Открыть главное меню

Чернов, Виктор Михайлович

Ви́ктор Миха́йлович Черно́в (25 ноября [7 декабря1873, Хвалынск, Саратовская губерния — 15 апреля 1952, Нью-Йорк) — русский политический деятель, мыслитель и революционер, один из основателей партии социалистов-революционеров и её основной теоретик. Первый и последний председатель Учредительного собрания.

Виктор Михайлович Чернов
Виктор Михайлович Чернов
Флаг Председатель Всероссийского Учредительного Собрания Флаг
5 (18) января — 6 (19) января 1918
Предшественник должность учреждена
Преемник должность упразднена
Флаг Министр земледелия Всероссийского Временного Правительства Флаг
май — июль 1917 года
Предшественник Андрей Иванович Шингарёв
Преемник Семён Леонтьевич Маслов
Рождение 25 ноября (7 декабря) 1873(1873-12-07)
Хвалынск, Саратовская губерния[2][3]
Смерть 15 апреля 1952(1952-04-15) (78 лет)
Супруга

Анастасия Николаевна Слётова
Ольга Елисеевна Колбасина

Ида Самойловна Сырмус-Пыдер
Партия Партия социалистов-революционеров
Образование
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

Ранние годыПравить

Виктор Михайлович Чернов родился в 1873 году в городе Хвалынске Саратовской губернии[5]. Отец, Михаил Николаевич Чернов, был уездным казначеем, мать, Анна Николаевна Булатова, происходила из старинного дворянского рода. Семья проживала сначала в Новоузенске, а затем в Саратове, Хвалынске и Камышине. После смерти матери, наступившей в 1875 году, Виктор с сёстрами воспитывался мачехой. Всё свободное время проводил на Волге среди босяков.

В 1882 году Виктор поступил в подготовительный класс Первой саратовской гимназии, в следующем году успешно сдал вступительные экзамены в первый класс. Обучаясь в гимназии, Чернов приобщился к достижениям демократической мысли — к творчеству Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского и идеолога народничества Н. К. Михайловского. Саратов считался одним из главных центров революционного движения. В 1884 году старший брат Виктора, Владимир, был арестован за хранение нелегальной литературы и исключён из гимназии. В годы учёбы в гимназии Чернов познакомился с рядом неблагонадёжных лиц — бывшим ссыльным В. А. Балмашёвым (отцом С. В. Балмашёва), народником М. А. Натансоном и народовольцем А. В. Сазоновым. В 1890 году Чернов был арестован во время обыска на квартире Сазонова. После этого он оказался под подозрением и был поставлен под особый надзор. По ходатайству отца в 1891 году был отчислен из саратовской гимназии и отправлен учиться в Дерпт[5].

В студенческих кружкахПравить

Проживая в Дерпте, Чернов под влиянием старшего брата оказался в среде демократического студенчества. Посещал собрания студенческих кружков и был свидетелем споров между марксистами и народниками. Во время каникул побывал в Петербурге, где оказался уже на собрании нелегального кружка петербургской «Группы народовольцев»[5]. В Петербурге Чернов познакомился с марксистами — Ю. О. Мартовым и П. Б. Струве, выступавшими в роли оппонентов народовольцев. Молодой человек стремительно втягивался в революционное движение.

В 1892 году Чернов успешно закончил Дерптскую гимназию и поступил на юридический факультет Московского университета. Обучаясь в университете, Чернов принял активное участие в деятельности «Союза московских объединённых землячеств», созданного для взаимопомощи его членов, и входил в состав его Совета. Деятельность Совета носила оппозиционный характер, большинство его участников придерживались народнических взглядов. В Москве Чернов познакомился с В. А. Маклаковым, П. Н. Милюковым, Е. Д. Кусковой, С. Н. Прокоповичем, В. И. Ульяновым-Лениным и другими известными впоследствии деятелями[5]. В студенческие годы активно изучал марксизм и штудировал произведения Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского, которых сам называл «друго-врагами». Принимал участие в спорах с марксистами, в которых отстаивал народнические идеи. В 1894 году по поручению Совета «Союза землячеств» совершил поездку в Петербург, где познакомился с Н. К. Михайловским и вручил ему адрес от московского студенчества. Михайловский разочаровал Чернова своим неприятием террора[6].

Начало революционной деятельностиПравить

В 1894 году Чернов познакомился с бывшим народовольцем Н. С. Тютчевым, одним из основателей партии «Народное право». Нелегальная партия «Народное право» была основана в 1893 году по инициативе Марка Натансона и имела целью объединить народническое, социал-демократическое и либеральное течения в русском освободительном движении. По рекомендации Тютчева Чернов встретился с Натансоном и выразил готовность сотрудничать с новой партией. Однако от вступления в партию он воздержался, так как не был удовлетворён её умеренной программой, в которой отсутствовали положения о терроре и социалистическом идеале[5]. В апреле 1894 года за причастность к нелегальной деятельности партии Чернов был арестован и привлечён к дознанию. Содержался в Москве в Пречистенском полицейском доме, где его допрашивал знаменитый Сергей Зубатов. Зубатов пытался переубедить молодого революционера и склонить его к сотрудничеству, но не достиг успеха. После отказа дать откровенные показания Чернов был переведён в Петропавловскую крепость, где провёл около полугода, а затем в Дом предварительного заключения[6]. После выплаты залога был выслан в Камышин, а затем в Саратов и в Тамбов.

Время, проведённое в заключении, Чернов использовал для продолжения самообразования. В Доме предварительного заключения он штудировал «Критику чистого разума» И. Канта, «Историю материализма» Ф. Ланге, «Капитал» К. Маркса, труды Э. Геккеля, Г. Спенсера, Ч. Дарвина, П. Б. Струве, Г. В. Плеханова и др. В тюрьме окончательно сложились его социально-политические и философские воззрения. Здесь была написана его первая большая научная статья «Философские изъяны доктрины экономического материализма», содержавшая в зародыше все идеи, которые он впоследствии защищал в своих сочинениях[5].

Пропаганда в Тамбовской губернииПравить

 
Виктор Чернов

Приехав в 1895 году в Тамбов, Чернов устроился работать канцелярским служащим в местное губернское земство. Вскоре он познакомился с одним из самых ярких земских деятелей Тамбовской губернии — А. Н. Новиковым, на которого оказал большое влияние (через несколько лет этот крупный землевладелец, политические взгляды которого неуклонно эволюционировали в направлении «справа — налево», стал членом партии социалистов-революционеров)[7].

В Тамбове развернулась активная литературно-публицистическая деятельность Чернова, сделавшая его видным идеологом народничества. Первоначально он публиковался в «Орловском вестнике» и «Тамбовских губернских ведомостях», затем в журнале «Новое слово», и наконец, в крупнейшем народническом журнале «Русское богатство»)[8]. В своих статьях он полемизировал с теоретиками марксизма и развивал идеи народнического социализма. Статья «Экономический материализм и критическая философия» была опубликована в московском журнале «Вопросы философии и психологии». В области теоретической философии Чернов отстаивал эмпириокритицизм Э. Маха и Р. Авенариуса, в области социологии — «субъективный метод» П. Л. Лаврова и Н. К. Михайловского, а в области экономики следовал Марксу. Признавая авторитет Маркса, направлял свою критику в адрес его вульгарных последователей[9].

В Тамбове продолжилась и революционная деятельность Чернова. В 1898 году Чернов женился на учительнице местной воскресной школы Анастасии Николаевне Слётовой и сблизился с её братом — Степаном Николаевичем Слётовым. Оба были активными участниками местных народнических кружков. Вместе со Слётовыми Чернов повёл революционную агитацию в среде местного крестьянства. Для пропаганды в деревне социалистических идей были созданы особые «летучие библиотеки». В селе Павлодар Борисоглебского уезда Чернов основал крестьянскую организацию «Братство для защиты народных прав». Устав «Братства» гласил, что земля должна перестать быть собственностью частных владельцев и перейти в руки всего трудящегося народа. В том же 1898 году был созван съезд представителей крестьянства от пяти уездов Тамбовской губернии. Съезд принял программный документ «Письмо ко всему русскому крестьянству», содержавший призыв объединяться в тайные «братства для защиты народных прав»[10]. Замысел Чернова состоял в том, чтобы покрыть всю Россию сетью крестьянских организаций[11].

