Анекдо́т (фр. anecdote — краткий рассказ об интересном случае; от греч. τὸ ἀνέκδοτоν — не опубликовано, букв. «не изданное»[1]) — фольклорный жанр, короткая смешная история, обычно передаваемая из уст в уста. Чаще всего анекдоту свойственно неожиданное смысловое разрешение в самом конце, которое и рождает смех. Это может быть игра слов или ассоциации, требующие дополнительных знаний: социальных, литературных, исторических, географических и т. д. Тематика анекдотов охватывает практически все сферы человеческой деятельности. В большинстве случаев авторы анекдотов неизвестны.

В качестве алгоритма формы выступает пародическое использование, имитация исторических преданий, легенд, натуральных очерков и т. п. В ходе импровизированных семиотических преобразований[2] рождается текст, который, вызывая катарсис, доставляет эстетическое удовольствие. Упрощённо говоря, анекдот — это бессознательно проступающее детское речевое творчество. Возможно, отсюда характерное старинное русское название — байка[3].

В России XVIII—XIX вв. (и в многочисленных языках мира до сих пор) слово «анекдот» имело несколько иное значение — это могла быть просто занимательная история о каком-нибудь известном человеке, необязательно с задачей его высмеять (ср. у Пушкина: «Дней минувших анекдоты»). Классикой того времени стали называть такие «анекдоты» про Потёмкина.

ИсторияПравить

Судить о времени появления первых анекдотов сложно, так как это жанр, в первую очередь, устного творчества.

Одними из древнейших обнаруженных в настоящий момент записанных афоризмов[4] считают следующие:

С незапамятных времён не случалось, чтобы молодая жена не портила воздух, будучи в объятиях мужа.

Шумерская глиняная фреска, 19001600 гг. до нашей эры

Как развлечь скучающего фараона? Отправить по Нилу лодку с девушками в костюмах из рыболовецких сетей, и тогда фараон обязательно пойдёт на «рыбалку».

Древнейшим сборником шуток и анекдотов считается античный «Филогелос». Одним из первых сборников анекдотов на русском языке содержится в «Письмовнике» Николая Гавриловича Курганова.

Слово «анекдот» (ἀνέκδοτα) древнегреческого происхождения изначально означало «неиз­данное, неопубли­кованное». В XIX веке в Рос­сии это слово часто употребляли в повседнев­ной речи, но «анекдо­тами» называли заниматель­ные случаи, которые произошли с самим рассказчи­ком или с кем-то другим. Лишь с начала XX века анекдотами стали называть короткие юмористические истории с неожи­данной концовкой[5].

ЭтимологияПравить

Словом «анекдот» в значении «неопубликованный»[6] в византийском лексиконе Суды X века названо не предназначенное для печати произведение Прокопия Кесарийского. В 1623 году это произведение Прокопия опубликовал Никколо Аллемани на латыни и греческом языках с цензурными купюрами во Франции по списку, обнаруженному в Ватиканской библиотеке. На латыни публикация называлась «Тайная история» (historia arcana), греческий вариант сохранил название «Анекдотов» (τὸ ἀνέκδοτоν), которое попало в энциклопедию Дидро в значении литературного жанра, истории тайных дел. Публикация 1623 года подхлестнула интерес к подцензурной части анекдотов Прокопия, в частности со стороны Пьера Дюпюи и его протеже и помощника, Антуана де Варийаса, который выпустил в 1684 году сочинение «Флорентийские анекдоты, или тайная история дома Медичи», где определил анекдот как особый исторический жанр, в котором через детали раскрывается глубинная суть событий и личностей, иначе — как тайную механику истории[7]. Вольтер в работе «Век Людовика XIV» формулирует анекдот как историческую деталь, не включенную в большое историческое повествование. В таком виде понятие анекдота пришло в Россию, где Голиковым были опубликованы «Анекдоты, касающиеся до Петра Великого», в которые вошли описания небольших событий, раскрывавших характерные черты личности императора[6].

Форма современных анекдотовПравить

Форма современных анекдотов может быть любой — стихотворная, маленькие рассказы, всего одна фраза-афоризм. Анекдот может быть даже в форме романа, например, жанр романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» характеризуется именно так: роман-анекдот.

