Финикийская колонизация

Финикийская колонизация — расселение финикийцев в Средиземноморье и прилегающих регионах во II—I тысячелетиях до н. э. В отличие от частично синхронной ей греческой колонизации носила в большей степени не аграрный, а торговый характер[1]. Уже к IX веку до н. э. в Испании, Италии и Северной Африке насчитывалось около 300 постоянных финикийских колоний[2]. Крупнейшим городом-метрополией был Тир[3].

Причины

править

Довольно рано основой экономики Финикии стала морская торговля, поэтому главной причиной, вызвавшей колонизационное движение финикийцев, было стремление купечества закрепиться на важнейших торговых путях Средиземноморья. Кроме того, оно было связано с желанием правящих классов финикийских городов-государств сгладить социальные конфликты за счёт вывода «лишнего» населения. В основании колоний могли принимать участие разнородные элементы, например, крестьяне, потерявшие землю, и свободные ремесленники, не выдержавшие конкуренции крупных мастерских, в которых эксплуатировался рабский труд. Но были среди них и представители состоятельных кругов, не имевших непосредственного доступа к власти[4].

 
Основные торговые пути финикийцев

Выведение колоний, а в большой степени и торговля были обязаны поддержке и даже инициативе правительства. В этих условиях возникшие города и селения стали частью Тирской державы, хотя сейчас трудно установить формы и степень зависимости от метрополии. Известно, что в Карфагене Кипрском находился наместник царя, именовавший себя его рабом и носивший титул сукин. Видимо, в финикийских городах Кипра, близкого к Финикии, власть царя ощущалась довольно сильно. Осуществлять строгий контроль за более отдалёнными колониями было труднее, и всё же попытка Утики уклониться от уплаты дани вызвала карательную экспедицию из Тира. Позже карфагеняне отправляли в свои колонии специальных резидентов для контроля над жизнью этих городов. Не исключено, что эту практику они заимствовали из метрополии, и в таком случае можно полагать, что и в свои колонии тирские власти отправляли подобных резидентов. В этом правиле было одно важное исключение — Карфаген. Он был основан в конце IX века до н. э., но не по инициативе тирского царя, а группой оппозиционной знати во главе с сестрой царя Элиссой, которая и стала царицей города. Здесь уже не могло быть речи о политическом подчинении Карфагена Тиру, хотя духовные связи с метрополией карфагеняне поддерживали на протяжении всей своей истории.

Политическое подчинение Финикии ассирийцам не могло не сказаться на судьбах Тирской державы. Ещё в конце VIII — начале VII в. до н. э. финикийские города на Кипре подчинялись Тиру: его царь бежал на остров, явно в свои владения, от нападения Синаххериба. Но уже преемник Синаххериба, Асархаддон, обращался с финикийскими царями Кипра как с собственными подданными, независимо от Тира или Сидона. По-видимому, именно в первой половине VII века финикийцы Кипра вышли из-под власти Тира. Окончательный удар державе нанесли события 80—70-х годов VI века до н. э., когда после долгой осады в 573 году Навуходоносор II подчинил Тир, где даже на какой-то момент была ликвидирована царская власть. И вскоре после этого тартессии начали наступление на финикийские колонии в Испании, видимо использовав то, что те лишились поддержки метрополии. Некоторые финикийские поселения там погибли. Колониальная держава, созданная Тиром, скорее всего, перестала существовать. Её место в Западном Средиземноморье заняла другая финикийская держава, во главе которой встал Карфаген[5].

Периодизация

править

Первый этап

править

Первый этап колонизации охватывает вторую половину XII — первую половину XI века до н. э. Финикийцы двигались двумя путями: один шел к Родосу, затем вдоль западного побережья Малой Азии к Фасосу, другой — от Родоса вдоль южной кромки Эгейского архипелага к Сицилии, оттуда к северному выступу Африки и, наконец, вдоль африканского побережья в Южную Испанию. Золотоносный Фасос и обильная серебром Испания были главными целями колонистов. По дороге же к ним финикийцы создавали промежуточные пункты. Такие пункты возникли на Мелосе в Эгейском море, на Кифере к югу от Пелопоннеса, на восточном и южном берегах Сицилии, в Северной Африке. Античное предание рассказывает о трёхкратной попытке тирийцев обосноваться в Южной Испании, и это, видимо, связано с сопротивлением местного населения. Лишь на третий раз на небольшом острове у самого побережья уже за Столпами Геракла финикийцы основали город, получивший характерное наименование Гадир — «крепость»; позже римляне этот город именовали Гадесом. Видимо, в промежутке между этими попытками с целью создания плацдарма для проникновения в Испанию на северо-западе Африки, тоже уже за Столпами Геракла, был основан Ликсус.

