Открыть главное меню

Украинский национализм

Украинский национализм — политическая националистическая идеология, а также общественно-политическое движение, ставящее целью создание и развитие украинского самостоятельного национального государства и/или защиту национальной самобытности. Национализм требует в первую очередь национального самосознания, осознания национальной общности группы людей.

XIX векПравить

Основание теории «украинского национализма» было заложено в «Книге бытия украинского народа», написанной, в частности, членами первой в Российской империи организации политического направления «Кирилло-Мефодиевское братство» — историком Николаем Костомаровым и поэтом Тарасом Шевченко. Николай Костомаров выдвинул тезис о двух русских народностях[1], доказывая существование отдельной «южнорусской» народности.

В 1847 году ряд членов общества был арестован и выслан.

Деятельность организации была возобновлена в 1850—1860-е годы. Одновременно наметился раскол между сторонниками собственно украинской и малороссийской (выступающих против отделения) ориентации. Данное противостояние усилилось после Валуевского и Эмского указов, резко ограничивших использование украинского языка в образовании и науке. Однако, даже среди сторонников «украинства» вплоть до конца XIX века за немедленное отделение Украины от Российской империи выступали очень немногие. В Галиции похожий конфликт был между «русофилами», выступавшими за сближение с Российской империей, и «народовцами». При этом, в свою очередь, между восточными «украинофилами» и галицкими «народовцами» также существовало неприятие[2].

В 1860-е гг. в городах Галиции также стали создавать украинские громады. В 1868 г. было создано общество «Просвiта» («Просвещение»), занимавшееся распространением украинской литературы и культуры и сыгравшее важнейшую роль в формировании украинской нации.

Конец XIX — начало XX векаПравить

Сам термин «национализм» появляется в украинской публицистике примерно в 1880—1890-е годы. Сначала этот термин использовался не для обозначения конкретной политической доктрины, а предусматривал достаточно широкий круг общественно-политических представлений и предпочтений украинского народа. Например Б. Гринченко в «Письмах из Украины Приднепровской» отличает среди украинских деятелей «формальных националистов», «проявляющих приверженность ко всему украинскому: от украинского языка, к украинской литературе, и даже к украинской одежде».

На рубеже XIX—XX веков ситуация изменилась: разделение украинского национального движения на отдельные конкурирующие течения и борьба между ними приводят к идеологизации и политизации понятия «национализм».

 
Николай Михновский

В 1890 году в Галиции Иваном Франко и Михаилом Павликом была создана Русско-украинская радикальная партия. Деятельность украинских и русофильских движений вызывает реакцию австро-венгерского правительства. Они начинают поддерживать народовцев, предпринимают шаги по закреплению статуса украинского языка, предоставляют возможность украинцам поступать на государственную службу.

В 1891 году Гринченко вместе с Виталием Боровиком, Иваном Липой и Николаем Михновским основывает «Братство Тарасовцев», первую организацию, провозгласившей своей целью создание независимой (самостоятельной) Украины. В 1900 году была создана Революционная украинская партия, программа которой включала в основном социал-демократические преобразования, но также требования автономии и национального самоуправления.

В 1902 году в результате внутренних противоречий из РУП выделяется националистическая Украинская народная партия. Тезисы её основателя Николая Михновского были ксенофобскими: «Украина для украинцев», «москали, поляки, венгры, румыны и евреи — это враги нашего народа, пока они руководят нами», «не бери жену из чужаков»[3], партия придерживалась радикально-националистической идеологии и обменивалась критикой с более умеренными организациями[4].

По мнению Джона Пола Химки, украинский национализм конца XIX — начала XX века имел сильный социалистический компонент и скорее «левую» направленность. В частности, на Западной Украине преодолевались ксенофобия и антисемитизм, в 1920-х годах были распространены симпатии к Советскому Союзу. Однако в период между Первой и Второй мировыми войнами на фоне лишения галицких украинцев Польшей некоторых прав, которые те имели в Австро-Венгрии, сформировались идеи о том, что демократичность и социалистическое мировоззрение помешали «получить украинское государство». Как и в остальной Европе растущую популярность приобретали волюнтаристские, праворадикальные идеологии. В 1930-х годах коммунистические идеи были скомпрометированы сталинскими репрессиями и массовым голодом[5].

Украинский интегральный национализмПравить

 
Дмитрий Донцов

Одним из активных оппонентов «буржуазного национализма» с позиций социализма в начале XX века был публицист, печатавшийся под псевдонимом «Дм. Закопанець» — в будущем автор известного манифеста радикального украинского национализма Дмитрий Донцов. К Первой мировой войне Дмитрий Донцов меняет свои политические предпочтения и в 1926 году публикует работу «Национализм», в которой, основываясь на взглядах социал-дарвинизма, утверждает, что во главе нации должен стоять особый слой «лучших людей», задачей которых является применение «творческого насилия» в отношении основной массы народа, а вражда наций между собой естественна и в итоге должна привести к победе «сильных» наций над «слабыми». Взгляды Донцова легли в основу идеологии ОУН[6]

Несмотря на то, что Дмитрий Донцов заложил концептуальные основы украинского национализма, членом ОУН он никогда не был, и непосредственно идеологию ОУН разрабатывали другие люди. Стоит также отметить, что ни Евгений Коновалец, ни его «наследники», Андрей Мельник и Степан Бандера, крупными идеологами не были и каких-либо значительнных идеологических работ после себя не оставили. Бандера свои основные работы написал уже после войны[7].

ОУН и УПАПравить

В 1920-х годах возникает ряд организаций, исповедовавших радикально-националистическую идеологию. К ним относились: Украинская войсковая организация (УВО), Группа украинской национальной молодёжи, Лига украинских националистов (с вошедшим в неё Союзом украинских фашистов), Союз украинской националистической молодёжи.

В 1929 году эти организации объединяются в Организацию украинских националистов (ОУН) на I Конгрессе (Сборе) украинских националистов (укр.), проходившем в Вене 27 января — 3 февраля 1929 года. Первым руководителем ОУН в 1929 году стал руководитель УВО Евгений Коновалец.

Уже на начальном этапе существования ОУН сложился определённый набор основных мировоззренческих принципов, которые, по словам Г. Касьянова, были типичными как для украинского, так и для любого другого национализма (государственность нации, её суверенитет, культурная однородность). Однако трактование этих принципов, способы их реализации и взаимодействия с другими идеологиями имели «местную специфику», а к тому же с течением времени подвергались различным изменениям, характер которых отличался в зависимости от фракции украинского националистического движения[8].

