Диглосси́я (от др.-греч. δυο — «два» и γλωσσα/γλωττα — язык) — особый вариант билингвизма, при котором на определённой территории или в обществе сосуществуют два языка или две формы одного языка, применяемые их носителями в различных функциональных сферах. Для диглоссии характерна ситуация несбалансированного двуязычия, когда один из языков или вариантов выступает в качестве «высокого», а другой — «низкого». При этом возможны ситуации, когда «низкий» язык является родным разговорным языком для всего населения территории или его части, а «высокий» язык — родственным по отношению к родному языку (например, церковнославянский и русский в допетровской России) либо неродственным надэтническим языком территорий с разнообразным этническим составом населения.

История концепцииПравить

Концепция диглоссии как параллельного сосуществования двух вариантов языка была описана греческим писателем и филологом Иоаннисом Психарисом для ситуации сосуществования в греческой литературе двух вариантов письменного новогреческого языка: «книжной» формы новогреческого кафаревусы (греч. καθαρεύουσα γλώσσα, буквально — чистый язык), основанной на аттических образцах и очищенного Адамантиосом Кораисом от заимствований из турецкого и народного языка димотики (греч. δημοτική). После освобождения Греции от турецкого владычества в 1821 году, кафаревуса стала официальной нормой письменного новогреческого[1]. Такое положение сохранялось в Греции до языковой реформы 1976 года, когда в качестве языка обучения, объекта изучения и языка учебников на всех уровнях образования была принята димотика.

В 1959 году Чарльз Фергюсон описал аналогичную ситуацию несбалансированного двуязычия с различными функциональными сферами обращения языков для разговорных местных вариантов арабского и классического арабского языка в арабском мире, швейцарского диалектного и литературного немецкого в немецкоговорящей части Швейцарии и креольского и французского на Гаити[2]. Фергюсон в своей работе отметил функциональное отличие диглоссии от билингвизма: если при билингвизме языки функционально равноправны, то в случае диглоссии один из языков является «высоким» (H-язык) и используется в небытовых «высоких» (религия, книжно-письменная культура, наука, образование) сферах и ситуациях общения и не используется при бытовом общении; другой же язык (L-язык) является «низким», то есть принят в повседневном общении и сниженных функциональных стилях речи и жанрах письменности (бытовая письменность, «низкие» жанры художественной литературы).

В работах Фергюсона рассматривались H-L пары родственных языков или пары литературная норма — диалект, однако в 1967 году Джошуа Фишман, рассматривая различные сферы функционирования испанского и гуарани в билингвизме Парагвая, распространил понятие диглоссии и на неродственные языки[3].

Варианты диглоссииПравить

Диглоссная ситуация может складываться при параллельном обращении как родственных, так и неродственных языков, причём в некоторых случаях употребляемые на территории языки (или их разновидности — диалекты, говоры) могут образовывать вертикальный языковой континуум, причём в отношении диглоссии находятся языки различных уровней континуума (английский — креольский Ямайки и ряда других англофонных территорий Карибского региона)[4].

При диглоссии в зависимости от языковых ситуаций индивидом — носителем языков, в различных речевых ситуациях для построения социально корректного высказывания производится выбор не только функционального стиля речи, но и язык (диалект) высказывания.

Для диглоссии характерны следующие признаки[5]:

  • Функциональное разделение языков — высокого (H), который применяется в небытовых речевых ситуациях и «высоких» сферах применения (в религии, науке и образовании, книжно-письменной культуре) и низкого (L), являющегося родным для носителя и принятого в бытовой речи и письменности и «низких» жанрах художественной литературы.
  • Престижность H-языка в массовом сознании данного общества.
  • Экзоглоссность (надэтничность) H-языка для территорий с пёстрым этническим составом, в этом случае H-язык не является родным для носителей нескольких L-языков.
  • Внесемейное «школьное» овладение H-языком.
  • Высокая кодифицированность H-языка в силу его более интенсивного обращения в письменной культуре.
  • В большинстве случаев для H-языка характерен больший по сравнению с L-языком объём литературного наследия из-за большей длительности или размера территории его обращения.

В зависимости от отношений H- и L-языков различают следующие диглоссные ситуации:

  • Родственные H- и L-языки, H-язык выполняет функции «классического» языка, L-разговорного, например, классический арабский и местный разговорный диалект; греческие кафаревуса и димотика; классический и разговорный сингальский, языки обращаются в одном этносе.
  • Неродственные H- и L-языки, H-язык выполняет функции «классического» языка, L-разговорного, например, арамейский/иврит и идиш до Второй Мировой войны.
  • Неродственные H- и L-языки, H-язык выполняет функции литературного/письменного и официального языка, L-разговорного, например, испанский и гуарани в Парагвае; английский или французский и местные языки в бывших колониях.
  • Родственные H- и L-языки, H-язык выполняет функции литературного/письменного и официального языка, L-разговорного, например, немецкий язык и швейцарский диалект немецкого; стандартный китайский (путунхуа) и кантонский диалект (юэ). В формальных документах используется только путунхуа (традиционными иероглифами), которые озвучиваются на кантонском — изменяя произношение слов, меняя их, оформляя как разговорный кантонский.