На этом этапе финикийская колонизация носила преимущественно торговый характер. Важнейшей целью финикийцев были драгоценные металлы. В ответ они предлагали масло, различные безделушки, мелкий морской товар, ткани. Характер этих товаров привел к тому, что материальных следов финикийской торговли осталось мало. Да и был это, вероятнее всего, немой обмен, когда участники сделки выкладывали свои товары, пока обе стороны не соглашались их взять. В некоторых случаях финикийцы и сами эксплуатировали рудники, как это было на Фасосе.

В это время финикийцы основывали и простые опорные пункты для ведения торговли или обеспечения её безопасности, и фактории без постоянного населения, и якорные стоянки. Важную роль играли храмы, зачастую предшествующие основанию городов, как это было в Гадесе и Ликсусе: они давали торговцам ощущение божественного покровительства и безопасного рынка. Некоторые храмы, как на Фасосе, могли выступать и как организаторы производства. Создавались тогда и настоящие города с постоянным населением, как Гадир в Испании и Утика в Африке[5].

Второй этап

править
 
Финикийские купцы и торговцы. Рисунок из английской научно-популярной книги конца XIX века

Промежуток приблизительно в два века отделяет первый этап колонизации от второго (IX—VII века до н. э.). Экономические и политические проблемы, возникшие на Востоке, обусловили возобновление колониальной экспансии. Наибольший размах она приобретает во второй половине IX века до н. э. В Восточном Средиземноморье возможности финикийской экспансии были ограничены. Здесь вновь набрали силу крупные централизованные государства, а в Эгейском бассейне передвижения греков и фракийцев привели к вытеснению финикийцев с уже занятых островов. В самой Греции в условиях начавшегося формирования полиса места для финикийской колонизации также не было. Поэтому там финикийцы если и селились, то не создавали самостоятельных государственных образований и быстро эллинизировались. В других странах они могли создавать отдельные кварталы-фактории, как Тирский стан в египетском Мемфисе. И только на Кипре финикийцы основали колонии в южной части острова. Кипр стал базой их дальнейшего продвижения на запад. Через этот остров финикийцы двигались в Западное Средиземноморье.

В Западном Средиземноморье сфера финикийской колонизации на её втором этапе изменилась. Теперь в неё вошла Сардиния. Она привлекла колонистов и своими минеральными богатствами, и плодородием почвы, и стратегическим положением, открывавшим путь к Италии, Корсике, Галлии, Испании. В IX—VII веках до н. э. на южном и западном берегах Сардинии возник целый ряд финикийских городов: Нора, Сулки, Битан, Таррос, Каларис. Сравнительно рано финикийцы стали обосновываться и внутри острова.

Вторым новым районом колонизации стали небольшие, но очень важные острова между Сицилией и Африкой: Мелита и Гавлос. Там тирийцы обосновались в VIII веке до н. э. Эти острова были важнейшими пунктами связи между метрополией и самыми западными окраинами финикийского мира.

В Южной Испании к концу VIII века до н. э. сформировалась Тартессийская держава, вступившая в разнообразные контакты с финикийцами. Усиление этих контактов потребовало создания новых пунктов на Пиренейском полуострове. И вот на его южном берегу, но уже восточнее Столпов Геракла, финикийцы создали в VIII—VII веках до н. э. множество поселений различного масштаба и значения, некоторые из которых существуют и в наши дни. Создание колоний на Средиземноморском, а не Атлантическом, как ранее, побережье Южной Испании было вызвано, видимо, политикой тартессийских монархов, которые не желали укрепления конкурентов в непосредственной близости от центра державы, который находился в устье Бетиса, впадающей в Атлантический океан непосредственно к западу от Столпов.

