакомств и связей.
  • Собеседование с предложением вступить в "корабль" и принять "печати".
  • Утверждение кандидата местным лидером секты.

По информации, полученной учёным от местных антирелигиозных активистов, по крайней мере в трёх крупных городах Северного Кавказа в 1970-х годах существовали скопческие общины, продолжалась практика оскоплений[10]. Деятельность культа велась с соблюдением строгой конспирации. Клибанов приводит подробное описание ритуала посвящения "новаков", включающего клятву "кроме братьев и сестёр, ни с кем о вере не говорить. Ни отцу с матерью, ни родству, ни приятелю, ни явной власти, пусть муки-напасти, не объявлять сию великую тайну"[11]. Причём, за нарушения обетов лидеры секты открыто угрожали последователям расправой[12].

Имеются сведения об отдельных общинах скопцов, существовавших в 1990-х годах в Латвии[13], и в России (Москва[14], Ставрополь[14] и Ставропольский край[14], Орёл[14] и Орловская область[14]). В настоящее время небольшое количество скопцов осталось в некоторых районах Северного Кавказа. Это так называемые «духовные» скопцы (в их общинах хирургическое оскопление не производится). От участников этих сект требуется отправление определённого культа, сохранение аскетического образа жизни.

Структура и организацияПравить

Как отдельное общество, скопцы представляли собой довольно стройное целое, организацию или корпорацию, обладавшую значительными капиталами. Себя они именовали «белыми голубями» (в отличие от «серых голубей» — хлыстов).[14] Этимология самоназвания проста: «убелиться» на жаргоне скопцов означает оскопиться. Свои общины скопцы, как и хлысты, называли «кораблями». Несмотря на декларируемое скопцами равенство всех «братьев» и «сестер», «кормчий», стоящий во главе «корабля», обладал большой властью над прочими общинниками. Помогающая «кормщику» женщина, аналогично хлыстовской практике, именуется «богородицей».

Скопцы отличались сильнейшим прозелитизмом, что определялось необходимостью сохранения секты в условиях почти полного отсутствия рождаемости среди её членов. Существовало несколько основных способов вовлечения в секту новичков:

  • Оскопление малолетних родственников
  • Экономическое закабаление
  • Выкуп крепостных крестьян при условии оскопления
  • Соблазнение деньгами
  • Пропаганда «чистоты», особенно эффективная среди юношества.

Писатель Александр Дюма-отец, во время своего путешествия по России в 1858-1859 годах пробывший три месяца на Кавказе и наблюдавший там скопцов, в своих путевых заметках отмечал, что у скопцов существовала и практика передачи принадлежности к секте по наследству — часть скопцов оскопляла себя только после вступления в брак и рождения одного ребёнка[15]. По утверждению Идриса Шаха, скопцы заводили двоих детей[16].

Обстоятельством, затрудняющим окончательное вступление в секту, являлось её учение о необходимости оскопления, но и его скопцы подкрепляли аргументами, против которых было трудно устоять. Во-первых, тексты из Библии имеющие смысл, выгодный скопцам: кроме Св. Писания, скопцы и в иных книгах духовно-нравственного содержания, наиболее распространённых и уважаемых в народе, отыскивали выражения и целые фразы, говорящие об оскоплении. Во-вторых, физическому страданию от операции оскопления и преследованию со стороны правительства скопцы старались придать строго религиозный характер. Наконец, иногда делалось снисхождение, позволяющее отлагать принятие оскопления на неопределённое время или, по крайней мере, не обязывая к нему сразу же по вступлению в секту.

Религиозные взглядыПравить

Трактовка христианстваПравить

Основой учения скопцов явилась строка из Евангелия от Матфея 19 глава, стих 12:

Есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит.