Анекдоты о национальностяхПравить

Особое место занимают анекдоты о национальностях. В них высмеиваются бытующие в массовом сознании стереотипы национального характера представителей отдельных народов. Например:

Попросили как-то армянина сыграть в спектакле роль Буратино, армянин согласился. Карабас-Барабас стучится в дверь:
— Открой, негодный мальчишка!
А армянин ногу на ногу положил, развалился, волосы на груди покручивает и отвечает:
— Ой, баюс, баюс…

В советских национальных анекдотах не столько высмеивали, сколько шутили по поводу национальных особенностей:

Грузин поступил в московский институт. Звонит домой:
— Папа, всё хорошо, не волнуйся. Ребята хорошие, очень тепло ко мне относятся, только говорят, что я выпендриваюсь.
— А почему они так говорят?
— Потому что я приезжаю в институт на своей машине.
— А они?
— А они на троллейбусе.
— Купи себе троллейбус, езди, как все, и не выпендривайся!

Чукча поступает в Литературный институт. В приёмной комиссии его спрашивают, какие его любимые писатели, какие произведения он читал. Он объясняет, что ничего не читал: «Чукча — не читатель, чукча — писатель».

Увидел украинский националист лозунг русских черносотенцев «Бей жидов, спасай Россию!» и удивился: «Не бачив логики… Лозунг гарный, а мета погана!»[8]

В анекдот могла превратиться и известная поговорка, например:

Трудящиеся Татарской АССР направили жалобу в Президиум Верховного Совета СССР с требованием отменить поговорку «Незваный гость хуже татарина». Президиум подумал и принял указ, по которому отныне полагается говорить «Незваный гость лучше татарина»[9].

После Октябрьской революции возник целый класс так называемых еврейских загадок — антисемитских анекдотов в форме вопроса и ответа (например, такая: "Если за столом сидят шесть советских комиссаров, то что под столом? — Двенадцать колен Израилевых. «). Но также появились и анекдоты, где еврей (часто некий Рабинович) способен дать ироничный комментарий, выиграть речевой поединок с представителем власти и таким образом противостоять системе. Такие анекдоты можно считать развитием собственно еврейского фольклора (такого, как истории о Герше Острополере)[5].

Анекдоты и политикаПравить

Политические анекдоты, как правило, недолговечны и смешны только в определённых исторических условиях. Обычно политические анекдоты очень развиты в тоталитарных странах, когда закрыты легальные возможности критики правительства. Зачастую являются „переделанными“ версиями обычных анекдотов.

В 2014 году в Ижевске суд признал экстремистским анекдот, начинающийся фразой „Суд. Дело об избиении кавказца…“ За постсоветский период это первый случай запрета анекдота. Запрещённый анекдот является вариантом анекдота советских времён, совпадающий с запрещённым почти во всём, кроме национальности одного из героев[10]. В проведённой в связи с этим анекдотом экспертизе фигурировал также анекдот „Русский и кавказец поймали Золотую Рыбку…“[11].

В 2021 году Красногорский городской суд приговорил к трем годам условно полковника в отставке и гражданского активиста Михаила Шендакова за анекдот про росгвардейца. Уголовное дело против Шендакова возбудили по статье о возбуждении ненависти либо вражды (ч. 2 ст. 282 УК). Правоохранители увидели состав этого преступления в одном из роликов на YouTube, в котором Шендаков рассказал анекдот про росгвардейца и хирурга.[12]

НаказаниеПравить

 
Пакет с контрреволюционными анекдотами из дела подсудимого Андреева. Челябинский областной суд, 1942 год
 
Текст контрреволюционного анекдота о Сталине и Троцком из дела Андреева, Челябинский областной суд, 1942 год

В некоторых тоталитарных государствах, в частности таких, как Советский Союз, пересказ баек и анекдотов политического (иногда — сексуального) характера грозил уголовным наказанием не только рассказчику, но и адекватно реагировавшим слушателям. Большинство рассказчиков анекдотов в СССР осуждалось по статье 58.10 УК РСФСР — „Антисоветская агитация и пропаганда“. Наказание по данной статье предусматривало от 6 месяцев до 10 лет исправительно-трудовых работ, а в военное время применялась смертная казнь[13]. Всего в период с 1937 по 1953 год по данной статье было осуждено порядка 900 тысяч человек (однако не все они были осуждены за пересказ анекдотов)[13]. Слушатели анекдотов получали сроки по статье „За недоносительство“, предусматривавшей наказание до 5 лет лагерей[13].

— Тебя за что посадили?
— За лень. Вчера вечером анекдот рассказали в курилке. Все посмеялись и разошлись. Так я поленился в тот же день сходить доложить куда положено, подумал — пойду-ка завтра с утра, а вот Васька не поленился — сбегал.

Анекдоты как средство политического влиянияПравить

В XX веке анекдоты нередко использовались в качестве „политического оружия“.