Основным регионом деятельности ОУН была Восточная Галиция, а её руководящая структура здесь именовалась «Краевая Экзекутива ОУН на западно-украинских землях» (укр.). Однако, среди видных деятелей ОУН были не только галичане, но и представители Восточной Украины. Например, видный оуновец Евгений Онацкий был родом с Сумщины, Николай Сциборский — из Житомира, Дмитрий Андриевский — с Полтавщины, Юрий Липа — из Одессы.

В 1933 году главой Краевой Экзекутивы стал Степан Бандера. Под его руководством ОУН проводит серию резонансных террористических актов против польских властей. Первым стало покушение на жизнь школьного куратора Гадомского, осуществленное 28 сентября 1933 года, в знак протеста против уничтожения польскими властями украинского школьного образования и полонизации. 21 октября того же года 18–летний студент Львовского университета Николай Лемик убил в советском консульстве сотрудника ГПУ Алексея Майлова. Этим политическим убийством руководил лично Степан Бандера. Лемик добровольно сдался полиции, чтобы во время суда рассказать о голодоморе на советской Украине. Пиком террористической деятельности ОУН стало покушение на жизнь министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Это убийство было актом мести за «пацификацию» в Восточной Галиции в 1930 году. Тогда польские власти усмиряли галичан массовыми избиениями, разрушая и сжигая украинские читальни, хозяйственные учреждения. Практически все организаторы террористического акта были арестованы польской полицией и в 1936 году осуждены на различные сроки заключения[9].

С самого начала своего возникновения ОУН находилась в поле зрения германских спецслужб и ещё до прихода Гитлера к власти установила тесные связи с Абвером и получала от него финансирование. В немецких разведшколах прошло обучение несколько сотен оуновских боевиков, а суммарный объём финансовой помощи некоторые авторы оценивают в 5 млн марок. С другой стороны, после убийства Бронислава Перацкого немецкая полиция по первому же требованию польских властей арестовала и депортировала в Польшу Николая Лебедя, арестовала и заключила в немецкую тюрьму ещё одного активиста ОУН, Рико Ярого[10]. Сотрудничество германских спецслужб с ОУН продолжалось вплоть до Второй мировой войны и нападения Германии на СССР[11].

Сталинский режим был обеспокоен нарастанием активности ОУН и организовал убийство лидера организации Евгения Коновальца в Роттердаме в 1938. Смерть Коновальца привела сначала к кризису в ОУН. Она разоблачила фундаментальные разногласия между более радикальными членами ОУН в Западной Украине и умеренными членами Провода украинских националистов, которые жили за границей. Трения между эмиграцией и западноукраинским подпольем возникали ещё раньше, однако тогда авторитет Коновальца препятствовал расколу, а у сменившего Коновальца на посту главы ОУН Андрея Мельника такого авторитета в глазах галичан не было. Вступление в должность лидера ОУН человека, который на протяжении 1930-х годов не принимал активного участия в деятельности организации, обострили имевшиеся трения.

В марте 1939 года в Закарпатье была провозглашена независимая Карпатская Украина, просуществовавшая несколько дней. Основу её вооружённых сил составила Карпатская Сечь, находившаяся под контролем оуновцев. 14 марта Венгрия при поддержке Польши начала военную интервенцию в Закарпатье, сопротивление оккупантам пыталась оказать Карпатская Сечь, но после нескольких дней упорных боёв Закарпатье было захвачено, значительная часть бойцов Сечи оказалась в венгерском плену, часть из них была расстреляна. Вторжение Венгрии в Карпатскую Украину на некоторое время обострило отношения ОУН и Германии. В этот период даже затормозилось финансирование ОУН Абвером, что не в последнюю очередь было вызвано заключенными советско-германскими соглашениями[12]. Но сотрудничество не прекратилось. Уже к середине апреля 1939 года Берлину удалось заверить руководство ОУН в неизменности политики Рейха по отношению к украинцам и поддержке их стремления к самостоятельности[13]. По ходатайству немецких дипломатов венгры отпустили из плена несколько сот украинских националистов. Вышедшие из венгерских лагерей оуновцы, а также их товарищи, проживавшие в Европе на легальном положении, в начале июля 1939 года вошли в создающийся Украинский Легион под руководством полковника Романа Сушко и принимали участили в польской кампании.

26-27 августа 1939 года Андрей Мельник был официально утверждён в должности лидера ОУН Вторым Большим Сбором украинских националистов в Риме. Так называемому «Узкому руководству» или «Триумвирату», обеспечивавшему временное исполнение руководящих обязанностей, с большим трудом удаётся добиться согласия на то, чтобы согласно завещанию Коновальца назначить Мельника его преемником. Впрочем, это удалось только потому, что отсутствовал главный соперник Мельника Степан Бандера, который за террористическую деятельность против Польши отбывал пожизненное заключение[14].

В момент начала германского вторжения в Польшу, Бандера содержался в одиночной камере брестской тюрьмы. 13 сентября тюремная охрана разбежалась, и Бандера сбежал из тюрьмы[15]. Он пешком дошёл до Львова, который уже заняла Советская армия. Во Львове он конспиративно пробыл около двух недель. Ознакомившись со складывающейся обстановкой, Бандера счёл необходимым перестроить всю работу ОУН и направить её против нового главного врага — СССР. Многие члены ОУН поддержали планы Бандеры, касающиеся дальнейшей деятельности организации и предусматривающие расширение сети ОУН на всю территорию УССР и начало борьбы против советских властей на Украине. В октябре 1939 года Бандера нелегально переходит германо-советскую демаркационную линию и перебирается в Краков на территорию Генерал-губернаторства, где активно включился в деятельность ОУН. Он смог заручиться поддержкой среди активистов-подпольщиков Западной Украины и Закарпатья, а также некоторых представителей руководства ОУН, проживавших в эмиграции в странах Европы и сохранявших непосредственную связь с подпольем[16]. ОУН под руководством Бандеры начало готовить вооружённое восстание в Галиции и Волыни[17][18].

По оценкам современных украинских историков, на конец 1939 года насчитывалось 8-9 тыс. членов ОУН (максимум 12 тысяч, если считать всех активно сочувствующих националистическим идеям)[19]. Часть ОУН во главе с Мельником считает, что надо делать ставку на Третий рейх и его военные планы. Другая часть во главе с Бандерой — что надо создавать вооружённое подполье и быть готовыми к партизанской войне, в том числе и с нацистами, поскольку в существовании самостоятельной Украины, по их убеждению, не была заинтересована ни одна западная держава. Все сходятся только на том, что СССР — главный враг.

Мельник и Бандера так и не сумели договориться. Раскол ОУН на «мельниковцев» и «бандеровцев» в Риме 10 февраля 1940 был таким же, как раскол РСДРП на «большевиков» и «меньшевиков». ОУН(б) — бандеровская и ОУН(м) — мельниковская. Каждая группировка с этого момента провозглашала себя единственно законным руководством ОУН. Сторонники Степана Бандеры были готовы к радикальным методам борьбы. Ещё до того, как Германия напала на СССР, они приняли решение: «в случае войны воспользоваться ситуацией, взять власть в свои руки и на освобожденных от московско-большевистской оккупации частях украинской земли построить свободное Украинское государство». Единственное, чего не учитывали националисты — так это отношение к их планам самой Германии. Бандеровцы надеялись, что сам факт их выступления против войск СССР заставит немцев признать их союзниками и способствовать возрождению Украины[20].

Разногласия между бандеровцами и мельниковцами в момент раскола не носили идеологического характера. Тем более не существовало тогда между ними разницы во взглядах на то, какой должна быть политика Украины по отношению к национальным меньшинствам, что представляет собой украинская нация и т. д. Главный идеолог ОУН-Б Степан Ленкавский утверждал, что между бандеровцами и мельниковцами не существует идеологических различий, а имеются лишь расхождения в тактике, а также проблема личных отношений между лидерами (проводниками)[21]. Борьба между сторонниками ОУН-Б и ОУН-М была не просто организационной или идеологической. По некоторым данным с момента раскола по июнь 1941 года в междоусобных разборках погибло 400 мельниковцев и 200 бандеровцев[22].

В 1940 ОУН-Б несколько раз планировала антисоветское восстание в Западной Украине, но из-за постоянных ударов советской власти по оуновскому подполью националистам не удалось собрать достаточно сил в Западной Украине для организации восстания. НКВД вела активную деятельность против националистического подполья. Только в декабре 1940 года было арестовано около тысячи человек, в основном, актива ОУН[23].

15-19 января 1941 года во Львове состоялся «Процесс пятидесяти девяти». Большая часть обвиняемых была приговорена к высшей мере наказания. Но некоторым все же удалось спастись. Среди них был будущий организатор и первый глава УПА Дмитрий Клячкивский. Ему смертный приговор был заменен 10 годами заключения. С началом Великой Отечественной войны войны ему удалось бежать из тюрьмы. Согласно обвинительному заключению «процесса 59» при подготовке к восстанию ОУН «составлялись так называемые „черные списки“, в которые включались советско-партийные работники, командиры РККА, сотрудники НКВД, лица, прибывшие из Восточных областей СССР, а также национальные меньшинства, которые согласно плану, подлежали физическому уничтожению в момент восстания»[24].

Всего в 1939—1941 гг., по данным советских органов госбезопасности, на Западной Украине было арестовано, захвачено в плен или убито 16,5 тыс. членов националистических организаций. ОУН, однако, сумела сохранить достаточные силы для того, чтобы после вторжения Германии в СССР приступить к масштабной реализации своего плана антисоветского восстания[19].

После нападения 22 июня 1941 года Германии на СССР, вслед за фронтом, быстро двигавшимся на восток, были отправлены, сформированные бандеровцами так называемые «походные группы», маршрут продвижения которых был заранее согласован с абвером. Эти группы выполняли функции вспомогательного оккупационного аппарата, они захватывали населённые пункты и формировали в них украинские органы местного самоуправления. В населённых пунктах, находившихся дальше от линии фронта, националисты распространяли листовки с призывами уклоняться от мобилизации и не помогать Красной Армии. Многие местные жители, мобилизованные в РККА, сами дезертировали и переходили к оуновцам. С приходом немецких войск местное население активно помогало им в преследовании попавших в окружение красноармейцев.

30 июня 1941 в только что оккупированном Львове, на многотысячном митинге в присутствии нескольких немецких генералов, ОУН (б) провозгласило Акт возрождения украинской государственности: «Украинская национальная революционная армия создаётся на украинской земле, будет бороться дальше совместно с союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенную Соборную Украинскую Державу и новый порядок во всём мире»[25]. Ядром этой армии должен был стать созданный 25 февраля 1941 года с санкции руководителя абвера адмирала Вильгельма Канариса «Украинский легион». В оуновских документах это формирование фигурирует под названием ДУН (Дружины украинских националистов), состоявшие из группы «Север» (батальон «Нахтигаль» под руководством Романа Шухевича) и группы «Юг» (батальон «Роланд» под руководством Рихарда Ярого). Однако Акт провозглашения Украинского государства вызвал крайне негативную реакцию руководства Третьего рейха. 5 июля в Кракове был арестован Бандера, 9 июля во Львове — Ярослав Стецько. Бандера предстал перед берлинскими чинами, где от него потребовали публичной отмены «Акта возрождения». Не добившись согласия, 15 сентября Бандеру поместили в тюрьму, а в начале 1942 года — в концлагерь Заксенхаузен, где он содержался до осени 1944 года[26].

Успехи немецкой армии и быстрое продвижение на восток к середине сентября 1941 года позволили Гитлеру окончательно отвергнуть концепцию «Украинского государства». К тому же излишне самостоятельная активность националистов становилась в тягость немецкой администрации. Отрицательно отнеслись в Берлине и к междоусобной войне, которую ОУН(б) развернула против сторонников Андрея Мельника. 15 сентября по приказу руководителя РСХА Рейнхарда Гейдриха на оккупированных Третьим Рейхом территориях прошли массовые аресты членов ОУН-Б, охватившие до 80 % руководящих кадров организации. Всего в 1941 году гестапо арестовало более 1500 бандеровских активистов, несколько десятков из них вскоре после задержания расстреляли[27]. Тем не менее ликвидировать украинское националистическое движение не удалось, в ответ на аресты оно ушло в подполье и продолжало борьбу.

Репрессии немецких властей против ОУН продолжались и в 1942 году. В феврале-марте в Бабьем Яре были расстреляны видные деятели ОУН(м), среди которых была убита и известная украинская поэтесса Елена Телига и журналист Иван Рогач (по другим данным, их убивали в застенках гестапо на Владимирской улице, где сейчас находится здание СБУ[28]). В июле в Киеве при попытке сбежать от гестаповцев был убит Дмитрий Мирон («Орлик»)[29]. В сентябре 1942 года в концлагере Аушвиц погибли двое братьев Степана Бандеры — Александр и Василий. По наиболее распространённой версии, они были забиты насмерть поляками-фольксдойче, сотрудниками персонала Освенцима. 4 декабря 1942 года во Львове были арестованы Ярослав Старух и Иван Климов. Климов вскоре погиб в заключении под пытками[30].

В апреле 1942 по указанию руководителя провода ОУН на Волыни Дмитрия Клячкивского формируются т.н. «группы самообороны» (боевки) по схеме: «кущ» (3 села, 15—45 участников) — уездная сотня — курень (3—4 сотни). К середине лета на Волыни боевки насчитывали до 600 вооруженных участников[31].

В октябре 1942 года состоялась «Первая войсковая конференция ОУН(б)», на которой было принято решение о переориентации ОУН-Б с Германии на западных союзников[32]. Здесь же был принят ряд решений, касающихся национальных меньшинств, однако основным вопросом конференции стало создание украинских вооружённых формирований и начала вооружённой борьбы с немцами и другими «оккупантами украинских земель». Для проработки вопросов, связанных с созданием самостоятельной украинской армии, была создана специальная комиссия. В результате был подготовлен план создания украинской армии и разработаны «требования военного командования ОУН». К моменту приближения советско-немецкого фронта на борьбу за создание украинского государства планировалось мобилизовать огромное число украинцев — 300 тысяч с советской Украины и 500 тысяч из Галиции, то есть практически 1 млн человек. Эта армия, по замыслу комиссии, должна была выступить против ослабленных противников и завоевать независимость Украины. Наряду с вопросом создания украинской армии комиссией рассматривались и другие вопросы, связанные с борьбой украинского народа за независимость[33].

Однако в течение 1942 года повстанческое движение проходило под девизом: «наша вооруженная борьба против немцев была бы помощью Сталину». Поэтому ОУН (Б) воздерживалась от активных действий против Германии и занималась, в основном, подпольной деятельностью и пропагандой[34]. До конца 1942 года руководство ОУН(б) склонялось к мысли, что в советско-германской войне победит Третий рейх, и поэтому предпочитало подождать, пока оба противника обескровят себя в войне друг против друга — пока же этого не произошло, украинское националистическое подполье собиралось накапливать силы для послевоенного «диалога» с победившей стороной. Ситуация изменилась в начале 1943 года. Красная Армия в тот момент уже начала контрнаступление под Сталинградом, а в полесских лесах и Волыни появились несколько крупных соединений советских партизан, которые тут же приступили к атакам на немецкие гарнизоны. И это, по воспоминаниям многих очевидцев, стало одной из причин создания националистами своих собственных вооружённых сил, поскольку руководство ОУН-Б пришло к выводу, что оно может потерять влияние в регионах[35].

17−23 февраля 1943 года в селе Тернобежье Олевского района Львовской области по инициативе Романа Шухевича была созвана III конференция ОУН, на которой, несмотря на возражения руководившего организацией после ареста Степана Бандеры — Николая Лебедя, было принято решение об активизации деятельности и начале вооружённой борьбы. На третьей конференции ОУН(б) были окончательно решены вопросы создания УПА и определены главные враги украинского освободительного движения (нацисты, поляки и советские партизаны)[36][37][38].

Ряды УПА в период с 20 марта по 15 апреля 1943 года пополнило от 4 до 6 тысяч членов «украинской» вспомогательной полиции, персонал которой в 1941—1942 годах был активно задействован в уничтожении евреев и советских военнопленных. Бывшие полицейские, дезертировавшие и немецких частей перешедшие в УПА по приказу бандеровской ОУН, вместе с бойцами из интегрированных отрядов Боровца и ОУН (м), а также других полицейских подразделений, составляли к концу 1943 года приблизительно половину всего состава УПА[39].

Своей главной задачей УПА декларировала подготовку мощного восстания, которое должно начаться в благоприятный для того времени момент, когда СССР и Германия истощат друг-друга в кровопролитной войне, а затем создание самостоятельного единого украинского государства, которое должно было включать в себя все этнические украинские земли. Кроме украинцев, которых было подавляющее большинство, в составе УПА воевали евреи, русские и другие нацменьшинства. Отношение к ним было крайне осторожным, потому при малейшем подозрении они ликвидировались СБ ОУН[40].

Антинемецкий фронт ОУН и УПА, возникший в начале 1943 г. и просуществовавший до середины 1944 г., не получил приоритетного значения в стратегии повстанческого движения, имел временный характер и по мнению украинских историков, сводил боевые действия повстанческой армии против германских войск к формам «самообороны народа», трактуя нацистов как временных оккупантов Украины. Поэтому УПА в своих действиях против немцев и не ставила перед собой задачи нанесения им окончательного поражения. Антинемецкие действия УПА сводились, как правило, к недопущению их нападений на территорию, контролируемую повстанцами, к задачам недопущения принудительного вывоза местной молодёжи на работы в Германию, а также к ответным акциям в случае нападения немцев на позиции повстанческого движения. Тактика ОУН и УПА была, таким образом, ориентирована на избежание решительного столкновения с гитлеровскими оккупантами при условии их превосходства над силами освободительного движения[41].

Вместе с тем с весны 1943 года УПА проводила на Волыни кампанию по массовому уничтожению польского населения, жертвой которой стало не менее 30-40 тысяч поляков. По подсчётам, в результате ответных карательных действий польских военных формирований, подчинявшихся АК, на Волыни погибло также не менее 2000 гражданских украинцев[42][43].

Летом 1943 г. УПА развернула большую работу по формированию из отдельных отрядов единой централизованной партизанской армии. Дело в том, что у неё в этот период было, по крайней мере, два сильных конкурента. С одной стороны, это члены ОУН — сторонники Андрея Мельника. ОУН-М также имели свои повстанческие отряды — в частности, Украинский легион самообороны (УЛС), состоявший из трех сотен, и действовавший на Кременечине (Волынь). К середине 1943 года численность всех мельниковских партизан составила 2-3 тысячи человек. Отряды ОУН (м) самостоятельно почти не вели активной вооружённой деятельности, хотя имели место столкновения с советскими партизанами, бандеровцами и участие в антипольских акциях.

С другой стороны, соперниками бандеровцев стали националисты, возглавляемые Тарасом Боровцом, взявшим себе кличку «Тарас Бульба». Его партизан поэтому называли «бульбаши». Отряды «Бульбы» общей численностью до 3—5 тысяч человек размещались в районе Людвиполя в Ровенской области. Боровец первым присвоил своим партизанам название УПА ещё в декабре 1941 года (правда, с добавлением «Полесская сечь»). Изначально его группировка создавалась, как подразделение вспомогательной полиции для борьбы с красными партизанами и отступающими частями Красной Армии. В июне — июле отряды Тараса Боровца (атамана Тараса Бульбы), сумели выбить советские войска с большой территории в районе Олевска, захватить сам город и создать собственную «Олевскую республику», которая просуществовала до ноября 1941 года. 15 ноября 1941 года отряды Боровца ушли на нелегальное положение. Причиной этому стал отказ бойцов Полесской Сечи расстреливать евреев в Олевске. Боровец со своими сторонниками скрывался в лесах Березнивского, а позже - Костопольского и Людвипольського районов (Ровненская область).

Один за другим отряды Мельника и Боровца окружались и уничтожались. В ночь с 18 на 19 августа 1943 года в Костопольском районе Ровенской области отряды УПА атаковали и разгромили штаб Полесской Сечи, в результате чего были убиты несколько их командиров. ОУНовцам также удалось захватить в плен жену Боровца — Анну Опоченскую. После долгих пыток её казнили. В конце лета противостояние между националистами закончилось, после чего подавляющая часть оппонентов оказалась в подчинении у ОУН-Б. Боровец переименовал свою организацию в «Украинскую народно-революционную армию» (УНРА), а к концу сентября 1943 года группировка фактически перешла в подполье. 20 ноября 1943 года Боровец вместе с адъютантом прибыл в Ровно для переговоров с немецкими оккупационными властями. В итоге его переговоры ни к чему не привели, и он вместе с адъютантом был арестован и провел 12 месяцев в специальном политическом бараке концлагеря Заксенхаузен, где кстати с января 1942 года сидел Степан Бандера[44]. Остатки УНРА, базировавшиеся в лесах Сарненского, Костопольского и Олевского районов, в феврале 1944 были разбиты частями охраны тыла войск Первого Украинского фронта и органами НКВД УССР. Остальных участников УНРА (т. н. Северная Группа № 7) в количестве 28 человек были арестованы[45]. В начале 1944 г. остатки УЛС, подчинявшиеся ОУН-М, были реорганизованы в 31-й батальон СД (500–600 человек), став, таким образом, открыто коллаборационистским подразделением, воевавшим на стороне немцев[46].

К концу 1943 года УПА взяла курс на максимальное сворачивание наступательных действий против немцев и начала копить свои силы на борьбу против СССР, это позволило местным руководителям повстанческой армии и руководителям низовых структур ОУН наладить связи с представителями немецкой оккупационной администрации и командирами частей вермахта[47]. Сотрудничество германского командования и УПА подтверждают и донесения советских партизан[48]. С февраля 1944 году отряды УПА совместно с частями 14-й гренадерской дивизии Войск СС «Галиция» вели борьбу с советскими и польскими партизанами на территории дистрикта Галиция Генерал-губернаторства[49].

В то же время, отношения с венгерской армией значительно усложнились — в Станиславской области (современная Ивано-Франковская область) венгерские войска, защищавшие польское население от террора УПА, с мая 1944 вели активные боевые действия против отрядов УПА[50]. Между венгерскими подразделениями и УПА происходили ожесточённые столкновения, которые порой продолжались несколько дней, но вскоре также закончились из-за того, что советско-германский фронт приближался, и обе стороны решили остановить ненужное кровопролитие. В тот момент, когда между венграми и УПА вновь достигалось понимание, повстанцы не только прикрывали отступление венгров, но и выводили их из окружения за умеренную плату — оружиеми[51].

Что же касается отношений УПА с Румынией, то они в 1944 году складывались с такими же эксцессами, как с Третьим Рейхом. С румынами, помимо Северной Буковины, оккупировавшими и так называемую Трансистрию — территорию между Южным Бугом и Днестром — ОУН и УПА стремились заключать соглашение. Бывший руководитель ОУН в «Трансистрии» Тимофей Семчишин на допросе в НКВД 24 октября 1944 г. показал, что в ходе переговоров в Кишиневе с представителями маршала Иона Антонеску 17–18 марта 1944 г. между ОУН и УПА и Румынией были достигнуты устные договоренности по всем вопросам. Исключением стало непризнания со стороны ОУН восточной румынской границы, существовавшей до июня 1940 г. Поэтому договор так и не был подписан[52]. Однако против румын УПА практически не воевала, а лишь ограничилась антирумынской агитацией и терактами против представителей румынской администрации в Северной Буковине[53].

Перед изгнанием гитлеровцев с территории Украины и возобновлением советской власти, 11—15 июля был создан Украинский главный освободительный совет (УГВР). Его номинальным президентом и руководителем президиума (аналог подпольного парламента) был избран Кирилл Осьмак, бывший украинский эсер и кооператор, который в 1920–1930-х гг. находился на территории СССР и, таким образом, символизировал единство Восточной и Западной Украины. Руководителем Генерального секретариата был избран Роман Шухевич. Было создано три «министерства» — военных, иностранных и внутренних дел[54]. УГВР пытался наладить контакты с западными союзниками, в частности через Швейцарию с политическими кругами Великобритании[55].

К концу 1944 года, по мере того, как Красная армия продвигалась на Запад к границам Германии, руководство Третьего Рейха было вынуждено пересмотреть своё отношение к украинскому национализму и УПА как потенциальному союзнику в войне против СССР. Осенью 1944 года из концлагеря Заксенхаузен были выпущены на свободу несколько десятков украинских националистических деятелей. Среди них в частности — Степан Бандера, Андрей Мельник, Тарас Бульба-Боровец и другие. Немецкие власти намеревались использовать украинские националистические организации для диверсионной деятельности в тылу Красной Армии, в надежде на то, что это хоть как-то поможет ослабить наступающего противника. Немцы создали специальную команду абвера (ею руководил капитан Витцель — "Кирн"), которая поддерживала контакты с украинским нациоально-освободительным движением. С осени в немецких военных школах организовывались курсы, которые должны были в течение двух-трёх месяцев подготовить специальные разведывательно-диверсионные отряды из украинских националистов и немцев[56]. Их должны были выбрасывать с парашютом за линию фронта на территорию Западной Украины, где диверсантам рекомендовалось наладить связь и сотрудничество с УПА, и организовать самостоятельные повстанческие отряды. Общая численность этих групп составила несколько сот человек, но в должной степени их не удалось использовать. Столь рискованные планы стали известны органам НКВД. Практика применения диверсантов-парашютистов благодаря оперативным действиям советской стороны на протяжении осени-зимы 1944 года в целом себя не оправдала. Да и повстанцы далеко не всегда лояльно встречали высадившихся десантников. В их отношении командование УПА издало специальное указание задерживать и разоружать эти группы, и после проверки органами СБ ОУН переводить в УПА или боёвки, как обычных стрелков «с правом аванса». «Ненадёжные» подлежали уничтожению. Документ делил «парашютов» на чужих и своих. Первые — «национальные парашютные подразделения (власовцы, немцы)». Вторые — диверсионные и разведывательные группы, выбрасываемые абвером на базы УПА[57].

С восстановлением советской власти на территории Западной Украины, УПА стала действовать против военнослужащих Красной Армии, внутренних и погранвойск НКВД СССР, сотрудников правоохранительных органов и служб безопасности, советских и партийных работников, колхозных активистов, представителей интеллигенции, приехавших «с востока», лиц из числа местного гражданского населения и структур ОУН(б), заподозренных в поддержке или лояльности советской власти. Борьба УПА против Красной армии и подпольно-диверсионная деятельность в послевоенное время привели к тому, что понятия «уповцы» и «бандеровцы» стали символизировать агрессивный национализм. В советской историографии также утверждалось что УПА якобы была создана немецкими спецслужбами для борьбы с советскими партизанами[58]. В реальности это утверждение не соответствует действительности и какой-либо немецкой документальной базой не подтверждается.

 
Банкнота достоинством
1 шиллинг, реверс, 1949 года выпуска. Национальный освободительный фонд ОУН.

По завершении Второй мировой войны в Европе Бандера и Мельник оказались в западной зоне оккупации и, как следствие, в сфере интересов спецслужб западных стран. Особую активность, как и ранее, проявила ОУН(б). С официальным началом «холодной войны» в 1947 году их активность в эмигрантской среде, при поддержке разведок США и Великобритании, возросла, в то время как активность на территории Украинской ССР и Польши усилиями служб безопасности СССР и Польши постепенно была подавлена. Попытки эмигрантского руководства ОУН наладить связь с подпольем потерпела неудачу — так, из 19 сброшенных в 1952 году связных 18 попали в МГБ СССР.

В то же время, ещё с 1946 года, в самой ОУН(б) назревал внутренний раскол между «ортодоксами» во главе с Бандерой и «реформистами», представленными Зиновием Матлой (укр.) и Львом Ребетом, который фактически оформился в 1956 году. Тогда из ОУН(б) выделилась третья фракция, возглавляемая Зиновием Матлой и Львом Ребетом и получившая название «Заграничная ОУН», или ОУН(з) (укр.) (также из-за количества лидеров её называют «двійкарі» (от «укр. двійка» — «двойка»)). ОУН(м) в то же время наладила контакты с представителями УНР в эмиграции и постепенно отошла от радикально-националистической деятельности, став правоконсервативной партией. ОУН(б) эволюционировала слабо, фактически оставаясь на позициях начала 1930-х годов. Несмотря на это, она доминировала в националистической эмигрантской среде, в особенности США и Канады, став особенно востребованной в период пика «холодной войны» в первой половине 1980-х годов.

К концу 1980-х годов оба движения полулегально вернулись в Украинскую ССР. Легализация обеих ОУН произошла в начале 1990-х годов, причём ОУН(б) легализовалась в виде политической партии «Конгресс украинских националистов» (КУН), а ОУН(м) — в виде одноимённого общественно-политического движения.

На сегодняшний день проблема ОУН-УПА относится к дискуссионным темам украинского общества, точка зрения на протяжении лет независимости колеблется между позитивным (борцы за независимость, герои Украины) и негативным (немецкие коллаборационисты, предатели Украины). Их оценка часто опирается на пропагандистские штампы обеих сторон. Вопрос об официальном признании УПА воюющей стороной во Второй мировой войне до сих пор остается не до конца решённым[59].

Украинский национал-коммунизмПравить

В 1917—1920 годах в коммунистическом движении возникло направление, сторонники которого считали, что построение коммунистической экономики приведёт к уничтожению как социального, так и национального гнёта, а также, что коммунизм необходимо не унифицировать по российскому образцу, а приспосабливать к специфическим национальным условиям. В 1919 году Сергеем Мазлахом и Василием Шахраем был написан труд «К текущему моменту. Что происходит на Украине и с Украиной?» теоретически оформивший данные идеи в доктрину украинского национал-коммунизма[60].

Боротьбисты и укапистыПравить

Украинский социал-национализмПравить

Вариация германского национал-социализма адаптированного под украинский строй, культуру и традиции. Являет собой высшую радикальную степень национализма.

Андрей Билецкий, лидер партии «Национальный корпус» считает, что для этого типа национализма характерны элементы социальной справедливости, этничности, антилиберальности, экспансионизма[61].

По мнению Андрея Ильенко — идеолога от партии ВО «Свобода» — основная цель социал-национализма — построение украинского национального государства на принципах социальной и национальной справедливости[62].

Национализм в годы независимости УкраиныПравить

 
Оскорбительная надпись на памятнике расстрелянным во Львове представителям польской интеллигенции, сделанная в 2009 году.

Процесс национального возрождения 1989—1991 гг в СССР ознаменовался появлением новых, альтернативных КПУ политических партий и движений, преимущественно национал-демократического направления: «Народное движение Украины за перестройку», Украинская Республиканская Партия и другие. Однако в короткое время значительная часть наиболее активных граждан, преимущественно молодёжь, разочаровалась в новейших национал-демократических течениях, обвиняя их в политической нерешительности и чрезмерной умеренности во взглядах. Так, 19 августа 1989 члены молодёжного крыла украинской Хельсинкской Группы на горе Маковка провозгласили создание Союза Независимой Украинской Молодёжи. Снумовцы открыто манифестировали выход Украины из состава СССР как цель своей деятельности; воспитание молодёжи в духе патриотизма на примерах национально-освободительной борьбы ОУН и УПА и т. д. Хотя СНУМ и была организацией нелегальной и действовала в условиях идеологических табу и запретов, однако она быстро нашла сторонников по всей Украине. Менее чем за год со дня своего образования СНУМ в своих рядах объединила около тысячи националистически настроенных молодых людей из всех регионов Украины. В мае 1990 года общее количество областных организаций СНУМ увеличивается до 18. Существовала ячейка СНУМ в Перемышле, Польша.

Главным средством деятельности Союза была агитационная и просветительская работа, организация митингов, забастовок, голодовок и пикетов. На своих первых нелегальных митингах в Киеве и Львове снумовцы собирали деньги для печати своих манифестов и периодических изданий (свои газеты и листовки СНУМ печатала в Литве и нелегально ввозила в УССР), что дало возможность распространять свои идеи в массах. Члены союза устраивали театрализованные представления с сожжением комсомольских билетов в Киеве, Львове, Тернополе, Ровно, Дубно. Снумовцы организовали бойкот весеннего призыва в Советскую Армии. Весной 1990 СНУМ принимает активное участие в парламентских выборах. Депутатом от СНУМ становится Игорь Деркач. В 1990 г. организация всё отчётливее поляризуется на два лагеря: радикальный (формируется вокруг А. Витовича и Д. Корчинского) и демократический.

В 2005 была создана гражданская организация «Патриот Украины» в Харькове. 17 января 2006 «Патриот» официально зарегистрирован в Харьковском областном управлении юстиции как общественная организация. Руководство нового и единственного «Патриота Украины» позиционировало себя как главный провод независимой организации, без привязки к какой-либо партии.

После Евромайдана 2013-2014 года состоялся резкий рост идей национализма в обществе, главным образом среди молодёжи. Этому способствовали постмайданный хаос в политике, присоединение Крыма к России, война на Донбассе, возвращение к власти олигархов, рост криминогенной ситуации.

Националистические силы осуществили несколько попыток взять места в официальной политике:

  • Руководитель партии «Правый сектор» Дмитрий Ярош принял участие во внеочередных выборах президента Украины и получил 0,7% голосов избирателей[63];;
  • Партия «Правый Сектор» приняла участие во внеочередных выборах в Верховную Раду в октябре 2014, взяв 1,80% голосов, в результате место в парламенте получил только Дмитрий Ярош[64];
  • Партия ВО «Свобода» в выборах 2014 взяла 6 депутатских мандатов, депутатами ВРУ VIII созыва стали: Юрий Бублик, Михаил Головко, Андрей Ильенко, Юрий Левченко, Александр Марченко, Олег Осуховский;
  • Командир батальона «Азов» Андрей Билецкий принял участие в парламентских выборах в мажоритарном округе № 217 и результатам поддержки в 33,75% получил мандат депутата;
  • 14 октября 2016 была образована партия «Национальный Корпус», лидером которой стал Андрей Билецкий. Партия состоит из руководителей батальона Азов, общественных активистов, волонтеров и тому подобное. Официальная идеология партии — нациократия[65].

16 марта 2017 украинские националистические силы подписали «Национальный Манифест», консолидировав свои силы в борьбе за власть. До подписания присоединились партии «Национальный Корпус», ВО «Свобода», «Правый Сектор», ОУН, КУН, С14. Среди пунктов «Национального Манифеста» традиционно националистические политические требования: возвращение ядерного статуса, закрепления права на свободное владение оружием, признание РФ - страной-агрессором и разрыв дипломатических связей, ликвидировать олигархию, ввести украинский язык как единственный государственный, способствовать созданию единой поместной церкви с центром в Киеве, запретить торговлю землей сельскохозяйственного назначения и тому подобное[66][67].

22 января 2019 года националисты из партий ВО «Свобода», «Правый сектор», ОУН, КУН и организации С14 заявили о поддержке единого кандидата на президентских выборах 2019 Руслана Кошулинского. При этом, несмотря на подписанный «Национальный манифест» вместе с другими националистическими партиями, «Национальный корпус» о поддержке единого кандидата так и не заявлял[68].

СимволыПравить

Символы украинских националистических организаций.

ПримечанияПравить

  1. Н. И. Костомаров. Две русские народности «Основа». — СПб., 1861. — № 3. — С. 33 // litopys.org.ua
  2. А. И. Миллер. Дуализм идентичностей на Украине. Журнал «Отечественные записки» (выпуск № 1 (34), 2007 год) // strana-oz.ru
  3. Десять заповідей УНП — Микола-Міхновський
  4. Історія України. 10 клас: Розробки уроків By О. В. Гісем, О. О. Мартинюк
  5. Украинцы не должны были массово убивать мирное население: интервью историка Джона-Пола Химки
  6. Полищук В. В. Правовая и политическая оценка ОУН И УПА // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. — 2006. — Т. 2, № 3. — С. 25—63.
  7. Ходак В. Я. Суспільно-політична діяльність Організації українських націоналістів (1929—1934 рр.). Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата iсторичних наук. Івано-Франківськ, 2005. С. 124—126.
  8. Касьянов Г. В., 2003, ДО ПИТАННЯ ПРО ІДЕОЛОГІЮ ОРГАНІЗАЦІЇ УКРАЇНСЬКИХ НАЦІОНАЛІСТІВ (ОУН). АНАЛІТИЧНИЙ ОГЛЯД.
  9. Кентій А. В. Вказ. прац. С. 109—113.
  10. Наша влада буде страшною — Марк Солонин
  11. Вєдєнєєв Д. В., Лисенко О. Є. Організація українських націоналістів і зарубіжні спецслужби (1920-1950-ті рр.) // «Украинский исторический журнал» — Киев: Институт Истории АН Украины, 2009 — № 3. — С. 132−146. (укр.)
  12. Райле О. Тайная война. Секретные операции Абвера на Западе и Востоке (1921-1945)– С.106-107
  13. Выписка из еженедельного отчёта № 16 Национального отделения МВД Польши «О деятельности ОУН за 16—22 апреля 1939 г.» об отношении немецких властей к деятельности ОУН
  14. Петро Дужий. Степан Бандера — символ Нації
  15. Организация украинских националистов (ОУН) Великая Гражданская война 1939—1945
  16. МЕЧ І ТРИЗУБ. НОТАТКИ ДО ІСТОРІЇ СЛУЖБИ БЕЗПЕКИ ОРГАНІЗАЦІЇ УКРАЇНСЬКИХ НАЦІОНАЛІСТІВ
  17. Федоровский, 2010.
  18. Степан Бандера — символ Нації: Петро Дужий
  19. 1 2 Патриляк І. К. Антирадянське збройне повстання ОУН (жовтень 1939 — липень 1941 р.) // Розділ 1. Тактика і стратегія українських націоналістів на початковому етапі Другої світової війни. с. 15-52. В сб. Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія: Історичні нариси / НАН України; Інститут історії України / С. В. Кульчицький (відп.ред.). — К.: Наук. думка, 2005. — 495 с. ISBN 966-00-0440-0
  20. С кем идти* Великая Гражданская война 1939—1945
  21. Рибак А. І. Концепція української держави в iдеології ОУН (1939-й — 1950-тi роки).: Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата політичних наук. Острог, 2007, с. 49.
  22. Вєдєнєєв Д.В., Биструхін Г.С. Меч i тризуб. Розвідка i контррозвідка руху українських націоналістів та УПА (1920-1945). К., 2006. С. 130.
  23. Баран В., Токарський В. Україна: Західнi землi: 1939—1941 рр. Л., 2009. 123—124. О планах антисоветского восстания см. также: Андрухів І. Спроби збройного повстання ОУН на украïнських землях (грудень 1939 — грудень 1940 рр.) // Галичина. Івано-Франківськ. 2001. № 7. С. 83-87.
  24. Сергійчук В. Український здвиг: Прикарпаття. 1939—1945. Київ, 2005. С. 70.
  25. текст акта, опубликованный в газете «Самостійна Україна» (Станиславов) 10 июля 1941
  26. ОУН i УПА, 2005, Разд. 2..
  27. ОУН в 1941 році: Документи. − в 2 ч. / Упоряд.: О. Веселова, О. Лисенко, І. Патриляк, В. Сергійчук. — К.: Інститут історії України НАН України, 2006. — 603 с. — ISBN 966-02-2535-0.
  28. Телига не была расстреляна в Бабьем Яру
  29. Косик В. Україна i Німеччина у Другій світовій війнi. Париж, Нью-Йорк-Львив, 1993, с. 285.
  30. Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія (недоступная ссылка)
  31. Косик В. Україна і Німеччина у Другій світовій війні. Париж — Нью-Йорк — Львів, 1993. С. 237.
  32. Рышард Тожецкий — Поляки i українцi. С. 206.
  33. Украинским националистам не удалось осуществить эти планы. Численность УПА до сих пор является предметом историографических споров. По всей видимости, единовременная численность УПА составляла около 30-80 тысяч, в основном на территории Галиции. Доподлинно известно, что в период наивысшей активности число бойцов УПА-Север (то есть УПА, действовавшей на Волыни и в Полесье) не превышало 7 тысяч человек. О численности УПА-Север см.: Літопис УПА. Нова серія. Т. 14. УПА i запілля на ПЗУЗ 1934—1945. Новi документи. Київ, 2010. С. 71-79; Ковальчук В. Скільки ж солдатів було в УПА? Секрети розкриває Клим Савур / Історічна правда // http://www.istpravda.com.ua/articles/2010/12/3/7410/ (Дата обращения: 08.08.2011). О различных оценках численности УПА см.: Примаченко Я. Л. Північноамериканьска iсторіографія діяльностi ОУН i УПА. К., 2010. С. 96-97.
  34. Українська повстанська армія|Історія|Про Україну
  35. Омелюсiк М. УПА на Волинi в 1943 роцi // Волинь и Полiccя: Нiмецька окупацiя. Торонто, 1989. Кн. 1. С. 24. См. также: Органiзацiя украïнських нацiоналiстiв i Украïнська повстаньска армiя: Iсторичнi нариси. Киïв, 2005. С. 163–164.
  36. [Мизак Нестор Степанович За тебе свята Україно. — 2007. — С. 128]
  37. Літопис УПА. — Торонто — Львів, 1995—1996. — Т. 24. — С. 134—141.
  38. Савчук В. Тимотей Старух — трибун державотворення. — 2009.
  39. Katchanovski I., 2010, p. 8.
  40. ЦДАГОУ: Ф. 62.– On. 1.– Cnp. 253.—Арк. 14
  41. Кентій А. В. Українська повстанська армия в 1942—1943 рр. — К. НАН України, Інститут Історії України, Головне архівне управління при Кабінеті Міністрів України, Центральний державний архів громадських обєднань України. 1999. — 287 с. — С. 126. — ISBN 966-02-0757-3.
  42. «Антипольська акція» ОУН(СД) і УПА на Волині, діяльність польських баз самооборони, польських національних партизанських загонів, 27-ї Волинської піхотної дивізії АК Українська Повстанська Армія і Армія Крайова. Протистояння в Західній Україні. 1939—1945 рр. — Ільюшин Ігор
  43. Turowski J. Pozoga. Walki 27 Woly’nskiej Dywizji AK. — S. 512—513.
  44. Внутренние войны украинских нацистов // Великая Гражданская война 1939-1945
  45. В. П. Чередниченко. Анатомия предательства. Киев, Политиздат Украины, 1983. Стр. 166
  46. Гогун А. Между Гитлером и Сталиным. СПб., 2004. С. 56.
  47. Інститут історії НАН України.2004р Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія, Раздел 4 стр. 184 стр. 184
  48. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4..
  49. ОУН i УПА, 2005, Разд. 5. — C. 283..
  50. Інститут історії НАН України.2004р Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія, Раздел 5 стр. 288
  51. Описание действий УПА-Запад против 16-й дивизии VII венгерского корпуса весной 1944 года
  52. ДА СБУ. Д. 372, т. 1, арк. 74-127. Данные по: Кокін С.А. Анотований покажчик документів з історії ОУН і УПА у фондах Державного архіву СБУ. Випуск І. К., 2000.
  53. ОУН в 1941 роцi. Документи. Ч. 2. С. 338—340.
  54. Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. Указ. соч. С. 259.
  55. ГАРФ. Ф. 9478. Оп. 1. Д. 117. Л. 46–46об.
  56. ОУН i УПА, 2005, Разд. 5. — С. 338.
  57. ДАЛО. – Ф. П-3. – Оп. 1. – Спр. 213. – Арк. 45-47. Цит. по.: Боляновський А. Цит. твір. С. 308.
  58. Былые годы. 2012. № 2 (24) «Украинский выбор в годы Второй мировой войны: проблемы восприятия в современной Украине» Роман Олегович Пономаренко. Цитата: «Примечательно, что факты сотрудничества, иногда довольно тесного, УПА с немцами в 1944 году привели к возникновению легенды о том, что УПА якобы была создана немецкими спецслужбами. Как правило, такая точка зрения характерна для некоторых околонаучных кругов России и Восточной Украины. Однако действительности это утверждение не соответствует и какой-либо документальной базой не подтверждается. Напротив, опубликованные документы, как немецкие, так и украинские, указывали, что немецкие „компетентные органы“ рассматривали УПА и ОУН Бандеры как вражескую силу, для подавления которой следует привлекать все имеющиеся под рукой силы и средства». стр. 45
  59. Лукшиц Юрий ОУН-УПА. Факты и мифы. Расследование
  60. Г.Г. Єфіменко. НАЦІОНАЛ-КОМУНІЗМ // Енциклопедія історії України: Т. 7: Мі-О / Редкол.: В. А. Смолій (голова) та ін. НАН України. Інститут історії України. - К.: В-во «Наукова думка», 2010. - 728 с.: іл
  61. «Ми заміняємо гасло „Незалежна Україна“ гаслом „Велика Україна“. Українці — Нація з давньою імперською історією. Упродовж свого існування Українці мали щонайменше дві наддержави — Велику Скіфію і Київську Русь. Завдання нинішнього покоління створити Третю імперію — Велику Україну». Андрій Білецький, 2007 р., http://sna.in.ua/archives/281 Архівовано 16 жовтень 2011 у Wayback Machine. пункт 3
  62. Соціал-націоналізм і революція
  63. Результати голосування по Україні. www.cvk.gov.ua. Дата обращения 1 апреля 2017. Архивировано 28 мая 2014 года.
  64. Повний список новообраних народних депутатів (укр.), ТСН.ua. Дата обращения 1 апреля 2017.
  65. Солонина, Євген. «Азов» пішов у політику як «Національний корпус» (укр.), Радіо Свобода. Дата обращения 1 апреля 2017.
  66. Національний Маніфест. nationalcorps.org. Дата обращения 1 апреля 2017.
  67. Національний Маніфест:про що домовилися «Свобода», «Правий сектор» та «Національний корпус»?. censor.net.ua. Дата обращения 17 марта 2017.
  68. Кошулинського висунули в президенти від націоналістів. Що він обіцяє? (англ.) (22 января 2019). Дата обращения 12 апреля 2019.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить