Открыть главное меню
«Ярослав законодатель».
Литография Бориса Чорикова

Церковный устав Ярослава — церковный нормативно-правовой акт государственного происхождения, регулирующий общественные отношения, отнесенные им к церковной юрисдикции, составленный в период правления князя Ярослава Мудрого. Сохранился в двух основных редакциях: западнорусской и восточнорусской, из которых последнюю разные списки представляют в разном объёме. Один из основных письменных источников русского права.

Содержание

Происхождение УставаПравить

Профессор А. С. Павлов считает, что «Устав Ярослава» образовался путём частной кодификации норм церковного права, вызванных жизненной необходимостью перенести в сферу церковного суда ту же самую систему вир и продаж, которая принята в «Русской правде» и относит составление текста Устава к XII веку[1].

Другой точки зрения придерживается историк Я. Н. Щапов. Он считает что текст «Устава» относится к XI веку и что упоминание в нём о составлении его князем Ярославом по согласованию с митрополитом Иларионом вполне достоверно. По его мнению, пространная редакция «Устава» князя Ярослава появилась раньше краткой, на рубеже XII—XIII веков, а краткая восходит к середине XIV века, хотя она точнее воспроизводит его первоначальный текст[2].

Церковная юрисдикцияПравить

«Устав» разделяется на три части:

  • Вступление — в нём говорится, что князь Ярослав Владимирович, по совету с митрополитом Илларионом, рассмотрел устав своего отца сравнительно с Номоканоном и подтвердил его. Но из текста «Устава» видно, что Ярослав не ограничился подтверждением «Устава князя Владимира»: он дополнил судную часть устава новыми постановлениями, расширившими область церковной подсудности.
  • Установительная часть — содержит следующие рубрики: «О преступлениях и проступках, подлежащих церковному суду»; «О делах брачных» и «Общее постановление о церковной подсудности по лицам, подлежавшим ей».
  • Общее заключение и заклятие — содержит указание о том, что все тяжбы и всякие дела, касающиеся церковных людей, подлежат исключительно суду епархиального архиерея. Заклятие определяет нравственную ответственность князю-потомку, который захотел бы нарушить устав предка, и юридическую ответственность нарушителю — чиновнику: «суд и казнь по закону», то есть по Номоканону.

О преступлениях и проступках, подлежащих церковному судуПравить

Эти правонарушения устав разделяет на церковно-гражданские и исключительно церковные. Первые подлежали совместному суду княжеской и церковной властей, а вторые относились к исключительной компетенции церковного суда.

ПрелюбодеяниеПравить

Из преступлений этого рода только немногие признаются «Уставом» церковно-гражданскими. К ним относятся:

  1. Изнасилование и похищение девицы (последнее с целью изнасилования). Пеня и частное вознаграждение здесь соизмеряется с происхождением потерпевшей. Сообразно этому пеня определяется от 5 гривен золота до 1 гривны серебра. Частное вознаграждение почти во всех случаях равно пене, однако к какому бы сословию ни принадлежала потерпевшая, плата ей, то есть вознаграждение «за сором» не менее 5 гривен серебра (ст. 1)[3].
  2. Толока. Это особого рода позор, наносимый девушке — изнасилование при участии других лиц. За такой позор виновный подлежит наказанию со стороны духовной и светской власти; пеня за такое деяние — епархиальному архиерею — 3 гривны серебра, той же величины определено и вознаграждение потерпевшей «за сором» (ст. 5).
  3. Прелюбодеяние мужа от жены подлежит также двойному, церковно-гражданскому наказанию, причём пеня, идущая духовной власти, не определена: вероятно, она зависела от усмотрения судьи.
  4. Прелюбодеяние с сестрой: наказание светской власти — смертная казнь, пеня духовной власти 100 гривен; тоже и за прелюбодеяние со снохою (свёкром) (ст. 11).

Остальные виды прелюбодеяний подлежат духовному суду без участия светского. Из этих преступлений сами тяжкими считались: прелюбодеяние с инокиней и прелюбодеяние двух братьев с одной женщиной — за оба эти преступления полагается 100-гривеная пеня, а виновная (в последнем случае) присуждалась в монастырь на покаяние (ст. 15 и 20).