Восьмиклассник Миша — будущий психолог. Именно он доказал бабушке, что самогон из подвала сам встал и ушёл.

Авторские анекдотыПравить

На самом деле авторские анекдоты все, и это очевидно. Но с уверенностью определить авторство можно лишь некоторых — авторство в анекдотах быстро стирается. Л. Н. Столович в работе „Анекдот и миф“ пишет по этому поводу: „Даже в тех редких случаях, когда достоверно известно, что тот или иной анекдот придуман Карлом Радеком, Фаиной Раневской или каким-либо другим остроумным человеком, его авторство, как это ни звучит парадоксально, включается в мифическую анонимность анекдота…“[14]

Часто анекдотом становится чья-нибудь удачная шутка, которую кто-то захочет повторить и передать друзьям.

Многие анекдоты сталинской эпохи приписываются Карлу Радеку[14], в частности — такой:

Со Сталиным трудно спорить по вопросам теории: ты ему — сноску, он тебе — ссылку.

Одному популярному кинематографисту[кому?] принадлежит анекдот:

Любовь — чувство постоянное. Меняются только действующие лица.

Относительно достоверным автором большого числа анекдотов является Юрий Никулин:

Телефонный звонок.
— Общество «Память» слушает.
— Это Рабинович. Скажите, пожалуйста, действительно евреи продали Россию?
— Да, да, продали, еврейская морда! Что тебе ещё нужно?!
— Я хотел бы узнать, где я могу получить свою долю?

Известна анекдотическая фраза Зиновия Паперного: «Да здравствует то, благодаря чему мы, несмотря ни на что!» — фраза сплошь состояла из газетных клише 1970-х годов, постоянно звучавших по радио и ТВ. Соединённые вместе, эти клише вызывали безудержный смех слушателей того времени. В Новосибирске на ул. Петухова есть 20-метровый металлический «постамент» с этой фразой — в том виде, в каком при СССР на улицах размещали призывные лозунги[15].

Анекдоты советского времени служили спасением от удушающей атмосферы в стране. Но авторы этих шуток, конечно, себя не афишировали. Тем не менее самым безобидным шуткам удавалось проскакивать через цензуру. И тут, безусловно, надо отдать должное отделу юмора «Клуб 12 стульев» «Литературной газеты», появившемуся в 1967 году и привлекшему в свои авторы всех самых талантливых литераторов-юмористов этого времени. Рубрика «Фразы» постоянно пополнялась веселыми высказываниями. В этой же области работал и журнал «Крокодил». Многие шутки регулярно пересказывались любителями, теряя авторство, и таким образом начинали собственную жизнь фольклорных анекдотов. Анекдотами становились и становятся в пересказах многие фразы-высказывания известных юмористов, народ охотно повторяет шутки Михаила Жванецкого, Григория Горина, Андрея Кнышева, Геннадия Малкина, Бориса Крутиера, Михаила Задорнова, Андрея Вансовича, Марьяна Беленького, Игоря Иртеньева, Виктора Шендеровича и других. Без преувеличения настоящим народным анекдотом стало слово «одобрямс» (как название советской эпохи, когда некоторые поступки власти требовали «одобрения» народа — травля Пастернака, Бродского, авторов альманаха «Метрополь», антисемитизм и многие другие), придуманное юмористом Михаилом Мишиным, но о его авторстве многие не знают.

Становились анекдотами шутки В. Бахчаняна, который до эмиграции работал в отделе «Клуб 12 стульев»[16]

Мария Васильевна Розанова любит рассказывать про себя анекдот, придуманный Сергеем Довлатовым в эмиграции: как она приходит в магазин покупать метлу, и продавец вежливо спрашивает: «Вам завернуть или сразу полетите?»[17]

Афоризмы В. С. Черномырдина, ставшие анекдотамиПравить

Говоря об авторских анекдотах, нельзя не сказать о вкладе, который внёс в эту область известный российский политик Виктор Степанович Черномырдин.

