«Хуй»  — одно из основных слов русского мата. Корень -хуј-[источник не указан 1031 день] является словообразующим для множества других слов и выражений. Используется в значении «мужской половой член» и многих других.

Слово «хуй», написанное на скале, Гавайи

Этимология

Точное происхождение слова «хуй» в русском языке остаётся неизвестным, но на сегодняшний момент существуют научно-лингвистические доказательства его принадлежности к древнеславянским корням.

  1. Согласно академическому «Этимологическому словарю славянских языков. Праславянский лексический фонд» (Вып. 8. М., 1981) под ред. О. Н. Трубачёва, слово является однокоренным слову «хвоя». Чередование «в» + гласная/«у» аналогично чередованию в словах вязать/узы, на-вык/на-ука. По мнению слависта Геннадия Ковалёва[1], слово «хуй» имеет общеславянский корень *XŪ, что означало «отросток», «побег». От этого же корня произошли слова «хвоя», «хвост» и другие.
  2. Аналогичные исследования рассматривают слова, восходящие к праиндоевропейскому корню *skēu- (быть острым), встречаются и в других языках: лит. skuja («хвоя»), алб. hu («кол», «половой член»). Сторонник спорной ностратической теории Владислав Маркович Иллич-Свитыч возводит праславянский корень к праностратическому *cujha «колючка растения, острие»; к тому же корню, по его мнению, восходит, например, слово «čüä» (пенис) в уйгурском языке[2].

Варианты употребления

В русском мате используется[3]:

  • в прямом смысле («половой член»);
  • в качестве местоимения, так как заменяет практически каждое одушевлённое существительное мужского пола (ту же роль для неодушевлённых играет «хуёвина»). Эмоциональная окраска в этом случае нейтральна или слабоотрицательна[4];
  • в идиоматических оборотах (например, «забить хуй на …»: то есть перестать уделять чему-либо или кому-либо внимание, не заботиться о чём-либо).

«Хуй» как основа для образования слов и выражений

 
Мужчина в футболке в Тюмени

«Хуй» — наиболее продуктивный словообразующий корень из всего русского мата и входит в ряд устойчивых словосочетаний, которые используются различными слоями населения в повседневном общении. По данным А. Плуцера-Сарно, входит более чем в 1200 языковых клише[5]. Как словообразующий корень используется в ряде глаголов, образованных приставочным способом (напр., «нахуя́риться» и т. п.) и отглагольных форм, которые имеют высокую степень десемантизации либо абстракции и часто являются заменителями глаголов (местоглаголиями) с более специфическим смыслом в разговорной речи, не требующей точности.

В первом томе «Словаря русского мата» Алексея Плуцера-Сарно имеется 503 идиомы фразеологизмов, грамматических и лексических клише со словом «хуй». Производные слова «хуй» покрывают большое количество семантических полей.

История употребления слова в русском языке

Само слово и фразеологические выражения с этим словом считаются грубыми ругательствами, неприемлемыми в приличном обществе: в общественных местах, в литературе, в периодической печати, на телевидении и радио.

В старину традиция площадных представлений с использованием мата была и у других народов, однако церковь их преследовала повсеместно. Русская православная церковь также однозначно выражала своё осуждение скоморохов, вплоть до поощрения их беспощадного истребления[6].

Само слово, его производные и фразеологические обороты с ним широко известны в фольклоре с незапамятных времён (например в частушках, прибаутках)[7].

Фольклористы XIX века зафиксировали употребление слова в народных сказках и народных песнях (напр. А. Н. Афанасьев, И. И. Срезневский). Само слово и его производные представлены в 3-м издании «Толкового словаря живого великорусского языка»[8] и «Русских заветных пословицах и поговорках» В. И. Даля.

С XIX века ведёт свою традицию жанр матерных пародий на известные литературные произведения. Слово встречается в ранних произведениях Пушкина (лицейская обсценно-порнографическая баллада Тень Баркова), у Чехова. Пушкинист М. А. Цявловский в своей работе «Комментарии к балладе А. Пушкина „Тень Баркова“» указывает на то, что из всех бранных слов Пушкин в своей балладе чаще всего использует именно слово «хуй», его производные и синонимы[9]:

Нецензурные вульгаризмы баллады по степени их эксгибационной выразительности можно разделить на несколько групп. Прежде всего нужно выделить слова: хуй, хуина, елда, елдак, плешь и муде. Так как «мотив» этого органа — основной в балладе, то и слова эти встречаются в ней чаще всех остальных похабных слов. Слово «хуй» употреблено тринадцать раз (стихи 14, 24, 47, 66, 79, 82, 176, 188, 209, 213, 221, 259 и 272), «хуина» — два (стихи 55 и 251), «хуиный» — один (стих 141), «елда» — четыре (стихи 12, 106, 125 и 184), «елдак» — пять (стихи 33, 64, 133, 151 и 260), «плешь» — пять (стихи 21, 27, 83, 118 и 261) и «муде» — семь (стихи 56, 63, 130, 211, 252, 257 и 262); всего тридцать семь раз. [Прим. автора: Кроме этого, орган называется ещё «предателем» (ст. 65) и «прелюбодеем» (ст. 178) и сравнивается со столбом (ст. 16 и 47), колом (ст. 84), злаком (ст. 203) и воином (ст. 34)!] В этом, между прочим, больше, чем в чём-нибудь другом, сказывается «барковщина» баллады, ибо Барков, конечно, прежде всего певец фаллоса. [Прим. автора: Это явствует уже из большого разнообразия названий органа в произведениях Баркова: хуй, елдак, свайка, салтык, уд, снасть, рог, жало, битка, талант, рычаг, рожок, свирель, шест, булава, шматина, свай, гусак, кушак.]

Кроме этого основного «ядра» непристойностей, к ним относятся слова: «дрочить» — один раз (стих 26), «дрочиться» — один (стих 256), «Ебаков» — шесть (стихи 69, 77, 121, 149, 158 и 277), «ебать» — четыре (стихи 13, 81, 199 и 201), «ебля» — один (стих 164), «ебливая» — один (стих 233), «еть» — один (стих 185), «заебина» — один (стих 189), «обосраться» — один (стих 274) и группа: «пизда» — семь (стихи 15, 17, 89, 132, 152, 200 и 219), «прореха» — один (стих 190), «секелек» — один (стих 153) и «щель» — два (стихи 22 и 166).

Поскольку в СССР (с 1930-х годов) было запрещено использовать мат в общедоступной литературе и СМИ (прямо об этом ни один из законов не гласил, но исполнялось неукоснительно), то в текстах слово «хуй», производные и выражения с ними — подвергались цензуре: «вымарывались» (полное удаление или подстановка многоточия «…»), заменялись словосочетанием «нецензурная брань» и эвфемизмами (напр. «хрен»). Притом в советское время после редакторской правки матерные слова исключались таким образом, чтоб затруднить даже его подразумевание. Это касалось как новых произведений, так и переиздания текстов «доцензурного» периода (напр. во всех последующих после первого изданиях романа Михаила Шолохова «Тихий Дон»)[10][11][12][13][14].

Употребление в настоящее время

В постсоветскую эпоху после отмены цензуры в России стала практиковаться замена одной или нескольких букв на звёздочки (точки и т. п.) в печатных и электронных СМИ, а в теле- и радиовещании — т. н. «Запикивание» (однотонный звук, перекрывающий звучание слова).

Некоторые современные русские писатели — Юз Алешковский, Виктор Ерофеев и другие — вольно использовали обсценную лексику в своих произведениях, не исключая и слово «хуй». В советский период такая литература была «подпольной» и распространялась самиздатским способом. В последующем, вплоть и до сегодняшнего времени, как это слово, так и мат вообще, уже стали употребляемы как в музыкальной массовой культуре — рэперы, панк-рок- и рок-группы (см. Захар Май «Я посылаю все на… (и никого другого)»; также «Хуй войне!» группы «Тату», Владимир Епифанцев и Маша Макарова — так и в литературе (напр. постмодернисты Эдуард Лимонов, Виктор Пелевин, Владимир Сорокин и др.).

Тем не менее большей частью людей мат не воспринимается как само собой разумеющееся в публичных местах; и когда, например, Филипп Киркоров употребил матерную брань на пресс-конференции, это вызвало как судебное разбирательство, так и негативную реакцию общественности.

После анонсирования русских хештегов в «Твиттере» именно слово «хуй» заняло лидирующую позицию в разделе «Актуальные темы в мире»[15].

Слово «хуй» легло в основу фразы «Русский военный корабль, иди на хуй!», которую, согласно изложенному в украинских СМИ ходу развития событий, произнёс украинский пограничник на предложение российского военного корабля сдаться при атаке на остров Змеиный во время вторжения России на Украину[16][17]. Сама фраза стала интернет-мемом, получила широкое распространение – используется как со «звёздочкой», так и без, в многочисленных интернет-материалах, на городских электронных табло, бордах и т.д[18].

Ареал слова

 
Надпись «хуй» на дорожном знаке в Праге, у метро «Малостранска»

Слово из восточнославянских языков попало в польский язык[19][20][21], а также в языки народов Поволжья и некоторые другие языки народов СССР, где в определённой степени заменило местные вульгаризмы, связанные с пенисом. Оно знакомо также жителям посткоммунистических стран, что объясняется культурным влиянием СССР на современные страны СНГ: локальных эквивалентов некоторых слов до сих пор не существует и используются русские слова, не говоря уже о таком «богатом матерном» языке.

См. также

Примечания

  1. Ковалёв Г. Ф. Русский мат — следствие уничтожения табу // Культурные табу и их влияние на результат коммуникации. — Воронеж, 2005. — C. 184—197 Архивная копия от 5 декабря 2022 на Wayback Machine.
  2. Иллич-Свитыч В. М. Опыт сравнения ностратических языков. (недоступная ссылка) — Т. 1. — М., 1971. — С. 197.
  3. Ch. A. Boutler. Пиздец! Russian-English slang dictionary Словарь русского мата и неформального языка (англ.) (2008). Дата обращения: 21 августа 2016. Архивировано 28 января 2015 года.
  4. Левин Ю. И. Об обсценных выражениях русского языка Архивная копия от 29 ноября 2014 на Wayback Machine. // Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. — М., 1998. — С. 809—819.
  5. Русский мат с Алексеем Плуцером-Сарно Архивная копия от 3 января 2011 на Wayback Machine.
  6. Скоморохи в Большом энциклопедическом словаре Архивная копия от 1 января 2008 на Wayback Machine.
  7. Три века поэзии русского Эроса. Публикации и исследования. — М., 1992.
  8. Даль, 1909.
  9. Цявловский М. А. Комментарии к балладе А. Пушкина «Тень Баркова» Архивная копия от 29 октября 2008 на Wayback Machine // Philologica. — 1996. — Т. 3. — № 5/7. — С. 200.
  10. Ермолаев Герман. «Тихий Дон» и политическая цензура. 1928—1991 Архивная копия от 12 августа 2022 на Wayback Machine. — М.: ИМЛИ РАН, 2005. — 255 с.<…> Более значительным для романа оказался приказ начальника Главлита Б. М. Волина от 26 ноября 1934 года по всему своему ведомству: вступить в решительную борьбу с грубым, ругательным и блатным лексиконом. Исполнение приказа не миновало «Тихий Дон». <…> Наиболее значительным был третий, завершающий пункт приказа: «Решительно бороться против грубых выражений, ругательных и блатных слов и проч.» <…> // feb-web.ru Проверено 19.08.2014 г.
  11. В Харькове выпустят «Тихий Дон» М. Шолохова без редакторских правок Архивная копия от 19 августа 2014 на Wayback Machine. Проверено 17.08.2014 г.
  12. «Тихий Дон» впервые издадут без цензуры Архивная копия от 19 августа 2014 на Wayback Machine // lenta.ru 18:05, 21 марта 2011. Проверено 17.08.2014 г.
  13. Зозуля Ирина. В Харькове печатают нецензурного Шолохова Архивная копия от 19 августа 2014 на Wayback Machine // vecherniy.kharkov.ua 18 марта 2011 г. Проверено 17.08.2014 г.
  14. Тихий Дон. — Часть первая: Рукописи. Автограф М. А. Шолохова, 1925—1927 Архивная копия от 30 декабря 2019 на Wayback Machine. — (Институт мировой литературы им А. М. Горького РАН). Проверено 17.08.2014 г.
  15. Русское слово из трех букв вышло в топ мировых тем Twitter
  16. «Русский корабль, иди на х..й!»: защитники Змеиного ответили врагу. «Украинская правда». Дата обращения: 25 февраля 2022. Архивировано 24 февраля 2022 года.
  17. Ukraine soldiers told Russian officer ‘go fuck yourself’ before they died on island (англ.). The Guardian (25 февраля 2022). Дата обращения: 2022-2-25. Архивировано 25 февраля 2022 года.
  18. Мем года: Русский военный корабль, иди нахуй! TJ. Дата обращения: 28 февраля 2022. Архивировано 3 марта 2022 года.
  19. Chuj / Słownik języka polskiego. Дата обращения: 17 декабря 2012. Архивировано из оригинала 26 апреля 2010 года.
  20. Huj // Новый словарь польского языка = Inny słownik języka polskiego, t. 1–2 / Red. M. Bańko. — Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2000. — 2646 с. — ISBN 83-01-12826-7. Архивная копия от 2 мая 2013 на Wayback Machine
  21. Słownik języka polskiego. Дата обращения: 17 декабря 2012. Архивировано 22 июня 2013 года.

Литература