Па́вел I Петро́вич (20 сентября [1 октября1754, Санкт-Петербург — ночь с 11 на 12 [24] марта 1801[4][5][6][7], Санкт-Петербург[8]) — император Всероссийский с 6 (17) ноября 1796 года, великий магистр Мальтийского ордена с 29 ноября (10 декабря1798 года[9][10][11][12]. Представитель династии Гольштейн-Готторп-Романовых. Сын Екатерины II и Петра III. Внук герцогини Голштинской Анны Петровны, дочери Петра Великого.

Павел I Петрович
6 (17) ноября 1796 — 12 (24) марта 1801
Коронация 5 (16) апреля 1797
Предшественник Екатерина II
Преемник Александр I
Наследник цесаревич Александр Павлович с 1796 по 1801 гг.
29 ноября (10 декабря1798 — 12 (24) марта 1801
Предшественник Фердинанд фон Гомпеш
Преемник титул вакантен
Александр I
1 июля — 14 декабря 1773 года
Предшественник Кристиан VII
Преемник Фридрих Август I
17 июля 1762 — 1 июля 1773
Предшественник Пётр III
Преемник титул упразднён (Кристиан VII как король Дании)
6 (17) июля 1762 — 6 (17) ноября 1796
Предшественник Михаил Голицын
Преемник Иван Чернышёв
Рождение 20 сентября (1 октября) 1754[1][2][…]
Санкт-Петербург, Российская империя
Смерть 11 (23) марта 1801[2][3] (46 лет) или 12 (24) марта 1801[3][2][…] (46 лет)
Санкт-Петербург, Российская империя
Место погребения Петропавловский собор
Род Гольштейн-Готторп-Романовы
Отец Пётр III
Мать Екатерина II
Супруга 1) Наталья Алексеевна (Августа-Вильгельмина-Луиза Гессен-Дармштадтская)
2) Мария Фёдоровна (София Мария Доротея Августа Луиза Вюртембергская)
Дети От 1-го брака: нет
От 2-го брака:
сыновья: Александр, Константин, Николай, Михаил
дочери: Александра, Елена, Мария, Екатерина, Ольга, Анна
Отношение к религии православие
Автограф Изображение автографа
Монограмма Монограмма
Награды
Военная служба
Звание генерал-адмирал Российского императорского флота,
полковник Русской гвардии
Известен как «русский Гамлет»
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Во внутренней политике про­во­дил курс на цен­тра­ли­за­цию и даль­ней­шую бю­ро­кра­ти­за­цию управ­ле­ния, ограничения привилегий дворянского сословия; в области военного строительства ори­ен­ти­ро­вал­ся на прусскую мо­дель, стре­мясь к про­фес­сио­нализации вой­ска; во внешней политике участвовал в соз­да­нии 2-й ан­ти­фран­цуз­ской коа­ли­ции, но в 1800 году вы­шел из неё и на­чал про­во­дить по­ли­ти­ку сбли­же­ния с наполеоновской Фран­ци­ей против Англии[13].

Проводимая императором политика ограничения дворянских свобод и привилегий, вызывавшие широкое отторжение дворянским офицерским корпусом военные преобразования, внешнеполитическая переориентация, непоследовательность и эксцентричность ряда мер, а также некоторые свойства его характера привели к широкому недовольству в среде гвардии и придворных сановников[14]. В результате развития хода заговора, составленного с согласия его сына и наследника престола, целью которого было принудить Павла к отречению от царского престола, император Павел I был убит группой нетрезвых гвардейских офицеров в Михайловском замке в ночь с 11 (23) марта 1801 на 12 (24) марта 1801 года.

Наследник

править

Рождение

править
 
Портрет Павла Петровича в детстве. Неизвестный художник. 2-я половина 18 века. Костромской краеведческий музей

Великий князь Павел Петрович родился 20 сентября 1754 года в Петербурге, в Летнем дворце Елизаветы Петровны. Крещён 25 сентября[15] духовнико́м императрицы Елизаветы Петровны протоиереем Фёдором Дубянским[16].

 
Летний дворец, место рождения императора Павла
 
Медаль в честь рождения Павла I. На медали изображена жена, символизирующая Россию, готовая принять новорожденного цесаревича. Надпись гласит: In votum venit («Вожделенный пришел»)[17].

Имя Павел при крещении было дано ему по велению императрицы.

Несмотря на внешнее сходство Павла с отцом, впоследствии при дворе упорно ходили слухи, что ребёнок был зачат Екатериной от своего первого фаворита, Сергея Салтыкова, знаменитого в своё время красавца. Слухи подпитывало то обстоятельство, что Павел появился на свет через десять лет брака Петра и Екатерины, когда многие уверились в бесплодности этого союза (свет на 10-летнюю бездетность брака Екатерина проливает в своих мемуарах, в которых намекает, что до хирургической операции её муж страдал от фимоза)[18].

Воспитание, вопрос престолонаследия

править

Первым воспитателем Павла стал близкий к Шуваловым дипломат Фёдор Дмитриевич Бехтеев. Бехтеев принялся учить Павла читать по-русски и по-французски по весьма оригинальной азбуке. На русских солдатиках он нарисовал кириллические буквы, а на французских — латинские и быстро научил великого князя чтению и арифметике при помощи игрушечных солдатиков и складной крепости.

 
Портрет Павла Петровича в возрасте семи лет с небесно-голубой муаровой андреевской лентой, в мундире артиллериста и со сложенной внизу горностаевой коронационной мантией (Фёдор Рокотов, 1761, Русский музей, Санкт-Петербург)

В 1760 году Елизавета Петровна заменила тяжело заболевшего и вскоре умершего главного наставника, предписав следующему наставнику основные параметры обучения в своей особой инструкции[19]. Им стал по её выбору Никита Иванович Панин. Панин обозначил весьма обширный круг тем и предметов, в которых, по его мнению, должен был разбираться цесаревич[20]. Возможно, именно в соответствии с его рекомендациями был назначен ряд «учителей-предметников». Среди них были митрополит Платон (Закон Божий), Гранже (танцы), композитор Винченцо Манфредини (игра на клавесине и теория музыки, позднее композитор даже посвятил цесаревичу Павлу свою книгу «Regole armoniche о sieno precetti ragionati» — «Правила гармонические или мелодические» Венеция, 1775). Став императором Павел пригласит старого учителя снова в Петербург, где он и скончался. Один из младших наставников Павла, преподаватель естественной истории Семён Порошин ,[21], вёл дневник (1764—1765 гг.), ставший впоследствии ценным историческим источником по истории двора и для изучения личности цесаревича[22].

Когда Павлу исполнилось 7 лет, умерла императрица Елизавета Петровна, и он получил возможность постоянно общаться с родителями. Но, став государем и будучи очень занят государственными делами и музыкальной деятельностью, Петр III мало уделял внимания сыну.

 
Портрет Великого князя Государя Павла Петровича кисти Ж. Сансуа. До 1764 года. ГРМ. Санкт-Петербург

Павел был провозглашён государем цесаревичем и наследником престола 28 июня 1762 года года в возрасте семи с половиной лет, в день свержения Петра III.

Уже в юные годы Павла стала занимать идея рыцарства[23].

В 11 лет цесаревич перенес первую серьёзную болезнь, которая сопровождалась судорогами. Сохранить жизнь Павлу тогда удалось только путем операции на горле. Из-за болезни произошло сокращение нервов на лице цесаревича. В 16 лет Павел заболел снова и очень тяжело, почти неделю находясь на грани жизни и смерти. В результате этих болезней в последующем внешность Павла постепенно начала меняться в худшую сторону[24].

Достигнув совершеннолетия, великий князь по настоянию матери уступил 5 октября 1773 года свои права на отеческие владения в Шлезвиг-Гольштейнском герцогстве, к которым принадлежали города Киль, Апенраде, Ноймюнстер, датскому королю Кристиану VII, взамен графств Ольденбург и Дельменхорст в Северной Германии, от которых так же был вынужден отказаться 14 декабря того же года в пользу своего родственника, родного дяди его матери — герцога Фридриха Августа, любекского протестантского епископа.

Поскольку в России не было закона о престолонаследии и точно не определялся возраст династического совершеннолетия, было неясно, с какого момента Павла можно считать вышедшим из детства. Было при этом очевидно, что вряд ли удастся отложить этот момент надолго после его 18-го дня рождения в октябре 1772 года. Именно в этот период Екатерина испытывала особенную необходимость остерегаться попыток возвести его на престол[25] Во время болезни Павла, когда у Екатерины II появились сомнения, «упрочит ли брак Цесаревича, вследствие слабости его здоровья, порядок престолонаследия в государстве, на Софию Степановну, сговорчивую бездетную молодую двадцатипятилетнюю вдову недавно умершего от чахотки генерал-майора Михаила Петровича Черторыжского, возложено было поручение испытать силу своих прелестей над сердцем великого князя»[26].

В 1772 году у Павла от фрейлины Софьи Степановны Ушаковой родился незаконный сын Семён, которого императрица взяла к себе во дворец на воспитание и дала ему фамилию «Великий». Целых 5 лет, до рождения законного сына Павла — Александра, Семен Великий оставался гарантией власти для его царственной бабушки на случай внезапной кончины Павла.

Отношения с матерью — Екатериной II

править
 
Екатерина II с сыном и старшим внуком. Гравюра и медная доска в зеркальном отражении для её печати

Сразу после рождения Павел был отселён от матери. Его мать могла видеть его редко и только с разрешения императрицы Елизаветы Петровны. Когда Павлу было восемь лет, его мать, опираясь на гвардию, осуществила переворот, вскоре после которого отец Павла при не вполне выясненных обстоятельствах внезапно умер.

При вступлении на престол Екатерины войска присягали не только ей самой, но и наследнику Павлу Петровичу. Есть сведения, что в преддверии венчания на царство Екатерина дала письменное обязательство о передаче короны Павлу по достижении совершеннолетия, впоследствии уничтоженное ею. В действительности она не собиралась поступаться полнотой своей власти и делиться ею ни в 1762 году, ни позже, когда Павел повзрослел. Все недовольные Екатериной и её правлением в такой ситуации возлагали свои надежды на Павла как на единственного законного наследника престола.

В 1771 году восставшие ссыльные на Камчатке во главе с Морицом Августом Бенёвским присягнули Павлу как императору и привели к такой присяге всех жителей Большерецкого острога. Бенёвский и капитан Степанов от имени всех восставших написали, огласили и отправили в столицу «Объявление в Сенат», в котором говорилось о беззакониях, которые чинили в России императрица Екатерина, её двор и её фавориты. В «Объявлении» упоминалось о том, что «законный государь Павел Петрович» неправильно лишён престола, о бедствиях российского народа и несправедливости распределения общественных благ, о гнёте самодержавия и бюрократического строя, мешающего развитию ремёсел и торговли. «Объявление» — уникальное совместное политическое обвинение узурпаторши трона Екатерины от имени дворянства и простого народа[27][28]. Емельян Пугачёв, выдававший себя за «спасшегося за морем» царя Петра III, постоянно упоминал наследника как своего сына.

Павел воспитывался как наследник престола, но чем старше он становился, тем дальше его держали от государственных дел. Императрица и её сын стали друг другу совершенно чужими людьми.

Считается, что во время приезда в Петербург в 1777 году двоюродного брата Екатерины — шведского короля Густава III, который был главой масонской ложи шведского устава, князь Куракин организовал тайную встречу, на которой в масоны был принят и престолонаследник[29].

После рождения у Павла старшего сына, наречённого Александром, Екатерина рассматривала возможность передачи престола любимому внуку в обход нелюбимого сына. Опасения Павла в таком развитии событий укрепляла ранняя женитьба Александра, после которой по традиции наследник считался совершеннолетним. Из письма Екатерины от 14 (25) августа 1792 года своему корреспонденту барону Гримму: «Сперва мой Александр женится, а там со временем и будет коронован со всевозможными церемониями, торжествами и народными празднествами». Торжества по случаю брака своего сына Павел I демонстративно проигнорировал[30].

Накануне смерти Екатерины некоторые придворные ждали обнародования манифеста об отстранении Павла, заключении его в эстляндском замке Лоде и провозглашении наследником Александра[31]. Существовало мнение, что пока Павел I ждал ареста, манифест (завещание) Екатерины самолично уничтожил кабинет-секретарь Александр Безбородко, что позволило ему получить при новом императоре высший чин канцлера[32][33].

Наряду с этим, наследник был популярен: австрийский посланник в Петербурге Иосиф Лобковиц писал в Вену в 1775 году: «Павел — кумир своего народа»[34]

 
Художник Стефано Торелли. Цесаревич Павел представляет матери свою вторую будущую супругу

В первый раз Павел женился 29 сентября 1773 года на великой княжне Наталье Алексеевне, рождённой принцессой Августой Вильгельминой Луизой Гессен-Дармштадтской, дочерью ландграфа Гессен-Дармштадтского Людвига IX и Каролины Цвейбрюкен-Биркенфельдской. Через два с половиной года семейной жизни, 15 апреля 1776 года, принцесса умерла после многодневных мучений при первых родах. Плод также оказался мёртвым.

В том же 1776 году году Павлу подобрали новую невесту — Софию-Доротею Вюртембергскую, дочь Фридриха Евгения, герцога Вюртембергского.

Жизнь в Павловске

править

По случаю рождения в семье Павла будущего наследника престола, ставшего позже императором Александром I, Екатерина II, став счастливой бабушкой, подарила его отцу, Павлу Петровичу, 362 десятины земель с деревнями и крестьянами, по берегам небольшой реки Славянки. Новая усадьба всего в четырёх верстах от императорского Царского Села получила название села Павловского. На берегах Славянки появились сначала два деревянных великокняжеских дома: Паульлюст («Павлова утеха») и Мариенталь («Мариина долина»).

В 1781 году цесаревич вместе с супругой предпринял гран-тур — большое заграничное путешествие по Европе в конных экипажах, растянувшееся на полтора года и 14 тысяч километров. К тому времени они уже пять лет были в браке и у них родились два мальчика. Путешествовали инкогнито, под именами графа и графини Северных (Du Nord)[35].

Совместная жизнь в Павловском имении оказалась не очень долгой. Екатерина по случаю рождения третьего ребёнка в семье и своей первой внучки Александры подарила великокняжеской чете уже готовую огромную недавно достроенную орловскую резиденцию в Гатчине, которая была гораздо больше и дальше отделена территориально от двора царицы и в которой великий князь весь год мог жить вполне самостоятельно и спокойно заниматься своими делами вдали от властной матери.

Жизнь в Гатчине

править

После рождения в семье наследника третьего ребёнка — первой дочери, названной Александрой, и именно в связи с её рождением в 1783 году, Екатерина подарила сыну Гатчину, выкупленную у наследников недавно умершего графа Григория Орлова, своего бывшего фаворита.