 
Финикийский корабль, перевозящий строевой лес, на рельефе из Дур-Шаррукина (VIII век до н. э.). Лувр

На Сицилии в VIII веке до н. э. с началом греческой колонизации финикийцы покинули восточное и южное побережье и сконцентрировались в западной части острова. Созданные там города Мотия, Солунт и Панорм обеспечивали связи с уже колонизированными районами Сардинии и Африки.

В центральной части Северной Африки, где еще ранее была основана Утика, теперь возникло несколько новых финикийских городов, в том числе Карфаген. На северо-западе этого материка южнее Ликсуса финикийцы обосновались вокруг залива, носившего по-гречески красноречивое название «Эмпорик» (Торговый).

По-прежнему основная цель финикийцев — металлы. Однако теперь речь идёт уже не только о золоте и серебре, но и о необходимых для ремесла железе, свинце, олове. Другая цель колонизации на этом этапе — приобретение земель: недаром центр колонизационной активности во многом переместился из Испании, где тартессии не давали возможности обосноваться в плодородной долине Бетиса, в центр Средиземноморского бассейна — в плодородную Сардинию и славившийся своими земельными богатствами тунисский выступ Африки. Сама колонизация приобрела гораздо больший размах, и масса переселенцев увеличилась.

В колониях наряду с торговлей стали развиваться ремесло, земледелие и, разумеется, рыболовство. Увеличилось количество городов. Наряду с ними возникли и небольшие поселения; одни из них развивали многоотраслевую экономику, а другие сосредоточивались на какой-либо одной отрасли. Финикийцы стали проникать и во внутренние районы тех или иных территорий. Изменились отношения колонистов с местным населением. Последнее теперь уже настолько развилось, что не ограничивалось немым обменом и начало вступать в самые разнообразные контакты с пришельцами. Эти контакты охватили в конце концов всю экономическую, политическую и культурную сферу. Там, где для этого имелись условия, возникли локальные варианты «ориентализирующей» цивилизации. Таковой была тартессийская, развивавшаяся на юге Пиренейского полуострова в VIII—VI веках до н. э. Возникло и обратное влияние местного населения на колонистов, что привело к появлению местных ответвлений финикийской культуры. Окружающие жители выступили, таким образом, как важный компонент колонизационного процесса[5].

Основные колонии

править

Влияние

править

См. также

править

Примечания

править
  1. Cartwright, Phoenician Colonization.
  2. Эрлихман, Вадим. Финикийцы: наследство морских царей // Вокруг света : журнал. — 2006. — № 12 (2795). — С. 10—15. — ISSN 0321-0669. Архивировано 11 марта 2018 года.
  3. Шифман, 2006, с. 79.
  4. Шифман, 2006, с. 79—80.
  5. 1 2 3 История Востока, гл. XIX. Финикия и финикийцы в конце II—I тысячелетии до н. э.
  6. Phoenicia.org, Phoenician Colonies.
  7. Phoenicians, Colonies.
  8. Приводится финикийское (пуническое) название, если оно известно, в остальных случаях — более позднее греческое или латинское название.

Литература

править
  • Шифман И. Ш. Карфаген. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2006. — 518 с. — 1000 экз. — ISBN 5-288-03714-0.
  • Харден, Дональд. Глава 4. Финикийская колонизация // Финикийцы. Основатели Карфагена = The Phoenicians. — М.: Центрполиграф, 2004. — 263 с. — 6000 экз. — ISBN 5-9524-1418-4.
  • Циркин Ю. Б. От Ханаана до Карфагена. — М.: АСТ, 2001. — 528 с. — 5100 экз. — ISBN 5-17-005552-8. — ISBN 5-271-01788-5.
  • Циркин Ю. Б. Финикийская колонизация // История Древнего мира / Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. — 3-е, исправленное и дополненное. — М.: Наука, 1989. — Т. I. Ранняя древность. — 470 с. — 50 000 экз. — ISBN 5-02-016782-7.
  • История Востока: в шести томах. Т. 1. Восток в древности / Отв. ред. В. А. Якобсен. — М.: Вост. лит., 1997. — 688 с. — ISBN 5-02-017936-1.
  • Aubet, Maria Eugenia. The Phoenicians and the West. — Cambridge University Press, 2001. — 452 p. — ISBN 0-521-79543-5.

Ссылки

править