Таньшина, Наталия Петровна

Ната́лия Петро́вна Та́ньшина (род. 4 июля 1974, Коломна, Московская область, СССР) — российский историк, специалист по истории Франции XIX века, истории международных отношений в XIX веке и русско-французским отношениям в XIX веке, истории дипломатии, проблемам имагологии, связанных с изучением взаимовосприятия французов и русских в XIX веке[1]. Доктор исторических наук (2005), профессор (2013). Одна из авторов «Новой Российской энциклопедии». Лауреат II степени конкурса имени А. Ф. Лосёва на лучшую научную работу в области гуманитарных наук (филология, история, философия) (2010).

Наталия Петровна Таньшина
Таньшина, Наталия Петровна.jpg
Дата рождения 4 июля 1974(1974-07-04) (48 лет)
Место рождения Коломна, Московская область, СССР
Страна Флаг СССРФлаг России
Научная сфера имагология
история Франции
история дипломатии
международные отношения
Место работы Московский педагогический государственный университет (с 1997)
Московский институт открытого образования (1999–2002)
Российский государственный гуманитарный университет (2002–2013)
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (с 2016)
Государственный академический университет гуманитарных наук (2018–2020)
Альма-матер Коломенский педагогический институт
Московский педагогический государственный университет
Учёная степень доктор исторических наук
Учёное звание профессор
Научный руководитель И. О. Князький
Д. В. Ковалёв
П. Е. Кряжев
Р. Г. Ланда
Р. Т. Мухаев
И. А. Никитина
П. П. Черкасов
А. В. Чудинов
Известна как историк, специалист по истории Франции XIX века, истории международных отношений в XIX веке и русско-французским отношениям в XIX веке, истории дипломатии, проблемам имагологии, связанных с изучением взаимовосприятия французов и русских в XIX веке
Награды и премии Лауреат II степени конкурса имени А. Ф. Лосёва на лучшую научную работу в области гуманитарных наук (филология, история, философия) (2010)

Профессор кафедры всеобщей истории Школы актуальных гуманитарных исследований (ШАГИ) Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (с 2016) и главный научный сотрудник Научно-исследовательской лаборатории комплексных исторических исследований Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (с 2016). Профессор кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета Института истории и политики Московского педагогического государственного университета (с 2008). Ведущий научный сотрудник Лаборатории западноевропейских и средиземноморских исторических исследований исторического факультета Государственного академического университета гуманитарных наук (2018—2020). Доцент кафедры всеобщей истории факультета архивного дела Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета (2002—2013).

Член Экспертного совета Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации по истории (с 2018)[2].

БиографияПравить

Родилась 4 июля 1974 года в Коломне[3].

В детстве увлекалась чтением западной классической литературы XIX века (Оноре де Бальзак, Виктор Гюго, Чарльз Диккенс, Александр Дюма-отец, Стендаль) и уже вспоследствии «поняла, что, видимо, не случайно мне выпал французский XIX в., а мои любимые писатели превратились в ценнейшие исторические источники, в живые свидетельства изучаемой эпохи», а «эта связь истории и литературы для меня всегда была важна, я ведь и перед самым поступлением в институт не знала, какой факультет выбрать, исторический или филологический (и опять-таки случай: мой учитель истории, Татьяна Александровна Янова, узнав о моих сомнениях, буквально закрыла меня в классе и строго внушила, чтобы я не делала глупостей и шла на истфак)»[4].

В 1996 году с отличием окончила исторический факультет Коломенского педагогического института по специальности «история» с присвоением квалификации «учитель истории и социально-гуманитарных дисциплин»[5][6][7]. Среди её преподавателей был И. О. Князький, П. Е. Кряжев и А. В. Кулагин. Защитила две дипломные работы — по истории (тема: «Октябрь 1917-го: взгляд с Запада»; научный руководитель — Д. В. Ковалёв) и по политологии (тема: «Толпа как феномен политики: опыт компаративного анализа  (англ.) бихевиористской, неофрейдистской и марксистской парадигм»; научный руководитель — Р. Т. Мухаев)[8]. При этом она вспоминала, что «к концу пятого курса я для себя ещё чётко не решила, чем хочу заниматься, — мне предложили на выбор: поступать в аспирантуру в МПГУ и заниматься историей Франции или же поступать в аспирантуру в Коломне на кафедру политологии», и определиться с выбором Таньшиной помогла «Маргарита Анатольевна Толстая, мой преподаватель новой и новейшей истории в Коломенском педагогическом институте», которая «буквально передала меня из рук в руки профессору Ирине Аркадьевне Никитиной» на кафедру новой и новейшей истории Московского педагогического государственного университета[8].

В 1999—2002 годах — старший преподаватель Московского института повышения квалификации работников образования / Московского института открытого образования.

В 1999 году окончила аспирантуру Московского педагогического государственного университета и там же под научным руководством доктора исторических наук, профессора И. А. Никитиной[a] защитила диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук по теме «Социально-политические взгляды и государственная деятельность Франсуа Гизо» (специальность 07.00.03 — всеобщая история (нового времени)); официальные оппоненты — доктор исторических наук А. В. Чудинов и кандидат исторических наук, доцент Д. А. Ростиславлев; ведущая организация — Московский государственный гуманитарный университет имени М. А. Шолохова[10].

В 2002—2005 годах — училась в докторантуре Московского педагогического государственного университета, где 2005 году защитила диссертацию на соискание учёной степени доктора исторических наук по теме «Политическая борьба во Франции по вопросам внешней политики в годы Июльской монархии» (специальность 07.00.03 — всеобщая история (новая история Запада)); научный консультант — доктор исторических наук, профессор Р. Г. Ланда[b]; официальные оппоненты — доктор исторических наук, профессор А. В. Ревякин, доктор исторических наук, профессор И. Н. Селиванов и доктор исторических наук, доцент И. А. Шеин; ведущая организация — Дипломатическая академия МИД РФ[11][12].

В 2002—2013 годы — доцент кафедры всеобщей истории факультета архивного дела Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета[1][4].

В 2007 году присвоено учёное звание доцента[1]. В 2013 году присвоено учёное звание профессора.

С 1997 года — преподаватель, 2005 года — доцент, с 2008 года — профессор кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета Института истории и политики Московского педагогического государственного университета[3][13][5][14].

С 2016 года — профессор кафедры всеобщей истории Школы актуальных гуманитарных исследований Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации и главный научный сотрудник Научно-исследовательской лаборатории комплексных исторических исследований Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации[3][13][14].

В 2018—2020 годах ведущий научный сотрудник Лаборатории западноевропейских и средиземноморских исторических исследований исторического факультета Государственного академического университета гуманитарных наук[3][13][14].

Преподавала в Московском государственном гуманитарном университете имени М. А. Шолохова и в Московском институте повышения квалификации работников образования[15].

С 2018 года — член Экспертного совета Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации по истории[2].

Член диссертационного совета Д 212.084.07 в Балтийском федеральном университете имени И. Канта (07.00.03 — всеобщая история (новая и новейшая история) исторические науки); 23.00.05 — политическая регионалистика. Этнополитика (политические науки))[16].

Член редакционной коллегии рецензируемых научных журналов «Историческая экспертиза»[17][18], «Наука. Общество. Оборона»[19] и «Вестник Государственного социально-гуманитарного университета» серия «История и археология»[20].

Автор более 200 научных работ[21].

Научная деятельностьПравить

Занимается изучением истории Франции XIX века, истории международных отношений в XIX веке, русско-французскими отношениями в XIX веке, историей дипломатии, проблемами имагологии, связанными с изучением взаимовосприятия французов и русских в XIX веке. Считает себя «продолжателем дела наших известных франковедов, таких как П. П. Черкасов и А. В. Чудинов», отмечая, что у первого она «всегда училась добросовестному отношению к делу, научной честности, стилю письма», поскольку «пишет всегда предельно понятно, при этом глубоко научно, ярко, образно, увлекательно», а второй «для меня тоже пример работы со словом и текстом» и его труды «написаны так, будто это увлекательнейший роман, с коллизиями, драматическими завязками, интригами» и «при этом — высоконаучная работа», несмотря на то, что «казалось бы, историография — не самая увлекательная тема»[4].

По собственному признанию в истории её «всегда привлекали люди», поскольку для неё «история — это, прежде всего, история людей», а «изучая одного персонажа, ты знакомишься с его окружением, коллегами, друзьями и врагами» и происходит «всё как в жизни». Так, занимаясь исследованием биографии Франсуа Гизо, Таньшина «познакомилась с Дарьей (или Доротеей) Христофоровной Ливен, урождённой Бенкендорф: дело в том, что княгиня Ливен на протяжении двадцати лет была постоянной спутницей жизни Гизо, так и не ставшей его официальной супругой» и «поскольку, как любой исследователь, я была увлечена своим персонажем, мне стало интересно узнать, чем же так привлекала Гизо русская княгиня?»[22]. В дальнейшем, «через своих „исторических друзей“», она обратилась к изучению жизни герцогини Курляндской Доротеи Саган[23].

ОтзывыПравить

А. Г. Браницкий в рецензии на монографию «Самодержавие и либерализм: эпоха Николая I и Луи-Филиппа Орлеанского» отметил, что «это сугубо научное издание с тщательно разработанным научным аппаратом, обладающее, тем не менее, всеми свойствами добротного художественного текста» и что «новая книга Н. П. Таньшиной не только о международных отношениях, она о роли личности в истории, о значении стереотипов и эмоций в процессе принятия внешнеполитических решений, о ценностях умеренного самодержавия и либерально-консервативного орлеанизма». Кроме того, рецензент указал на то, что данная «монография молодого, но уже вполне зрелого в профессиональном отношении автора, возвещает в наш „постмодернистский век“ возврат к обновлённой классической методологии познания, к облагороженной и модернизированной форме неопозитивизма, а главное — к опоре на оригинальные источники, свидетельства очевидцев событий», также подчеркнув что «именно таким представляется „комплексный историко-культурный“ подход Н. П. Таньшиной, для которого характерны внимание к „мелочам“, методологический плюрализм, междисплинарность и желание отмежеваться от жёстких идеологических схем». И обратив внимание на то, что «конечно, временами бывает заметно, что автору духовно ближе либерализм, чем консерватизм и самодержавие», тем не менее, указал, что «в результате стремление к объективности всегда побеждает». Также он высказал мнение, что «рецензируемая книга читается легко, на одном дыхании, ибо насыщена яркими и запоминающимися образами, давно ушедшими картинами жизни дореформенной России и орлеанистской Франции» и что «монография хорошо сбалансирована по структуре: от двойного портрета монархов в первой главе читатель переходит к разбору политических сюжетов во второй, затем — к образам России, порождённым французами, к Парижу — и не только — глазами россиян (третья и четвёртая), и, что логично, к финалу и заключению». Браницкий отметил, что «особое внимание специалистов привлечёт обширный „Список источников“ и литературы, а также педантично составленный „Указатель“ имен» в то время как читатели найдут в этой книге «ценнейшие сведения о „культурном притяжении“ двух великих держав». При этом рецензент заметил, что «автор не закрывает глаза на постепенное развитие русофобии во Франции, что весьма актуально и в наши дни» и по её мнению в разжигании страстей немалую роль сыграл «польский вопрос  (англ.)», поскольку именно пропаганда проводившаяся настоящими польскими политическими эмигрантами, являвшимися выходцами из Российской империи, которые в большом количестве проживали во Франции после подавления польского восстания в 1830—1831 годы, взрастила образ России как, пишет Таньшина, «варварского, деспотичного государства, непосредственно угрожающего свободе европейцев». Рецензент указывает, что автору монографии «особенно удался сравнительный анализ личностей „Государя всея Руси“ Николая Павловича и „короля французов“ Луи-Филиппа Орлеанского» и что «в целом, Н. П. Таньшина, проводя компаративный анализ, неожиданно для читателя обнаруживает, что при всем внешнем различии и даже противоположности обоих монархов, между ними было очень много общего» Кроме того, Браницкий отметил, что «крайне интересны в монографии живописные портреты» таких исторических личностей, как граф Шарль-Андре Поццо ди Борго, барона Проспер де Барант и барон Поль де Бургоэн, поскольку «здесь особенно красноречивы детали». Так, Поццо изображён в книге в блике русского генерала, который в парижском