Третий дагестанский поход Надир-шаха

Третий дагестанский поход Надир-шаха — кампания персидской армии под руководством Надир-шаха в 1741—1745 годах по подчинению Дагестана[10][11][12].

Третий дагестанский поход Надир-шаха
Основной конфликт: Дагестанские походы Надир-шаха
Серебряная монета Надир-шаха, отчеканенная в Дагестане. 1741-42 год.
Серебряная монета Надир-шаха, отчеканенная в Дагестане. 1741-42 год.
Дата май 1741—1745[1]
Место Дагестан
Причина
  • Месть за убийство Ибрагим-хана
  • Дальнейшее наступление на Кавказ и Россию[2][3]
Итог
  • Первоначально Надир-шах завоевал Южный и Средний Дагестан, но после сокрушительного поражения в Анлалале был отброшен в Дербент
  • Сильно пострадало местное население, в том числе многолюдное тогда в Закавказье лезгинское население[4].
Противники
Командующие
Силы сторон

100—150 тыс. чел.[8]

ок. 50 тыс. чел.

ПредысторияПравить

Конфликт между Империей Афшаридов и дагестанскими горцами шёл с начала XVIII века, когда горцы поддержали восставших суннитов в Закавказье и Османскую империю в турецко-персидских войнах 1723—1727 и 1730—1736 годов. Невероятно сложный рельеф местности северо-кавказского региона делал задачу покорения горцев чрезвычайно сложной. В 1734 и 1735 годах Надир-шах совершил два похода в Дагестан, во время которых одержал ряд побед, но полностью подчинить горцев не смог. Ежегодно, с 1736 по 1740 годы они совершали успешные набеги на территорию Закавказья.

Осенью 1738 года, во время Индийского похода Надир-шаха, его брат Ибрагим-хан начал кампанию по подчинению джаро-белоканских обществ. К джарцам на помощь пришло войско из 20 тысяч дагестанцев с уцмием Ахмед-ханом, Муртазали Казикумухским и другими. 29 октября Ибрагим-хан и его армия попали в засаду у села Джиных (Гюллюк)[13]. Персидские потери составили 24 тысячи человек убитыми, включая Ибрагим-хана, тело которого горцы сожгли[14].

После успешного восстания в Джаре последовала череда повстанческих движений в Ширване и Дагестане. К концу 1738 года Муртузали Казикумухский захватил Шемаху[15]. К началу весны 1739 года Хасбулат-шамхал и уцмий Ахмед-хан получают приказ Надира, который не знал, что они его давно предали и воевали против Ибрагим-хана[15]. Он приказал им схватить и прислать к нему Сурхая и Муртузали. Приказ не был исполнен[15]. Карат-бек спокойно отступил в Дагестан, а затем объединенные отряды джарцев, дагестанцев и грузин, руководимые князем Шанши Эристави и Маллачи Унцукульским, нанесли удар иранцам, те отступили с большими потерями[15].

Смерть брата вызвала гнев Надир-шаха, он поклялся отомстить джарцам и всем дагестанцам. Однако ближайшие годы он провёл в далёких походах. Отомстить горцам он смог только в 1741 году. Подготавливая почву к походу, в апреле 1741 года 16-тысячное шахское войско под командованием Абдали Гани-хана напало на Джар. На помощь джарцам прили дагестанские владельцы. В трёх кровопролитных сражениях иранцы были разгромлены[16].

Начало походаПравить

Для похода в Дагестан Надир-шах в 1741 году собрал от 100 до 150 тысяч солдат. Уже к концу мая военные авангарды иранцев начали стекаться у Дербента[17]. Подданным шаха был тарковский шамхал Хасбулат. Ряд исследователей называли Хасбулата «предателем своего народа» за его поддержку Надир-Шаха против кубинских лезгин. Тем не менее некоторые историки считают, что подчинение было формальным и шамхал в большинстве сражений помогал повстанцам и вызволял дагестанских пленников с самого начала завоевательной кампании шаха в Дагестане. Это был тактический ход, направленный на усыпление бдительности шаха[18].

К середине июня дербентский комендант выступил во главе 10-тысячного отряда с целью не дать соединиться силам уцмия Ахмед-хана и Сурхая[17][19]. Одновременно с этим отряд Люфт-Али-хана отправился к реке Уллучай против уцмия[17]. Против уцмия должен был явиться и шамхал Хасбулат со своими войсками, но Хасбулат не смог выполнить эту задачу, так как его войско перешло на сторону уцмия[20]. К концу июля в Дербент прибыл и сам шах с силами в 66 тысяч[17]. Озлобленный Надир уничтожил первые попавшиеся на пути 14 горских аулов[21]. Рассказывая о жестокостях Надира, И. И. Калушкин сообщает, что «по указу шахову ни одного человека... живого не оставляют, все рубят наповал»[21].

Иранская армия была разделена на две основные группы:

  • Первая, крупная группа, во главе с самим шахом и его афганским военачальником Гани-ханом Абдали, шла по маршруту через Чираг и Хосрех на Кумух[2].
  • Военачальники Лютф-Али-хан, Хайдар-хан, топчибаши Джалил продвигались через Табасаран, Кайтаг, Шамхальство, Мехтулинское ханство и далее к Аймакинскому ущелью для вторжения в Аварию[2][22].
  • Была и третья группа с войском кахетинского царя, стоявшая в Джаре, а также резерв в Дербенте[2].

Обе группы планировали прорваться во Внутренний Дагестан и соединиться в Аварии[2]. Уже к началу августа шах дошёл до цели, Сурхай мог противопоставить шахским 52 тысячам солдат около 7 тысяч своих и более 5 тысяч под командованием своего сына Муртазали. Тогда хан обратился к соседям, но Надир был уже у Кумуха[9]. Началась битва. По договорённости с отцом, Муртазали и Мухаммад-хан с отрядом отступил в Аварию[23], а Сурхай сдался и поручил отправить письма с просьбами поддержать сына в Аварское ханство и Акуша-Дарго[24][25][26].

Кайтагский уцмий Ахмед-хан вёл трехнедельную оборону Кубачей от 24-тысячного иранского войска под командованием Лютф Али-хана. После сдачи Сурхая он остался один, во избежание поголовного уничтожения вслед за Сурхай-ханом уцмий вынужден был также сложить оружие и явиться к шаху в Кумух[27][28][21].

Тем временем, союзник Ирана шамхал Хасбулат тоже оказался в осаде в Тарках. Осаждал его, предположительно, Ахмед-хан Мехтулинский. Шах послал шамхалу подкрепление в 12 тысяч человек из отряда Хайдар-хана, стоявшего в Табасаране[28]. Персы рассеяли отряды мехтулинского Ахмед-хана. По иранским сведениям, Ахмед-хан отступил в Цудахар и Аймакинское ущелье, а Хасбулат осадил Акушу, позже сломил ополчение, а акушинский кадий отправился к шаху в Кумух[28][21][22].

Войска Люфт-Али, Хайдар-хана и Хасбулата вышли к Аймакинскому проходу[28].

Подобный успех оторвал Надира от реальности и он требовал от дагестанских владетелей, чтобы те собрали ему в войско по 1 тысячи снабжённых солдат, а также по 3 тысяч баранов. Кроме того, подданные уцмия должны предоставить по 125 мешков пшеницы, а подданные шамхала — с каждого двора по мешку пшеницы, 3 барана, 8 футов масла, 5 футов железа и другое. Подобные требования были и для других земель Дагестана и Закавказья. Шах планировал выселить всех дагестанцев в Иран, а всех, кто окажет сопротивление — убить[26][25][29]. Эти нереализуемые приказы не были выполнены[30].

С конца августа начались серьёзные трудности для шаха из-за возросшего сопротивления горцев. В 15 вёрстах от его лагеря в Хурхи и Шара был аул, сопротивлявшийся 10 дней, откуда персы всегда отступали с нарочитым уроном, там собралось около 600 мужчин и женщин с оружием. Шах двинул туда 1000 воинов, а 7000 расположил в засаде. Но осаждённые пошли в контратаку, убили около 300 и ранили многих, остальные спаслись бегством. Видя спасающихся, резерв в засаде не решился нападать. Ночью горцы оставили селение и ушли. Повстанческие набеги с угонами лошадей проходили каждую ночь в казикумухских деревнях, где были персы[31][21].

Шах, осознавая, что пристанищем партизан остаётся Внутренний Дагестан, двинул свои войска в Андалал, где скапливались враждебные ему горцы[31], среди которых были Муртазали-хан и Магомед-хан Казикумухские, а также Мухаммад-нуцал Аварский.

Как заметил английский историк Л. Локкарт:

Авария оставалась непокорённой, и, следовательно, ключ к Дагестану был в недосягаемости Надир-шаха[32].

Поражение шаха в АндалалеПравить

В Андалал толпами стали собираться горцы со всего Дагестана[33][34]. Боевые действия начались в сентябре 1741 года[35]. Многочисленные иранские войска начали военные действия одновременным нападением на сёла Согратль, Мегеб, Уллучара, Обох, Чох и другие[36]. Близ этих селений в течение нескольких суток длился кровопролитный бой[33].

Местом главного сражения с шахом, отвечающим стратегическим замыслам горцев — лишить шаха возможности маневрировать крупными силами кавалерии и пехоты, — была определена наклонная плоскость Хициб — терраса, отделенную от Согратля рекой и крутыми склонами горного хребта. Была выработана эффективная тактика: сначала угнать шахских коней, лишить мобильности его кавалерии, после чего, не дожидаясь наступления врага, самим неожиданно напасть на его лагерь[37].

Первоначально борьба шла для горцев с переменным успехом, затем войскам шаха удалось их оттеснить. Когда Надир начал решающее наступление, подошло подкрепление, в числе которых было много и женщин. Невероятным усилием противники шаха добились перевеса. Персидские войска, не выдержав мощного натиска, дрогнули, а затем обратились в бегство[33].

По мнению В. Дегоева, Надир-шах, загнав свою армию в непроходимые горы, поставил себя в крайне невыгодное положение. Так, он пишет следующее: «…но именно в аварских горах иранская армия попала в смертельную ловушку — узкое ущелье, блокированное неприятелем со всех сторон. Надир-шах вступил в переговоры с ханами Аварии и Мехтулы, суля им щедрое вознаграждение за предоставление выхода из этой мышеловки»[38].

Весть о поражении Надир-шаха в Андалале, по свидетельству турецких историков Эрела и Гекдже, «встретили в Стамбуле с огромной радостью и восторгом» как важный фактор, отодвинувший угрозу нападения Ирана на Турцию[26]. С удовлетворением была воспринята весть о поражении Надира и в Петербурге, так как Империя надеялась воспользоваться поражением Ирана и укрепить собственные позиции в Дагестане[26]. Как сообщалось: «В Стамбуле давали салюты. В Петербурге не могли скрыть радость и облегчение»[источник не указан 261 день].

ОтступлениеПравить

Аварский хан после андалальского разгрома в письме к Надиру писал[39]:

Ты упрекаешь меня в том, что я не явился к тебе на поклон. Я воздержался от этого потому, что ожидал твоего прибытия к себе, чтобы принять и проводить по нашему горскому обычаю. Я слышал, что между тобою и нашими пастухами произошла драка. Уверяю тебя, что наши добрые воины не участвовали в этом и я не мог бы допустить этого, ибо драться с пастушьим сыном подобает лишь пастухам[К. 1]. Именно поэтому, увидев, что в руках наших пастухов огромное количество персидских баб, плешивых верблюдов, мул, лошадей и драгоценностей, наши добрые воины обвиняют меня в том, что им ничего не досталось. Для чего ты пришел к нам в горы... Я советую тебе — иди скорее назад в Иран и больше не приходи к нам, а то мы тебя пошлем в пекло, чтобы ты мог там найти своего брата[К. 2]. Правда, мы слышали о твоих великих делах и вначале опасались тебя. Но твоя слава миновала. Теперь тебе самому видно, что ты не такой страшный, чтобы нельзя было оправиться с тобою

Аналогичные ответы дали сын Сурхай-хана Муртузали, мехтулинский хан, уцмий Кайтага и другие[39]. Потеряв около 30 тысяч человек, более 33 тысяч лошадей и верблюдов, 79 орудий, большую часть вооружения и снаряжения, а также казну и корону, шах 28 сентября начал отступать. Русский посол Калушкин писал, что его армия отступала «…с таким ускорительным маршем, который по справедливости за побег причесть можно…». Горцы преследовали отступающего противника. Калушкин писал: «Отступающее войско подвергалось непрерывным атакам аварцев…» и «…иногда шаха так жестоко били, что его самого принуждали троекратно к обороне назад оборачиватца…»[40].

Надир отступал через Кукмадагский перевал. Таким образом, шах добрался до Дербента «с половиной войска», «лишившись казны, имущества и почти всех вьючных животных». Набеги на Дербент, на шахские отряды и на лагерь «стали быть неистерпимы».

После того, как Надир-шах дал приказ частям своим войск отступать в Дербент, 24-тысячное войско, отступавшее через Аймакинское ущелье, подверглось нападению горцев, которыми руководил Ахмед-хан Мехтулинский, иранское войско было разгромлено, Лютф-Али-Хану удалось спастись, после этого другая часть иранского войска была разгромлена в Сирхе, в Тантинском перевале. Наиболее крупный разгром произошел в Капкайском ущелье, где Ахмед-ханом Кайтагским и Ахмед-ханом Мехтулинским была разгромлена 30-тысячная армия иранцев, как писал Калушкин, выжило в том сражении около 100 иранцев, они бежали в Дербент. Среди убитых также был найден труп Лютф-Али-Хана[41].

Последующие событияПравить

В октябре 1741 года Надир-шах лично возглавил второй поход в Аварию, но он был безуспешным[42]. После этих сражений в ноябре 1741 года Надир с остатками разбитой армии вернулся в Дербент. Из более чем 100-тысячной армии Надира, по свидетельствам И. Калушкина, боеспособных воинов оставалось 25-27 тысяч. Персидской армии был нанесен сокрушительный удар, который подорвал военно-политическую мощь Ирана. По определению исследователя А. Н. Новосельцева, «звезда Надира закатилась в горах Дагестана»[43].

Горцы продолжали нападать на армию Надир-шаха, стоявшую лагерем около Дербента. С ноября 1741 по февраль 1743 годов Надир-шах совершил шесть походов на территорию Дагестана: в Кайтаг (ноябрь 1741, март и осень 1742), Табасаран (ноябрь 1741, май 1742) и Кумыкию (февраль 1743). Несмотря на ряд успехов (взятие столицы Кайтагского уцмийства Кала-Корейш осенью 1742 года, уничтожение кумыкских аулов аулов Эндирей, Костек и Аксай в феврале 1743 года), шах так и не смог склонить горцев к покорности, горцы Кайтага продолжали совершать на его лагеря поблизости Дербента. Одновременно, с декабря 1741 по март 1742 годов, он безуспешно пытался путём переговоров склонить на свою сторону Мехтулинского Ахмад-хана, аварского хана, Ахмед-хана Кайтагского и других дагестанских феодалов и старейшин. Начавшиеся в Закавказье и Персии восстания вынудили Надир-шаха 15 февраля 1743 года прекратить военные действия и отступить из Дагестана[40].

Кампания 1741—1743 годов против дагестанских народов дорого обошлась иранскому государству. Характеризуя состояние Ирана в эти годы, Братищев указывал, что в продолжение двух лет шах не смог справиться с местным населением, которое «к защищению своему имело только ружьё и саблю, но лишь вконец разорил своё государство, подорвал свои сбродные силы. Благодаря его суровости и жестокости народ обнищал»[44].

За разгром войск Надир-шаха турецкий султан Махмуд I пожаловал Ахмед-хану Мехтулинскому почетное звание генерала османской армии и звание шамхала. А. К. Бакиханов также пишет, что турецкий султан «…Ахмед-хану, беку Джангутайскому, даровал чин силахшора и звание шамхала и 20 мешков денег»[45]. Кайтагскому уцмию Ахмед-хану жаловался титул трехбунчужного паши, его сыну Магомед-хану — двухбунчужного паши. Каждому из табасаранских владетелей — майсуму и кадию были присвоены такие же титулы и вручено по 200 туманов. Магомед-беку Цахурскому присваивался титул султана Элисуйского со званием двухбунчужного паши и «выделением некоторой суммы денег»[46].

Из-за жестокой эксплуатации населения, увеличения размера налогов, насильственной мобилизации в армию почти во всех уголках государства Надир-шаха вспыхивали всё новые и новые вооруженные восстания в Дербентском ханстве и в Ширване. Бои с завоевателями происходили и в районе Самура, при Дарвахе, в Кайтаге, Акуша-Дарго, Лакии, Мехтулинском ханстве. Воспользовавшись начавшейся турецко-персидской войной и восстанием лезгин, осенью 1743 года Мухаммад-хан Казикумухский вторгся в Кюру и Ширван и, вместе с восставшими, захватил Дербент, Шабран, Шемаху и Ахсу, но в декабре потерпел поражение от сына Надир-шаха Насрулла-мирзы при Ахсу и был вынужден оставить занятые ранее территории.

Оказывая завоевателям отпор, перед лицом опасности иноземного порабощения дагестанские горцы стали объединяться, чтобы дать отпор армии Надир-шаха, который отступил к Дербенту. Надир-шах не оставлял мысли покорить Дагестан. Для этого он занялся возведением укреплений и сторожевых башен, создал в районе Дербента военный лагерь, который получил название «Иран Хараб» или «Гибель Ирана» после поражения в этом лагере иранских войск от рук горцев.

Русский военный историк Василий Потто писал:

В истории Дагестана был момент, когда свободе горских народов грозила опасность: великий завоеватель Надир-шах стоял перед ними. Тогда, в кровавой битве под Иран-Хараба, что значит «Гибель Персии», акушинский народ нанёс ему страшное поражение. Бегство персов было так поспешно, что шах потерял на поле сражения корону и драгоценное седло. Эти единственные в мире трофеи ныне, к сожалению, кажется, совершенно утеряны; но они долго переходили в Дагестане из рук в руки до последнего имама Чечни и Дагестана, Шамиля, утратившего их только на Гунибе. Акушинцы после этой блестящей победы слыли в горах непобедимыми и, как сильнейший народ, привыкли с давних пор вмешиваться в посторонние распри и играть в событиях первенствующую роль[47].

Персы потеряли весь свой контроль в Дагестане, исключением был только Дербент, который до последнего оставался последним оплотом иранской власти в Дагестане и откуда шли постоянные походы иранских войск на соседние области. В 1745 году войска под руководством Ахмед-хана Кайтагского наголову разбили шахское войско под командованием Гани-хана около Дербента[48]. В связи с этим 6 января 1745 года персидская армия во главе с Надир-шахом вновь вторгается в Дагестан. В течение нескольких дней были взяты и разрушены аулы Карабудахкент, Губден, Утамыш и Бойнак, подвергнут страшному разорению Южный Дагестан. Он грозился совершить такое во всей стране гор. Однако горцы не склонились. Всюду, где появлялись войска шаха, они встречали сильное сопротивление[48]. Сопротивление горцев, восстания в Закавказье и затянувшаяся война с Османской империей уже в феврале заставили Надир-шаха оставить Дагестан[40].

В 1747 году уцмий вытеснил иранский гарнизон в Дербенте[49].

В результате заговора придворных Надир-шах был убит в июне 1747 года[50].

Захватнические войны со стороны Ирана очень неблагоприятно отразились на состоянии экономики всего Дагестана. Пострадало не только земледелие в сельской местности, но и ремесленное производство и торговля в городах. Одним из важнейших предприятий Надир-шаха была попытка создания флота в Персидском заливе и Каспийском море, которая осталась незавершённой[51].

Остатки персидского войска рассеялись по Дагестану и Чечне. Чеченский этнограф XIX века Умалат Лаудаев сообщает об этом:

Персияне, разбитые аварцами при Надир-шахе, рассеялись по Дагестану, из них некоторые поселились между чеченцами[52].

Отражение в фольклореПравить

Неудачные попытки Надир-шаха захватить Дагестан стали источником легенд, мифов и народных сказок народов Северного Кавказа. Аварский эпос «Сражение с Надир-шахом», шекинская песнь «Эпос о герое Муртазали» представляют яркую и красочную картину победы над «Бичом Вселенной». Эти сочинения представляют собой вершину дагестанского эпического жанра, их значение для горных народов может быть сравнимо только со значением «Слова о полку Игореве» для русской эпической поэзии[53].

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. намек на незнатное происхождение Надира
  2. речь про убитого в Джарах Ибрагимхана
Источники
  1. Nāder Shah – Encyclopaedia Iranica. Дата обращения: 26 июня 2016. Архивировано 25 декабря 2018 года.
  2. 1 2 3 4 5 Магомедов Р. М., 1999, с. 131.
  3. Сотавов, 2013, с. 202.
  4. Б.М. Гусейнова. Роль дагестаноязычных народов в истории политических образований Восточного Закавказья в XVIII – начале XIX в. — Махачкала, 2007
  5. 1 2 Народно освободительная борьба народов Дагестана в эпоху Средневековья. С. 84.
  6. Axworthy, Michael (2009). The Sword of Persia: Nader Shah, from tribal warrior to conquering tyrant, p. 205. I. B. Tauris
  7. Floor, Wiilem(2009). The rise & fall of Nader Shah: Dutch East India Company Reports 1730-1747, Mage Publishers
  8. Ghafouri, Ali (2008). History of Iran's wars: from the Medes to now, p. 396. Etela'at Publishing
  9. 1 2 Магомедов Р. М., 1999, с. 132.
  10. Sinor, Denis. Aspects of Altaic Civilization III: Proceedings of the Thirtieth Meeting of the Permanent International Altaistic Conference, Indiana University, Bloomington, Indiana, June 19-25, 1987 (англ.). — Psychology Press, 1990. — P. 117.. — «„During his [Nader’s] Dagestan campaign it appeared that Nader had plans to attack Crimea and Russia. (…)“».
  11. Shireen, Hunter. Islam in Russia: The Politics of Identity and Security (англ.). — M.E. Sharpe  (англ.), 2004. — P. 12.. — «„(…) Following the assassination of Nadir Shah during his campaign in Dagestan (..)“».
  12. Ehsan Yar-Shater. Encyclopædia Iranica, Volume 13 Архивная копия от 4 марта 2016 на Wayback Machine Routledge & Kegan Paul, 2004, p. 237. ISBN 978-0933273955 (originally from the University of California)
  13. Арунова, Ашрафян, 1958, с. 150.
  14. Floor, Wiilem (2009). The rise & fall of Nader Shah: Dutch East India Company Reports 1730—1747, Mage Publishers
  15. 1 2 3 4 Магомедов Р. М., 1999, с. 127.
  16. Сотавов, 2013, с. 181.
  17. 1 2 3 4 Магомедов Р. М., 1999, с. 130.
  18. Освободительная борьба народов Дагестана в эпоху средневековья. — Махачкала: ИИЯЛ ДагФАН СССР, 1986. — С. 84. — 123 с. Архивная копия от 10 мая 2021 на Wayback Machine
  19. Сотавов, 2013, с. 187.
  20. Сотавов, 2013, с. 199.
  21. 1 2 3 4 5 Пиотровский, 1988, с. 422.
  22. 1 2 Сотавов, 2013, с. 194.
  23. Г. Алкадари. Асари-Дагестан: исторические сведения о Дагестане / Пер. и прим. А. Гасанова. — Мх: Юпитер, 1994. — 158 с.
  24. Магомедов Р. М., 1999, с. 133.
  25. 1 2 Магомедов Р. М., 2002, с. 236.
  26. 1 2 3 4 Магомедов М. Г. История аварцев. — Махачкала: Республиканская газетно-журнальная типография, 2005. — 279 с. Архивировано 11 июля 2012 года.
  27. Роль Кайтага в разгроме войск Надир-шаха в Дагестане в 1734-1747 гг. cyberleninka.ru. Дата обращения: 17 августа 2021. Архивировано 17 августа 2021 года.
  28. 1 2 3 4 Магомедов Р. М., 1999, с. 134.
  29. Сотавов, 2013, с. 185.
  30. Магомедов Р. М., 1999, с. 135.
  31. 1 2 Магомедов Р. М., 1999, с. 136.
  32. Laurence Lochhart, B.A. Nadir Shah. — 1938. — С. 306-307. Архивная копия от 15 октября 2021 на Wayback Machine
  33. 1 2 3 Пиотровский, 1988, с. 423.
  34. Магомедов Р. М., 1999, с. 139.
  35. Магомедов Р. М., 1999, с. 137.
  36. Сотавов, 2013, с. 208.
  37. Сотавов, 2013, с. 212.
  38. Дегоев В. Северный Кавказ: исторические очерки. Кавказская война Надир-шаха. «Дружба Народов», 2011, № 4.
  39. 1 2 История Дагестана. Т. I. — М.: Наука, 1967. — С. 367. — 433 с. Архивная копия от 17 января 2022 на Wayback Machine
  40. 1 2 3 Арунова, Ашрафян, 1958, с. 193.
  41. Магомедов Р. М., 1999, с. 153.
  42. М. Р. Арунова, К. З. Ашрафян. Государство Надир-шаха Афшара. М.: Издательство восточной литературы, 1958 — С.193.
  43. Новосельцев А.П. Освободительная борьба народов Закавказья в XVIII в // Вопросы истории. — 1972. — № 5. — С. 117.
  44. Зейтулла Джаббаров. Ширван: свет и тени. — Litres, 2019-08-02. — 405 с. — ISBN 978-5-04-182946-9.
  45. Бакиханов А. К. Гюлистан-и Ирам. — Баку, 1991. — С. 150.
  46. Сотавов, 2013, с. 260.
  47. Василий Потто. XVI. Падение Акуши. Кавказская война. Том 2. Ермоловское время. История России. Библиотека.. statehistory.ru. Дата обращения: 17 августа 2021. Архивировано 13 августа 2021 года.
  48. 1 2 Русско-дагестанские отношения в XVIII — начале XIX в., ЦГА ДАССР. Ф. 379. Оп. 1. Д. 113. Л. 38. www.vostlit.info. Дата обращения: 17 августа 2021. Архивировано 9 июля 2021 года.
  49. Магомедов Р. М., 1999, с. 194.
  50. Сотавов, 2013, с. 249.
  51. Риза Шабани. Краткая история Ирана. — СПб.: Петербургское востоковедение, 2002. — С. 209. — ISBN 978-5-85803-380-6.
  52. Умалат Лаудаев. Чеченское племя // Сборник сведений о кавказских горцах. — Тифлис, 1872. Архивная копия от 7 октября 2020 на Wayback Machine
  53. Наталья Капиева. Песни народов Дагестана: Перевод . Вступит. статья с.5-42. — "Sov. pisatelʹ," Leningr. otd-nie, 1970. — 592 с. Архивная копия от 22 марта 2022 на Wayback Machine

ЛитератураПравить