(Мф. 19:12)

Также скопцы находили указание на возможность оскопления в других цитатах из Священного Писания и Священного Предания:

  • Указание Христа на то, что лучше отсекать члены, которые соблазняют человека, чем поддаться соблазну (Мф. 5:29—30, Мк. 9:43—47);
  • Указания апостола Павла на то, что «те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5:24) и что он сам носит на своём теле «язвы Господа» (Гал. 6:17);
  • Похвала Господа евнухам у пророка Исайи (Ис. 56:4—5);
  • Похвала евнухам в книге Премудрости Соломона (Прем. 3:14);
  • Св. Иустин Философ в «Первой апологии» безо всякого осуждения сообщает о христианском юноше, который, обходя запрет на самооскопление, содержащийся в 24-м апостольском правиле, попросил его оскопить врачей-язычников, но они ему отказали;
  • Св. Амвросий Медиоланский в письме к императору Валентиниану II относит благословение пророка Исайи к тем скопцам, «которые оскопили себя, отсекши детородныя части»;
  • Св. Иоанн Кассиан Римлянин в своём труде «Писания к десяти посланным к епископу Леонтию и Елладию собеседованиям отцов, пребывавших в скитской пустыне» сообщает о том, как по молитве монаха ангел вырвал из его чресл кусок плоти, после чего монах избавился от плотской страсти;
  • Св. Григорий Двоеслов в «Диалогах» сообщает о монахе, который для того, чтобы победить плотскую страсть, «бросился нагой на сосновые иглы и крапиву, долго лежал в них и, только уже когда изранил все тело, встал»;
  • Жития святых, в которых было указано, что целый ряд святых (Феодосий Антиохийский, Агавва Исмаильтянин, Еварест Студит, Феодосий Печерский, Марк Печерский, Вассиан Тиксненский и другие) носили на чреслах вериги, что с медицинской точки зрения было равнозначно медленному оскоплению;
  • Блаженный Феофилакт Болгарский в трактате «В защиту евнухов» пишет, что оскопление не является преступлением[17].

Скопцы строго соблюдали воздержание от мясной пищи, вовсе не употребляли алкоголь, не курили, избегали родин, крестин и свадеб, не участвовали в увеселениях, не пели светских песен, вовсе не ругались. В отличие от членов старообрядческих общин, скопцы охотно посещали православную церковь и даже проявляли в вопросах религиозной обрядности большое усердие. При этом они открыто осмеивали православные обряды и таинства; храм называли «конюшней», священников — «жеребцами», богослужения — «ржанием жеребцов», брак — «случкой», женатых людей — «жеребцами» и «кобылами», детей — «щенятами», а их мать — «сучкой, от которой воняет и в одном месте с ней сидеть нельзя». Деторождение называли причиной обнищания и разорения.

 Вот мы не женимся и замуж не выходим, оттого и богаты. Делайте то же, что и мы, перестаньте верить вашим жеребцам тогда жить будет легче, будете богаты, будете святы. 

Скопческая песня Селиванова своим «детушкам»:

 О возлюбленные детушки! Теперь вам всю правду открою, что я искупитель, родимый батюшка, впредь устрою, кого за какую жизнь и службу удостою. Кому царство растворю, а кого раем подарю, а кого за веру поблагодарю! 

Скопцы веруют, что когда их число достигнет 144 тысячи, наступит страшный суд, за которым будет торжество последователей скопчества. «Последний завет» Селиванова:

 Дожидайте, что скоро растворится неволя; ждите с часу на час, как бы милосердный батюшка, живой спас, не открылся бы вдруг у вас. 

МифологияПравить

Скопцы имели собственный взгляд на Евангелие (считали, что кастрацию прошли все апостолы) и создали собственную мифологию, связанную с их взаимоотношениями с русскими царями. Так, согласно вымыслу скопцов, Павел I был убит именно за отказ принять скопчество, а царём стал согласившийся оскопиться Александр I. Существует скопческая песня, излагающая вымышленную беседу Павла и Кондратия Селиванова, после которой участь царя была решена:

 Наш батюшка искупитель

Кротким гласом провестил:
«Я бы Павлушку простил:
Воротись ко мне ты Павел,
Я бы жизнь твою исправил».
А царь гордо отвечал,
Божества не замечал,
Не стал слушать и ушел.
Наш батюшка искупитель
Своим сердцем воздохнул,
Правой рученькой махнул:
«О земная клеветина,
Вечером твоя кончина!
Изберу себе слугу,
Царя бога на кругу.
А земную царску справу
Отдам кроткому царю:
Я всем троном и дворцами
Александра благословлю,
Будет верно управлять,

Властям воли не давать…»
 

Другая легенда, популярная у скопцов:

Как-то раз будят Александра I сенаторы и говорят ему хмуро: «Мы слышали, что вы, ваше величество, — скопец. Это никуда не годится, чтобы русский царь был скопец. Поедемте в Сенат, там снимете штаны, чтобы правду узнать». Делать нечего, поехал царь в Сенат и там снял штаны, и все увидели: да, действительно скопец. Сенаторы разозлились и хотели его там же удавить. Но в этот момент к Сенату подъезжает Константин, человек невероятной физической силы, тоже скопец, и говорит гвардейцу: отвори ворота. Тот: не велено пускать. Константин вырывает у него шашку и одним движением отрубает ему голову. Вбегает и рубит всех, кто под руку подвернулся, в том числе и злодеев-сенаторов. А спасённому Александру говорит: «эх ты, курицы испугался».

ОбрядыПравить

ОскоплениеПравить

 
Мужчина и женщина скопцы с «печатями»

О. А. Шлезингер в статье в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона отмечалось:

В первое время существования в России скопчества операция оскопления у скопцов состояла в отнятии (ампутации) одних только яичек («удесных близнят») с частью мошонки посредством отжигания раскалённым железом с целью дезинфекции. Отсюда мистическое название: «огненное крещение». Впоследствии скопцы для операции оскопления стали употреблять разного рода острые режущие орудия, а раскалённое железо — лишь для остановки кровотечения. При этом предварительно мошонка стягивалась выше захваченных яичек ниткой, тесьмой или веревкой. Рана покрывалась тряпкой, смоченной в холодной воде или смазанной деревянным маслом, спуском и другими мазями или свежим салом; иногда для остановки кровотечения рана посыпалась порошками квасцов, медного купороса и др. Рана затягивалась недели через четыре рубцом, большею частью подковообразной формы, шедшим поперек остаточной части мошонки. Этот род оскопления, практиковавшийся в начале XX века, назывался «малая печать», «первая печать», «первое убеление», «сесть на пегого коня», «первая чистота».

[18]

В Курской губернии, где скопчество было распространено весьма широко, неоднократно имели место случаи, когда принятие «первой печати» осуществлялось самостоятельно. Наиболее ярким примером можно считать случай самооскопления арестанта Курского тюремного замка, который «отрезал себе ядра бритвой по научению» другого арестанта, обвиняемого в принадлежности к секте скопцов[19].

Однако такая операция, не лишая скопцов вожделения и даже возможности полового соития, некоторым казалась недостаточною, и они решались на отнятие детородного члена, называвшееся «второю», или «царскою печатью», «второю чистотою», «вторым убелением», «сесть на белого коня». Она осуществлялась или вместе с отнятием яичек, или впоследствии (но не ранее, чем через несколько месяцев после «первой печати», иначе высока вероятность летального исхода), при этом в отверстие мочеиспускательного канала устанавливалась оловянная или свинцовая шпенька, или простой гвоздь, чтобы не допустить зарощения уретры. Рана затягивалась при операции в один приём одним рубцом, во втором же случае — двумя рубцами, которые оставались у оскоплённого на всю жизнь.