  • Хотели как лучше, а получилось как всегда.
  • Сроду такого не было, и опять то же самое.
  • Лучше водки хуже нет.
  • Правительство — это не тот орган, где можно языком как попало.
  • Если я еврей — чего я буду стесняться! Я, правда, не еврей.
  • Принципы, которые были принципиальны, были непринципиальны.
  • Этот вопрос изучен нами полностью и досконально. От А до Б.
  • Много говорить не буду, а то опять чего-нибудь скажу.
  • Нельзя запрягать телегу посреди лошади.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Петровский М. Анекдот.// Словарь литературных терминов. М., 1925. Дата обращения: 21 мая 2011. Архивировано 17 февраля 2020 года.
  2. Буркин А. Л. Дополнения к разысканиям в области анекдотической литературы.. Дата обращения: 21 мая 2011. Архивировано 15 декабря 2009 года.
  3. Словарь Даля. Дата обращения: 21 мая 2011. Архивировано 27 января 2011 года.
  4. Найден самый древний неприличный анекдот Архивная копия от 8 августа 2008 на Wayback Machine Деловая газета «Взгляд» 3 августа 2008
  5. 1 2 История советского еврейского анекдота. Дата обращения: 4 марта 2022. Архивировано 4 марта 2022 года.
  6. 1 2 Мария Неклюдова. Генеалогия анекдота — лекции на ПостНауке (англ.). postnauka.ru. Дата обращения: 13 марта 2020. Архивировано 8 августа 2020 года.
  7. Ефим Курганов. "Кто придумал исторический анекдот?". alumni.mgimo.ru. Дата обращения: 13 марта 2020.
  8. Репов С., Фуфырин А.  Как рубль в проруби // Аргументы и факты. — 2014. — № 6 (1735) за 5 февраля. — С. 2.
  9. Колядина, Елена.  Помните, мы с вами культурные люди // Metro Москва. — 2013. — № 136 за 6 ноября. — С. 16.
  10. Розальская, Мария. В России запретили первый анекдот. // Сноб, 18.11.2014. Архивная копия от 25 ноября 2014 на Wayback Machine
  11. Анекдот — дело серьезное. Дата обращения: 22 июля 2020. Архивировано 22 июля 2020 года.
  12. В Подмосковье полковник в отставке получил три года условно за анекдот про росгвардейца. Новая газета (1637156400000). Дата обращения: 18 ноября 2021. Архивировано 18 ноября 2021 года.
  13. 1 2 3 Практика осуждения за антисоветские разговоры и анекдоты (1937—1953) Архивная копия от 30 октября 2019 на Wayback Machine Интервью с Ольгой Лавинской, главным специалистом отдела изучения и публикации документов Государственного Архива РФ. Радиостанция „Эхо Москвы
  14. 1 2 Столович Л. Н. Анекдот и миф
  15. Илья Кабанов. Да здравствует то, благодаря чему мы — несмотря ни на что! (metkere.com). metkere.com. Дата обращения: 6 июня 2016. Архивировано 11 июня 2016 года.
  16. В. Бахчанян «Мух уйма», 1998 Архивировано 16 октября 2008 года.
  17. Историко-литературные чтения «Прогулки с Андреем Синявским», радио Свобода. Интервью Розановой Архивная копия от 2 июля 2011 на Wayback Machine. Автор Владимир Бабурин.

ЛитератураПравить

  • Анекдот // Словарь литературоведческих терминов / Ред.-сост.: Л. И. Тимофеев и С. В. Тураев. — М.: «Просвещение», 1974. — С. 17. — 509 с. — 300 000 экз.
  • Алексеевский М. Д. Очерки из новейшей истории российского политического анекдота // Русский политический фольклор: Исследования и публикации. — М.: Новое Издательство. — С. 250—305.
  • Алексеевский М. Д. Анекдоты от Зюганова: фольклор в современной политической борьбе // Антропологический форум. 2010. № 12 Online. — С. 1—36.
  • Дандес А. Фольклор: семиотика и/или психоанализ: Сб. ст. / Пер. с англ., сост. А. С. Архипова. М.: Восточная литература, 2003 (Исследования по фольклору и мифологии). — ISBN 5-02-018379-2.
  • Шмелёва Е. Я., Шмелёв А. Д. Русский анекдот. Текст и речевой жанр. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — ISBN 5-94457-070-9.
  • Жанры и формы в письменной культуре Средневековья. — М.: ИМЛИ РАН, 2005. — С. 126—141. (ряд статей о детских, национальных и политических анекдотах)
  • Публикации о современном фольклоре на сайте «Фольклор и постфольклор: структура, типология, семиотика»
  • Анекдот // Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А. Н. Николюкина. — Институт научной информации по общественным наукам РАН: Интелвак, 2001. — Стб. 34—35 — 1596 с. — ISBN 5-93264-026-X.
  • Janhunen, Juha. Gendai Sobieto shakai no minshuu-denshou to shite no Chukuchi-jooku // EGUCHI Kazuhisa, ed., Kotoba-asobi no minzokushi. — Tokyo, 1990. — P. 377—385.

СсылкиПравить

Анекдот в литературе и искусствеПравить