Присуждение в монастырь женщины, виновной в прелюбодеянии, встречается и в других случаях, например, в случае несохранения девственности. Женщина, виновная в этом, поступала в монастырь, откуда её должны были выкупать родственники (ст. 4). Сумма этого выкупа не определена и зависела, вероятно, от усмотрения судьи (архиерея).

Некоторые виды прелюбодеяний подлежали совместной, духовно-гражданской ответственности — это относилось только к тем случаям, когда виновными были миряне. Священно- и церковнослужители, виновные в прелюбодеянии, подлежали исключительно суду епархиального архиерея и наказывались по его усмотрению, в каком бы виде прелюбодеяния они бы не были виновны (ст. 30).

Личная обидаПравить

Личная обида в «Уставе» подразделяется на два вида: оскорбление действием и оскорблением словом.

  • Оскорбление действием

Обиды действием, перечисленные в «Уставе» можно разделить на: побои, драки, пострижение кому-либо головы и бороды с целью нанести оскорбление.
За тяжкие побои, нанесенные женщине чужим мужчиной, взыскивалась пеня и вознаграждение потерпевшей (и то и другое одинаковой суммы) — сообразно происхождению последней. Наказание за легкие побои, нанесенные женщине чужим мужчиной, отличается от предшествующего лишь тем, что духовной власти здесь определена однообразная пеня — 6 гривен кун (ст. 2 и 28). Что касается побоев, нанесенных женщине свёкром или деверем, то такие побои вменяются оскорбителю лишь в том случае, если они нанесены без вины потерпевшей. Кроме того, в этом случае не производится разделение на тяжкие и легкие: наказание всегда применялось как за легкие. В этом наказании не принимает участия светская власть, как и в случае побоев, нанесенных чужим мужчиной.

За побои родителей полагалась смертная казнь, а пеня (из имущества виноватого) определялась, как видно из текста «Устава», по усмотрению судьи (архиерея) (ст. 29).

Относительно драки «Устав» особенно выделяет драку или побоище, совершенное по сговору или на свадьбе. За такое преступление, полагался совместный суд светской и духовной властей, а пеня делилась пополам (ст. 26).

Пострижение головы или бороды считалось столь же важною обидою, как и вырывание бороды или усов. За это определялась пеня (равная для духовной и светской властей) — 12 гривен кун.

  • Оскорбление словом

«Устав» предусматривает только одно преступление такого рода: название чужой жены распутной. За это предусматривалась огромная пеня — от 5 гривен золота до 1 гривны серебра. Светская власть участвует в наказании за это лишь в том случае, если оскорбленной является женщина из высшего сословия (ст. 22).

Имущественная обидаПравить

Духовному суду подсудны лишь кражи хозяйственных ценностей важных в земледельческом и крестьянском быту, а именно: кража хлеба, конопли, льна, полотен в кусках. Пеня за все перечисленные виды кражи разделяется поровну между представителями духовной и светской власти. Причём, в «Уставе» добавлено, что ответственность за эти кражи несет вор не только мужского, но и женского пола (ст. 24-25). Кроме этого, духовному суду, подлежит кража, совершенная в семье — женою у мужа. Виновная в этом преступлении, по судебному решению, кроме 3-гривенной пени духовному судье, то есть епархиальному архиерею, подлежала ещё наказанию от мужа. Это наказание в данном случае заменяет светскую кару. Постановление о краже женою у мужа внесено в Устав не только потому, что подобные случаи вызывали необходимость особого закона, но и потому, что раньше такой проступок жены вел к разводу. Устав Ярослава отменил этот обычай — «про то её не разлучити» (ст. 36).

Данное имущественное преступление относится по Уставу к церковно-гражданской юрисдикции. За него определяется пеня — 100 гривен кун и княжеская казнь по Номоканону (ст. 14).

Преступления и проступки духовныеПравить

Подлежат исключительно духовному суду. К ним относятся: недостойное поведение священнослужителей и иноков (ст. 31), выход из иночества (ст. 32), употребление запрещенной пищи, общение с неверными и совершение службы священником в чужом приходе без крайней необходимости. За все эти проступки полагалась пеня. Наложение духовной кары (епитимии) предоставлялось усмотрению епархиального архиерея.

