Открыть главное меню
Шут при дворе, XV столетия. Миниатюра из манускрипта, хранящегося в Библиотеке Арсенала (Париж)
Изображение шута на входе в замок города Тюбинген

Шут — лицо при дворе государя или в барском доме, в обязанности которого входило развлекать и смешить забавными выходками господ и гостей.

Традиционно шут изображался в колпаке с бубенцами. Три длинных его конца символизировали ослиные уши и хвост — атрибуты карнавальных костюмов во время римских Сатурналий и «ослиных процессий» раннего Средневековья. В руках у шута часто была погремушка: палочка с привязанным к ней бычьим пузырём, в которую насыпался горох. Эта принадлежность была у шутов ещё со времён древнего Рима. В России шуты украшали себя также гороховой соломой, откуда и пошло название «шут гороховый»[1].

Содержание

ИсторияПравить

ПроисхождениеПравить

Уже Плиний Старший упоминает царского шута (planus regius) при дворе эллинистического царя Птолемея I. Тем не менее в основном определение «шут» связывается с европейским Средневековьем.

Шут был символическим близнецом короля. Ему позволялось больше чем кому-либо, под видом шутки он мог говорить о том, что другим было не дозволено. Не только люди с актёрскими способностями, но и люди с психическими отклонениями зачастую зарабатывали шутовством средства к существованию.

Традиционно шут, как и герольд, обладал неприкосновенностью. Серьёзно наказывать или казнить шута считалось дурным тоном (хотя такие случаи и бывали).

В ЕвропеПравить

Все королевские дворы Средневековья нанимали различного рода шутов, в умения которых входило музицирование, жонглирование, актёрство, загадывание загадок.

В средневековой Европе в связи с отсутствием свободы слова вельможи не могли открыто критиковать короля, а король не всегда мог себе позволить критиковать влиятельных вельмож. За них это делали шуты, часто в завуалированной форме. И если они переходили границы дозволенного, то наказывали их, а не вельмож. Через кривляния и болтовню шутов представители средневековой элиты доводили до сведения друг друга и короля свои претензии, критику, жалобы или особо рискованные предложения и идеи.

C наступлением эпохи Просвещения и Реформации традиция найма шутов прервалась.

В средневековой ФранцииПравить

Шуты были при дворе королей Франции уже в XIV веке. Шут воспринимался как забавное отражение государя и в чём-то приравнивался к нему[2]. Оба они, как считали тогда, были отмечены божественным вниманием, хотя и каждый по-своему. В конце средневековья шуты часто изображались с дурацкими жезлами в руках и в таких же трёхверхих колпаках[3]. Языки по двум их сторонам считались, правда, поднятыми ослиными ушами, а рог по центру — петушьей головой[4]. Священные трёхрогие быки, трёхверхие королевские короны, крестовые нимбы, теперь — и трёхконцовые шутовские колпаки[5].

В РоссииПравить

Шутовство имеет на Руси давние традиции. Персонаж русских сказок Иван-дурак (ср.: англ. Fool, Joker) часто противопоставляется Царю именно в качестве носителя некого тайного знания, кажущегося глупостью.

Известны шуты Петра Великого И. А. Балакирев, вошедший в историю множеством рассказанных якобы им анекдотов, и Ян д’Акоста, которому за политические и богословские споры Пётр пожаловал остров в Финском заливе и титул «Самоедского Короля».

Прослеживается также определённая связь традиции шутовства с традицией юродства, хотя последнее несло существенно большую духовную, сакральную нагрузку. Некоторые исследователи[6] считают также и средневековых шутов носителями давних духовных традиций и тайных знаний. Были на Руси и ярмарочные шуты — скоморохи.

В русской традиции можно встретить замену слова «чёрт» (или вообще, нечистая сила) словом шут[7]. Широко известны, например, устойчивые выражения «Ну и шут с ним», «Какого шута?»[8].

В северорусских деревнях русалок называют шутовками или чертовками[9].

В других странахПравить

 
Станьчык, фрагмент картины Яна Матейко
Шут — единственный человек на королевском балу, опечаленный новостью о взятии русскими Смоленска в 1514 году.

Имя польского дворцового шута Станьчыка сохранилось в польском фольклоре как синоним острослова, высмеивающего текущие политические события. В период новой истории эта фигура стала символом для многих поляков.

Король островного государства Тонга — Тауфа’ахау Тупоу IV — первый в новейшей истории монарх, нанявший шута на королевскую службу. Шутом стал некто Дж. Богдонофф, призванный на эту должность в 1999 году. Сохранить должность ему, однако, не удалось, так как в 2001 «шут» был уличён в финансовых хищениях (параллельно Богдонофф занимал должность финансового советника короля) и вынужден был покинуть королевство.

Упоминание шута в искусствеПравить

 
Иероним Босх «Корабль дураков» 1495—1500. Лувр. Париж Картина полная острой социальной и политической сатиры с двусмысленным немецким названием «Narrenschiff» («Narr» — дурак, шут). Один из персонажей картины — Шут, одиноко сидящий на корме корабля, полного людей, погрязших в пороке и безнравственности.

В живописиПравить

«Дурак» со времён античности — непременный спутник государей и аристократов. Традиционная их одежда — колпак с ослиными ушами и колокольчиками и шутовской жезл (маротта). Колокольчики носили и обычные люди, но к концу XV века делать это перестали. И только шуты по-прежнему забавляли ими народ. В «Психомахии» персонифицированная Jocus (в переводе с лат. — «шутка») является спутницей Купидона. Ренессанская аллегория аналогичным образом соединяет Любовь и Глупость, делая их спутниками Юности (см. например картину Пурбуса «Аллегория любовного празднества», Колл. Уолла, Лондон). Шут может быть персонификацией Глупости, противопоставляясь добродетели Благоразумия. См. тж. «Корабль дураков»[10].

В массовой культуреПравить

В России существовала известная рок-группа «Король и Шут», творческая философия которой основана на образе Шута, группа использовала и русские фольклорные элементы, и элементы средневековой готики.

ПрочееПравить

Часто выводил шута в качестве одного из героев своих пьес У. Шекспир.

С. Дали сделал своим жизненным девизом следующее высказывание: «Если существует так много Шутов, желающих стать мудрее, почему же и Мудрец не может быть Шутом?»

Шут как символПравить

В картах таро шут — карта Старших Арканов (карта 0 в английской традиции, карта 22 — во французской).

В стандартной колоде игральных карт существует два джокера. Эти карты с изображением шута в большинстве игр стандартной колодой могут заменить в комбинации любую другую карту по желанию играющего.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Почему шут гороховый?. Вокруг света (29 августа 2011). Дата обращения 29 декабря 2011. Архивировано 24 февраля 2012 года.
  2. Le fol a dit en son cœur Psalterium Caroli VIII regis. — XVe s.
  3. Isabeau de Bavière entre à Paris J. Froissart. Chroniques. — XVe s.
  4. Или низким гребнем, что было свойственно немецким и нидерландским землям.
  5. Малахов С.В. Три белые цапли и три жёлтые лилии Austrian Journal of Humanities and Social Sciences. — 2016. — № 3-4. — С. 23—25.
  6. Арктогея — философский портал — Философия Политики | Глава 7
  7. В пересказе Нечаева А. Н. Иван меньшой — разумом большой. Русские сказки. — 3-е издание. — М.: Детская литература (издательство), 1977. — С. 11—49. — 335 с. — ISBN СССР = Н 70802—01/М101(03)77.
  8. Словарь Ожегова
  9. Люди-рыбы
  10. Дж. Холл. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М.: Крон-пресс, 1996. С. 623

ЛитератураПравить