 
Оскоплённая женщина, у которой была удалена грудь

Существовали также «третья печать» — удаление сосков, а в ряде случаев и «четвёртая» — вырезание на боку у скопца треугольника (мотивация обряда неясна, но можно было бы предположить, зная более точно, в каком именно месте делали вырез, что это знак прободенного копием ребра Иисуса Христа, распятого на кресте (треугольная форма соответствует форме наконечника копья).

К особым способам оскопления относится искусственная гипоспадия (путём искусственной перевязки полового члена), применявшаяся к мальчикам. В Тамбовской губернии существовал особый род скопцов — перевертыши, — которые не лишают себя никаких частей тела, но, вероятно, ещё c детства перекручивают себе семенные канатики. В секте проколышей, основанной Куткиным, употреблялось оскопление посредством прорезывания или прокалывания семенных канатиков.

Зачастую «убелению» подвергались и женщины, входящие в скопческую общину. Существовали «печати» и для женщин: им удаляли половые губы, а в ряде случаев ещё и клитор и груди. Однако в этом случае женщины не теряли способности к деторождению: советский исследователь скопчества этнограф Н. Н. Волков свидетельствует о примерах, когда покинувшие общину женщины даже выходили замуж и имели детей.

РаденияПравить

Основная статья: Радение

В дни накануне (ночью) некоторых больших праздников православной церкви скопцы устраивали собрания единоверцев в особых помещениях. На этих собраниях происходили особые богомоления скопцов — «радения», на которых они пели православные песнопения и скопческие «распевцы» или «стихи», принимали новых членов секты, ходили разными способами, надевая при этом особые белые одежды, длинные рубахи. У скопцов были и свои особенные праздники, посвящённые каким-либо воспоминаниям из жизни основателя скопчества Селиванова; например, 15 сентября — день наказания Селиванова. В такие дни они также устраивали радения.

 
Радение «корабликом»

Существовало четыре способа радений:

  • «корабликом»: радеющие становились в круг один позади другого и ходили гуськом друг за другом, сильно припрыгивая;
  • «стеночкой»: радеющие становились в круг плечом к плечу и ходили «посолонь» (то есть по солнцу, слева направо), припрыгивая;
  • «крестиком»: 4-8 человек становились по одному или по два в каждый угол и затем быстрым шагом, опять-таки припрыгивая, крестообразно менялись местами;
  • в «одиночку»: несколько человек выходили на середину и под такт скороговорчатых «распевцев» начинали кружиться на одном месте, все быстрее и быстрее, так что рубахи их надувались и шумели как паруса.

Эти пляски, которым скопцы предавались до одурения, истощали их силы, что, по мнению скопцов, ослабляло «злую лепость»; а с другой стороны, действовали на радеющих как бы наркотически, доставляя им особого рода наслаждение.