В Аграрно-социалистической лигеПравить

В мае 1899 года Чернов вместе с молодой женой выехал за границу. Целью поездки было продолжить своё образование, ознакомиться с достижениями мировой социалистической мысли и установить связи с представителями революционной эмиграции[6]. Вскоре он прибыл в Швейцарию и поселился в Цюрихе. В Швейцарии Чернов выступил с инициативой создания внепартийной организации, которая бы занималась изданием и распространением нелегальной литературы для крестьян. Первоначально со своей идеей Чернов обратился к социал-демократам П. Б. Аксельроду и Г. В. Плеханову. Однако последние, узнав о его связях с народником В. П. Воронцовым, наотрез отказались от сотрудничества. Тогда Чернов обратился к лидеру заграничного «Союза русских социалистов-революционеров» Хаиму Житловскому. Житловский свёл Чернова с основными группами русской народнической эмиграции — «Группой старых народовольцев» во главе с Петром Лавровым и лондонским «Фондом вольной русской прессы», объединявшим ветеранов народнического движения. Инициатива Чернова была поддержана умиравшим Лавровым, а его секретарь Семён Ан-ский заручился поддержкой лондонских ветеранов[11].

Сразу после смерти Лаврова, в феврале 1900 года, состоялось основание организации, которая получила название Аграрно-социалистической лиги[11]. В число основателей Лиги вошли В. М. Чернов, С. А. Ан-ский, Х. О. Житловский, Л. Э. Шишко, Ф. В. Волховский и Е. Е. Лазарев. Лигой были изданы обращение «К товарищам по мысли и по делу» и программная брошюра «Очередной вопрос революционного дела». В программной брошюре, написанной Черновым, говорилось о необходимости возобновить революционную работу в крестьянстве, без опоры на которое «никакая революционная партия не сможет нанести в России серьёзного, решительного удара буржуазно-капиталистическому режиму»[12]. На протяжении нескольких лет Лига успешно издавала и переправляла в Россию нелегальную литературу. Распространением её среди крестьянского населения занимались местные народнические кружки. К работе в Лиге были привлечены известные литераторы Н. А. Рубакин, В. И. Дмитриева и другие. Всего за несколько лет работы Лигой было издано более 317 тысяч нелегальных брошюр (более 1 миллиона страниц)[11]. В дальнейшем Аграрно-социалистическая Лига влилась в состав Партии социалистов-революционеров.

В Партии социалистов-революционеровПравить

В 1902 году в России произошло образование единой Партии социалистов-революционеров. Партия возникла в результате слияния трёх революционных организаций: «Южной партии социалистов-революционеров», «Северного союза социалистов-революционеров» и «Рабочей партии политического освобождения России». В том же году за границу с объединительной миссией выехали три представителя новой партии — Григорий Гершуни, Мария Селюк и Евгений Азеф[12]. Проведя успешные переговоры, приезжие достигли соглашения о слиянии с новой партией заграничного «Союза русских социалистов-революционеров» и других народнических групп. Официальным органом партии становилась газета «Революционная Россия», издательство которой переносилось в Женеву. Теоретическим органом партии признавался «Вестник русской революции», издававшийся в Париже Н. С. Русановым и И. А. Рубановичем[11]. В январе 1902 года «Революционная Россия» открыто объявила о создании новой партии.

Сразу после создания партии эсеров Чернов вступил в её ряды и вместе с Михаилом Гоцем стал редактором её печатного органа «Революционная Россия». Чернов был избран членом ЦК новой партии и впоследствии переизбирался в ЦК всех его составов. В том же году была основана «Боевая организация партии социалистов-революционеров», ставившая своей целью террористическую борьбу. Во главе боевой организации стали Г. А. Гершуни и его заместитель Е. Ф. Азеф. 2 апреля 1902 года боевая организация заявила о своём существовании убийством министра внутренних дел Д. С. Сипягина, исполнителем которого был С. В. Балмашёв. Вскоре после убийства Чернов опубликовал в «Революционной России» статью «Террористический элемент в нашей программе», в которой обосновывал тактику индивидуального террора[13]. В последующие годы Чернов посвятил себя революционной публицистике, сделавшись главным теоретиком партии. Он был автором большинства статей, посвящённых программе и тактике партии, в 77 номерах «Революционной России»[10]. Помимо статей в «Революционной России», Чернов выступал с публичными лекциями, в которых отстаивал идеологию социалистов-революционеров. Появление новой партии вызвало переполох в стане социал-демократов, которые бросили на борьбу с ней свои лучшие силы. Несмотря на это, в августе 1904 года на международном конгрессе в Амстердаме партия эсеров была принята в ряды II Интернационала[5].

