Самизда́т — способы неофициального и потому неподцензурного производства и распространения литературных произведений, религиозных и публицистических текстов в СССР. Одна из форм противодействия цензуре в СССР.

Копии текстов изготавливались автором или читателями без ведома и разрешения официальных органов власти, как правило машинописным, фотографическим или рукописным способами. По мере развития техники стали использоваться ксерокопировальные аппараты ранних образцов, магнитофоны и другие устройства, а в годы перестройки — также ЭВМ.

Предшественники самиздатаПравить

Хотя само слово «самиздат» появилось лишь в середине XX века, с древнейших времен запрещённые произведения передавались друг другу рукописным способом. В XVIII веке именно так по России распространялись сатиры А. П. Сумарокова.

В первой половине XIX века, когда Россия буквально кишела тайными обществами, — воззвания будущих декабристов, а позже — и «народников». На следующий же день после смерти А. С. Пушкина, настигшей его 28 января (9 февраля) 1837 года, весь Петербург (а вслед за ним и Москва) читал ходившие по рукам многократно переписываемые строчки стихотворения М. Ю. Лермонтова «Смерть поэта». В то время это называлось «хождением в списках»: слово «список» обозначало рукописную копию. Так, «в списках», ходила комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума», запрещённая цензурой на долгое время. Лишь после смерти автора (1829), в 1831 году была разрешена постановка полного текста комедии, без купюр, сначала в Петербурге, потом в Москве (вне столиц пьеса официально была запрещена до 6 июля 1863 года; первая публикация комедии без искажений появилась в Москве только в 1875 году[1]).

Во второй половине XIX столетия всю Россию наводнили листочки с едкими поэмами вологодского опального священника Василия Сиротина (более всего известного как автора песни «Улица, улица, ты, брат, пьяна»). Также в рукописных «изданиях» ходили произведения Н. А. Некрасова, И. С. Баркова (по причине их непристойности), а заодно и действительно похабные тексты, приписываемые Баркову, но не имеющие к нему отношения.

ТерминологияПравить

Название «самиздат» появилось в народе как естественная пародия на названия советских государственных издательских организаций вроде «Госкомиздат», «Политиздат» и т. п. Вероятно, первым близкое по смыслу и форме слово «самсебяиздат» употребил поэт Николай Глазков, уже в 1940‑е годы ставивший это слово на изготовленных им раскрашенных и переплетённых машинописных сборниках своих стихов[2].

Согласно Александру Даниэлю, самиздат — это специфический способ бытования общественно значимых неподцензурных текстов, состоящий в том, что их тиражирование происходит вне авторского контроля, в процессе их распространения в читательской среде[3]. Владимир Буковский в автобиографическом романе «И возвращается ветер…»[4] дал следующее определение «самиздату»: «Самиздат: сам сочиняю, сам редактирую, сам цензурирую, сам издаю, сам распространяю, сам и отсиживаю за него».

Слово «тамиздат» часто встречалось рядом со словом «самиздат»; иногда как противопоставление. «Тамиздатом» назывались запрещённые книги и журналы, изданные «там», то есть за рубежом[5]. В качестве примера можно привести :

Эти книги также копировались или переснимались, и «незаконно» распространялись.

Термины «самиздат» и «тамиздат» стали интернациональными[6][7], как и некоторые другие слова, пришедшие из СССР, например, «спутник», «КГБ», «перестройка», «гласность». В 1970‑х годах самиздат был столь широко распространён, что про него даже был сочинён анекдот: «Бабушка для внука перепечатывает на машинке „Войну и мир“ — внук ничего, кроме самиздата, не читает»[8].

Евгений Попов пытался, наряду с «сам-» и «тамиздатом», говорить о «здесьиздате» — неофициально и нелегально опубликовал в СССР альманах «Метрополь»[9].

Неофициальное распространение магнитофонных записей получило название «магнитиздат»[10] или «магиздат»[11].

Примеры самиздатаПравить

Одним из первых образцов советского самиздата был знаменитый доклад Н. С. Хрущёва «О культе личности Сталина». Доклад этот был закрытым и в официальной советской прессе в полном объёме опубликован только после начала перестройки, однако по стране ходило достаточно большое количество машинописных копий[12]. Другим ранним примером «самиздата» считается приключенческий роман Роберта Штильмарка «Наследник из Калькутты» (двусторонняя ксерокопия с единственного издания 1958‑го года).