Классические примеры диглоссииПравить

  • Византия: развитая диглоссия — разрыв между литературно-письменным языком койнекафаревуса»), которым владели высшие слои общества, и разговорными диалектами среднегреческого языка (глосса димодис, народный язык).
  • Средневековая Западная Европа: разговорные романские, германские, славянские, кельтские, баскские, венгерские диалекты и латинский язык письменной культуры.
  • Англия X—XII: разговорный среднеанглийский язык населения, принадлежащий германской группе индоевропейской семьи языков и англо-нормандский язык власти, делопроизводства и судопроизводства, относящийся к романской группе той же языковой семьи.
  • Киевская Русь: разговорный и деловой древнерусский язык населения и церковнославянский язык богослужения и церковной литературы[6], при этом лексические отличия в некоторых случаях были настолько велики, что вызвали появление толковников непонятных слов церковных книг (например, «Толкования неудобь познаваемым речам»)[7]. Применимость понятия «диглоссия» для языковой ситуации Древней Руси оспаривается некоторыми исследователями, в частности М. И. Шапиром, который определял её как не до конца реализованное двуязычие[8].
  • Германия: XVI — середина XX века, местные германские говоры/диалекты/языки провинций и стандартный письменный немецкий язык, постепенно ставший родным для молодых поколений в эпоху СМИ. В XVII—XIX веках также стандартный французский язык.
  • Российская империя: разговорный русский язык простого населения и французский язык дворянства в XVIII веке (галломания)[9].
  • Греция: на протяжении XIX и XX веков происходило сосуществование народной (димотика) и литературной (кафаревуса) форм языка.
  • Арабский мир: письменный литературный язык, слабо изменившийся со времён написания Корана служит официальным целям, в то время как в каждой стране в быту в устной речи (а также в фильмах, песнях и т. д.) используется исключительно местный разговорный язык («диалект» арабского), а использование литературного языка в устной речи не допускается, и большинство населения им слабо владеет.
  • Украина: разговорный суржик и стандартные русский или украинский языки в зависимости от региона или выбора человека.
  • Белоруссия: разговорная трасянка и стандартные русский или белорусский языки в зависимости от региона или выбора человека.
  • Италия: XVI — середина XX века, местные романские говоры/диалекты/языки провинций и стандартный итальянский язык, постепенно оттеснивший их.
  • Китай (в том числе Тайвань, Гонконг, Макао), Сингапур — сосуществование литературного языка (путунхуа) с диалектом в быту (как правило, бесписьменным). До начала XX века ситуация была сложнее: «высоким» письменным языком был вэньянь, не имевший разговорной формы; общекитайский язык элиты гуаньхуа базировался на грамматической и произносительной норме пекинского диалекта, ему соответствовала некодифицированная форма иероглифической записи — байхуа, используемая в повседневности и для «низких» жанров литературы, в том числе классических китайских романов.
  • Тамилнад и Шри-Ланка: две параллельных формы тамильского языка («высокая» и «низкая»), смешение которых не допускается.
  • Шри-Ланка: сингальский язык имеет разговорную и письменную формы.
  • Иран: настоящее время. Язык фарси, распространённый на территории современного Ирана, имеет два варианта звучания: литературный и разговорный. Различаются фонетически (усечением окончания), лексически (заменой некоторых слов на более «высокие» формы)[источник не указан 2085 дней].
  • Владеющие жестовым языком глухие обычно владеют также местным звучащим языком[10].

ПримечанияПравить

  1. [www.diclib.com/cgi-bin/d1.cgi?l=ru&base=colier&page=showid&id=3307 Греция: Культура. Литература // Энциклопедия Кольера]
  2. Ferguson, Charles A. Diglossia. Word 15 (1959): 325—340.
  3. Joshua Fishman. Bilingualism with and without diglossia; diglossia with and without bilingualism. Journal of Social Issues 23(2), 1967
  4. Ulrich Ammon et al. Sociolinguistics. vol.3, pp. 2085—2088 (Walter de Gruyter, 2006).
  5. Joshua A. Fishman. The rise and fall of the ethnic revival, p. 40 (Walter de Gruyter, 1985).
  6. Успенский Б. А. Краткий очерк истории русского литературного языка (XI—XIX вв.). М., 1994
  7. Древнерусский язык в: Супрун А. Е. Введение в славянскую филологию. — Минск, 1989. — С. 33-37
  8. М. И. Шапир. Теория ‘церковнославянско-русской диглоссии’ и её сторонники // Russian Linguistics 13 (1989), 271—309.
  9. Диглосси́я
  10. Joshua A. Fishman, Ofelia Garcia. Handbook of Language and Ethnic Identity: Disciplinary and Regional Perspectives. — Oxford University Press, 2010. — С. 164. — ISBN 01953749242.

ЛитератураПравить