Уехав из столицы в Гатчину, Павел завёл обычаи, резко отличные от петербургских. Одно из первых по времени описаний Гатчины, уже по восшествии Павла на престол, принадлежит барону Бальтазару Кампенгаузену (СПб., 1797 г.):

«Внутренность дворца столь же свободна от упрёка в перегруженности роскошью, столько она отвечает внешнему его виду по вкусу и величественности. Настоящим своим устройством и отделкою она почти всецело обязана нынешним своим владельцам. Неоднократно нужно её осмотреть, чтобы иметь возможность её узнать и описать. … Всюду господствует величайшая чистота и нигде не встречается тех тёмных переходов, которые в столь многих дворцах производят отталкивающее впечатление».

Создавая в Гатчине подчиненный только ему и им воспитанный военный отряд, Павел подражал Петру Великому, перед которым преклонялся. Судя по воспоминаниям современников, Павел открыто сравнивал впоследствии гатчинские войска с «потешными» полками Петра, а своих офицеров — с его сподвижниками. Общеизвестно, что Пётр I до прихода к власти создал два полка по иностранному образцу: Семёновский и Преображенский.

 
Парадный плац перед Гатчинском дворцом на картине Густава Шварца

Гатчинские войска принято характеризовать отрицательно — как грубых солдафонов, обученных лишь фрунту и шагистике. Сохранившиеся планы учений опровергают этот растиражированный стереотип. С 1793 по 1796 годы на учениях гатчинские войска под командованием цесаревича отрабатывали приёмы залпового огня и штыкового боя. Отрабатывалось взаимодействие различных родов войск при форсировании водных преград, проведении наступления и отступления, а также отражении морского десанта противника при его высадке на берег.

Великий князь и княгиня продолжали активно интересоваться и заниматься музыкой. Так, в 1787 году крупный итальянский композитор Доменико Чимароза получает приглашение из Петербурга стать придворным капельмейстером, где до него эту должность занимали Арайя, Сарти, Галуппи, Траэтта и другие иностранцы. В российской столице Чимароза пишет и ставит оперы-сериа «Дева солнца» и «Клеопатра», создаёт многочисленные вокальные, инструментальные и хоровые сочинения, даёт уроки музыки жене наследника престола — Марии Фёдоровне и их детям Александру и Константину — будущему императору и его брату. А сам Павел становится крёстным отцом сына композитора, названного в честь него Паоло, и сама церемония крещения проходила в церкви Св. Екатерины в присутствии придворных и дипломатов[36].

Правление

править

Внутренняя политика

править
 
Художник Мартин Фердинанд Квадаль. Церемония коронации Павла I в Успенском соборе Московского Кремля

Павел вступил на престол 6 (17) ноября 1796 года в возрасте 42 лет. 5 апреля 1797 года, в первый день Пасхи, состоялась его коронация в Успенском соборе Московского Кремля.

По восшествии на престол новый император амнистировал находившихся в опале при Екатерине вельмож и общественных деятелей, в частности, был возвращён из ссылки Радищев; Н. Н. Трубецкому и Ивану Тургеневу дозволено вернуться в Москву, причём последний был назначен директором Императорского Московского университета. Свободу также получили Николай Новиков и все польские повстанцы (всего 87 человек), в том числе сам Костюшко.

В ноябре 1796 года, по повелению Павла, прах Петра III был торжественно перенесён из могилы в Невском монастыре в Зимний дворец, где состоялось совместное коронование его праха и трупа Екатерины II; в декабре того же года они были торжественно совместно похоронены в Петропавловском соборе, усыпальнице российских императоров[37].

Павел, приступил к реформам, менявшим порядки и обычаи, заведённые при Екатерине; уничтожение всего, что было сделано его матерью, явилось главной характеристикой правления.

Реформа престолонаследия

править

В день коронации Павел I публично прочёл принятый новый закон о престолонаследии, который вводил прин­цип пер­во­род­ст­ва, то есть принцип наследования пре­сто­ла стар­шим сы­ном, что восстанавливало традиционную в Русском государстве практику, изменённую императором Петром в 1722 году (на­зна­че­ния на­след­ни­ка)[38]. Акт о престолонаследии 1797 года вводил так называемую австрийскую (полусалическую) примогенитуру, при которой преимущество в наследовании имели потомки мужского пола. Впервые были установлены правила регентства.

 
Подписи и печати великого князя Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны на акте о престолонаследии.

Акт дополнялся и уточнялся положениями принятого в тот же день «Учреждения об Императорской фамилии», которое определяло состав императорской фамилии, иерархическое старшинство её членов, их права и обязанности, устанавливало гербы, титулы, источники и размеры содержания членов императорской фамилии. В тот же день было принято и «Установление для орденов кавалерских российских»[39][40].

 
Учреждение об Императорской фамилии

Облегчение положения крестьян

править
 
Павел Первый . Миниатюра кисти Августина Христиана Ритта, 1797

5 апреля 1797 года в Москве был дан Манифест «О трёхдневной работе помещичьих крестьян в пользу помещика, и о непринуждении к работе в дни воскресные», известный как Манифест о трёхдневной барщине, впервые со времени появления в России крепостного права юридически ограничивший использование крестьянского труда в пользу государства и помещиков тремя днями в течение недели.

Павел I приурочил издание Манифеста о трёхдневной барщине к собственной коронации в Москве 5 (16) апреля 1797 года, поставив его в один ряд с ключевыми законами своего царствования. По мнению историка А. Г. Тартаковского, император тем самым «доказал, какое исключительное государственное значение он ему [Манифесту] придавал, несомненно видя в нём документ программного характера для решения крестьянского вопроса в России»[41].

Кроме того, новый император разрешил крестьянам жаловаться на помещиков (до того действовал запрет, введённый Екатериной II). Павел лично хотел рассматривать их жалобы, для чего у Зимнего дворца был поставлен ящик для жалоб.

Павел при этом не помышлял об отмене крепостного права, полагая, что такой шаг будет стоить ему престола[42].

Отношение к Манифесту о трёхдневной барщине современников
править

Издание Манифеста о трёхдневной барщине приветствовали как старые екатерининские чиновники реформаторского толка (Я. Е. Сиверс, А. А. Безбородко и др.), так и будущие реформаторы первой половины XIX века (М. М. Сперанский, В. П. Кочубей, П. Д. Киселёв и др.). Сперанский назвал павловский Манифест замечательным для своего времени.

Закон воспели придворные поэты:

Крестьян на тяжку призрел долю,
На пот их с кровию воззрел,
Воззрел и дал им полну волю
Свободным в праздник быть от дел;
Рассек на части их недели,
Чтоб три дня барщину потели,
А три дня жали свой загон;
Детей и сирых бы кормили,
А в праздник слушать бы ходили
Святой божественный закон

фрагмент «Оды государю императору Павлу Петровичу» С. В. Руссова, написанной к первой годовщине царствования Павла I[43]

Представители иностранных держав увидели в нём начало крестьянских реформ (советник прусского посольства Вегенер, присутствовавший на коронации Павла I, писал своему руководству, что Манифест — «единственная вещь, которая произвела сенсацию», «закон, столь решительный в этом отношении и не существовавший доселе в России, позволяет рассматривать этот демарш императора как попытку подготовить низший класс нации к состоянию менее рабскому»)[44].

За Манифест о трёхдневной барщине Павла хвалили декабристы, отмечая стремление государя к справедливости (Н. И. Тургенев)[45], видя в нём «смелого реформатора» (А. В. Поджио)[46], пользовавшегося любовью простого народа (М. А. Фонвизин)[47].

Недовольством и бойкотом встретили Манифест консервативные дворянско-помещичьи круги (князь И. В. Лопухин и др.), считавшие его ненужным и вредным законом. Сенатор Лопухин впоследствии открыто предостерегал Александра I, «чтоб не возобновился Указ, разделяющий время работ крестьянских на себя и на помещиков, ограничивающий власть последних». «Хорошо, что (павловский закон) оставался как бы без исполнения», — писал Лопухин государю, потому что «в России ослабление связей подчинённости крестьян помещикам опаснее нашествия неприятельского»[48].

Крестьяне расценили его как закон, официально защищавший их интересы и облегчавший их тяжёлое положение, и пытались жаловаться на бойкотирование его норм помещиками.

А. Н. Радищев в статье «Описание моего владения» (1801—1802) утверждал, что в ситуации неопределённости правового статуса крестьянина и помещика регламентация крестьянских повинностей изначально была и будет обречена на провал: «на нынешнее время законоположение сие невеликое будет иметь действие, ибо состояние ни землевладельца, ни дворового не определено»[49].

 
Портрет Императора Павла в начале царствования кисти Боровиковского

Ограничение привилегий дворянства

править

Его действия в отношении дворянства имели в виду ограничение дворянских привилегий, данных Жалованной грамотой 1785 года.

  • Дворян, уклоняющихся от гражданской и военной службы стране, Павел I приказал предавать суду. Император резко ограничил переход с военной службы на гражданскую. С 1799 г. вводился порядок перехода с военной службы на гражданскую только с разрешения Сената. Не служившим государству дворянам было запрещено участвовать в дворянских выборах и занимать выборные должности.
  • 2 (13) января 1797 года Павел I отменил статью Жалованной грамоты, запрещавшую применять телесные наказания к дворянскому сословию. Были введены телесные наказания дворян за убийство, разбои, тяжёлые служебные преступления, а также за разврат и пьянство на службе.
  • Император Павел I Петрович за очень короткое время подтянул финансовую дисциплину и выгнал с государственной службы по подозрению в коррупции и казнокрадстве почти 20 тысяч чиновников и офицеров.
  • 24 апреля (5 мая1797 года Павел I лишил дворянство права предоставления коллективных жалоб государю, Сенату и губернаторам областей. Указом от 4 (15) мая 1797 года император запретил дворянам подавать коллективные прошения. Таким образом Павел I ограничил дворянские депутации и возможность подавать жалобы без персональной ответственности за ложный донос. Это стало возможно только с разрешения губернатора.
  • Император указом от 15 (26) ноября 1797 года запретил допускать к участию в выборах дворян, уволенных со службы за проступки. Число избирателей было сокращено, и губернаторы получили право вмешиваться в выборы.
  • Указом от 18 (29) декабря 1797 года дворян обязали платить налог для содержания органов местного самоуправления в губерниях. В 1799 году сумма налога была увеличена.
  • В 1798 году Павел I запретил дворянам, прослужившим офицерами менее года, просить отставку.
  • В 1799 году дворяне стали платить подать по 20 рублей «с души».
  • Также в 1799 году упразднены губернские дворянские собрания.
  • 23 августа (4 сентября1800 года отменено право дворянских обществ выбирать заседателей в судебные органы.

Губернатор, сенатор, действительный тайный советник, масон Ф. П. Лубяновский вспоминал:

… нельзя было не заметить с первого шага в столице, как дрожь, и не от стужи только, словно эпидемия, всех равно пронимала… эта эпоха уже имела свои названия. Называли её, где так требовалось: торжественно и громогласно — возрождением; в приятельской беседе, осторожно, в полголоса — царством власти, силы и страха; в тайне между четырёх глаз — затмением свыше.

С другой стороны Е. С. Шумигорский писал:

«масса простого народа в несколько месяцев, получившая большее облегчение в тягостной своей доле, чем за всё царствование Екатерины, и солдаты, освободившиеся от гнёта произвольной командирской власти и почувствовавшие себя на „государственной службе“, с надеждой смотрели на будущее: их мало трогали „господские“ и „командирские“ тревоги»[50].

В мемуарах и книгах по истории часто упоминают о десятках и тысячах сосланных в Сибирь в павловское время. На самом деле по документам того времени число сосланных не превышает всего десяти человек. Эти люди были сосланы в Сибирь за воинские и уголовные преступления: взятки, воровство в особо крупных размерах и прочие. Многие же из служащих, удалённых от двора и отправленных Павлом «в ссылку» или «в опалу» в свои имения, через несколько месяцев были возвращены им в столицу, и притом с повышением в чине[51].

Павел I и Суворов

править

Показательна история с известной ссылкой фельдмаршала Суворова:

Суворов открыто выступал против военных реформ императора Павла I в армии и продолжал воспитывать солдат по-своему. Он говорил: «Русские прусских всегда бивали, что ж тут перенять?», «Пудра не порох, букля не пушка, коса не тесак, и я не немец, а природный русак».

Эти неисполнения монаршей воли вызывали частое раздражение и гнев императора, но лишь 6 февраля 1797 года по результатам проведённого императором смотра войск (и предшествующих финансовых ревизий) А. В. Суворов, вместе с пятью другими фельдмаршалами, наконец-то был уволен в отставку без права ношения мундира, а в конце марта он прибыл в своё имение «Губерния» у белорусского городка Кобрин. С ним последовали 19 уволенных со службы бывших офицеров его штаба, каждому из которых Суворов подарил по своей небольшой деревне с крепостными крестьянами.

По свидетельству мемуаристки графини В. Н. Головиной, в самый день такой долгожданной торжественной коронации 5 апреля 1797 года Павлу I поступил рапорт от генерал-лейтенанта, сенатора, действительного тайного советника М. П. Румянцева, который доносил, что Суворов в Кобрине «волнует умы и готовит бунт». Государь распорядился немедленно Суворова оттуда выслать под надзор в собственное же его имение Кончанское (Боровичский уезд, Новгородская губерния)[52].

Арестованные соратники Суворова были посажены в Киевскую крепость, но после двух месяцев дознания отпущены по домам, поскольку никакой вины за ними установить не удалось (пытки при Павле не применялись и никто никого не оговорил)[53].

Поначалу условия содержания Суворова в Кончанском были весьма строгими — надзирателю было предписано находиться при графе неотлучно, перехватывать любую корреспонденцию, воспрещать какие-либо перемещения за пределами села и приём посетителей. Позднее, опальный жил в доме на отшибе со своим камердинером Прохором Ивановым и двумя отставными солдатами, часто общался со своими крестьянами-карелами на их языке. Множество православных карелов переселилось в эти земли с территорий, отошедших к Швеции по Столбовскому мирному договору 1617 года.

Помимо опалы и ссылки, Павел I дал ход множеству исковых дел против графа Суворова, первые из которых, связанные со снабжением войск во время польской кампании, были начаты ещё Екатериной II. Вместе с новыми гражданскими исками и результатами служебных ревизий сумма финансовых претензий к Суворову составила более 800 000 рублей и продолжала расти, по мере открытия новых обстоятельств.