В виде самиздатовских копий — «списков» — впервые получили хождение:

Книги, собранные из журнальных публикацийПравить

Также самиздатом в 1970—1980‑х годах назывались самодельные книги, собранные из светокопий страниц журналов популярной литературы (из‑за малых тиражей не попадавших на прилавок), как то:

  • «Сильнее денег»,
  • «Свидетелей не будет»,
  • «Западня»,
  • «Сувенир из „Клуба мушкетёров“»,
  • «Весь мир в кармане»,
  • «Мёртвые молчат»,
  • «Двойная сдача»,
  • «Венок из лотоса»,
  • «Каменные джунгли».

Данный «самиздат» мог преследоваться не за содержание, а за «расхищение социалистической собственности», то есть бумаги, ресурса светокопира (были все только в госсобственности), материала переплёта (отсутствовал в свободной продаже).

Магнитофонные записиПравить

«Самиздатом» распространялись магнитофонные записи:

  • «Не губите молодость, ребятушки…»;
  • «Попрошу я Вас, маэстро, что-нибудь сыграть…»;
  • «А на дворе — чудесная погода…»;
и другие.

В 1980‑е годы были широко распространены и пользовались большой популярностью «подпольные» магнитоальбомы :

  • А. Северного:
    • «Концерт одесской песни памяти Кости-аккордеониста» с ансамблем «4 брата и лопата» (1975);
    • «Тихорецкий концерт» с ансамблем «Встреча» (1979);
  • А. Розенбаума («Памяти Аркадия Звездина-Северного»; 12.4.1982 г.; при участии «Братьев Жемчужных»);
  • А. Новикова («Извозчик», запись 3.5.1984 г.).

Песню А. Галича «Мы не хуже Горация» можно считать «одой» самиздату[13].

Самиздатовская периодикаПравить

Репрессии против самиздатаПравить

Распространителей самиздата преследовали через прокуратуру и КГБ. Антология преследований (как и других репрессий) называлась «Хроника текущих событий» и тоже распространялась в самиздате. Распространение информации о репрессиях подавлялось особенно жестоко и тоже попадало в «хронику».

Преследование самиздата противоречило международным соглашениям, подписанным Советским Союзом в Хельсинки. Были организованы группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР, см., например, Московская Хельсинкская группа. Документы Хельсинкских групп выходили как в «сам-», так и в «тамиздате». Изготовление и распространение этих документов преследовалось властями; участников Хельсинкских групп выгоняли с работы, арестовывали и подвергали принудительному лечению (карательная психиатрия)[14].

Несмотря на репрессии, поток самиздата ширился. Председатель КГБ Ю. Андропов в 1970 году в секретном сообщении ЦК отмечал: «За период с 1965 года появилось свыше 400 различных исследований и статей по экономическим, политическим и философским вопросам, в которых с разных сторон критикуется исторический опыт социалистического строительства в Советском Союзе, ревизуется внешняя и внутренняя политика КПСС, выдвигаются различного рода программы оппозиционной деятельности»[15].

Неполитический самиздатПравить

Возникновение советского самиздата послесталинской эпохи было в значительной степени связано с художественной литературой, запрещённой в СССР не по диссидентским, а по эстетическим или мировоззренческим причинам. Так, Лилианна Лунгина вспоминает:

Поскольку книги величайших русских поэтов двадцатого столетия не переиздавались и их имена были вычеркнуты из истории культуры, Леонид Ефимович Пинский взял на себя инициативу разыскать старые книжки или заграничные факсимильные переиздания, чтобы сделать копии. Стихи Цветаевой, Мандельштама, Гумилёва, Ходасевича перепечатывали на машинке в четырёх экземплярах, а то и переписывали от руки, переплетали в маленькие брошюрки и их передавали друг другу. Многие из наших друзей последовали этому примеру[16].

По мнению искусствоведа Екатерины Дёготь, у бытования в СССР неполитического самиздата имелось и эстетически-культурологическое измерение:

Феномен книг, напечатанных на машинке в нескольких экземплярах, возник в СССР после Второй мировой войны, на волне распада тотальности и стихийной реставрации частного. Характерно, что самиздат не видел разницы между новыми текстами и переводами запрещённых авторов: перепечатывание было не механическим процессом, но родом личной апроприации, продиктованной неудовлетворённостью и страданием. Затем произошло очищение техники от этого ноюще личного характера — начали выходить самиздатовские журналы… После этого уже можно было осознать плохую «четвёртую копию» эстетически — как форму критики текста[17].