В культуреПравить

  • Один из героев А. С. Пушкина в сказке о «Золотом петушке» — создатель петушка — звездочёт является скопцом.
  • Скопцы часто упоминаются у Ф. М. Достоевского.
  • Скопчество занимает большое место в творчестве новокрестьянского поэта Н. А. Клюева, который, по всей вероятности, сам был в своё время связан с данной сектой.
  • Свои впечатления от встреч со скопцами в России изложил Александр Дюма в книгах путевых очерков «Из Парижа в Астрахань» и «Кавказ».
  • Д. С. Мережковский, роман «Александр I».
  • Скопцам посвящён фильм «Белые голуби» (киностудия «Русь», 1918).
  • Анна Радлова, «Богородицын корабль» и «Повесть о Татариновой».
  • В стихотворении В. В. Маяковского «Надо бороться».
  • В романе «Шатуны» Юрия Мамлеева главный герой встречается со скопцами и наблюдает их обряды.
  • В романе «Мне ли не пожалеть…» Владимира Шарова секта скопцов играет большую (хотя и фантастическую) роль.
  • В романе «История моего современника» Владимира Короленко описываются его встречи в Сибири со скопцами, которых он называет «изуверной сектой».
  • В романе «Крещённые кровью» Александра Чиненкова драматически описана секта скопцов и их влияние на судьбы бывших адептов.
  • Скопцы упоминаются в романе Альфреда Бестера «Тигр! Тигр!» (в некоторых переводах — «секта Скоптски»). В книге фигурирует секта так называемых «новых скопцов», видящих корень зла в человеческих ощущениях. Члены секты подвергаются операции, лишающей их всех пяти чувств. Исключение составляют ухаживающие за остальными.
  • Скопцы упоминаются на всём протяжении романа «Конец Вазир-Мухтара» Юрия Тынянова.
  • Евгений Евтушенко, «Баллада о большой печати»;
  • Андрей И, «Искатели Якутии», выпуск 12: «Скопцы. Исковерканные судьбы»;
  • Телепередача «Следствие вели с Леонидом Каневским»; Выпуск 137. Скопцы.
  • Скопцам посвящён роман А. Н. Варламова «Затонувший ковчег».
  • В романе «Т» Виктора Пелевина главному герою (прототип — Лев Толстой) конь предлагает оскопить себя; в рассуждениях коня обыгрывается традиционная для скопцов аргументация.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 БРЭ, 2015, с. 361.
  2. Панченко, 2002.
  3. "Надеждин пишет: «В собраниях скопческих употребляется преимущественно осьмиконечный крест; молятся они двуперстно, ходят посолонь; имя Христово пишут большею частию по-раскольничьи — Исус, а не Иисус». Санкт-Петербург. 21-го февраля. // Лесков Н. С. Сборник статей. — М., Директ-Медиа, 2014. — С. 43—50. — 151 с. ISBN 978-5-4475-2926-0
  4. Панченко, 2004.
  5. Новиков К. Наследие скопцов // Коммерсант-Деньги. — № 49 (655).
  6. Аркон Дарол, «История тайных обществ» (1961). ISBN 0-8065-0857-4
  7. Нехамкин С. Членовредители // Аргументы недели. — № 11 (149).
  8. Клибанов, 1974, с. 67.
  9. Струве Н. А. Современное состояние сектантства в Советской России // «Вестник РСХД», 1960 г.
  10. Клибанов, 1974, с. 54-61.
  11. Клибанов, 1974, с. 59.
  12. Клибанов, 1974, с. 37.
  13. Гайворонский К. Скопский хутор. Архивная копия от 4 апреля 2017 на Wayback Machine // СМ-сегодня, 22.01.1999.
  14. 1 2 3 4 5 6 Скопцы // Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. — 3-е изд, доп. и перераб. Т. 2. Оккультизм. Часть 1. — М., 1999. — 596 с.
  15. Глава LVII. Скопцы // Дюма А. «Кавказ». / Пер. с фр. П. Н. Роборовского; лит. обр., пер. недостающ. частей, вступ. ст., послесл., прим. и коммент. М. И. Буянова; ред. д-ра фил. наук, проф. Т. П. Буачидзе. — Тбилиси: Мерани, 1988. — 304 с.
  16. Аркон Дарол, «История тайных обществ» (1961). ISBN 0-8065-0857-4
  17. Margaret Mullett, «Theophylact of Ochrid’s ‘In Defence of Eunuchs’.», 2002; Neil Moran, «Byzantine castrati. Plainsong and Medieval Music», Cambridge University Press, 2002, Т. 11, № 2, 99-112; Kathryn M. Ringrose, «The Perfect Servant: Eunuchs and the Social Construction of Gender in Byzantium».
  18. Шлезингер О. А. Скопцы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  19. Апанасёнок А. В., Черныш А. В. Путь к «царской печати»: из истории распространения скопчества в Курской губернии в XIX в. // Вестник Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина. 2013. С. 74—81

ЛитератураПравить

на русском языке
на других языках

СсылкиПравить