Начало Первой русской революцииПравить

В 1904 году в России на фоне русско-японской войны стала назревать революционная ситуация. 15 июля 1904 года террористом боевой организации эсеров Е. С. Созоновым был убит министр внутренних дел В. К. Плеве. С приходом нового министра П. Д. Святополк-Мирского в стране началась кампания за введение конституции, руководимая либеральным «Союзом освобождения». В сентябре 1904 года Чернов вместе с М. А. Натансоном и Е. Ф. Азефом представлял партию эсеров на Парижской конференции революционных и оппозиционных партий России, на которой обсуждалась тактика совместной борьбы с самодержавием. На конференции были приняты совместная резолюция и тактическое решение: всем партиям действовать самостоятельно, но одновременно, что выражалось формулой «врозь наступать и вместе бить»[6].

В январе 1905 года в России началась Первая русская революция. Толчок революции дали События 9 января 1905 года, которые возглавил священник Георгий Гапон. Эсеры отреагировали на события мгновенно и организовали переправку Гапона за границу. В апреле 1905 года под председательством Гапона состоялась Женевская межпартийная конференция, на которой партию эсеров вновь представлял Чернов[14]. Конференция выработала совместную резолюцию, провозглашавшую целью вооружённое восстание, и выработала ряд ценных тактических соглашений. В течение весны эсеры продолжали использовать популярность Гапона, издавая массовыми тиражами его революционные воззвания, написанные в духе брошюр Аграрно-социалистической лиги. Чернов пытался обратить Гапона в правоверного эсера, однако из этого ничего не вышло, и в дальнейшем их пути разошлись[15]. Порвав с эсерами, Гапон принялся за создание беспартийного рабочего союза, а после возвращения в Россию был убит группой эсеровских боевиков по подозрению в предательстве. Одним из лиц, принимавших решение о его убийстве, был Чернов[16].

Деятельность по возвращении в РоссиюПравить

После Манифеста 17 октября 1905 года Чернов через территорию Финляндии возвратился в Россию. По возвращении принял участие в издании первой легальной газеты партии эсеров «Сын отечества», редактором которой был избран Г. И. Шрейдер[6]. Газета должна была заменить нелегальную «Революционную Россию». В газете сотрудничали как партийные эсеры, так и легальные народники из «Русского богатства» — Н. Ф. Анненский, В. А. Мякотин и А. В. Пешехонов. Последние выступили с инициативой создания единой легальной партии эсеров, которая должна отказаться от нелегальных методов борьбы и отстаивать свои интересы в Государственной Думе. Это встретило возражения со стороны партийных эсеров, настаивавших на невозможности полностью отказаться от террора. Чернов выдвинул компромиссное предложение: не отказываясь принципиально от террора, держать боевую организацию «под ружьём», чтобы в нужный момент снова выйти на арену борьбы[6]. Спор завершился на Первом съезде партии эсеров, на котором группа легальных народников заявила о создании особой Партии народных социалистов.

Первый съезд партии эсеров состоялся в декабре 1905 года в Иматре. На съезде обсуждались вопросы программы и тактики партии в условиях конституционных свобод. Чернов был главным докладчиком на съезде по программным вопросам и автором большинства резолюций съезда[5]. На том же съезде Чернов был избран в новый состав ЦК. Вместе с Черновым в состав ЦК вошли Е. Ф. Азеф, М. А. Натансон, А. А. Аргунов, Н. И. Ракитников и П. П. Крафт[17]. Съезд завершился расколом и отделением от партии её правого и левого крыла. Правые образовали Партию народных социалистов, а левые — Партию эсеров-максималистов. Последние были сторонниками аграрного террора, отвергнутого большинством участников съезда. На съезде было решено бойкотировать выборы в Государственную Думу, однако на II Чрезвычайном съезде партии это было признано ошибкой. В итоге во Вторую Думу было избрано 37 эсеров, и Чернов, который жил в России на нелегальном положении и, следовательно, не мог избираться, был фактическим руководителем фракции эсеров в Думе. В середине 1907 года стало ясно, что революция закончилась и сменилась реакцией. Тысячи эсеров были отправлены на каторгу или ссылку, сотни расстреляны. В этих условиях было решено, что Чернов отправится в Лондон на конференцию партии и останется за границей. Так началась вторая эмиграция, продлившаяся до 1917 года.

Эмиграция в 1908—1917 годахПравить

Большой удар по партии нанесло предательство Азефа. Чернов, в течение многих лет доверявший Азефу, вышел из состава ЦК и сосредоточился на журналистской деятельности, в частности, выступил с резкой критикой вышедшего сборника «Вехи». Некоторое время он сотрудничал с Горьким, участвуя в работе журнала «Современник», а затем, выйдя из редакции журнала, они задумали создать новый журнал, однако впоследствии Горький отказался от сотрудничества. В итоге в апреле 1912 года Чернову удалось выпустить первый номер журнала «Заветы» (до лета 1914 года вышло 28 номеров). В основном на страницах журнала высказывались интеллигенты, сохранившие верность демократическим и социалистическим идеалам. Журналистскую деятельность Чернов совмещал с переводами любимого им поэта Верхарна (в 1919 году вышел сборник этих переводов). Начало Первой мировой войны заставило Чернова резко изменить жизнь — он окунулся в гущу политической борьбы, отстаивая принципы интернационализма, борясь с шовинистическим угаром, охватившим многих социалистов. Он принял участие в нескольких конференциях социалистов, состоявшихся в 1915—1916 годах, отстаивая свои принципы. Конечно, Чернов внимательно следил за происходящим в России, мечтал туда вернуться и включиться в борьбу за новую жизнь, но даже в начале 1917 года он не мог представить, как близок час крушения монархии.

1917—1920Править

После Февральской революции пытался приехать в Россию через Англию, но английское правительство выдворило его во Францию. 8 апреля 1917 года приехал в Петроград вместе с Николаем Авксентьевым и Борисом Савинковым[18]. Вскоре после возвращения был избран товарищем председателя Петроградского совета[19]. Исходя из характера Февральской революции, Чернов поддерживал буржуазное Временное правительство и после Апрельского кризиса занял пост министра земледелия в первом коалиционном составе Временного правительства[18]. Во время Июльского кризиса его попытались арестовать возле Таврического дворца кронштадтские матросы, согласившиеся отпустить министра только после вмешательства Льва Троцкого[20]. Чернов остался в составе второго коалиционного Временного правительства, хотя кадетская печать развернула его травлю в прессе, обвиняя в «углублении революции». Принимал участие в Московском государственном совещании.

26 августа, в начале Корниловского выступления, Виктор Чернов подал в отставку[18]. На заседании Петроградского совета выступил против предложения большевиков взять власть, но собрание приняло большевистскую резолюцию, и он, вместе с председателем Николаем Чхеидзе и частью президиума, сложил свои полномочия[21]. В конфликте правых и левых эсеров занимал центристские позиции, ратовал за «однородное социалистическое правительство». Октябрьскую революцию категорически не принял, участвовал в создании Комитета спасения Родины и революции и 27 октября прибыл в Псков, пытаясь убедить по телеграфу генерала Духонина дать подкрепление войскам, выступающим против большевиков. После этого отправился в ставку договариваться о создании нового правительства, которое намеревался возглавить. На выборах в Учредительное собрание партия эсеров получила большинство голосов, и Чернов был избран председателем Учредительного собрания.

После разгона Учредительного собрания в 1918 году участвовал в борьбе с большевистской властью. До мая 1918 года оставался в Москве, в это время на VIII Совете партии эсеров был взят курс на ликвидацию диктатуры большевиков. В июне вместо Самары, где после занятия города чехами был создан Комитет членов Учредительного собрания (КОМУЧ), Чернов был в последний момент направлен в Саратов. Смог добраться до Самары только в сентябре 1918 года уже после Уфимского совещания. Остался недоволен его результатом[22]. Согласился поддержать Директорию только, не отказываясь от права критиковать её деятельность[23]. Так называемая «Черновская грамота» стала непосредственным поводом для военного переворота 18 ноября. Находясь в Екатеринбурге, где возглавлял Съезд членов Учредительного собрания, выступил против захватившего власть адмирала Колчака. Был арестован и доставлен в Челябинск, откуда с помощью чехов смог перебраться в Уфу. Перейдя на нелегальное положение, в марте 1919 года вернулся в Москву. Скептически отнёсся к объявленной ВЦИК по предложению Каменева легализации партии. Тщательно конспирируясь, преследуемый ЧК, участвовал в издании подпольных газет и листовок. 23 мая 1920 года смог открыто выступить в Москве с обличающей большевиков речью перед делегацией английских рабочих, после чего скрыться.

1920—1952Править

В сентябре 1920 года выехал в Эстонию[24]. Наладил выпуск «Революционной России» — нового печатного органа эсеров. Освещал в нём крестьянское восстание в Тамбовской губернии, активно поддерживал мятежный Кронштадт. Как председатель Учредительного собрания направил восставшим морякам радиотелеграмму.

Возглавил Заграничную делегацию ПСР, с 1922 жил в Германии. Продолжал заниматься общественно-политической и литературно-публицистической деятельностью. К концу 1920-х годов Заграничная делегация распалась, и в 1931 году Чернов эмигрировал во Францию[18]. Накануне вступления немецких войск в Париж перебрался на остров Олерон, а затем в Лиссабон, откуда вместе с третьей женой (И. С. Сырмус-Пыдер) в июне 1941 года эмигрировал в США. Активно участвовал в деятельности Нью-Йоркской группы партии социалистов-революционеров, был одним из редакторов партийного журнала «За свободу». В 1942 году опубликовал открытое письмо Сталину о необходимости объединения всех антифашистских сил. После Сталинграда американские власти, до того оказывавшие Чернову финансовую поддержку, потеряли к нему интерес[25]. Бедствуя, поселился в Бронксе. Зарабатывал на жизнь написанием статей и мемуаров.

СемьяПравить

  • Первая жена — Анастасия Николаевна Слётова (1873—1938) — учительница, эсерка, член Всероссийского учредительного собрания.
    • Сын — Борис Викторович Чернов (1900 — 28.09.1933) социалист-революционер[26].
    • Дочь — Мария Викторовна (Эллен) Слётова (1903, Женева — 1974, Ленинград) в 1950-е жила в Холмогорах Архангельской области, заведовала научной станцией. Автор нескольких брошюр по животноводству. В 1960-е вернулась в Ленинград[27].
  • Вторая жена — Ольга Елисеевна Колбасина (1886—1964), эсерка, в первом браке за Митрофаном Семёновичем Фёдоровым, преподавателем Петербургской Академии художеств, у них дочери-близнецы[28][29]; брат — Василий Васильевич Сухомлин (1885—1963), эсер, писатель, делегат Всероссийского учредительного собрания[30].
    • Дочь — Ольга (1903—1978), удочерена В. М. Черновым, замужем за В. Л. Андреевым[28].
    • Дочь — Наталья (16 августа 1903 — 14 ноября 1992), удочерена В. М. Черновым[28], замужем за Д. Г. Резниковым[31]
    • Дочь — Ариадна (24 (11) декабря 1908 — 7 июля 1974) замужем за Владимиром Брониславовичем (Брониславом-Рейнгольдом-Владимиром) Сосинским[32], в 1960 году вернулась в СССР, мать А. Б. Сосинского[31].
  • Третья жена — Ида Самойловна Сырмус-Пыдер (Педер-Сермус), в первом браке за эстонским скрипачом и революционером Эдуардом Пыдером, брак с В. М. Черновым с 1916 года в Париже[33].

Отзывы современниковПравить

Лев Троцкий:

В центре стоял традиционный вождь партии Чернов. Опытный писатель, начитанный в социалистической литературе, набивший руку во фракционной борьбе, он неизменно оставался во главе партии в ту эпоху, когда партийная жизнь концентрировалась в эмигрантских заграничных кружках. Революция, которая первой своей неразборчивой волной подняла партию с.-р. на огромную высоту, автоматически подняла и Чернова, но только для того, чтобы обнаружить полную его беспомощность даже в ряду руководящих политических деятелей первого периода. Те маленькие средства, которые обеспечивали Чернову перевес в заграничных народнических кружках, оказались слишком легковесными на весах революции. Он сосредоточился на том, чтобы не принимать никаких ответственных решений, уклоняться во всех критических случаях, выжидать и воздерживаться. Такого рода тактика обеспечивала за ним до поры до времени положение центра между все дальше расходившимися флангами. Но сохранить надолго единство партии не было уже никакой возможности[34].

Николай Суханов:

Я всегда воздавал должное выдающимся талантам Чернова и вполне разделял тот пиетет к нему, которым в дореволюционные времена были проникнуты довольно широкие круги нашей революционной интеллигенции. Без Чернова вообще не было бы эсеровской партии. В течение всей его деятельности перед ним неотвязно стояла до крайности трудная, а вернее, - невыполнимая, ложная, внутренне противоречивая задача: пропитать новейшим, научным, международным социализмом черноземно-мужицкую российскую почву, или – отвоевать для нашего черноземного мужика почетное место и равные права в рабочем Интернационале Европы. Выполняя эту задачу, Чернов проявил не только чрезвычайную энергию, но и огромное искусство. Но Чернов выполнял в эсеровской партии только половину дела. В эпоху дореволюционной конспирации он не был партийным организационным центром. А на широкой арене революции, несмотря на свой огромный авторитет среди эсеровских работников, Чернов оказался несостоятельным и в качестве политического вождя. А на широкой арене революции, когда «идеология» должна была уступить место политике, Чернову суждено было не только истрепать свой авторитет, но и, пожалуй, сломать себе шею[35].

Интересные фактыПравить

 
Записка М. Горького В. Ленину о Воробъёве и сапогах Чернова
  • В 1920 году Максим Горький написал письмо В. И. Ленину с просьбой освободить старого коммуниста Воробьёва, которого арестовали за то, что у него дома были якобы найдены сапоги В. М. Чернова. По словам Горького, на самом деле это были не сапоги, а женские ботинки, и к Чернову они никакого отношения не имели.

СочиненияПравить

ПримечанияПравить

  1. Указатель опубликованных работ В. М. Чернова
  2. Государственный архив Саратовской области (ГАСО). Ф.637. Оп.1. Д.2160. Л.62.
  3. Аврус А. И., Гусакова З. Е., Новиков А. П. Когда и где родился В. М. Чернов? // Исторический архив. — 1998. — № 3. — С. 211—213.
  4. Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #119225107 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Новиков А. П. В. М. Чернов: биографический очерк // Аврус А. И., Новиков А. П. Чернов В. М.: Жизнь и Деятельность.
  6. 1 2 3 4 5 6 В. М. Чернов. Перед бурей. Воспоминания. — М.: Международные отношения, 1993. — 408 с.
  7. В своих мемуарах Чернов оставил яркую характеристику личности А. Н. Новикова: Чернов В. М. Записки социалиста-революционера. Берлин; М.; Пг., 1922. Кн. 1. — С. 255.
  8. О. В. Коновалова, А. П. Новиков (составители). Указатель опубликованных работ В. М. Чернова
  9. В. М. Чернов. Философские и социологические этюды. — URSS, 2011. — 384 с.
  10. 1 2 К. В. Гусев. В. М. Чернов. Штрихи к политическому портрету. — М.: РОССПЭН, 1999. — 208 с.
  11. 1 2 3 4 5 В. М. Чернов. В партии социалистов-революционеров. Воспоминания о восьми лидерах. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2007. — 520 с.
  12. 1 2 А. И. Спиридович. Революционное движение в России. Вып. 2-й. Партия Социалистов-Революционеров и её предшественники. — Пг., 1916.
  13. В. М. Чернов. Террористический элемент в нашей программе // О. В. Будницкий. История терроризма в России. — Ростов-на-Дону, 1996.
  14. Письма Азефа, 1893—1917 / Сост. Д. Б. Павлов, З. И. Перегудова. — М.: Терра, 1994. — 287 с.
  15. В. М. Чернов. Личные воспоминания о Г. Гапоне // За кулисами охранного отделения. Сборник. — Berlin, 1910. — С. 142—173.
  16. Б. В. Савинков. Воспоминания террориста. — Харьков: Пролетарий, 1928.
  17. А. А. Аргунов. Азеф — социалист-революционер // Провокатор: Воспоминания и документы о разоблачении Азефа. — Л., 1929. — С. 13—133.
  18. 1 2 3 4 Политические деятели России 1917. Биографический словарь. М., 1993
  19. Чернов В.М. Перед бурей. Нью-Йорк, 1953
  20. Троцкий Л.Д. Моя жизнь. М.: Панорама, 1991. С. 303
  21. Чернов В.М. Перед бурей. Нью-Йорк, 1953
  22. Константин Моровов «Третий путь» эсеров в гражданской войне: борьба в партии в 1917-1921 г.. Эхо Москвы (09 июля 2017).
  23. О. В. Коновалова «Черновская грамота»: к вопросу о причинах разногласий в Партии социалистов-революционеров в годы Гражданскоцй войны. Вестник КрасГАУ (№11 2006).
  24. Биография Виктора Михайловича Чернова. РИА Новости (15 мая 2017).
  25. Алексей Сосинский Почему эсер №1 не восстал против большевиков. Комсомольская правда (03 марта 2017).
  26. Российские социалисты и анархисты после Октября 1917 года — список
  27. Дойков Ю. В. К биографии дочери Чернова
  28. 1 2 3 Чернова-Андреева Ольга Викторовна (1903—1978)
  29. Российские социалисты и анархисты после Октября 1917 года
  30. Сухомлин Василий Васильевич. www.hrono.ru. Дата обращения 9 сентября 2016.
  31. 1 2 Культурный центр. Дом-музей Марины Цветаевой
  32. Культурный центр. Дом-музей Марины Цветаевой
  33. Сергей Исаков. Книга о вожде эсеров. В. М. Чернов: человек и политик. Материалы к биографии / Сост., автор биографического очерка, библиографических указателей и комментариев А. П. Новиков. — Саратов: Аквариус, 2004. — 318 с.
  34. Троцкий Л. Октябрьская революция. — М., 1918.
  35. Суханов Н.Н. Записки о революции. Т.2. М., 1991. С. 55-56

ЛитератураПравить

  • Аврус А. И., Голосеева А. А., Новиков А. П. Виктор Чернов: судьба русского социалиста. — М.: Ключ-С, 2015. — 367 с.
  • Аврус А. И., Новиков А. П. История и судьба одной книги // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. — М.: Изд-во ЛКИ, 2008. — Т. 22. — С. 354—372.
  • Аврус А. И., Новиков А. П. От Хвалынска до Нью-Йорка: жизнь и общественно-политическая деятельность В. М. Чернова. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2013. — 300 с.: ил. — ISBN 978-5-292-04231-0
  • В. М. Чернов: человек и политик. Материалы к биографии / Сост. А. П. Новиков. — Саратов: Аквариус, 2004. — 318 с. — 100 экз.
  • Гусев К. В. В. М. Чернов. Штрихи к политическому портрету. — М.: РОССПЭН, 1999. — 207 с. — ISBN 5-86004-126-8.
  • Иммонен Х. Мечты о новой России. Виктор Чернов (1873—1952) / [пер. с англ. Е. Шраги]. — СПб.: Изд-во Европейского ун-та в Санкт-Петербурге, 2015. — 486 с.
  • Коновалова О. В. Политические идеалы В. М. Чернова: взгляд через годы. — Красноярск: Сибирский юридидический ин-т МВД России, 2005. — 212 с. — 300 экз.
  • Коновалова О. В. В. М. Чернов о путях развития России. — М.: РОССПЭН, 2009. — 383 с.
  • Новиков А. П. Издательско-публицистическая деятельность В. М. Чернова в Эстонской Республике (1920—1922) // Биографика. I. Русские деятели в Эстонии XX века. — Тарту, 2005. — С. 149—182.
  • Новиков А. П. Эсеровские лидеры и Кронштадтский мятеж 1921 г. // Отечественная история. — 2007. — № 4. — С. 57—64.
  • Новиков А. П. Заграничная делегация ПСР — организатор международной антибольшевистской кампании 1922 г // Новейшая история Отечества XX—XXI вв.: Сб. науч. тр. — Саратов: Наука, 2007. — Вып. 2. — С. 3—28.
  • Новиков А. П. В. М. Чернов и эсеровская эмиграция в начале 1920-х гг. // Новый исторический вестник. — 2009. — № 1 (19). — С. 118—127.
  • Чернов / И. Е. Задорожнюк // Новая философская энциклопедия : в 4 т. / пред. науч.-ред. совета В. С. Стёпин. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Мысль, 2010. — 2816 с.

СсылкиПравить