1 февраля 1798 года князь Горчаков получил приказание ехать к Суворову и сообщить, что фельдмаршал может вернуться в Петербург. Однако в столице вернувшийся Суворов продолжал вызывать недовольство Павла, по-прежнему постоянно публично подшучивая над новыми армейскими порядками. Вскоре сам Суворов изъявил желание вернуться обратно в Кончанское; надзор с него был снят, а переписка более не контролировалась. В начале сентября 1798 года к Суворову в имение приехал его старый сослуживец генерал-майор Прево де Люмиан, отправленный Павлом I узнать мнение Суворова о том, как вести войну с французами в современных условиях (победы Наполеона вызвали обеспокоенность русского двора). Суворов продиктовал девять правил ведения войны, отражавшие наступательную стратегию полководца[54].

Несмотря на это и подобные посещения и свободу перемещений, в селе здоровье Суворова ухудшилось, усилилась скука и раздражительность, и он принял решение удалиться в монастырь.

В декабре 1798 года он написал прошение императору и 6 февраля 1799 года в Кончанское приехал флигель-адъютант Толбухин привезя Суворову письмо императора:

«Граф Александр Васильевич! Теперь нам не время рассчитываться. Виноватого Бог простит. Римский император требует вас в начальники своей армии и вручает вам судьбу Австрии и Италии…»[54].

 
Неожиданное послание от Императора Павла I к Суворову в Кончанском. Художник П. И. Геллер, 1902 год.

Собравшийся за пару часов Суворов стремительно прибыл в Петербург, где по свидетельству очевидца этого момента А.Рибопьера упал императору прямо в ноги[55]. Такой приём вывел Государя из терпения и тот сам поднял его и осыпал Суворова милостями и ласкою. Он собственноручно надел на графа Мальтийскую рыцарскую бриллиантовую цепь ордена Св. Иоанна Иерусалимского и знак Большого креста.

Когда Павел I вручил под командование фельдмаршала свою реформированную им самим за два с половиной года, новую переэкипированную в тёплую форму армию с перевооружённой отлаженной артиллерией, Суворов воскликнул: «Боже, спаси царя!». На что император Павел возразил: «Тебе спасать царей!» От Государя фельдмаршал побежал в большую придворную церковь и долгое время лежал там перед алтарём[55].

А всего через полгода, в июле 1799 года, когда русско-австрийскими войсками под командованием А. В. Суворова были освобождены крепости Алессандрия и Мантуя, указом сардинского короля Карла Эммануила IV от 12 (23) июня 1799 года главнокомандующий союзной русско-австрийской армией фельдмаршал граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский возведён, по праву первородства, в княжеское достоинство с титулом «Кузен короля» и Гранд Сардинского королевства и получил чин Великого маршала войск пьемонтских. Высочайшим рескриптом Павла I от 2 (13) августа 1799 года дозволено ему принять означенные титулы и пользоваться ими в России.

Император Павел был чрезвычайно рад, что его подданный, предводитель русско-австрийских войск, сделался предметом такого внимания и отличий, что высказал это в любезном рескрипте на имя Сардинского короля, благодаря его за великодушную оценку заслуг Суворова и русской армии. И самому Суворову Павел выразил по этому поводу своё благоволение. Дозволив принять отличия, пожалованные Карлом Эммануилом, Государь написал:

«через сие вы и мне войдёте в родство, быв единожды приняты в одну царскую фамилию, потому что владетельные особы между собою все почитаются роднёю»[56].

Именным Высочайшим указом от 8 (19) августа 1799 года генерал-фельдмаршал граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский возведён, с нисходящим его потомством, в княжеское Российской империи достоинство с титулом князя Италийского и повелено ему именоваться впредь князем Италийским графом Суворовым-Рымникским.

24 августа (4 сентября1799 года император Павел I повелел, чтобы Суворову оказывались почести «…подобно отдаваемым особе Его Императорского Величества».

 
Павел с супругой и младшими сыновьями — Колей и Мишей сажает деревья у памятника Суворову на Марсовом Поле, который начал возводиться ещё при жизни генералиссимуса

Описывая отношение современников к победам Суворова в Итальянском походе, Петрушевский приводит следующие факты:

Не только Россия и Италия чествовали русского полководца и восторгались при его имени; в Англии он тоже сделался первою знаменитостью эпохи, любимым героем...

... по словам русского посланника в Лондоне, графа С. Р. Воронцова, Суворов и Нельсон были «идолами английской нации, и их здоровье пили ежедневно во дворцах, в тавернах, в хижинах».

В России слава Суворова доведена была патриотическим чувством до апогея; он составлял гордость своего отечества; в современной корреспонденции беспрестанно наталкиваешься на слова: «приятно быть русским в такое славное для России время.»[57]

После раскрытия очередного заговора военных в июле 1798 года в Смоленске и Дорогобуже, так называемого Канальского цеха, нити полуторалетнего расследования привели к последней опале конца 1799 года Суворова, под началом которого прежде служил лидер заговора полковник Каховский, «возлагавший особые надежды» на бывшего своего командира[58].

Военная реформа

править
 
Царь Павел в форме полковника Преображенского полка. Портрет кисти Боровиковского.1796 Холст, масло. Местонахождение: Новгородский государственный объединённый музей-заповедник

29 ноября 1796 года приняты новые, под­го­тов­лен­ные на ос­но­ве гат­чин­ских ус­та­вов воинские уставы: «Воинский устав о полевой и пехотной службы», «Воинский устав о полевой кавалерийской службе», «Правила о службе кавалерийской» и морской устав[13]. Основными отличиями нового морского устава от старого петровского устава были: во-первых, более четкая регламентация службы и быта на корабле; во-вторых «нерепрессивный» его характер, то есть, если в петровском уставе почти в каждой статье за определённым требованием следует мера наказания за нарушение этой нормы, то в павловском уставе наказания упоминаются крайне редко. Уставом вводились новые должности во флоте — историограф, профессор астрономии и навигации, рисовальный мастер.

Наследник распорядился обучать кирасир «по-старому», благодаря чему сохранил квалифицированные кадры, знакомые с порядком службы тяжёлой кавалерии. (Примечательно, что знаменитый барон Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен — в 1739—1754 годах в чине ротмистра служил как раз в Брауншвейгском Кирасирском полку, позднее называвшемся — Кирасирский Его Величества лейб-гвардии полк. Как и последний русский царь Николай II — почётный командир полка)

 
Праправнук Павла I — последний русский царь Николай II в форме лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка на плацу перед Екатерининским дворцом в Царском Селе

Павел полагал, что нельзя забывать про войну в Европе, где, как оказалось и в дальнейшем, кирасирские полки вплоть до середины XIX века являлись главной атакующей силой[59].

Павел I ввёл новое обмундирование для всего войска, полностью заимствованное с уже современных ему передовых прусских образцов[60]. В новой форме было полезное для солдат нововведение — тёплые зимние вещи: специальные тёплые жилеты-куртки на заячьем меху, овчинные безрукавки для ношения под камзолами и главное — шинели[61], которые сменили в 1797 году прежние простые плащи-епанчи и спасли множество русских солдат в последующих войнах, когда русская армия смогла вести успешные боевые действия в холодное время года, долго не уходя на зимние квартиры. Епанча это был плащ из простой материи; если солдат заботился о своем здоровье, то теплые вещи он должен был покупать за свои деньги, а носить их мог только с разрешения начальства. Шинель же спасла жизнь и здоровье многим тысячам солдат, ибо согласно данным медицинского обследования в русской армии в 1760 г. больше всего больных страдали (и обычно умирали) от «ревматических» болезней и болезней органов дыхания[62].

При Павле обычная церемония вахт-парада (развод караулов) превратилась в важное государственное дело с обязательным участием императора или его наследника[63]. К 9 часам утра император Павел сам выходил на вахт-парад и развод караула. Эти смотры различных полков гвардии каждый в свой соответствующий день длились около двух часов ежедневно, и всегда, в любую погоду, в мороз или дождь, император в своём мундире и шляпе на них присутствовал.

 
«Вахтпарад при императоре Павле I» (А. Н. Бенуа, 1907)

Позднее император сделал несколько дополнений к церемониалу, связанных с использованием барабанного боя в тёмное время суток:

Если смена с церемонией делается тогда, как смеркнется, то новый караул подходит, и честь отдается без барабанного боя… »Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе[64]

Император освободил артиллеристов от строевой подготовки, хотя до сих пор сохранились стереотипы, будто он был сторонником бессмысленной муштры.

Все нововведения Павла I по улучшению организации флота и армии (введение дивизий по постоянным штатам, централизация управления войсками и т. д.) имели положительный эффект и сохранились в армии после гибели императора[65].

В армии при Павле появились принципиально новые подразделения — инженерные. В 1797 г. был сформирован Пионерный полк, являвшийся первым крупным военно-инженерным подразделением в русской армии.

В августе 1798 года по инициативе императора в Петербурге и Николаеве были основаны первые в мире военно-морские инженерные учебные заведения — Училища корабельной архитектуры.

Сам Павел и его моряки-«гатчинцы» принимали участие в Русско-шведской войне 1788—1790 годов. Большую часть его батальона распределили в гребную флотилию, а 11 артиллеристов из артиллерийской команды направили на корабли «Мстислав» и «Мечислав». Они участвовали в Роченсальмском сражении и были награждены медалью «За храбрость на водах финских Августа 13-го 1789 года».

Однако самому Павлу удалось принять боевое крещение только один раз, побывав в боевом столкновении 20 августа 1789 года вместе с главнокомандующим Мусиным-Пушкиным, выехав на рекогносцировку в окрестностях Гекфорса: «шведы по нашим стреляли и убили двух казачьих лошадей. По окончании действия сего великий князь проговорил с отменным удовольствием: — Теперь я окрещен»[66]

1 января 1798 года были утверждены новые штаты по Морскому ведомству. Документ был разработан специальным комитетом под председательством наследника престола великого князя Александра Павловича. Задача комитета была сформулирована императором Павлом следующим образом: «составить точное исчисление потребных сумм на содержание флотов, равно Адмиралтейств-коллегии и подчиненных ей мест». Менее чем за год задача была выполнена. Были найдены возможности без сокращения военно-морских сил сократить расходы на их содержание с 15 млн руб. в год до 6 млн. 700 тыс. руб. в год, то есть более чем на половину.

В 1798 году — императором Павлом вице-адмирал Ф. Ф. Ушаков назначен командующим российской эскадрой в Средиземном море. Задачей Ф. Ф. Ушакова являлось овладение Ионическими островами, блокада французских войск в Египте, нарушение коммуникаций и содействие английской эскадре контр-адмирала Г. Нельсона во взятии о. Мальта антифранцузской коалицией.

Сбережение кораблей и корабельного леса.

править

До начала царствования Павла хранение лесов в портах и гаванях для тимберовки (капитальных ремонтов днища деревянных кораблей) оставляло желать лучшего. Даже в Петербурге и Кронштадте оказалось много ценнейших дубовых лесов, сгнивших от неправильного хранения. Заготовленные уже леса было приказано Павлом немедленно рассортировать и сложить в сараи. Он запретил использование их на иные нужды, кроме кораблестроения. Продажа корабельных лесов за границу теперь осуществлялась только по высочайшему повелению[67].

В портах тогда гнили не только леса, но и корабли. Сам порядок содержания судов не способствовал их сохранению в хорошем состоянии. Введенный на зимовку в гавань корабль отчуждался от командования своего капитана и поступал в распоряжение портового начальства. Корабль стоял всю зиму непокрытым, неразгруженным, с артиллерией и находившимися в трюме запасами. Теперь император Павел приказал суда разгружать, снимать мачты, покрывать суда крышами, проветривать палубы и трюмы. Командир корабля обязывался отныне наблюдать за работами по постройке, тимберовке и мелкому ремонту.

Отдельным указом Павла был восстановлен институт обер-сарваера, контролировавшего затраты на нужды кораблестроения, а система сарваеров была упразднена.

Вероисповедная политика, личная религиозность, посмертное почитание

править
 
Библия Павла I со множеством закладок. ГМЗ «Гатчина»

18 марта 1797 года был дан Манифест «О свободном вероисповедании, о не привлекании в присоединенных от Польши Губерниях людей из Грекороссийской веры в Католическую, и о нестеснении свободы тем, кои сами от других исповеданий к Православной Церкви присоединиться пожелают», который отмечал, что «в некоторых присоединенных от Польши к Державе Нашей Губерниях» католические духовенство и помещики, «обращая во зло данную от Нас таковую свободу исповедания веры», открыто притесняют православное духовенство и разными средствами, вплоть до насилия, обращают в униатство лиц православного вероисповедания, каковая практика воспрещалась.

12 марта 1798 года Павел I дал именной указ, согласно которому то или иное старообрядческое согласие могло добровольно возвратиться в лоно российской церкви с сохранением своего обряда; также указ предписывал всем епархиальным архиереям предписывалось рукополагать священников для старообрядцев согласно их прошению, а также было разрешено повсеместное строительство старообрядческих храмов[68]. В 1800 году окончательно было утверждено разработонное митрополитом Платоном положение о единоверческих церквях («11 пунктов единоверия»).

Особыми были отношения Павла с папством, в котором он видел политического союзника в борьбе с революционной Францией. В России все шире действовал орден иезуитов. Существовал одобряемый императором проект иезуита Габриэля Грубера, который называл Павла «восстановителем и ангелом-хранителем Общества Иисуса», об объединении Православной Церкви с католичеством[69].

Относительно свободно чувствовали себя при Павле представители различных сект и околохристианских учений. Так, в Санкт-Петербурге действовал основатель секты скопцов Кондратий Селиванов, который был отправлен в Обуховскую больницу, по одной из версий, лишь после того, как император пообщался с ним лично и тот предложил императору оскопиться[70].

Масонские организации были в России по-прежнему официально запрещены, но все ранее наказанные Екатериной деятели движения были помилованы[71].

Подобно родителям, Павел не отличался показным православным благочестием. У императора были внебрачные связи как до семейной жизни, так вероятно и в конце его жизни (из-за сложного состояния здоровья его жены), а наследник престола Александр был, вероятно, зачат в середине Великого поста, что стало беспрецедентным событием для русской традиции, запрещавшей сексуальные отношения во время постов.

Показательным было отношение Павла к строительству будущего главного храма столицы — Исаакиевского собора по проекту архитектора Ринальди. Новый император резко уменьшил расходы на строительство, а мрамор, который был подготовлен для облицовки стен собора, использовал для собственной резиденции — Михайловского замка[72][73].

 
Духовный учитель и наставник Павла будущий митрополит Московский и Крутицкий Платон (Левшин).

Государственное жалование приходским священникам было увеличено более чем в два раза, появилась практика награждения духовных лиц гражданскими орденами, а также особыми наградными наперсными крестами. В 1798 году крестьянам было предписано обрабатывать землю приходских священников. В 1801 году император освободил духовенство от обязанности следить за регулярностью исповеди прихожан[71][74].

При нём были также учреждены духовные академии в Петербурге, в Казани и несколько новых семинарий.

Князь Н. Д. Жевахов писал в своих воспоминаниях: «Отношение Императора Павла I к Церкви было таково, что только революция 1917 года прервала работы по Его канонизации, однако сознанием русского народа Император Павел давно уже причислен к лику святых. Дивные знамения благоволения Божия к Праведнику, творимые Промыслом Господним у Его гробницы, в последние годы пред революцией не только привлекали толпы верующих в Петропавловский собор, но и побудили причт издать целую книгу знамений и чудес Божиих, изливаемых на верующих молитвами Благоверного Императора Павла I.»[75] П. Н. Шабельский-Борк свидетельствует: «В Триестенской библиотеке как зеница ока хранится ставшая теперь редчайшей уникальная брошюра, изданная в свое время причтом Петропавловского собора, о случаях чудес на гробнице императора Павла Первого, каковых удостоверено не менее трехсот»[76].

Мальтийский орден

править

После того, как летом 1798 года гарнизон на острове Мальта сдался революционным французским войскам, старейший в мире христианский рыцарский религиозный орден Римо-католической церкви — Суверенный военный орден рыцарей-госпитальеров Святого Иоанна из Иерусалима, Родоса и Мальты остался без великого магистра и без места своего постоянного пребывания. За помощью рыцари мальтийского ордена обратились к российскому императору Павлу I, который, разделяя рыцарские идеалы чести и славы, ещё годом ранее объявил себя защитником ордена, имевшего девиз: «Tuitio Fidei et Obsequium Pauperum» (лат.) «Защита Веры и Помощь Бедным и Страждущим».

29 ноября (10 декабря1798 года Павел I издал высочайший Манифест об установлении в пользу российского дворянства ордена Св. Иоанна Иерусалимского. Российский орден Святого Иоанна Иерусалимского и Мальтийский орден были частично интегрированы, а Павел I был избран великим магистром Мальтийского ордена 16 (27) декабря 1798 года, в связи с чем к его императорскому титулу были добавлены слова «… и Великий магистр ордена св. Иоанна Иерусалимского». На российском гербе появилось изображение Мальтийского креста[77].

 
Портрет Павла I в одеянии гроссмейстера Мальтийского ордена. Художник Боровиковский

Возложение Павлом I на себя звания гроссмейстера католического ордена Иоаннитов (мальтийских рыцарей) вовсе не стало поводом для насмешек. Напротив, Мальтийский проект был весьма популярен в обществе, и молодые дворяне буквально вставали в очередь, чтобы «записаться в рыцари».

Три реликвии, принадлежавшие госпитальерам — частица древа Креста Господня, Филермская икона Божией Матери и десница св. Иоанна Крестителя, были доставлены в Гатчину и 12 (23) октября 1799 года и торжественно внесены в церковь Гатчинского дворца. В память об этом событии Священный Синод установил 12 (24) октября 1800 ежегодное празднование в этот день «перенесения из Мальты в Гатчину части древа Животворящего Креста Господня, Филермской иконы Божией Матери и десной руки святого Иоанна Крестителя». Данный праздник до сих пор празднуется Русской православной церковью, хотя сами святыни исчезли из России ещё во время революции и гражданской войны. Император Павел начал в Гатчинском парке строительство Харлампиевого монастыря (его отец Петр III родился в день Св. Харлампия) где должны были теперь постоянно хранится эти величайшие святыни христианского мира.

 
Проект Харлампиевого монастыря в Гатчине авторства Андриияна Захарова

9 декабря того же года святыни временно перевезли из Гатчины в Петербург, где их поместили в придворной Большой церкви Зимнего дворца.

Для самих рыцарей в Гатчине был построен Приоратский дворец, кроме того, в их распоряжение был передан Воронцовский дворец, при котором была устроена Мальтийская капелла.

 
Приоратский дворец в Гатчине, построенный в 1799 году по уникальной землебитной технологии архитектором Львовым в 12 раз дешевле, чем было бы построить как обычно из местного известнякового камня

Император издал указ о принятии острова Мальта под защиту России. В календаре Академии наук, по указанию императора, остров Мальта должен был быть обозначен «Губернией Российской империи». Павел I хотел сделать звание гроссмейстера наследственным, а Мальту присоединить к России. На острове император планировал создать военно-морскую базу для обеспечения интересов Российской империи в Средиземном море и на юге Европы.

Денежная реформа и финансовая политика

править

Важные меры были предприняты Павлом с подачи князя Куракина для борьбы с инфляцией, некоторые из них:

  • в десять раз были урезаны раздутые при Екатерине дворцовые расходы;
  • многие столовые серебряные сервизы из дворца пошли на переплавку с целью дальнейшего выпуска в обращение серебряных монет.

"Я буду есть на олове до тех пор, пока в России не наступит всеобщее благоденствие!"
(Павел I)

Рыночная стоимость высокохудожественных серебряных сервизов с царского стола составляла порядка 800 тыс. рублей, из них удалось отчеканить около 50 тыс. рублей серебряной монеты.

  • было выведено из обращения более 5 000 000 рублей в виде бумажных банкнот, не обеспеченных золотом и серебром — их публично сожгли на Дворцовой площади.
  • За время правления Павла I было выпущено золотых монет на 3 млн руб., серебряных — 13 млн руб.
Червонец Павла I 1797 года[78][79]

Однако в дальнейшем эта денежная реформа во многом провалилась, для финансирования возросших нужд государства Павлу пришлось опять вернуться к выпуску бумажных ассигнаций.

Павел I обнародовал «Устав Вспомогательного банка для дворянства» 17 февраля 1797 года. А уже в декабре 1797 года Вспомогательный банк начал выдавать ссуды ассигнациями для поддержки дворянских имений.

Тем не менее, Россия перешла на стабильную монету — серебряный рубль, вес и проба которого устанавливались особым манифестом. Этот стандарт действовал в стране более ста лет — до военного 1915 года.

Создание Мариинской водной системы

править

Ещё в 1785 году Екатерина II повелела генерал-прокурору Сената кн. А. А. Вяземскому организовать исследование местности будущего тысячекилометрового водного пути с каналами и шлюзами, соединяющего Волгу и Неву (Санкт-Петербург) и не имеющего таких трудностей пути как старая однонаправленная только в Петербург Вышневолоцкая водная система (крупнейшая в Европе). Которая проходила через реки Тверцу, Мсту и Волхов со сложнейшими Боровицкими порогами между Опеченским посадом и Боровичами.

Эти исследования выполнил посланный А. А. Вяземским инженер Яков-Эдуард де Витте, составив предварительный, а затем законченный проект системы каналов и шлюзов и смету в сумме 1 944 436 рублей. 31 декабря 1787 года Екатерина II выделила на строительство первоначального Вытегорского канала 500 000 руб, но тут же переадресовала эти деньги на строительство наземных дорог Петербург — Москва и Петербург — Нарва[80].

Но потребность в увеличении поставок материалов и товаров в Петербург и тамошний порт и главное оттуда была столь высока при Павле Первом, что вопросом проектирования пришлось заняться самому начальнику Департамента Водных коммуникаций — графу Якову Ефимовичу Сиверсу. Он лично(!) произвёл рекогносцировку тысячикилометровой трассы и представил Павлу I доклад о строительстве каналов и шлюзов по Вытегорскому направлению. Трассировку пути каналов взяли из проекта петровского времени англичанина Джона Перри.

Деньги в сумме 400 тыс. рублей в год на «скорейшее построение» первоначального Вытегорского канала были взяты заимообразно из сохранной казны Воспитательных домов обеих столиц[81]. Поскольку Главноначальствующей этими сиротскими заведениями была императрица Мария Фёдоровна, то указом Павла I от 20 января 1799 года строящаяся крупнейшая в Европе тысячекилометровая система шлюзов и каналов получила название «Марьинская».

Административная реформа

править
 
Портрет Императора Павла I кисти Йоханна Баптиста Лампи. Замковый музей в городе Евер. Нижняя Саксония. Бывшем личном владении Екатерины, а позже герцогов Ольденбургских

Император Павел I успел провести ряд преобразований, направленных на дальнейшую централизацию государственной власти. За время его правления вышло 2253 законодательных акта, а это значит, они появлялись на свет в три раза чаще, чем при Екатерине Великой

В частности, изменились функции Сената, были восстановлены некоторые коллегии, упразднённые Екатериной II[82]. В 1798 году вышел указ о создании департамента водных коммуникаций. 4 (15) декабря 1796 года учреждено Государственное казначейство и должность государственного казначея. Утверждённым в сентябре 1800 года «Постановлением о коммерц-коллегии» купечеству было дано право выбрать 13 из 23 её членов из своей среды[83].

Также была проведена реформа административно-территориального деления, преобразовавшая наместничества в губернии и уменьшившая их количество[84].

Реформа герба Российской Империи

править
 
Цитата из Манифеста о полном гербе Всероссийской Империи 1800 года.

16 декабря (28 декабря1800 год Павел I утвердил «Манифест о полном гербе Всероссийской империи», где указал:

Воспрiявъ Титулъ Великаго Магистра Державнаго Ордена Святаго Iоанна Iерусалимскаго, соединили МЫ и Крестъ Ордена сего съ Гербомъ НАШИМЪ[85].

Это была попытка утвердить разработанный Павлом I в пику матери символ двуглавого орла с включённым мальтийским крестом. Манифест является исключительно красивым геральдическим документом. Оригинал имеет бархатный переплёт пурпурного цвета и хранится в палисандровом ларце.

 
Герб России с Мальтийским крестом (1800)

Однако этот Манифест не был издан, а после смерти Павла I Александр I указом от 26 апреля (8 мая1801 год повелел употреблять Государственный герб «без креста Иоанна Иерусалимского»[86].

Усиление цензуры и идеологическая борьба с революционными идеями

править

Со времени французской революции 1789 года Павел Петрович испытывал к новым идейным веяниям острую ненависть.

Казнь на гильотине в 1793 его друзей и ровесников — монархов Франции, издевательство революционеров над их сыном-наследником — маленьким невинным ребёнком, ровесником собственной любимой дочери Павла — Елены и мучительная смерть дофина — всё это и собственное бессилие с этим справиться, приводило в постоянное нервное расстройство Павла.

Панически опасаясь заразительности примера Великой французской революции, царь Павел в 1800 году запретил ввоз иностранных книг и отправку юношей за границу для получения иностранного образования. Только на Рижской таможне было конфисковано 552 тома, предназначенных для ввоза в Россию. В немилость заодно попали и Гёте, Шиллер, Кант, Свифт и другие выдающиеся авторы. Все частные («вольные») типографии в стране были закрыты. Павел I не одобрял новомодный французский покрой платья и слова, которые напоминали ему о революционной Франции.

В то же время он дал приют в своих владениях высокопоставленным французам-эмигрантам, включая графа де Лилль (будущего короля Франции Людовика XVIII), в распоряжение которого был выделен весь Митавский дворец, и последнего принца Конде, который должен был водвориться в Гатчинском Приоратском дворце, но будучи непрерывно занят на русской военной службе, так там и не появился.

Прочие меры

править

Павла I можно считать основателем служебного собаководства в России — кинологии. Он приказал Экспедиции государственного хозяйства (указом от 12 (23) августа 1797 года) закупить в Испании мериносных овец и собак испанской породы для охраны домашнего скота[87].

Как пример мелочности и самодурства Павла приводят один из его первых указов о запрете в Петербурге быстрой скорости экипажей, бездомных собак и покраске всех будок, шлагбаумов и стоек ворот в чёрно-белые полосы или шахматную клетку. Однако забывая при этом, что в те времена практически отсутствовало уличное освещение, а Петербург был самой северной столицей в мире, где очень короткий световой день осенью и зимой и большой снежный покров выпадал очень часто[88]. Шахматная расцветка в этих условиях была оптимальной, чтобы увидеть столбы и ворота как в ранних долгих сумерках, так и в снегу, а также увидеть в метель и пургу спасительные караульные будки, где можно было спастись от замерзания. Слишком большая скорость движущихся средств на дорогах в городе и бездомные животные остаются нерешённой проблемой и в 21 веке в России.

Внешняя политика

править

Вхождение Аляски и Грузии в состав России

править

Успехами внешней политики императора Павла стало вхождение при нём Грузии, Аляски и Алеутских островов в состав России.

 
Первая страница указа Павла I об учреждении Российско-Американской компании(1799)

8 (19) июля 1799 года указом императора Павла была учреждена полугосударственная колониальная торговая компания, основанная Григорием Ивановичем Шелиховым и Николаем Петровичем Резановым, — Российско-американская компания.

 
Солдаты 17-го Егерского полка Генерал-Майора Лазарева вступают в Тифлис 26 Ноября 1799. Художник Франц Рубо

Летом 1795 года шахиншах Ага Мохаммед-хан Каджар вторгся в Закавказье. Направив часть своих войск в Эриванское ханство, а другую — в Муганскую степь, он сам с основными силами проник через Карабах и Гянджинское ханство в Грузию, бывшую с 1783 года года протекторатом России. Грузинская столица была разгромлена и сожжена. В 1796 году в ответ на персидское нашествие русские войска предприняли успешный поход в Закавказье, но в декабре того же года боевые действия по приказу императора Павла были приостановлены, а вскоре войска были выведены из Закавказья; в конце 1799 года снова вступили в Грузию. По смерти в конце декабря 1800 года грузинского царь Георгия XII российские власти воспрепятствовали передаче престола наследнику, а 18 января 1801 года Павел I обнародовал манифест о включении Грузии (Картли-Кахетинского царства) в состав Российской империи.

Отношения с Францией

править

На заре правления Павла основным направлением внешней политики виделась борьба с революционной Францией. В области внешней политики Павел I поначалу старался не вмешиваться в европейские дела, вести миролюбивую политику и даже резко сократил армию. Однако, когда в 1798 г. возникла угроза воссоздания Наполеоном I самостоятельного Польского государства и Костюшко, нарушив данное Павлу честное слово, начал формировать польские легионы для Наполеона, тогда Россия приняла активное участие в организации антифранцузской коалиции. В 1798 году Россия вступила в антифранцузскую коалицию c Великобританией, Австрией, Турцией, Королевством Обеих Сицилий. По просьбе австрийского императора главнокомандующим союзными русско-австрийскими войсками был назначен опальный Александр Суворов, всего лишь два года назад бывший арестованным за подготовку бунта против императора.

Под руководством Суворова Северная Италия была освобождена от французского господства. В сентябре 1799 года русская армия совершила знаменитый переход через Альпы. Однако уже в октябре того же года Россия разорвала союз с Австрией из-за невыполнения австрийцами союзнических обязательств, а русские войска были отозваны из Европы. Совместная англо-русская экспедиция в Нидерланды обернулась неудачей, в которой Павел винил английских союзников[89].

18 (29) октября 1799 года в Гатчине был заключён «Союзный оборонительный трактат» — договор России со Швецией, повторявший условия заключённого ещё королём Густавом III Дроттнингхольмского договора от 8 (19) октября 1791 года, по которому Швеция и Россия должны были присоединиться к коалиции против революционной Франции.

В 1799 году первый консул Наполеон Бонапарт сосредоточил в своих руках всю полноту власти, после чего стал искать союзников во внешней политике.

В конце 1800 года Наполеон отпустил 6 тысяч российских пленных, остававшихся во Фран­ции с 1799 года, когда был разгромлен корпус Корсакова во второй битве при Цюрихе и в сражении на Линте, при этом обув, одев их и даже вернув им оружие.

Угроза общеевропейской революции миновала, и возникли предпосылки для сближения Франции с Россией.

Отношения с Англией

править

Сосредоточение мировой торговли в руках англичан вызывало раздражение во многих морских державах. Тогда появился замысел коалиции объединённых флотов Франции, России, Дании и Швеции, осуществление которого могло бы нанести ощутимый удар по господству англичан на море.

Решающим фактором стал захват 5 сентября 1800 года британским флотом острова Мальты, который Павел I, как великий магистр Мальтийского ордена, уже считал одной из губерний России и потенциальной средиземноморской базой для русского флота. Это было воспринято Павлом как личное оскорбление. В качестве ответной меры 22 ноября (4 декабря1800 Павел I издал указ о наложении секвестра на все английские суда во всех российских портах (их насчитывалось до 300), а также о приостановлении платежа всем английским купцам впредь до расчета их по долговым обязательствам в России, с запретом продажи английских товаров в империи. Британия охотно расплачивалась за пшеницу дефицитными в России мануфактурными товарами, и купец за один торговый рейс мог увеличить свой капитал в два-три раза[90]

Отношения между странами были нарушены. Английский посланник в Петрбурге Чарльз Уитворт, о удалении которого просил император в феврале 1800 года (просьба впоследствии была отозвана), распространял слухи о безумии русского императора.

 
Английская карикатура на Павла I

Союзный договор между Россией, Пруссией, Швецией и Данией был оформлен 4—6 (18) декабря 1800 года. В отношении Англии была провозглашена политика вооружённого нейтралитета, по существу направленная против Англии. Британское правительство дало разрешение своему флоту захватывать суда, принадлежащие странам враждебной коалиции. В ответ на эти действия Дания заняла Гамбург, а Пруссия — Ганновер[91]. Союзная коалиция наложила эмбарго на экспорт товаров в Англию, и в первую очередь зерна, в надежде на то, что недостаток хлеба поставит англичан на колени. Многие европейские порты были закрыты для британских судов.

Началась подготовка к заключению военно-стратегического союза с Бонапартом.

Проект похода на Индию

править

Незадолго перед убийством Павел совместно с Наполеоном стал готовить военный поход на Индию, чтобы «тревожить» английские владения. Одновременно с этим он послал в Среднюю Азию войско Донское (22 500 человек), в задачу которого входило завоевание Хивы и Бухары. Павел требовал от войскового атамана Василия Орлова[92]:

Помните, что вам дело до англичан только, и мир со всеми теми, кто не будет им помогать; и так, проходя их, уверяйте о дружбе России и идите от Инда на Гангес, и там на англичан. Мимоходом утвердите Бухарию, чтоб китайцам не досталась. В Хиве высвободите столько-то тысяч наших пленных подданных. Если бы нужна была пехота, то вслед за вами, а не инако будет можно. Но лучше кабы вы то одни собою сделали.

В исторической литературе вторжение в Среднюю Азию расценивается как авантюра: «Абсолютно понятно, что всё делалось экспромтом, без какой-то предварительной, серьёзной подготовки, по-дилетантски и откровенно легкомысленно»[92]. Отряд был отозван из астраханских степей сразу после гибели Павла — точно так же, как после смерти Екатерины сам царь Павел первым делом отозвал в Россию армию под командованием Валериана Зубова, которая шла покорять Персию.

Однако, ещё прадед Павла Великий Петр I стремился проникнуть в Индию и соседние страны, перехватить часть торговли с ними, но главное — овладеть источниками золота. В начале 1714 года туркменский купец Ходжа Нефес сообщил ему, что в р. Амударье есть золотой песок, но Хивинское ханство (Государство Хорезм со столицей в Хиве), чтобы скрыть его от России, отвело реку в Арал. Разрушив плотину, можно вновь направить Амударью в Каспий и добывать золото. [93]

Пётр, так же как и Павел позднее, предпринял поход на Юг, окончившийся в его время полной катастрофой. Одной из целей этого похода, поставленной Петром Великим было «отправить из Хивы, под видом купца, поручика Кожина в Индостан для проложения торгового пути, а другого искусного офицера в Эркет для разыскания золотых руд».

Наполеон, в свою очередь, ещё в 1797 году заявлял о намерении нанести свой удар по Британской Индии. В 1840 году в Париже была опубликована «Памятная записка Лейбница Людовику XIV о завоевании Египта с предисловием и замечаниями Гоффмана, с приложением проекта сухопутной экспедиции в Индию по договорённости между первым консулом и императором Павлом I в начале этого века»[94]. Русский перевод этого документа появился в 1847 году.

Секретный план экспедиции предусматривал совместные операции двух пехотных корпусов — одного французского (с артиллерийской поддержкой) и одного российского. Каждый пехотный корпус состоял из 35 000 человек, общее количество человек должно было достигнуть 70 000, не считая артиллерии и казацкой конницы. Павел настаивал, чтобы командование французским корпусом было поручено генералу Массена. Индийский поход должен был походить на Египетский поход Бонапарта: вместе с солдатами отправлялись инженеры, художники, учёные.

По плану части французской армии должны были перейти Дунай и Чёрное море, пройти через Южную Россию, останавливаясь в Таганроге, Царицыне и Астрахани. В устье Волги они должны были объединиться с российскими войсками. После этого оба корпуса пересекали Каспийское море и высаживались в персидском порту Астрабад. Всё перемещение из Франции в Астрабад по подсчётам занимало восемьдесят дней. Следующие пятьдесят дней занимал поход через Кандагар и Герат, и к сентябрю того же года планировалось достигнуть Индии[95].

Утверждалось, что план совместного наступления на Индию разработал Наполеон и прислал ко двору Павла вместе со своим доверенным лицом Дюроком. Между тем Дюрок посетил Петербург уже после гибели Павла.

Судя по тому, что на столь грандиозное предприятие отводилось всего 120—130 дней, проект представлял собой «сырую» заготовку, которая находилась в стадии обсуждения. Также есть предположение, что автором плана являлся сам Павел I[96]. По мнению ряда авторов, план был разработан Павлом I и отослан Бонапарту в Париж, и, не дожидаясь ответа, русский император двинул свои войска в поход[97][98].

Придворная жизнь

править
 
Парадный портрет кисти Боровиковского

Вопреки распространённому представлению о том, что в правление Павла всё делалось по его личной прихоти, император был последователен в «приобщении российского дворянства к рыцарской этике и её атрибутам»[99]. Именно в его правление был составлен и утверждён Общий гербовник. Он любил «возрождать» угасшие дворянские роды и придумывать своим приближённым сложные фамилии (Ромодановские-Лодыженские, Белосельские-Белозерские, Аргутинские-Долгоруковы, Мусины-Юрьевы). При нём началась раздача княжеских титулов, прежде почти не практиковавшаяся[100], 26 человек стали графами. Николай Карамзин сетовал, что «в царствование Павла чины и ленты упали в достоинстве»[101].

Помимо друзей детства, братьев Куракиных, в ближний круг Павла входили его любимец Иван Кутайсов (пленный турок, личный брадобрей и камердинер), неизменно сопровождавший его во всех путешествиях Сергей Плещеев, гатчинский комендант и «мастер муштры» Алексей Аракчеев, адмирал Григорий Кушелев, секретари Обольянинов и Донауров. Некоторые из фаворитов (как, например, Фёдор Ростопчин) за время короткого правления Павла несколько раз успели побывать в опале. Император любил устраивать семейную жизнь приближённых. К примеру, именно он настоял на катастрофическом браке Петра Багратиона с последней графиней Скавронской; их повенчали прямо в дворцовой церкви Павловского дворца в Гатчине[102].

 
Портрет Павла I. Скульптор Ф. И. Шубин. Мрамор. 1800 год. ГРМ. Санкт-Петербург (Интересный факт: Шубин был истопником во дворце, чьи резные безделушки увидел фаворит Елизаветы Иван Иванович Шувалов и отправил его учиться в открытую им Академию художеств.)

Архитектурные пристрастия

править

Материальным воплощением напряжённых отношений Павла с матерью стала так называемая «война дворцов». Рыцарские устремления наследника приводили к милитаризации быта «молодого двора». Не отступая от основных принципов классицизма, Павел особенно ценил фортификационные элементы наподобие башенок и рва с разводным мостом, которые напоминали ему о средневековых замках. В этой стилистике были выдержаны не только монументальные Гатчинский и Михайловский замки, но и более камерные, «потешные» замки, выстроенные по заказу Павла, — Приоратский и Мариентальский. Став императором, Павел повелел называть все дворцы «замками», так Зимний дворец стал «Зимним замком».

 
Алексеев Федор Яковлевич. Вид на Михайловский замок и площадь Коннетабля в Петербурге
 
Памятная доска в Казанском соборе

Основным выразителем его архитектурных вкусов стал итальянец Винченцо Бренна, предшественник романтического направления в классицизме. По заказу наследника он привнёс в облик Павловской резиденции военные акценты — спроектировал «игрушечную» крепость Мариенталь и насытил военными мотивами залы главного дворца в Павловске.

По случаю рождения старшего внука Екатерина подарила своему наследнику Павловскую мызу, где был со временем выстроен Павловский дворец в палладианском стиле, который предпочитала сама императрица. В столице для пребывания молодого двора был возведён Каменноостровский дворец, где, впрочем, Павел бывал сравнительно редко.

После смерти матери император Павел распорядился разобрать на кирпич или перестроить некоторые здания её эпохи, связанные с неприятными ему воспоминаниями или ставшими нужными для других актуальных целей. Жертвами пали некоторые павильоны Царского Села (например, беседка на Розовом поле) и остановленный в постройке в 1786 году при самой Екатерине Пеллинский дворец на берегу Невы — потенциально крупнейший дворцово-парковый ансамбль России XVIII века (всего 25 зданий).

В Москве по приказу Павла был переоборудован в необходимые войскам казармы Екатерининский дворец в Лефортове, а также превратились в казармы Английский дворец в Петергофе и Таврический дворец, так как обыватели городов были теперь избавлены императором от постоя. Здания екатерининской эпохи сносили даже в губернских городах (например, был разобран на кирпич для постройки казарм дворец наместника Мельгунова на главной площади Ярославля).

Павел I активно занимался собственной репрезентативной архитектурной политикой, которая формировалась им в русле двух тенденций, которые обозначились ещё в бытность его великим князем. Петровская тенденция позиционировала Павла I как законного наследника престола по праву кровного родства с Петром Великим. Аполлоническая тенденция представляла императора как просвещенного человека, занимающегося духовным самосовершенствованием. Будучи великим князем, Павел мог культивировать только вторую тенденцию как политически нейтральную. Она была реализована в его личных резиденциях, больше в Павловске и отчасти в Гатчине[103].

Из страха перед дворцовым переворотом — подобным тому, что свёл в могилу его отца, — Павел принял решение уединиться в замке, вкруговую отделённом от города двумя реками и двумя каналами. Собственный большой столичный замок на протяжении многих лет оставался его заветной мечтой. Общий замысел создания замка и первые эскизы его планировки принадлежали самому императору. Работа над проектом будущей резиденции началась в ещё 1784 году, в бытность его великим князем. В процессе проектирования, которое длилось почти 12 лет, он обращался к различным архитектурным образцам, увиденным им во время заграничного путешествия 1781—1782 годов. Указ о строительстве замка был издан в первый же месяц царствования Павла I, 28 ноября (9 декабря) 1796 года. Ради реализации этого дворца были приостановлены многие другие стройки, откуда даже изымался строительный материал. По распоряжению императора строительство велось днем и ночью. За основу проекта были взяты Вилла Фарнезе и замок в Шантийи. Начались работы по возведению Михайловского замка на месте разобранного Летнего дворца Елизаветы, где он родился. Известно, что Павел говорил: «На том месте, где родился, хочу и умереть».

Распорядился начать в столице новое масштабное строительство — Казанского собора на Невском проспекте. После смерти Павла работавшие на него иностранные архитекторы (Бренна, Виолье, Росси) лишились заказов и покинули Россию.

Утверждения о жестокости Павла

править

Одним из слухов о жестокости императора Павла стало так называемое дело штабс-капитана Кирпичникова, который был наказан 1000 ударами при прогоне сквозь строй, как будто бы за неосторожные оскорбительные слова в адрес фаворитки Лопухиной. В реальности, 2 мая 1800 г. за резкие слова по поводу русского ордена св. Анны (бывшего ранее любимым с детства голштинским орденом самого Павла, а теперь и совпадающим с именем возлюбленной царя — Анны Лопухиной-Гагариной) штабс-капитан Кирпичников получил 1000 палок. Эйдельман пишет, что «современники полагали, что этот исключительный даже по тем временам акт сыграл немалую моральную роль в предыстории заговора. В нескольких воспоминаниях история Кирпичникова представлена как оправдание заговорщиков». «Строже сего приказа, — замечает современник, — не было ни одного в царствовании Павла. Сие обстоятельство имело влияние на то событие, которое прекратило его правление». Однако, по документам об этом деле видно, что Кирпичников был наказан не указом императора, а военным судом и такое наказание не рассматривалось в те времена как смертельное: «…Мая 12-го. Гарнизоннаго князя Гика полку штабс-капитан Кирпичников, по сентенции военнаго суда, лишается чинов и дворянства и написывается вечно в рядовые, с прогнанием шпицрутеном сквозь 1000 человек.»[104]

Заговор, смерть, погребение

править
 
Убийство императора Павла I (гравюра из коллекции Bettmann 1900 г.)
 
Газета «Санкт-Петербургские Ведомости», № 24 от 15 марта 1801 г. с текстом Манифеста от 12 марта 1801 г. о кончине Императора Павла I, и о вступлении на Престол Императора Александра I
 
Могила Павла и его супруги

Заговор высокопоставленных сановников сложился в 1800 году. Павел I был убит офицерами в Михайловском замке в собственной опочивальне в ночь с 11 на 12 марта 1801 года[6][7]. В организации заговора участвовали Осип де Рибас (внезапно умер ещё до убийства Павла 2 декабря 1800), вице-канцлер Никита Петрович Панин (лично в убийстве не участвовал), племянник и тёзка умершего ещё в 1783 году воспитателя Павла—Никиты Ивановича Панина, командир Изюмского легкоконного полка Леонтий Беннигсен (находившийся на русской службе, но бывший подданным английского короля по ганноверскому своему происхождению). Поддерживал недовольных и английский посол Уитворт, состоявший в любовной связи с Ольгой Жеребцовой (сестрой опальных братьев Зубовых), в доме которой собирались заговорщики.

Главным организатором и исполнителем заговора был петербургский генерал-губернатор Пётр Пален, игравший двойную роль, рассчитывая в случае неудачи отойти от участия в нём.

Известие о смерти Павла вызвало с трудом сдерживаемое ликование на улицах обеих столиц. По воспоминаниям Филиппа Вигеля, генералы, доставившие весть в Москву на Вербной неделе, «всех встречающихся как будто взорами поздравляли и приветствовали»:

Это одно из тех воспоминаний, которых время никогда истребить не может: немая, всеобщая радость, освещаемая ярким весенним солнцем. Возвратившись домой, я никак не мог добиться толку: знакомые беспрестанно приезжали и уезжали, все говорили в одно время, все обнимались, как в день Светлого воскресенья; ни слова о покойном, чтобы и минутно не помрачить сердечного веселия, которое горело во всех глазах; ни слова о прошедшем, все о настоящем и будущем. Сей день, столь вожделенный для всех, казался вестовщикам и вестовщицам особенно благополучным: везде принимали их с отверстыми объятиями.

Записки Ф. Вигеля

«Умолк рёв Норда сиповатый[105], Закрылся грозный, страшный взгляд», — писал в те дни бывший кабинет-секретарь Екатерины Второй, сенатор и поэт Державин.

Манифест, данный императором Александром 12 марта 1801 года, причиной гибели Павла I объявлял апоплексический удар; кроме того новый император заявлял: «Мы, воспріемля наслѣдственно Императорскій Всероссійскій Престолъ, воспріемлемъ купно и обязанность, управлять Богомъ Намъ врученный народъ по законамъ и по сердцу въ Бозѣ почивающей Августѣйшей Бабки Нашей, Государыни Императрицы Екатерины Великія, коея память Намъ и всему Отечеству вѣчно пребудетъ любезна, да по Ея премудрымъ намѣреніямъ шествуя, достигнемъ вознести Россію на верхъ славы и доставить ненарушимое блаженство всѣмъ вѣрнымъ подданнымъ Нашимъ

Погребение Павла было совершено 23 марта, в Страстную субботу, в Петропавловском соборе; совершение отпевания возглавил митрополит Санкт-Петербургский Амвросий (Подобедов)[37][106].

Личная жизнь, потомство

править
 
Большой парадный портрет Марии Федоровны. Художник Виже-Лебрен.1799

Павел был женат дважды:

У Павла I и Марии Фёдоровны было 10 детей:

    • Александр I (12 (23) декабря 1777 — 19 ноября (1 декабря) 1825) — цесаревич, а затем Император Всероссийский с 12 (24) марта 1801 года;
    • Константин Павлович (27 апреля (8 мая) 1779 — 15 (27) июня 1831) — цесаревич (с 1799 года) и великий князь, наместник польский в Варшаве;
    • Александра Павловна (29 июля (9 августа) 1783 — 4 (16) марта 1801) — палатина венгерская;
    • Елена Павловна (13 (24) декабря 1784 — 12 (24) сентября 1803) — герцогиня Мекленбург-Шверинская (1799—1803);
    • Мария Павловна (4 (15) февраля 1786 — 11 (23) июня 1859) — великая герцогиня Саксен-Веймар-Эйзенахская;
    • Екатерина Павловна (10 (21) мая 1788 — 9 января 1819) — 2-я королева-консорт Вюртемберга;
    • Ольга Павловна (11 (22) июля 1792 — 15 (26) января 1795) — умерла в возрасте 2-х лет;
    • Анна Павловна (7 (18) января 1795 — 1 (13) марта 1865) — королева-консорт Нидерландов;
    • Николай I (25 июня (6 июля) 1796 — 18 февраля (2 марта) 1855) — Император Всероссийский с 14 (26) декабря 1825 года;
    • Михаил Павлович (28 января (8 февраля) 1798 — 28 августа (9 сентября) 1849) — генерал-фельдцейхмейстер Русской армии.
 
Гравюра по рисунку Марии Фёдоровны своих детей в 1790 году
Великий князь Павел Петрович и Мария Федоровна на парадных портретах кисти Рослина 1777 года. Государственный музей-усадьба «Архангельское». Бывшее собрание князей Юсуповых

На момент смерти в 1828 году супруги Павла императрицы Марии Федоровны у них было уже 50 прямых потомков — детей, внуков и правнуков.

Внебрачные дети Павла:

Литератор и мемуарист Н. И. Греч рассказывает об обстоятельствах рождения последнего ребёнка (по его словам, описанная бумага была отправлена Павлом I буквально накануне убийства императора):

Здесь скажем в скобках, что последние роды императрицы Марии Федоровны (великим князем Михаилом Павловичем 28 января 1798 года) (были очень трудны, и медики объявили, что она едва ли перенесёт другие, если б ей случилось забеременеть. … Решили промыслить ему любовниц нижнего этажа, и выбрали двух молодых, хорошеньких прачек с Придворного Прачешного Двора. Вскоре они забрюхатели. И вот князь Куракин препроводил к Обольянинову бумагу, в которой говорилось, что император призвал его, князя Александра Борисова сына Куракина к себе, объявил ему, что такие-то девы носят плоды трудов его, что таковые плоды имеют называться графами Мусиными-Юрьевыми, иметь по стольку-то тысяч душ, такой-то герб, такие-то права и пр. На случай рождения девочек также постановлялось, чем им быть и слыть. Разумеется, что все это кануло на дно[107].

Память

править

Современники о Павле I

править
  • « … В него легко влюбиться всякой девице … Хотя он невысокого роста, но очень красив лицом; весьма правильно сложен; разговор и манеры его приятны; он кроток, чрезвычайно учтив, предупредителен, и весёлого нрава. Под этой прекрасной оболочкой скрывается душа превосходнейшая, честная и возвышенная и, вместе с тем, самая чистая и невинная, которая знает зло только с самой отталкивающей стороны и вообще сведуща о дурном лишь настолько, насколько это нужно для того, чтобы вооружиться решимостью избежать ему самому и не одобрять. Словом, невозможно сказать довольно ему в похвалу.» (Сольмс, прусский посланник в частном письме в Берлин Ассебургу 1773 год)
 
Портрет великого князя Павла Петровича. Эрмитаж. Санкт-Петербург. 1770-е гг.
  • «Павел был одним из лучших наездников своего времени, и с раннего возраста отличался на (рыцарских) каруселях. Он знал в совершенстве языки: славянский, русский, французский, немецкий, имел некоторые сведения в латинском, был хорошо знаком с историей и математикой; говорил и писал весьма свободно и правильно на упомянутых языках.»[108]
  • «Павел имел искреннее и твердое желание делать добро. Перед ним, как перед добрейшим государем, бедняк и богач, вельможа и крестьянин, все были равны. Горе сильному, который с высокомерием притеснял убогого! Дорога к императору была открыта каждому; звание его любимца никого перед ним не защищало… Все, что было несправедливо или казалось ему таковым, возмущало его душу, а сознание власти часто побуждало его пренебрегать всякими замедляющими расследованиями; но цель его была постоянно чистая; намеренно он творил одно только добро»(Коцебу. С. 275—276).
  • «В характере Павла было истинное благородство и великодушие, и хотя он был ревнив ко власти, но презирал те лица, которые слишком подчинялись его воле в ущерб истине и справедливости, а уважал тех, которые для того, чтобы защитить невинного бесстрашно противились вспышке его гнева.»[109]
  • Павел в «глубине души искал правды и справедливости и нередко в своих гневных порывах карал справедливо и верно». Адам Чарторыйский
  • «В Вене, Неаполе и Париже Павел проникся теми высоко аристократическими идеями и вкусами, которые <…> довели его впоследствии до больших крайностей в его стремлении поддерживать нравы и обычаи старого режима в такое время, когда французская революция сметала всё подобное с Европейского континента. Но как ни пагубны были эти влияния для чуткой и восприимчивой души Павла, вред, причиненный ими, ничто в сравнении с влиянием, которое произвела на него в Берлине прусская дисциплина, на выправка, мундиры, шляпы, кивера и т. п., — словом, всё, что имело какое-либо отношение к Фридриху Великому. Павел подражал Фридриху в одежде, в походке, в посадке на лошади»[110].
  • «Я причисляю к величайшим одолжениям, каким обязан вашему императорскому величеству, то, что вы доставили мне знакомство с принцем, полным совершенств… Его обхождение с людьми, чувства и добродетели восхитили мое сердце», — писал король Фридрих Екатерине после свидания с Павлом.
  • «Он (Павел) показался мне высокомерным и необузданным, и все знающие Россию боятся, как бы его не постигла та же участь, что и его несчастного отца».

Фридрих Великий «Записки»

  • «Его Высочество имеет за собою недостаточек, всем таким людям свойственный, которые более привыкли видеть хотения свои исполненными, нежели к отказам и терпению. Все хочется, чтобы делалось по-нашему. А нельзя сказать, чтобы все до одного наши желания были таковы, на которые бы благоразумие и об общей пользе попечение всегда соглашаться дозволяли». (Семён Порошин — детский воспитатель наследника)
  • «Великий князь одарен многими качествами, которые дают ему полное право на уважение; тяжело, однако, быть вторым лицом при такой Государыне». Император Иосиф II.
  • «Я припоминаю, как однажды вечером в 1797 году я играла в жмурки с императором Павлом (год рождения Павла 1754), последним королем Польши (г.р.1732), принцем Конде (г.р.1736) и фельдмаршалом Суворовым (г.р.1730). Император проделал много веселых и вполне приличных шуток».(Г-жа Шарлотта Ливен (г.р.1743), воспитатель дочерей Павла (Неизданные записки Zur Geschichte, стр. 178 стр.37).
  • «Павел был мал ростом. Черты лица имел некрасивые за исключением глаз, которые были у него очень красивы; выражение этих глаз, когда Павел не подпадал под власть гнева, было бесконечно доброе и приятное.<…> Хотя фигура его была обделена грацией, он далеко не был лишён достоинства, обладал прекрасными манерами и был очень вежлив с женщинами; все это запечатлевало его особу истинным изяществом и легко обличало в нём дворянина и великого князя. Он обладал литературною начитанностью и умом бойким и открытым, склонен был к шутке и веселию, любил искусство; французский язык и литературу знал в совершенстве, любил Францию, а нравы и вкусы этой страны воспринял в свои привычки. Разговоры он вел скачками, но всегда с непрестанным оживлением. Он знал толк в изощрённых и деликатных оборотах речи. Его шутки никогда не носили дурного вкуса, и трудно себе представить что-либо более изящное, чем краткие, милостивые слова, с которыми он обращался к окружающим в минуты благодушия. …Природа у него была возвышенная и благородная, он был великодушный враг, преданный друг, умел прощать всей душой—и готов был открыто искупить нанесённую другому обиду или несправедливость. … Неожиданно, в минуты крайних решений, он становился сумрачен, буен и странен до сумасбродства.» Г-жа Ливен (Рост императора был 168 см.)
  • «Наружность его можно назвать безобразною, а в гневе черты его лица возбуждали даже отвращение. Но когда сердечная благосклонность освещала его лицо, тогда он делался невыразимо привлекательным: невольно охватывало доверие к нему, и нельзя было не любить его. Он охотно отдавался мягким человеческим чувствам.»(Коцебу. С. 275—276).
  • «Государь вовсе не был тем сумрачным и подозрительным тираном, каким его умышленно представляют. Напротив того, природные его качества были откровенность, благородство чувств, необыкновенная доброта, любезность и весьма острый и меткий ум. Когда он был в хорошем расположении духа, нельзя было найти более приятного и блестящего собеседника; никто в этом отношении не мог сравниться с ним <…>. Павел любил шутить, понимал шутку и не сердился, когда сам иногда делался предметом невинной забавы.

— Как же, — спросил я князя Лопухина, — согласить то, что вы говорите о доброте и добродушии императора Павла, с другими сведениями, коими, однако, пренебрегать нельзя?

— На это он ответил мне, что, действительно, государь был чрезвычайно раздражителен и не мог иногда сдерживать себя, но что эта раздражительность происходила не от природного его характера, а была последствием одной попытки отравить его.

Князь Лопухин (князь Лопухин Петр Васильевич это отец фаворитки Павла) уверял меня с некоторою торжественностью, что этот факт известен ему из самого достоверного источника. (Из последующих же моих разговоров с ним я понял, что это сообщено было самим императором Павлом его дочери- княгине Гагариной <в девичестве Анне Петровне Лопухиной>).

— Когда Павел был ещё великим князем, он однажды внезапно заболел; по некоторым признакам, доктор, который состоял при нём, угадал, что великому князю дали какого-то яду, и, не теряя времени, тотчас принялся лечить его против отравы. Больной выздоровел, но никогда не оправился совершенно; с этого времени на всю жизнь нервная его система осталась крайне расстроенною: его неукротимые порывы гнева были не что иное, как болезненные припадки, которые могли быть возбуждаемы самым ничтожным обстоятельством.

Князь Лопухин был несколько раз свидетелем подобных явлений: император бледнел, черты лица его до того изменялись, что трудно было его узнать, ему давило грудь, он выпрямлялся, закидывал голову назад, задыхался и пыхтел.

Продолжительность этих припадков была не всегда одинакова. Когда он приходил в себя и вспоминал, что говорил и делал в эти минуты, или когда из его приближенных какое-нибудь благонамеренное лицо напоминало ему об этом, то не было примера, чтобы он не отменял своего приказания и не старался всячески загладить последствия своего гнева» (П. П. Лопухин. С. 531—532).

  • «—Петр Первый тоже страдал от детской травмы и дёргался тиком при виде непослушных подданных: во время стрелецких бунтов его тоже хотели убить, и он видел это собственными глазами.

А ещё Петр Первый тоже любил мириться с обиженными им подданными…» (Алексей Песков. «Павел I»).

 
Портрет Государя Павла I с большим Мальтийским крестом кисти Щукина
  • Государь был средняго роста, лицо имел полное, круглое, голос — толстый, сиповатый[111].
  • Если б Его Высочество человек был партикулярной и мог совсем предаться одному только математическому учению, то б по остроте своей весьма удобно быть мог нашим российским Паскалем.

(Записки его воспитателя Семёна Порошина).

  • «Голова у него умная, но в ней есть какая-то машинка, которая держится на ниточке, — порвется эта ниточка, машинка завернется и тут конец уму и рассудку». (Учитель физики и математики Павла Франц Ульрих Теодор Эпинус)
  • «…в поступках его было что-то рыцарское, откровенное…»; «русский Дон-Кихот» — написал о Павле I Наполеон.

Названы в честь Павла I

править

Учреждения

править
  • Гимназия № 209 «Павловская гимназия» в Санкт-Петербурге.

Имя императора Павла I занесено в 2012 в Памятные Листы Золотой Книги Санкт-Петербурга, хранящейся в данной гимназии.

  • Городская клиническая больница № 4 в Москве ныне неофициально называется по прежнему Павловской; также она дала название улице, на которой расположена. 14-летний Павел «в возблагодарение Богу за благополучное избавление от болезни» собственным иждивением основал в Москве эту больницу, ставшую Павловской, 11 июня 1769 г.

Памятники

править
 
Пушечный салют в момент снятия покрывала на открытии памятника Павлу I около Большого Гатчинского дворца. 1851 год. Маленькая фигурка на фоне пьедестала памятника это правнук Павла I, будущий цесаревич-наследник престола семилетний Николай Александрович (сын будущего императора Александра II), стоявший в момент открытия монумента часовым у памятника своему прадеду. Одерживают лошадей посередине Император Николай I и наследник престола великий князь Александр Николаевич. Именно в этот момент торжественной церемонии император Николай I расплакался, но слезы катились не от умиления. Как свидетельствовал очевидец, «покровы сняли, но веревка осталась на шее статуи и державный сын, увидя это, заплакал. Всех поразила эта случайность, в которой невозможно было не увидеть некого символического смысла»

На территории Российской империи императору Павлу I было установлено не менее шести памятников:

 
Парадный плац перед Гатчинском дворцом на картине Густава Шварца в момент открытия памятника Павлу I

Великий князь и император Павел был очень популярен и ценим жителями его собственного личного города, который он сделал самым благоустроенным городом Европы конца XVIII века. До сих сих пор молодожёны — потомки коренных гатчинцев возлагают цветы в день свадьбы к его памятнику. В 1797 году Павел, ставший коронованным Императором Всероссийским, немедленно запретил разделять семьи крепостных при их продаже помещиками.

 
Цветы у памятника Павлу Первому в Гатчине. На заднем плане сохранившееся здание павловской мануфактуры 1790-х годов.
  • Грузино. На территории своей усадьбы А. А. Аракчеевым был установлен чугунный бюст Павла I на чугунном постаменте. До настоящего времени памятник не сохранился.
  • Митава. В 1797 году у дороги в свою усадьбу Зоргенфрей помещик фон Дризен поставил невысокий каменный обелиск в память Павла I, с надписью на немецком языке. Судьба памятника после 1915 года неизвестна.
  • Павловск. На плацу перед Павловским дворцом находится памятник Павлу I работы И. Витали, представляющий собой гальваническую копию статуи императора в Гатчине, на уменьшенном по размерам постаменте из кирпича, обложенного цинковыми листами. Открыт 29 июня (11 июля1872 года. Памятник благополучно сохранился.
 
Памятник Павлу I работы Витали в Павловске

На территории парка расположен Мавзолей супругу-благодетелю, первоначально называвшийся «Храм Павла I».

Внутри скульптура молодой женщины, безутешно склонившейся перед урной с прахом на обелиске, который выполнял роль кенотафа. Беломраморная скульптура резко выделяется на фоне темного обелиска с круглым барельефным портретом Павла. На момент смерти в 1828 году супруги Павла Марии Федоровны у них было уже 50 прямых потомков — детей, внуков и правнуков.

 
Мавзолей Супругу-Благодетелю в Павловском парке

Данный проект архитектора Тома де Томона был положен позднее в основу проекта Мавзолея королевы Пруссии Луизы, похороненной в Шарлоттенбурге и куда впоследствии были захоронены останки ещё пяти королевских особ, среди них её супруг Фридрих Вильгельм III, (дед русского императора Александра II), первый император объединённой Германии кайзер Вильгельм I с его супругой Августой и сердце короля Пруссии Фридриха Вильгельма IV. В склепе также установлен цинковый гроб с останками принца Альбрехта Прусского, младшего сына Фридриха Вильгельма III и Луизы. Там же погребена и вторая жена Фридриха Вильгельма III княгиня Лигницкая Августа.

  • Сергиев Посад. В память о посещении в 1797 году Спасо-Вифанского скита и своего бывшего придворного проповедника и законоучителя Митрополита Платона Павлом I и его супругой на территории монастыря был сооружён обелиск из белого мрамора, украшенный мраморной доской с пояснительной надписью. Обелиск был установлен в открытой беседке, поддерживаемой шестью колоннами, возле покоев митрополита Платона. В годы советской власти снесён.

За постсоветское время, в Российской Федерации императору Павлу I было установлено не менее двух памятников:

 
Памятник во дворе Михайловского замка на старом месте — посередине внутреннего двора

В филателии

править
  • Марка Российской империи, 1913 год, 35 копеек, Павел I.
  • «Почта России» в 2004 году выпустила серию марок посвящённую 250-летию со дня рождения Павла I[113].

270-летие со дня рождения императора Павла I

править

В октябре 2024 исполняется 270 лет со дня рождения Павла I. В юбилейный год пока не планируется проведение научных конференций, художественных выставок, народных гуляний, религиозных мероприятий, посвященных памяти Павла I.

За исключением:

  • Цикла лекций в Русском музее: «Нет шедевров, погибших в забвении…» Михайловский замок: история и современность (Цикл лекций к 270-летию Павла I).
  • Выставки одной картины «Портрет императора Павла I» неизвестного художника XVIII века из круга известного российского живописца Дмитрия Левицкого которая прошла в Липецком областном краеведческом музее из фондов Моршанского историко-художественного музея им. П. П. Иванова с 21 февраля по 23 апреля. Вероятно, что это авторская копия работы ученика Д. Левицкого — С.Щукина. Оригинал находится в Москве в Музее Василия Тропинина и московских художников его круга.

Награды

править

Воинские звания и титулы

править

Ордена и медали

править
 
Мальтийская корона императора Павла l

российские:

иностранные:

Предки

править

Отец Павла император Пётр III был сыном дочери Петра I, то есть его внуком и одновременно являлся правнуком шведского короля Карла XI и, соответственно, внучатым племянником короля Карла XII, проигравшего Петру I Полтавскую битву в 1709 году. Таким образом, Павел I, как и всё потомство Петра III, был наследником одновременно русских царей и шведских королей.

Образ в культуре и искусстве

править

В литературе

править
  • Сцену убийства в Михайловском замке запечатлел 18-летний Пушкин в своей юношеской оде «Вольность», там он называет Павла «увенчанным злодеем». Но позднее взрослый А. С. Пушкин, изучая в архивах материалы о пугачёвском бунте, стал считать Павла I «романтическим императором», «врагом коварства и невежд», и даже собирался написать историю его царствования после окончания работы над историей Пугачёвского бунта.
  • 1882 — в рассказе Н. С. Лескова «Привидение в Инженерном замке»[114] изложена городская легенда о призраке Павла I, который бродит по Инженерному замку.
  • 1908 — драма Д. С. Мережковского «Павел I» повествует о заговоре против императора, причём сам Павел предстаёт деспотом и тираном, а его убийцы — радетелями за благо России.
  • 1927 — Повесть Юрия Тынянова «Подпоручик Киже» рисует в сатирических красках обстановку царствования Павла.
  • Книга Владислава Ходасевича о Павле I и его трагической судьбе осталась незавершённой.
  • 1925 — в книге Марка Алданова «Чёртов мост» описывается смерть царицы Екатерины, воцарение Павла, перезахоронение Петра III и судьба фаворитов Екатерины, в частности князя Безбородко. Убийству Павла посвящён роман Алданова «Заговор» (1926—1927).
  • 1946 — исторический роман «Михайловский замок» Ольги Форш.
  • 1980 — исторический роман «Ключи от заколдованного замка» К. С. Бадигина описывает заговор и убийство Павла I.
  • 2015 — роман В. О. Пелевина «Смотритель» построен на допущении о том, что Павел I инсценировал собственную гибель, чтобы стать первым смотрителем квази-масонского Идиллиума.
  • 2018 — Роман С. А. Шаповалова «Император».

В кинематографе

править

В игровом кино

править
  Внешние видеофайлы
  Павел I Петрович - "Непросвещённый абсолютизм". Документальный фильм из цикла "Русские цари"

В документальном кино

править
  • Павел I Петрович — «Непросвещённый абсолютизм». Документальный фильм из цикла «Русские цари».
  • 2014 — документальная драма «Романовы»; Дмитрий Уросов.

В театре

править

В живописном искусстве

править

Примечания

править
  1. Павел I // Русский биографический словарь / под ред. А. А. ПоловцовСПб.: 1902. — Т. 13. — С. 4—64.
  2. 1 2 3 Paul I. (англ.) // Encyclopædia Britannica: a dictionary of arts, sciences, literature and general information / H. Chisholm — 11 — New York City, Cambridge: University Press, 1911. — Vol. 20. — P. 957.
  3. 1 2 ПАВЕЛ I // Большая российская энциклопедияМ.: Большая российская энциклопедия, 2004. — Т. 25. — С. 11—14.
  4. Смыр М.Н. Короткий век Павла I (1796-1801 гг.). — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2010. — С. 6—7. — 256 с.
  5. Цареубийство 11 марта 1801 года. Репринт. воспроизведение изд. 1907 г.. — Москва: СП Вся Москва, издательское объединение "Культура, 1990. — С. XLVIII. — 375 с.
  6. 1 2 Саблуков Н.А. Трагедия русского Гамлета. — Москва: "Вече", 2011. — С. 28, 40, 42. — 368 с.
  7. 1 2 Зубов В.П. Павел I. — — СПб.: Алетейя, 2007. — С. 152,. — 264 с.
  8. Хронограф КМ: этот день в истории. Даты России. Памятные исторические даты. Дата обращения: 23 июня 2019. Архивировано из оригинала 13 февраля 2009 года.
  9. Романов, Пётр. Мальтийский крест на русском орле : [арх. 10 декабря 2018] // Аргументы и факты : газ. — 2014. — 28 ноября.
  10. «Мальтийский орден в России». Дата обращения: 10 декабря 2018. Архивировано 15 сентября 2018 года.
  11. «Russian Grand Priory of Malta». Архивная копия от 10 декабря 2018 на Wayback Machine[неавторитетный источник]
  12. «Sovereign Military Order of Malta». Дата обращения: 10 декабря 2018. Архивировано 6 сентября 2015 года.
  13. 1 2 ПА́ВЕЛ I. Большая российская энциклопедия. Дата обращения: 9 марта 2024. Архивировано 23 января 2023 года.
  14. Каменская Н.Е. Павел I и русское дворянство: проблемы взаимоотношений. Дата обращения: 13 марта 2024. Архивировано 13 марта 2024 года.
  15. Семена Порошина записки, служащие к истории его императорского высочества благоверного государя цесаревича и великого князя Павла Петровича / Текст подготовил М. И. Семевский. СПб., 1881. Ст. 597—601
  16. Дубянские // Православная энциклопедия. — М., 2007. — Т. XVI : «Дор — Евангелическая церковь союза». — С. 317-319. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-028-8.
  17. Собрание русских медалей, изданное по Высочайшему повелению Археографическою комиссиею / [ред. С. Строев]. — Санкт-Петербург : тип. Экспедиции заготовления гос. бумаг, 1840. № 135; Смирнов В. П. Описание русских медалей СПб., 1908. С. 120.
  18. О. И. Иванов. Екатерина II и Петр III: история трагического конфликта. М., 2007. ISBN 978-5-9524-3232-1. С. 99.
  19. Елизавета I. Инструкция обергофмейстеру при его императорском высочестве государе великом князе Павле Петровиче, господину генералу поручику, камергеру и кавалеру Никите Ивановичу Панину. 1761 / Сообщ. Л. Н. Трефолев // Русский архив, 1881. — Кн. 1. — Вып. 1. — С. 17-21. Дата обращения: 19 марта 2011. Архивировано из оригинала 3 ноября 2013 года.
  20. Панин Н. И. Всеподданнейшее предъявление слабого понятия и мнения о воспитании его императорского высочества, государя великого князя Павла Петровича. Записка графа Н. И. Панина. 1760 г. / Сообщ. Т. А. Сосновский // Русская старина, 1882. — Т. 35. — № 11. — С. 313—320. Дата обращения: 29 марта 2011. Архивировано из оригинала 10 октября 2016 года.
  21. Порошин Семен Андреевич. Дата обращения: 24 сентября 2010. Архивировано из оригинала 24 августа 2011 года.
  22. Порошин Семен Андреевич. XPOHOC, всемирная история в интернете. Дата обращения: 8 октября 2010. Архивировано 24 августа 2011 года.
  23. Порошин С. А. Записки, служащие к истории Его Императорского Высочества благоверного Государя Цесаревича и Великого Князя Павла Петровича наследника престолу российского. — СПб., 1844. — 563 с.; Порошин С. А. Сто три дня из детской жизни императора Павла Петровича (Неизданная тетрадь Записок С. А. Порошина). 1765 г. / Сообщ. С. Н. Абразанцевым // Русский архив, 1869. — Вып. 1. — Стб. 1-68. Архивная копия от 7 мая 2016 на Wayback Machine
  24. Ф. Головкин «Двор и царствование Павла I», Издание 1812 года. (Федор Головкин служил церемонемейстером при дворе Павла)
  25. Исабель де Мадариага. Россия в эпоху Екатерины Великой. Библиотека РГИУ. Дата обращения: 28 августа 2019. Архивировано из оригинала 29 июля 2010 года.
  26. Константин Аркадьевич Губастов. Генеалогические сведения о русских дворянских родах, происшедших от внебрачных союзов. — Нестор-История, 2003. — С. 41. — 194 с.
  27. Мемуары и путешествия Маврикия Августа графа де Беньовски: Со сведениями о его военных операциях в Польше, последующем изгнании на Камчатку, а также о его побеге и путешествии с полуострова через северную часть Тихого океана в Гуанчжоу (Китай), с заходом в Японию и остров Формоза. Также включены сведения о французском поселении, которое ему было поручено основать на острове Мадагаскар. Дата обращения: 20 декабря 2023. Архивировано 21 февраля 2015 года.
  28. Бирюк А. В. Тайна острова Оук.
  29. Magnus Olausson. Catherine the Great and Gustav III. Boktryck AB, 1999. Page 170.
  30. Streeter, Michael. Catherine the Great. Haus Publishing, 2007. ISBN 1-905791-06-2, ISBN 978-1-905791-06-4. Page 127.
  31. Подтверждением этой версии может служить малое завещание Екатерины: «Вивлиофику мою со всеми манускриптами и что с моих бумаг найдется моей рукою писано отдаю внуку моему любезному Александру Павловичу, также разные мои камения и благословляю его умом и сердцем».
  32. Ю. А. Сорокин, А. П. Толочко. Российский абсолютизм в последней трети XVIII века. ОМГУ, 1999. Стр. 208.
  33. Хоруженко О. И. Дворянские дипломы XVIII века в России. Наука, 1999. Стр. 116.
  34. Оришев Александр Борисович ПАВЕЛ I: КУМИР СВОЕГО НАРОДА // История. Историки. Источники. — 2018. — № 3;
  35. Башомон Л. Цесаревич Павел Петрович во Франции в 1782 г. Записки Башомона [Отрывки] // Русская старина, 1882. — Т. 35. — № 11. — С. 321—334. Дата обращения: 25 апреля 2011. Архивировано 19 февраля 2010 года.
  36. Порфирьева А. Л. Чимароза // Музыкальный Петербург. Энциклопедический словарь XVIII век. Книга 3. Изд. «Композитор». Санкт-Петербург. 1999.
  37. 1 2 Куда царь пешком не ходит. Коммерсантъ-Власть (10 марта 1998).
  38. «УЧРЕЖДЕ́НИЕ ОБ ИМПЕРА́ТОРСКОЙ ФАМИ́ЛИИ» 1797. Большая российская энциклопедия. Дата обращения: 15 марта 2024. Архивировано 9 марта 2024 года.
  39. 100 документов.
  40. Гончаров, 2010, с. 10.
  41. Тартаковский А. Г. Павел I // Романовы. Исторические портреты / Под ред. А. Н. Сахарова Кн. 2. — М., 1997. С. 222.
  42. Валишевский К. Указ. соч. — С. 160.
  43. Руссов С. В. Ода Государю Императору Павлу Петровичу, на высокоторжественнейший день всевысочайшаго Его Императорского Величества на всероссийский престол возшествия 1797 года ноября 6 числа. Всеподданнейше поднесенная Степаном Руссовым // Бартенев П. И. Осьмнадцатый век. Исторический сборник. — М., 1869. С. 483.
  44. Донесение Вегенера впервые опубликовано Н. К. Шильдером на языке оригинала (см.: Материалы для истории царствования императора Павла I // Шильдер Н. К. Император Александр Первый, его жизнь и царствование. СПб., 1904. Т. 1). Русский перевод цит. по: Эйдельман Н. Я. Грань веков. Политическая борьба в России. Конец XVIII — начало XIX столетия. СПб., 1992. С. 114—115.
  45. Дневники и письма Николая Ивановича Тургенева // Архив братьев Тургеневых. Вып. 5. Т. 3 / Под. ред. профессора Е. И. Тарасова. — Пг., 1921. С. 418.
  46. Гессен С. А. В. Поджио и его «Записки» // Воспоминания и рассказы деятелей тайных обществ 1820-х годов. Т. 1. / Под общ. ред. Ю. Г. Оксмана и С. Н. Чернова. — М., 1931. С. 19.
  47. Фонвизин М. А. Очерки русской истории // Русская старина. — 1884. — Апрель. — Т. XLII. — С. 66.
  48. Записки сенатора И. В. Лопухина. Репринтное воспроизведение издания 1860 г. (Лондон) / Отв. ред. д.и.н., проф. Е. Л. Рудницкая. — М.: Наука, 1990. — С. 167—172.
  49. Радищев А. Н. Описание моего владения // Полное собрание сочинений. — Т. 2. — М.—Л., 1941. — С. 186.
  50. Михневич А. В. Позднякова Е. Ю. РЕФОРМЫ ПАВЛА I И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. — 2018. — № 6 — С. 203—207
  51. Наталья Харламова. Царь-мученик. Сайт Санкт-Петербургской духовной академии https://spbda.ru/publications/natalya-harlamova-car-muchenik/ Архивная копия от 7 декабря 2023 на Wayback Machine
  52. Головина В. Н., 1900, с. 112—113.
  53. Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов. Архивная копия от 20 сентября 2010 на Wayback Machine Т. 2. Гл. XXV.
  54. 1 2 Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов. Архивная копия от 20 сентября 2010 на Wayback Machine Т. 2. Гл. XXVI.
  55. 1 2 Записки графа Александра Ивановича Рибопьера. По книге «Павел I. Государственные деятели России глазами современников.» Составитель И. Е. Барыкина, Издательство, «Пушкинского фонда» СПб 2021. стр.264.
  56. Петрушевский А. «Генералиссимус князь Суворов» 1884 г. С-Петербург, т.3, с.182
  57. Петрушевский А. «Генералиссимус князь Суворов» 1884 г. С-Петербург, т.3, с.182-184
  58. М. Сафонов. Последняя опала генералиссимуса Архивировано 16 апреля 2013 года.. // Журнал «Родина», № 12 за 2001 г.
  59. Потешные гатчинцы: как Павел воспитал победителей Наполеона. http://history-gatchina.ru/article/poteshnye_voyska.htm Архивная копия от 27 июня 2020 на Wayback Machine
  60. Глинка В. М. Русский военный костюм XVIII — начала XIX века: Альбом. — Л., 1988. — С. 35.
  61. Военная одежда русской армии. — М., 1994. — С. 84.
  62. Леонов О. Г., Ульянов И. Э. Регулярная пехота: 1698—1801 / История российских войск. — М., 1995. — С. 104—105.
  63. Анисимов Е. В. История России от Рюрика до Путина. Люди. События. Даты. — СПб.: Питер, 2017. — 624 с. — ISBN 5-699-10822-X. Архивировано 11 января 2018 года.
  64. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1845 г. C. 242
  65. Акуленко В. П. Реформирование российской армии в конце XVIII — начале XIX века. // Военно-исторический журнал. — № 2.
  66. Гарновский. № 6. С. 214
  67. Е. М. Лупанова «Павел I — генерал-адмирал русского флота» Европейский университет в Санкт-Петербурге. http://history-gatchina.ru/article/paulflot.htm Архивная копия от 28 сентября 2023 на Wayback Machine
  68. Первушин М.В. Единоверие до и после митрополита Платона (Левшина). /bogoslov.ru. Богослов.ru (15 февраля 2009). Дата обращения: 1 марта 2024. Архивировано 31 марта 2022 года.
  69. ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ I И ПРОБЛЕМА ОБЪЕДИНЕНИЯ ПРАВОСЛАВНОЙ И КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВЕЙ (К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА)
  70. Селиванов, Кондратий // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  71. 1 2 Сорокин Ю. А. Павел I и «вольные каменщики» — История России — История и антропология. Дата обращения: 8 января 2020. Архивировано 9 января 2020 года.
  72. Бутиков, Хвостова, 1974, с. 13—14.
  73. Ротач, Чеканова, 1990, с. 24.
  74. Глава 6. Конфессиональная политика российских императоров в XVIII в., Русская Православная Церковь и государство — В. А. Федоров. Дата обращения: 24 декабря 2019. Архивировано 24 декабря 2019 года.
  75. Князь Н. Д. Жевахов. Воспоминания. Том II. Март 1917 — Январь 1920 — Часть третья // лава 51. Отношение Русских Царей к Церкви Архивная копия от 11 марта 2024 на Wayback Machine
  76. Память Императора Павла Первого почтили в Петербурге и в Гатчине. Дата обращения: 6 декабря 2023. Архивировано 7 декабря 2023 года.
  77. Е. А. Агафонова, М. Д. Иванова Из вступительной статьи к изданию «Манифест о полном гербе Всероссийской империи» СПб., 1993
  78. Аверс и реверс, 2016, с. 33.
  79. Золотые монеты, 2017, с. 275.
  80. Исторический очерк развития водяных и сухопутных сообщений, 1900, с. 124.
  81. Э. Г. Истомина. Водные пути России во второй половине XVIII-начале XIX века. Наука, 1982. Стр. 229.
  82. В целом, император считал, что необходимо преобразовать их в министерства и назначать министров — для замены коллективной ответственности личной. По замыслу Павла предполагалось создать семь министерств: финансов, юстиции, коммерции, иностранных дел, военного, морского и государственного казначейства. Эта задуманная им реформа была осуществлена в царствование Александра I.
  83. Александр I спустя пять дней после прихода к власти отменил постановление.
  84. С. А. Тархов. Изменение административно-территориального деления России за последние 300 лет : [арх. 15 ноября 2022] // География. — 2001. — № 15.
  85. Манифест о полном гербе Всероссийской империи (1800). Дата обращения: 21 августа 2019. Архивировано 21 августа 2019 года.
  86. Россия и Державный Орден: эмблематическое отражение межгосударственного союза. Дата обращения: 1 августа 2012. Архивировано из оригинала 20 марта 2013 года.
  87. «Выписать из Испании особой породы собак, употребляемых там при овчарных заводах потому, что приписывают им особенную способность содержать стадо в сборе и защищать от хищных зверей, каковую породу и можно будет развести в Таврии».(Мазовер А. П. ПОРОДЫ СОБАК 1954. — Племенное дело в СССР.1954)
  88. См. гиперболизированный рассказ о привязанной к шпилю лошади в книге «Удивительные путешествия на суше и на море, военные походы и веселые приключения барона фон Мюнхгаузена, о которых он обычно рассказывает за бутылкой в кругу своих друзей» (нем. Wunderbare Reisen zu Wasser und zu Lande. Feldzüge und lustige Abenteuer des Freiherrn von Münchhausen, wie er dieselben bei der Flasche im Zirkel seiner Freunde selbst zu erzählen pfleg)
  89. В континентальной кампании Британия почти не принимала участие; она лишь давала деньги взаймы под проценты воюющим государствам.
  90. П.ЖАВОРОНКОВ"Кровь и зерно" Журнал «Коммерсантъ Деньги» Полоса 081 Номер № 45 [296] от 15.11.2000
  91. Владения Ганноверской династии, занимавшей в то время британский престол.
  92. 1 2 Журнал "Родина": НАПОЛЕОНОВСКИЕ ПЛАНЫ ПАВЛА ПЕТРОВИЧА. Дата обращения: 25 февраля 2013. Архивировано из оригинала 11 апреля 2013 года.
  93. «Песошное золото» в России.- путешествие Матвея Снегирева в 1790 году Е. Ф. Бурштейн, кандидат геолого-минералогических наук Москва. Источник: Научный журнал: «Природа» ISSN: 0032-874X Год выхода:2012 https://naukarus.com/pesoshnoe-zoloto-v-rossii-puteshestvie-matveya-snegireva-v-1790-godu Архивная копия от 10 ноября 2023 на Wayback Machine https://naukarus.com/pesoshnoe-zoloto-v-rossii-puteshestvie-matveya-snegireva-v-1790-godu Архивная копия от 10 ноября 2023 на Wayback Machine
  94. Leibniz, 1840.
  95. Денис Мальцев. Индийский поход императора Павла I // Москва. — 2015. — № 9. — С. 122—139.
  96. Денис Мальцев. Индийский поход императора Павла I // Москва. — 2015. — № 9. — С. 122—139.
  97. Проект русско-французской экспедиции в Индию. 1800 г. // Русская старина. — 1873. — № 10. — С. 401—409.
  98. Плешаков И. Н. Император Павел I: «Через Бухарию и Хиву на реку Индус и на заведения английские, по ней лежащие». // Военно-исторический журнал. — 2007. — № 12. — С.48-51.
  99. «Император Павел Первый и Орден Св. Иоанна Иерусалимского в России» (сб. статей). КультИнформПресс, 1995. Стр. 74.
  100. До Павла в княжеское Российской империи достоинство из нетитулованных дворян был возведён только А. Д. Меншиков.
  101. См. «Записку о древней и новой России».
  102. Ивченко Л. Л. «Молитесь все вы за нас, а мы, кажется, не струсим…» // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1996. — С. 247—256. — [Т.] VII.
  103. В. А. Лётин Правнук «во дворе» прадеда: Репрезентация Павла I  в пространстве Петергофа. Сборник статей по материалам VIII научно-практической конференции ГМЗ «Петергоф» 24—25.04.2017 Санкт-Петербург ГМЗ «Петергоф» 2018
  104. Павел I. Приказы и резолюции императора Павла 1799 и 1800 гг. / Публ. Г.И.С. // Русская старина, 1889. — Т. 63. — №. 8. — С. 457—458.
  105. „Государь был средняго роста, лицо имел полное, круглое, голос — толстый, сиповатый“ Источник: Пребывание императора Павла в Козмодемьянске в 1798 г. Рассказ очевидца / Сообщ. И.Ф. де-Пуле // Русская старина, 1870. — Т. 1. — Изд. 3-е. — Спб., 1875. — С. 426—428.
  106. Кончина и погребение императора Павла I. // «Церковныя Вѣдомости, издаваемыя при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ». 10 марта 1901, № 10, стр. 341.
  107. Греч Н. И. Воспоминания о моей жизни. Lib.ru. Дата обращения: 31 марта 2018. Архивировано 30 мая 2009 года.
  108. Н.А Саблуков "Воспоминания о дворе и временах императора Павла до эпохи его кончины. Из бумаг умершего русского генерала. По книге «Павел I. Государственные деятели России глазами современников.» Составитель И. Е. Барыкина, Издательство, «Пушкинского фонда» СПб 2021. стр.228
  109. Н.А Саблуков "Воспоминания о дворе и временах императора Павла до эпохи его кончины. Из бумаг умершего русского генерала. По книге «Павел I. Государственные деятели России глазами современников.» Составитель И. Е. Барыкина, Издательство, «Пушкинского фонда» СПб 2021. стр.253
  110. Н.А Саблуков "Воспоминания о дворе и временах императора Павла до эпохи его кончины. Из бумаг умершего русского генерала. По книге "Павел I. Государственные деятели России глазами современников. " Составитель И. Е. Барыкина, Издательство, «Пушкинского фонда» СПб 2021. стр.228
  111. Пребывание императора Павла в Козмодемьянске в 1798 г. Рассказ очевидца / Сообщ. И.Ф. де-Пуле // Русская старина, 1870. — Т. 1. — Изд. 3-е. — Спб., 1875. — С. 426—428.
  112. ИППО. Дата обращения: 10 января 2016. Архивировано 26 января 2016 года.
  113. № 974-976. История Российского государства. 250 лет со дня рождения Павла I, российского императора. АО «Марка». Дата обращения: 7 сентября 2022. Архивировано 7 сентября 2022 года.
  114. Lib.ru/Классика: Лесков Николай Семенович. Привидение в Инженерном замке. web.archive.org (4 сентября 2016). Дата обращения: 12 марта 2024. Архивировано из оригинала 4 сентября 2016 года.
  115. Источник: https://veryimportantlot.com/ru/lot/view/pietro-antonio-rotari-style-of-second-half-of-th-1853

Ошибка в сносках?: Тег <ref> с именем «gam», определённый в <references>, не используется в предшествующем тексте.

Ошибка в сносках?: Тег <ref> с именем «vorob», определённый в <references>, не используется в предшествующем тексте.

Литература

править
Мемуарные свидетельства

Ссылки

править