Дела брачныеПравить

Сюда относятся статьи о незаконных браках, об отказе от вступления в брак после сговора и о разводе.

  • Незаконные браки. В Уставе Ярослава различается несколько видов преступлений против законности брака. Выделяется:
  1. двоебрачие (ст. 7 и 13). Если виновным в этом преступлении является муж, то он подлежит наказанию, назначенному епископом, а вторая жена заключается в монастырь. Заключению в монастырь подвергается и жена, вышедшая замуж при живом муже, причём второй муж платил пеню в пользу духовного судьи, по усмотрению последнего.
  2. кровосмешение (ст. 12), за которое полагались епитимья и пеня, а брак подлежал расторжению.
  3. браки без согласия родителей. Такие браки не расторгались, но муж платил родителям вознаграждение, а архиерею — пеню, исходя из положения жены.
  4. принудительные браки, за которые родители отвечают только в том случае, если принуждённые сделают что-либо над собой.
  • Отказ от вступления в брак после сговора. В случае отказа от брака после того как «про девку сыр краявши» виновная сторона подлежала пене в 5 гривен, светской каре и уплате издержек.
  • Развод. Законных поводов к разводу Устав Ярослава насчитывает пять:
  1. если жена, узнав о заговоре против князя, скроет это от мужа;
  2. доказанное прелюбодеяние жены;
  3. если жена, узнав о заговоре против мужа, не предупредит его об этом;
  4. разгульная жизнь жены, даже несмотря на вразумления со стороны мужа;
  5. если жена будет подстрекать мужа на кражу или сама украдёт и передаст другим, или же, услышав о чьём-либо желании обокрасть церковь, не объявит об этом мужу (ст. 53)[4].

Развод считался незаконным, если совершён без согласия или вины жены, за что на виновного накладывается пеня, исходя из его общественного положения (ст. 3). Но и самовольный развод, совершенный по согласию супругов, считался незаконным; в этом случае муж платил 12 гривен пени, а если брак был заключён без совершения таинства брака (брак языческий), то 6 гривен. Светская власть в наказании не участвует (ст. 14).

Значение Устава ЯрославаПравить

Основное значение Устава состоит в разграничении церковной и светской судебной юрисдикции, а также выделение в составе церковного суда дел, решаемых совместно представителями обеих властей. По мнению В. О. Ключевского церковный суд, описанный в Уставе углубил понятие о преступлении и расширил понятие о вменяемости. Также законодатель, руководимый христианскими ценностями, поставив перед судом цель исправления преступника — он не ограничивается только пресечением правонарушения, но пытается предупредить его, действуя на волю правонарушителя. Устав, удерживая денежные взыскания, назначает за некоторые деяния ещё нравственно-исправительные наказания: епитимию и арест при церковном доме, соединявшийся, вероятно, с принудительной работой на церковь.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Павлов А. С. «Курс церковного права (1900—1902 гг)». СПб., 2002
  2. Цыпин Владислав, протоиерей. «Церковное право» (гл. 14) Архивировано 13 мая 2013 года.
  3. Здесь и далее нумерация статей приводится по: Устав князя Ярослава (пространная редакция) // Российское законодательство X—XX веков. — Т. 1. — М., 1984.
  4. Источником этого постановления о законных поводах к разводу является Прохирон императора Василия Македонянина, известный на Руси под названием Градского закона.

ИзданияПравить

  • Памятники русского права / Под ред. С. В. Юшкова. М., 1952. Вып. I: Памятники права Киевского государства X—XII вв. / А. А. Зимин.
  • Древнерусские княжеские уставы XI—XV вв. / Я. Н. Щапов. М., 1976.

ЛитератураПравить

  • Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Спб-Киев, 1909.
  • Кабанова М. А. История церковного права России (до XVIII в.) //Право: вопросы истории и теории. Владимир, 1997.
  • Карташев А. В. Очерки по истории русской церкви. М., 1997.
  • Ключевский В. О. Курс русской истории (лекция № 15)