Открыть главное меню

Содержание

Ксенофобия на Украине — ксенофобия, из-за которой на Украине продолжают фиксироваться случаи как дискриминации, так и насилия на расовой или этнической почве, несмотря на существующий запрет законодательства на её любые проявления. Их количество за последние годы неуклонно увеличивается, а жертвами экстремистских настроений становятся и нелегальные мигранты, и иностранные студенты, и другие части населения страны[1][2].

Настроения населения

Как показывают статистические исследования, в межнациональном сознании более 50 % населения всех регионов страны преобладают изоляционистские настроения, в то время как прямые ксенофобские установки отмечены у не менее, чем 25 % украинцев[3]. В основе национального изоляционизма, доминирующего в массовом межэтническом сознании украинцев лежат архаично-традиционалистские ценности, которые предопределяют формирование и развитие социальных отношений в украинском обществе[4].

Большинство населения Украины (около 75 %) предпочитает среди своих сограждан видеть только представителей восточнославянских этносов, которые традиционно проживали на украинских территориях. Около половины жителей страны не возражают против некоторых национальностей, которые имеют исторический опыт совместного проживания с украинцами: евреев, поляков, крымских татар, молдаван[4].

Тем не менее, в соответствии с результатами статистических исследований украинского населения значения интегрального индекса национальной дистанцированности указывают на распространённость в украинском обществе неприкрытых ксенофобских настроений. Мониторинг динамики демонстрирует, что начиная с 1992 уровень национальной дистанцированности украинцев вёл к возрастанию национального изоляционизма и распространённости ксенофобских стереотипов. В 2002 году был зафиксирован взрывной рост национальной дистанцированности в отношении практически всех этнических групп. В 2005 году было отмечено некоторое снижение этих настроений против большинства национальностей в среднем на один-два процента, что привело к снижению среднего уровня национальной обособленности с 5,3 до 5,1 балла[3].

Оценка ситуации

Европейская комиссия и многочисленные неправительственные организации отмечают рост расовой ненависти и ксенофобии на Украине, и, особенно, в Киеве. Конкретная природа этих проявлений охватывает широкий диапазон противоправных действий, начиная от словесных оскорблений вплоть до нанесения вреда здоровью и даже убийства[5].

Один из всплесков ксенофобских настроений на Украине был зафиксирован в 2012 году на фоне европейского чемпионата по футболу. Футбольные матчи и торжественные мероприятия чемпионата сопровождались наплывом зарубежных гостей, которых интересовали скорее украинские женщины лёгкого поведения (см. секс-туризм на Украине), чем спортивные события. В связи с этим было отмечено появления уличных банд, которые нападали на клиентов украинских проституток (см. проституция на Украине), избивали их и записывали избиения на видео для последующего выкладывания в Интернет[6][7].

По заключению ОБСЕ Украина не обладает достаточным арсеналом правовых средств по борьбе с расизмом и ксенофобией по причине законодательного требования предоставить доказательства преднамеренности действий, направленных на раздувание ненависти по этническому признаку. Вследствие этого правоохранительные органы предпочитают квалифицировать проявления расизма в ходе следственных процедур как банальное хулиганство или как другие, проще доказуемые разновидности нарушений закона[8]. Многие украинские правозащитники заявляют, что случаи насилия с расовой или этнический мотивацией не расследуются эффективно, а органы правопорядка рассматривают работу в этом направлении как бессмысленную трату времени. В этом отношении выделяется единственный приговор за преступление, совершённое на почве ненависти, когда 24 марта 2015 года Киевский районный суд города Одесса приговорил 19-летнего координатора местной ячейки националистического движения «Модный приговор» за убийство представителя ЛГБТ к семи годам лишения свободы[9].

Украинский Хельсинский комитет обращает внимание на то, что украинские силовые органы систематически безосновательно задерживают с целями проверки документов чернокожих людей, в то время как лица со светлым цветом кожи не досматриваются[8]. Особенно часто объектами нападений и противоправной деятельности становятся цыгане (см. цыгане на Украине). Украинская полиция сознательно отслеживает цыган, дежурит у мест их проживания, зная что у многих из них нет документов, отправляют их места заключения, где они подвергаются вымогательствам денег за освобождение[10]. По мнению западных исследователей функционирование Службы безопасности Украины не очень отличается от работы полиции и других органов Министерства внутренних дел Украины. В рамках этой системы часто идут в дело недемократические методы, позаимствованные из эпохи КГБ советских времён и царской охранки, а вся организационная культура пропитана ксенофобией, шпиономанией и теориями заговора[11].

Многостраничный отчёт, совместно подготовленный организациями Equal Rights Trust и правозащитным ЛГБТ-центром «Наш мир», указывает, что такое отношение украинских силовиков к темнокожим иностранцам и представителям цветных национальностей является очень широко распространённым явлением на Украине. Например, по данным Харьковской правозащитной группы на менее 79 % их респондентов задерживались украинскими полицейскими из-за своего цвета кожи и отличной от местного населения внешности. 45 % задержанных были отпущены только после того, как они заплатили взятку сотрудникам полиции (см. коррупция на Украине)[12][13].

Правозащитная организация Amnesty International считает, что проявления расовой нетерпимости на Украине имеют место под влиянием неонацистов, скинхедов и украинских националистических организаций[8]. Иностранные студенты, проходящие обучение на Украине свидетельствуют, что они часто становятся жертвами нападений бритоголовых и подвергаются избиениям. При этом по мнению учащихся ксенофобские настроения в украинском обществе находятся на подъёме, а сам социум легко примиряется с агрессией по отношению к приезжим[5]. В этом аспекте украинские правозащитники обращают внимание, что ещё в 2002—2005 годах агрессивная ксенофобия и неонацизм в молодёжных субкультурах не были острой проблемой и не носили системного характера. Однако начиная с 2006 года произошёл резкий всплеск уличного насилия, мотивированного расово-этнической ненавистью. Причём ему предшествовало постепенное возрастание общего числа преступлений с ксенофобским контекстом[14]. По этому поводу в прессе неоднократно цитировалось высказывание посла Канады на Украине Романа Ващука[15]:

 Снисходительное отношение к разбою на улицах, воинственной ксенофобии, или самосудам — это вовсе не обеспечение прав человека, а самоустранение государства
Роман Ващук
 

Определённую роль в культивации подобных настроений играют украинские средства массовой информации, политика которых позволяет очень эмоционально освещать факты задержания мигрантов, нарушивших закон, и мероприятия правоохранительных органов, направленные на борьбу с нелегальной миграцией. Анализ публикаций в 55 всеукраинских и 88 региональных изданиях за 2004—2006 годы показывает, что читателя запугивают угрозами нелегальной миграции, хотя среди приводимых там фактов наличие опасности не прослеживается[8].

См. также

Примечания

Источники

Ссылки