салоне напевает и вальсирует вокруг стола из-за чего окружающие воспринимают принимают его как безумца. «Очень любопытен эпизод», по мнению автора рецензии, когда Бургоэн выступает в качестве успокоителя воинственного пыла российского императора, принудив его признать приход к власти Луи-Филиппа, поскольку дальше сюжет развивается таким образом, что на сцену выходят раз за разом «легенды, связанные с именами А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова и П. Баранта». И следом Таньшина «выходит на актуальную проблематику политической русофобии и так называемых „журнальных войн“, спровоцированных публикацией книги А. де Кюстина о николаевской России, как предвестников современных информационных войн». В связи с этим Браницкий указывает на то, что автор книги «вполне обоснованно полагает, что уже в первой половине XIX в. пресса Франции приобрела значение настоящей четвёртой власти, а информационные (журнальные) войны вошли в политическую практику и сферу межгосударственных отношений», и что Таньшина «пытается — и не без успеха — ответить на „вечный“ вопрос: почему французы (как типичные представители Запада) не слишком любят Россию и часто воспринимают её как варварское деспотичное государство?» А подчеркнув, что «всё же образ Франции, созданный россиянами, гораздо привлекательнее», он приводит в качестве примера другую книгу Таньшиной — «Княгиня Ливен. Любовь, политика, дипломатия» — «пропитанную искренней любовью к своей героине». Кроме того со ссылкой на ещё одну книгу Таньшиной — «Франсуа Гизо: политическая биография» рецензент попутно указывает на то, что «в Париже прошли последние 22 года жизни княгини, там она сблизилась с французским министром и историком Ф. Гизо». Далее Браницкий отмечает что «и князь П. А. Вяземский, и В. М. Строев, и М. П. Погодин, и дипломат В. П. Балабин, по уверению автора, чувствовали себя в Париже достаточно уютно», делая вывод о том, что таким образом «вскрывается целый пласт „франкоязычной“ русской культуры». В то же время он обратил внимание на то что «опираясь на свидетельства А. Я. Панаевой, Н. П. Таньшина отмечает, что оказавшимся во Франции разночинцам из России (особенно тем, которые не жили на широкую ногу и имели проблемы с французским языком) вполне могло казаться, что русских недолюбливают» и сделал вывод о том, что «в целом же, на бытовом уровне особых антирусских предубеждений во Франции эпохи Луи-Филиппа Орлеанского наши соотечественники не замечали». Подытоживая свою рецензию Браницкий указывает что в заключении монографии автор «подводит итоги правления Николая I и Луи-Филиппа Орлеанского в исторической перспективе» и, как он отмечает, «по её мнению, они далеко не „однозначно негативные“: процессы, инициированные в России Николаем I, способствовали формированию экономических основ нового общества и национальной культуры, а правление „короля-буржуа“ Луи-Филиппа заложило основы современной Франции», а также что «Н. П. Таньшина рассматривает российско-французские отношения 1830—1848 гг. не только как первый опыт взаимодействия российского самодержавия и французского либерализма, но и как исторический пример возможности согласования национальных интересов и европейской безопасности в условиях многополярного мира, что сегодня особенно актуально». Общий вывод о данной работе Таньшиной он делает следующий: «Монография Н. П. Таньшиной, по её собственным словам, не претендует на всесторонний анализ политико-дипломатических отношений между Россией и Францией в годы правления Николая I и Луи-Филиппа. Однако она представляет собою замечательный очерк истории двусторонних отношений, прежде всего, на уровне общественных и культурных связей. В частности, в работе прекрасно прослеживается эволюция отношения к русским во Франции в 30-40-е годы XIX в. в зависимости от внешнеполитических действий России. Авторский стиль отличают внимание к деталям, тонкий психологизм и тщательная работа над характерами персонажей. В целом работа Н. П. Таньшиной, основанная на огромной источниковедческой базе и написанная прекрасным литературным языком, представляется исключительно своевременной и важной. Она будет полезна не только узким специалистам, но и широкому кругу читателей, всем, кто интересуется историей Франции и России, и, безусловно, займёт достойное место в отечественной историографии»[24].