В дальнейшем наряду с откровенно диссидентскими трудами в самиздате распространялись и политически безобидные, но по тем или иным причинам не вошедшие в официальную «обойму» произведения, например переводы книг Туве Янссон и Джона Рональда Руэла Толкина[18].

В самиздате распространялись также:

Копировались и перекопировались топографические карты, переснимались порнографические материалы, модельные лекала и выкройки из западных журналов (например, «Плейбой», «Бурда-моден») и прочее.

Были достаточно широко известны также самиздатные материалы и труды (например, В. Г. Ажажи, Феликса Зигеля) по неприветствовавшейся и засекреченной тогда в СССР теме НЛО и уфологии.

Особняком в самиздате стоит фанфик — цикл романов, написанный неизвестными авторами по мотивам романов об Анжелике А. и С. Голон. Известно два произведения этого цикла (машинопись):

    • «Берберийская рабыня» (книга 4);
    • «Корона Плесси-Бельер» (книга 6).

Особая тема — рок-самиздат: самодельные машинописные журналы «Рокси», «Ухо», «Зеркало» и другие, рассказывавшие об отечественной и зарубежной рок-музыке.

Бытовал мелкий коммерческий самиздат по продаже (особенно в поездах, электричках, на рынках) тех же рецептов, выкроек; а также календариков − например, с фотопортретами В. Высоцкого; опального Сталина, Брюса Ли; эротики, животных.

ТехнологииПравить

 
Самодельный магнитофон на базе узлов м/ф «Тембр» (МАГ-59М), принадлежавший М. В. Крыжановскому

Изначально самиздат возник как дешёвая и доступная альтернатива массовой типографской печати и распространялся в рукописном варианте и в виде машинописных копий. Для ускорения процесса размножения использовалась копировальная бумага. При переписке вручную (шариковой ручкой) на газетной бумаге (50 г/м²) отчётливо получалось три копии, при использовании пишущей машинки — пять. На папиросной бумаге копий получалось больше, но ввиду её полупрозрачности можно было использовать только одну сторону листа.

В 1970‑х годах для размножения самиздата работники крупных советских институтов стали использовать принтеры (это были первые алфавитно-цифровые печатающие устройства (АЦПУ) больших вычислительных машин) и плоттеры, а также бумагу больших форматов. Для размножения машинописного самиздата в тех же институтах стало использоваться ксерокопирование. Одной из мер борьбы с подобным явлением со стороны властей и начальства являлся строгий учёт и контроль использования спецтехники со стороны так называемого «Первого отдела». Иллюстрации перед размножением фотографировались, печатались на фотобумаге как обычные фотографии и вклеивались вручную в готовое издание. Иногда фотографировалось (на стандартную 35‑мм плёнку) всё издание целиком. Негативы использовались для передачи материалов за рубеж и для размножения.

Начиная с конца 1970‑х годов, в период распространения ЕС ЭВМ и СМ ЭВМ — началось распространение самиздата в виде компьютерных файлов, переносимых от одного ВЦ к другому на магнитных лентах или, реже, дисках.

Методом самиздата распространялись не только литературные произведения, публицистика и изображения, но и музыка. Аудиопроизведения либо нарезались иглой самодельного фонографа на старых рентгеновских снимках («на костях»; 1950—1960‑е годы), либо записывались на магнитофон и впоследствии копировались друг у друга. В 1970—1980-е годы это породило феномен магнитоальбомов.

Перестройка и освобождение словаПравить

В конце 1980‑х годов гонения на самиздат практически прекращаются, машинописная и рукописная его формы уходят в прошлое, а основным инструментом размножения становится алфавитно-цифровое печатающее устройство (АЦПУ) и матричный принтер. Тогда же в самиздат приходит коммерция: распечатанные на принтере «Штирлиц» П. Асса и Н. Бегемотова, а также подборки политических анекдотов распространяются по почте наложенным платежом, копируются на дискетах и распространяются по сети «Фидо».

С начала 1990‑х годов и до настоящего момента для изготовления первой копии издания используется лазерный принтер, а потом оно размножается на ксероксе или на ризографе. В связи с общедоступностью оргтехники и расходных материалов на лазерном принтере может быть распечатан и весь тираж издания (уже с середины 1980‑х на западе получили распространение так называемые «персональные издательства»). Машинописный самиздат сейчас практически не встречается, зато некоторые рукописные издания сами по себе являются художественными произведениями.

В середине 1990‑х годов в связи с массовым распространением персональных компьютеров и неразвитостью глобальных сетей были единичные попытки распространения самиздата на дискетах в виде интерактивных журналов с ASCII-картинками, однако электронная форма передачи быстро вытеснила как бумажные, так и магнитные носители.

Судьба терминаПравить

Во времена усиления «борьбы с пьянством и алкоголизмом», слова «самиздат» или «рукопись» были жаргонными названиями самогона[20].

В XXI веке слово «самиздат» иногда используется также в качестве обозначения зарегистрированных изданий, которые распространяются через Интернет и находятся в открытом доступе (соответственно, не являются «самиздатом» в исходном значении слова). Дискутируется вопрос, допустимо ли журналы, выходившие в последнее десятилетие XX века, да и любую не преследуемую издательскую деятельность, называть самиздатом[21].

Слово «самиздат» вошло в английский язык (англ. samizdat) как название неподконтрольной властям литературы в тоталитарных и авторитарных странах, включая Кубу и Китай[22].

Наследие самиздатаПравить

Одна из крупнейших архивных коллекций самиздата в зарубежье находится в центре «Христианская Россия[it]» (итал. «Russia Cristiana»)[23] в Сериате, Италия.

Культура самиздата детально отображена в нескольких художественных произведениях, включая роман Людмилы Улицкой «Зелёный шатёр» (2010).

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Театральная энциклопедия
  2. Самсебяиздат (недоступная ссылка). Дата обращения 25 августа 2010. Архивировано 14 ноября 2010 года.
  3. Александр Даниэль. Истоки и смысл советского Самиздата. Антология самиздата
  4. Владимир Буковский «И возвращается ветер…». NY. Хроника. 1978. С. 126.
  5. Георгий Янс. «Сам- и тамиздат». Одинцовская неделя. 05.03.2007, 13:25.
  6. N. Cornwell. «Soviet Literature — Samisdat». Tamisdat and Gosizdat publishing. 1917‑1991. The Literaty encyclopedia.
  7. Linda Mastalir. «From Samizdat to Tamizdat: a Vienna meeting». Радио Прага, 19.09.2006.
  8. Согласно свидетельству современника, авторство принадлежит Н. Д. Вольпин. См.: Андреева О., Вишневецкая Ю., Идлис Ю., Мильчин К., Лейбин В, Тарасевич Г., Шпак В. Геном русской души // Журнал «Русский репортёр». — 7 февраля 2013. — № 5 (283).
  9. Александр Кабаков, Евгений Попов. «Аксёнов». Глава восьмая.
  10. Есть магнитофон системы «Яуза»… Сборник текстов магнитиздата / Сост. Алексей Уклеин. — Калуга: ПО «Полиграфист», 1991. — 254 с.
  11. Артемий Троицкий, «Back in the USSR»: «Самодеятельные рок-записи были окрещены ёмким и зловещим словом „магиздат“ — по аналогии с диссидентским литературным „самиздатом“».
  12. Хорошевский А. Ю. 100 знаменитых символов советской эпохи. Харьков: ФОЛИО, 2006. С. 412‑418.
  13. Йосиф Зисельс. «Если я только для себя…» главы из книги, josifkniga, 13-Sep-2002 (недоступная ссылка). Дата обращения 21 мая 2007. Архивировано 20 февраля 2007 года.
  14. С. В. Калистратова. Заступница. Составитель Е. Печуро. «Звенья», 2003.
  15. Доклад Андропова о самиздате в ЦК КПСС Архивная копия от 12 ноября 2007 на Wayback Machine. Протокол от 21 декабря 1970 года.
  16. Подстрочник: Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана. — М.: Астрель, CORPUS, 2010. — С. 247.
  17. Е. Дёготь. «Русское искусство XX века». — М.: Трилистник, 2000. — С. 186.
  18. Игорь Халымбаджа. «Фантастический самиздат» // «Если». № 9, 1998
  19. Цитирование по: Н. С. <Н. Солженицына.>. Роман «В круге первом». Самиздат // Александр Солженицын: Из-под глыб: Рукописи, документы, фотографии: К 95‑летию со дня рождения. — М.: Русский путь, 2013. — С. 253. — ISBN 978-5-85887-431-7.
  20. Александр Никишин. Лекция 4. «Дешевые вина СССР и самогон».
  21. Linda Mastalir. Is there a twenty-first century samizdat? Radio Praga, 03-10-2006
  22. «China’s ruling families: Riches exposed. Communist Party leaders struggle to manage a tense transition» The Economist Nov 3rd 2012
  23. Samizdat russo

ЛитератураПравить

СсылкиПравить