В. Ю. Карнишин в свою очередь высказал следующее мнение о монографии: «Научное исследование Н. П. Таньшиной представляет собой попытку предпринять компаративный анализ государственной деятельности Николая I и французского короля Луи-Филиппа Орлеанского. Автор отмечает определённую схожесть восприятия личностей обоих монархов. На французского короля общественное мнение возлагало вину за Революцию 1848 г. Проведение Великих реформ 1860—1870-х гг. давало основание консерваторам напоминать Александру II о заветах отца, а либералы старались внушать главе государства мысль о том, что пренебрежение общественным мнением и тотальное огосударствление страны может обусловить стагнацию и крах правительственной политики. Н. П. Таньшина указывает на то, что оба государственных деятеля потеряли своих отцов, один из которых был гильотинирован, а другой — убит в условиях дворцового переворота. Это не могло не наложить отпечаток на становление личных качеств и постоянное опасение за свою жизнь и жизнь своих семей. Практика путешествий обоих государственных деятелей расширяла кругозор будущих монархов. Вместе с тем, они не рассчитывали на высшую власть в своих странах, хотя были подготовлены к государственной деятельности. Представляется, что небезынтересны выводы о том, что период правления обоих монархов — период взаимодействия русского самодержавия и французского либерализма. Личностные качества Николая I и Луи-Филиппа Орлеанского обусловили создание предпосылок для проведения системных реформ в России, а традиции конституционализма, парламентаризма, вошедшие в практику французской государственности, и поныне составляют основу развития этой страны»[25].

П. П. Черкасов в предисловии «Дихотомия русофильства и русофобства» к монографии Н. П. Таньшиной «Русофилы и русофобы: приключения французов в николаевской России» отметил, что данная работа «посвящена одной из наиболее острых и одновременно слабо разработанных тем в историографии российско-французских (точнее — франко-российских) отношений» и является «серьёзной по постановке проблемы, обстоятельной по насыщенности привлечённым материалом и, вместе с тем, изящно написанной», а сама автор, которую рецензент считает «ведущим специалистом по истории Июльской монархии», как и в прежних исследованиях, «подтвердила и свою репутацию знатока николаевской эпохи (1825—1855)». Указав на то, что для историка, который занимается исследованием двухсторонних отношений каких-либо стран крайне важным является умение свободно разбираться во всех тонкостях обстоятельств во внутренней политике обоих государств в рассматриваемый им исторический период. В связи с этим Черкасов считает, что «Н. П. Таньшина, будучи специалистом-франковедом, за последние годы успешно „освоилась“ и в николаевской России, что придаёт её исследованию необходимую убедительность и историческую достоверность». В ходе своего исследования Таньшина выяснила, что тот значительных успех, каким пользовалась книга маркиза Астольфа де Кюстина «Россия в 1839 году», которую рецензент назвал «неувядающим символом французской (и вообще западной) русофобии с 1840-х годов вплоть до наших дней», привёл к «уходу в тень» целого ряда прочих работ по русскому вопросу написанных современниками маркиза, большая часть которые даже никогда не была переведена на русский язык, а многие другие оказались в забвении в самой Франции. Поэтому Черкашин отмечает, что «автор провела кропотливую поисковую, реставраторскую и аналитическую работу, став первопроходцем на этом историографическом направлении». Так ей были возвращены из «историографического небытия» и подвернуты научной оценке незаслуженно забытые книги и публикации 1820—1840-х годов таких французских авторов, как барон Проспер де Барант, принцесса Матильда Бонапарт, Орас Верне, Нестор Консидеран, граф Поль де Жюльвекур, Фредерик Лакруа, Леузон Ле Дюк  (фр.), Ксавье Мармье, Адель Оммер де Гелль и Шарль де Сен-Жюльен. По мнению рецензента благодаря выстраиванию упомянутых публикаций в исследовательский ряд и расположению их по признаку профессиональной-политической принадлежности, как то «дипломаты, учёные, обычные путешественники — легитимисты, орлеанисты, бонапартисты», автору монографии удалось «создать объёмную и непривычную для подготовленного читателя картину представлений о николаевской России во Франции», непривычность которой, в первую очередь, заключается «в том, что она разрушает устоявшееся представление об исключительно негативном восприятии России, навязанном французскому обществу книгой Кюстина», поскольку оказалось, что даже в тогдашнюю Россию времён правления императора Николая I, по оценке Черкасова — «самую, пожалуй, неблагоприятную для развития российско-французских отношений», имел место быть иной «более взвешенный, в чём-то даже позитивный, взгляд на „царство фасадов“, каким увиделась Россия маркизу-путешественнику». А, кроме того, внимательный читатель сможет понять, как так получилось, что «позитивные представления о России не могли тогда укорениться во французском общественном сознании». В целом, в качестве главного достижения Таньшиной Черкасов указывает на создание «этой многоплановой картины», подчеркивает умение историка «увлекательно рассказать о серьёзных вещах» и считает, что её монография представляет собой «интересное и серьёзное научное исследование», которое по его убеждению, «не останется незамеченным специалистами и будет востребовано более широкой читательской аудиторией»[26].

НаградыПравить

  • Лауреат II степени конкурса имени А. Ф. Лосёва на лучшую научную работу в области гуманитарных наук (филология, история, философия) (2010)[6].

Научные трудыПравить

МонографииПравить

СтатьиПравить

на русском языке
на других языках
  • Tanshina N. P., Smolskaia N. B. «Magazine War» Between Russia And France: To The Origin Of Information Warfare // The European Proceedings of Social & Behavioural Sciences. — 2018. — Т. XXXV. — С. 1281.
  • Tanshina N. P. Baltic Factor in Russia-France Relations // Baltic Region. — 2018. — Vol. 8. — №. 4.
  • Tanchina N. P. L’Empereur Nicolas et le comte Pozzo di Borgo un regard sur la question polonaise // La Corse et les Corses dans la diplomatie. Actes du colloque d’Alata 11 et 12 mai 2018. Soteca, 2019. — P. 125—138.
  • Tanchina N. P. Pozzo di Borgo et le Tzar. // Autour de Charles-Andrée Pozzo di Borgo (1764—1842). Ajaccio, 2018. — P. 57-66.
  • Tanshina N. P. An other famous Corsican // Eurasian financial & economic herald. — № 3 (5) — 2018. — P. 70-73.
  • Tanshina N. P. Le porphyre russe du sarcophage de Napoleon Bonaparte // Methode. — 2021. — № 26. — P. 30-37.
  • Tanshina N. P. François Guizot: the Historian in Politics. // Vestnik of Saint Petersburg University. History. — 2021. — vol. 66. — № 4. —
  • Tanshina N. P. La pierre de quartzite // «Le plus puissant souffle de vie…» La mort de Napoléon (1821—2021). / Sous la direction de Thierry Lentz et François Lagrange. — Paris, 2021. — Р. 249—256.
  • Tanchina N. P. Le Comte Charles-André Pozzo di Borgo: le symbole de l’amitié franco-russe // Methode. — 2021. — № 27. — Р. 140—150.

Новая Российская энциклопедияПравить

Научная редакцияПравить

  • Диллон Г.-Л.  (англ.) Мемуары маркизы де Ла Тур дю Пен / пер. с фр. И. В. Шубиной; науч ред Н. П. Таньшина. — СПб: Нестор-История, 2020. — 574, [1] с. ISBN 978-5-4469-1685-6 400 экз.

ПримечанияПравить

комментарии
  1. Вспоминая совместную работу над диссертацией Таньшина отмечала следующее: «Уверена, что для каждого из нас, учеников Ирины Аркадьевны Никитиной, она была не просто научным руководителем или научным консультантом, а Учителем. И не просто мудрым наставником в постижении наук, а Учителем жизни. просветителем, гуманистом, интеллектуалом, последним из могикан. Все эти эпитеты употребляются, как правило, по отношению к представителям сильного пола, и тем более поразительно, что все они применимы к этой яркой, талантливой, тонкой, необыкновенно заботливой и предельно внимательной женщине с удивительно красивыми руками и огромным сердцем, в котором хватало места и душевного тепла для всех её учеников. Конечно, мы, ученики Ирины Аркадьевны Никитиной, не всегда были лично знакомы друг с другом, но она так искренне переживала за всех нас, так старалась всем помочь, рассказывала о сложностях, возникших у кого-то из нас, что создавалось полное впечатление, что мы прекрасно знаем друг друга, что мы составляем нечто целое, единое, и объединяет нас, конечно, наш учитель. И это единство — не просто научная школа профессора Никитиной, а нечто большее, и я безгранично благодарна судьбе, что мне довелось быть ученицей Ирины Аркадьевны». Кроме того, она подчёркивает, что «именно Ирина Аркадьевна настояла на том, чтобы я сразу же поступила в докторантуру», постоянно повторяя Таньшиной: «Наташа, кандидатов — как нерезаных собак, надо писать докторскую!»[9]
  2. Подготовку диссертации к защите с Ландой, в связи со скоропостижной смертью Никитиной в феврале 2003 года, она вспоминала следующим образом: «Мне назначили научного консультанта — им стал д.и.н., профессор Роберт Григорьевич Ланда. Потрясающий знаток арабского и испанского мира, глубочайший эрудит, необыкновенно внимательный человек. А как Роберт Григорьевич читал мои тексты! Сам он это называл „ловлей блох“. На полях он делал правку, как правило, это были его наблюдения и дополнения, начинавшиеся порой так: „когда мой отец обучался в Сорбонне...“. Для меня было не просто очень полезно и важно, но безумно интересно читать эти замечания, и я всегда говорила Роберту Григорьевичу, что из этих замечаний можно составить отдельную книгу и что его наблюдения и советы — это и есть самое ценное в моей работе!»[11]
примечания
  1. 1 2 3 Таньшина Наталия Петровна Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine // Кто есть кто в РГГУ
  2. 1 2 Приказ Министерства образования и науки России от 28 апреля 2018 г. № 351 «Об утверждении состава экспертного совета Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации по истории» Архивная копия от 6 июля 2021 на Wayback Machine
  3. 1 2 3 4 Батшев, 2018, с. 349.
  4. 1 2 3 Батшев, 2018, с. 352.
  5. 1 2 Таньшина Наталия Петровна Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine // Московский педагогический государственный университет
  6. 1 2 Факультет истории, управления и сервиса Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine // Государственный социально-гуманитарный университет
  7. Живёт он с Россией одной судьбой: 80 лет факультету истории, управления и сервиса ГСГУ : cб. исторических очерков Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine / отв. ред. Н. С. Ватник. — Коломна: ГОУ ВО МО «Государственный социально-гуманитарный университет», 2019. — С. 266. — 336 с: ил. ISBN 978-5-98492-454-2
  8. 1 2 Батшев, 2018, с. 350.
  9. Батшев, 2018, с. 351.
  10. * Таньшина, Наталья Петровна Социально-политические взгляды и государственная деятельность Франсуа Гизо Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine: дисс. … канд. ист. наук : 07.00.03. — Москва, 1999. — 336 с.
    • Таньшина, Наталия Петровна. Социально-политические взгляды и государственная деятельность Франсуа Гизо: автореф. дис. … канд. ист. наук : 07.00.03. — Москва, 1999. — 16 с.
  11. 1 2 Батшев, 2018, с. 351–352.
  12. * Таньшина, Наталия Петровна. Политическая борьба во Франции по вопросам внешней политики в годы Июльской монархии : дисс. … д-ра ист. наук : 07.00.03. — Москва, 2005. — 515 с.
  13. 1 2 3 Браницкий, 2019, с. 238.
  14. 1 2 3 * Таньшина Наталия Петровна Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine // Историческая экспертиза
  15. Батшев, 2018, с. 352–353.
  16. Состав совета Д 212.084.07 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук по специальностям 07.00.03 – всеобщая история (новая и новейшая история) (исторические науки); 23.00.05 – политическая регионалистика. Этнополитика (политические науки), созданного на базе Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта. Дата обращения: 16 мая 2022. Архивировано 16 мая 2022 года.
  17. Историческая экспертиза Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine // elibrary.ru
  18. Редакционная коллегия Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine // Историческая экспертиза
  19. Наука. Общество. Оборона Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine // elibrary.ru
  20. Редакционная коллегия журнала «Вестник Государственного социально-гуманитарного университета» Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine // Официальный сайт Вестника Государственного социально-гуманитарного университета
  21. Таньшина, Наталия Петровна Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine // elibrary.ru
  22. Батшев, 2018, с. 354.
  23. Батшев, 2018, с. 355.
  24. Браницкий, 2019, с. 238–240.
  25. Карнишин, 2020, с. 17.
  26. Черкасов, 2020, с. 5–10.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить