Муавия ибн Абу Суфьян

(перенаправлено с «Муавия I ибн Абу Суфьян»)

Абу́ ‘Абд ар-Рахма́н Му‘а́вия ибн Абу́ Суфья́н аль-Ума́ви аль-Кураши́ (араб. أبو عبد الرحمن معاوية بن أبي سفيان الأموي القرشي‎; 593, 603 или 605, Мекка, Хиджаз — 6 мая 680, Дамаск, Омейядский халифат) — шестой халиф Арабского халифата и первый халиф Омейядского халифата c 661 года. Сын Абу Суфьяна, представитель дома Омейядов из племени курайшитов.

Муавия I
معاوية
Каллиграфия халифа Муавии
Каллиграфия халифа Муавии
661 — 6 мая 680
Предшественник Хасан ибн Али
Преемник Язид I
Рождение 593, 603 или 605
Мекка
Смерть 6 мая 680(0680-05-06)
Дамаск, Омейядский халифат
Место погребения
Род Омейяды
Отец Абу Суфьян
Мать Хинд бинт Утба
Супруга 1) Маймуна аль-Кальбийа
2) Фахта
3) Наиля бинт Аммара
4) Касвад бинт Курз
Дети сыновья:
Язид I, Абдуррахман и Абдулла
дочери:
Умма Раба аль-Машарих, Хинд, Рамля и София
Отношение к религии ислам, суннитского толка
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

В годы первых праведных халифов Муавия занимал должность наместника Сирии[en], осуществлял неоднократные нападения на земли Византии, в том числе завоевал принадлежащую ей Армению. Заручившись поддержкой местных племён, он стал одним из самых могущественных вассалов халифата. После убийства в 656 году третьего праведного халифа Усмана, Муавия возглавил оппозицию его преемнику Али и развязал первую в истории халифата гражданскую войну, закончившуюся со смертью Али от рук Абдуррахмана ибн Мулджама.

Источники биографииПравить

Большая часть истории раннего ислама передавалась устно. Источников времён Праведного халифата до наших дней дошло довольно мало. Неизвестно, существовали ли другие в принципе[1]. Сохранившиеся документы и сочинения об этом периоде, ровно как и о последующем периоде господства династии Омейядов, писались преимущественно в годы третьего, Аббасидского халифата. Правление последних было весьма тенденциозно, что сказалось и на трудах придворных историков. Отношение в их работах к Омейядам крайне предвзято, поскольку Аббасиды считали их светскими государями, которые поддерживали традиции эпохи джахилии. В противовес им историки рассказывали о своих действующих правителях как об истинных покровителях ислама и борцах с ересью и неверием[2].

Наиболее обширные сведения о правлении халифов эпохи Омейядов предоставили ат-ТабариИстория пророков и царей»), аль-Балазури («Завоевание стран» и «Генеалогия знатных[en]»). Другим важным, пусть и не первостепенным источником являются сочинения аль-Масуди. Кроме трудов историков значительная информация об этом периоде находится в работах географов и геологов, многие из которых перевёл и собрал в своём труде на итальянском языке Леоне Каэтани. По сравнению со всеми ранее перечисленными, не арабские источники уделяют весьма небольшое влияние ранней истории халифата. Византийцы, армяне и западноевропейцы дают скудное и порой неправильное представление о процессах на Ближнем Востоке[3].

ПроисхождениеПравить

 
Карта роста Арабского халифата на разных этапах. К моменту смерти Мухаммеда в 632 году ислам распространился по всей Аравии (выделена зелёным цветом)

Муавия происходил из древнего и широко известного ещё в доисламские времена рода Бану Умайя или Омейядов. Род этот курайшитский, из традиционно правящего племени Мекки[4], где родился отец Муавии, Абу Суфьян ибн Харб, получивший известность как купец и водивший караваны в Сирию[5]. В дальнейшем он стал лидером Абд Шамс[en], политеистического бану, доминирующего семейства Мекки на ранних этапах конфликтов курайшитов с пророком Мухаммедом[6]. Последний тоже происходил из курайшитов и был дальним родственником Муавии через общего предка по отцовской линии Абд Манафа ибн Кусая[7]. Мать Муавии, Хинд бинт Утба, также происходила из клана Абд Шамс[6].

Ранние годыПравить

Точный год рождения Муавии ибн абу Суфьяна неизвестен. В арабских летописных источниках указываются 593, 603 или 605 года[6]. В 624 году Мухаммед и его последователи попытались перехватить мекканский караван во главе с Абу Суфьяном, который возвращался из Сирии. Это побудило купца вызвать подкрепления[8]. Прибывшие на помощь войска были разбиты в битве при Бадре. В ходе сражения погибли старший брат Абу Суфьяна Ханзала, его дед Утба ибн Рабиа[5][8] и лидер мекканской армии Абу Джахля. Тогда Абу Суфьян возглавил силы и привёл курайшитов к победе над мусульманами в битве при Ухуде в 625 году. Однако в 627 году, после неудачной осады Мухаммеда в Медине и поражения в Битве у рва, он окончательно проиграл пророку лидерство среди курайшитов. Высока вероятность, что в это время Муавия находился вместе с отцом[6].

Вероятно, Муавия был вместе с отцом во время мирных переговоров Абу Суфьяна с Мухаммедом в Худайбийе в 629 году. В следующем году пророк завоевал Мекку. Муавия и его брат Язид признали поражение в борьбе за власть над общиной и в знак примирения с Мухаммедом приняли ислам, предпочтя перейти на сторону динамично развивающегося религиозного течения, которое становилось доминирующим в арабской пустыне, а не оставаться на стороне политеистов[9]. Мухаммед же очень ценил новых союзников, и, желая добиться их полного расположения, высылал Абу Суфьяну и его родственникам многочисленные подарки, получившие название «примеряющие сердца». Это было чистой политикой, поскольку Омейяды были значимой семьёй среди мекканской знати и обладали значительным авторитетом, который пророк хотел использовать. Из-за этого ему пришлось назначать на важные посты именно их, а не своих ближайших сподвижников[10]. К 632 году власть мусульман распространилась на весь Аравийский полуостров, а Медина стала резиденцией их правительства[11]. В рамках усилий Мухаммеда по достижению мира с курайшитами Муавия, бывший одним из семнадцати грамотных представителей племени в то время, получил должность одного из писцов[en] пророка[6]. Семья Абу Суфьяна переехала из Мекки в Медину чтобы сохранить своё влияние в зарождающейся мусульманской общине[12].

Наместник СирииПравить

Ранняя военная карьера и административное продвижениеПравить

После смерти Мухаммеда в 632 году его сподвижники основали так называемый «Праведный халифат». Титул халифа[комм. 1] на всеобщих выборах получил Абу Бакр ас-Сиддик, тесть пророка[14]. Столкнувшись с сопротивлением со стороны ансаров, уроженцев Медины, которые в своё время предоставили Мухаммеду убежище от его бывших противников из Мекки, а также массовым отступничеством ряда арабских племён, он обратился за поддержкой к двум крупнейшим кланам курайшитов, Бану Махзум[en] и Бану Абд Шамс[15]. Во время войн с вероотступниками в 632—633 годах брат Муавии Язид был назначен одним из командиров курайшитов. Он же в 634 году возглавил армию, собранную для покорения византийских Сирии и Палестины[16]. Муавия возглавил авангард Язида[6]. Фактически посредством этих назначений Абу Бакр подтвердил, что ряд земель, завоёванных мусульманами в Сирии, достанутся семье Абу Суфьяна в обмен на лояльность Бану Абд Шамс[16].

Преемник Абу Бакра на посту халифа, Умар ибн аль-Хаттаб (634—644) в 636 году, после победы над византийцами при Ярмуке, назначил главнокомандующим праведной армией в Сирии Абу Убайда ибн аль-Джарраха[17]:259. Эта победа проложила арабам путь к дальнейшему завоеванию Сирии[18]. В 637 году Муавия вместе с халифом Умаром и Абу Убайдом вошли в византийский Иерусалим[6]. После этого завоевания халиф отправил армию, в состав которой входили Муавия и его старший брат Язид, во главе с Убайдом на побережье для завоевания городов Сидон, Бейрут и Библ[19]. После смерти военачальника в 639 году от эпидемии[ar] чумы халиф Умар перераспределил командование сирийскими армиями, назначив Язида наместником военных округов[en] Дамаск, Иордания и Палестина, а Ияда ибн Ганма[en] — Хомса и Бадият-эль-Джазиры в Верхней Месопотамии[6][20]. Но через несколько месяцев от чумы скончался и Язид. Тогда Умар назначил Муавию военным и гражданским наместником Дамаска и, вероятно, Иордании[6][21]. В 640 или 641 году Муавия захватил Кесарию, столицу византийской Палестины, а затем и Аскалон, последний оплот греков, завершив завоевание региона[6][22][23].

После прихода к власти третьего праведного халифа, Усмана (правил с 644 по 656 год) наместничество Муавии было расширено и отныне однозначно включало и Палестину, а на пост управляющего военным округом, который объединил в себе завоёванные Хомс и Бадият-эль-Джазиру, халиф назначил Умар ибн Сад аль-Ансари[en]. В конце 646 или начале 647 года Усман присоединил к наместничеству Муавии и этот регион, значительно увеличив число войск в его распоряжении[6][24]. Последовательное продвижение сыновей Абу Суфьяна по службе со стороны Усмана противоречило ранним усилиям Умара, который старался сократить влияние курайшитской аристократии и предоставить больше прав и титулов первым обращённым в ислам арабам[20]. По словам итальянского востоковеда Леоне Каэтани, это «исключительное обращение» проистекало из личного уважения со стороны нового халифа по отношению к Омейядам, ветви Бану Абд Шамс, к которой принадлежал Муавия. Однако по мнению немецко-американского арабиста Вилферда Маделунга, у Умара просто не было выбора, так как в то время не существовало подходящей альтернативы в Сирии. К тому же в регионе продолжалась вспышка чумы, которая препятствовала отправке новых и, возможно, более подходящих нежели Муавия кандидатов из Медины[21].

Консолидация властиПравить

Во время правления Усмана Муавия для достижения общих целей объединился с кальбитами[25], главенствующим в Сирийской пустыне арабским племенем. Их владения простирались от оазиза Думат эль-Джандал[en] на юге до подступов к Пальмире на севере. Де-факто представители конфедерации жили по всей территории Сирии[26][27]. Халиф хорошо относился к кальбитам, которые во время арабо-византийских войн оставались в основном нейтральными, особенно после того, как Византия отклонила мольбы о помощи со стороны своих главных арабских союзников, христиан Гассанидов[17]:263. До появления ислама Бану Кальб и члены конфедерации Ку́да долгое время находились под влиянием греко-арамейской культуры и монофизитской церкви[6][28] и служили византийцам как вассалы их «клиентского государства» — Гассанидов. Они занимались охраной сирийской границы от вторжения со стороны персов-Сассанидов и их арабских вассалов-Лахмидов[6]. К тому моменту, как арабы вошли в Сирию, кальбиты и члены конфедерации Ку́да накопили значительный военный опыт и привыкли к чёткой военной иерархии и повиновению[28]. Чтобы получить возможность использовать их силу в своих нуждах и закрепиться в Сирии, Муавия укрепил свои связи с правящим домом племени, кланом, который возглавлял Бахдал ибн Унайф[en], женившись на его дочери Майсун бинт Бахдал[en] около 650 года[25][29]. Помимо этого он на короткое время вступил в брак с её двоюродной сестрой по отцовской линии, Найлой бинт Умар[30].

В ходе двухлетней эпидемии чумы численность воинов племени кальбитов, на которых в военном плане отныне полагался Муавия[31]:111, значительно сократилась — с 24 тысяч в 627 до 4 тысяч в 629 году[32]. Значительная часть мусульманских сил к тому же была сосредоточена на сасанидском фронте[31]:111. Политика набора войск Муавии была либеральной: в отличие от халифов, которые пытались набирать исключительно мусульман, правитель Сирии пополнял свои войска крестьянами из христианских племён, которых набирал как в ряды регулярных войск, так и во вспомогательные силы[31]:112. Большая часть его армии на севере провинции состояла из христиан-танухидов[en][33] и членов клана Бану Тайи[en], среди которых встречались как христиане, так и мусульмане[34]. Для содержания армии Муавия получил от Умара возможность проводить полное налогообложение богатых земель в Сирии, которые ранее были общинной собственность арабской армии[35].

Хотя сельское, преимущественно арамейское и христианское население Сирии осталось в значительной степени нетронутым[36], арабские завоевания вызвали массовое бегство городского, преимущественно греческого населения из Дамаска, Алеппо, Латакии и Триполи. Большая часть греков переселилась на территорию византийских Анатолии и Греции[32]. В отличие от других завоевательных походов халифата, когда создавались новые «гарнизонные города» для размещения мусульманских войск, в Сирии войска обосновались в существующих поселениях, включая Дамаск, Хомс, Иерусалим, Тверию[32], Алеппо и Халкиду[37]. После назначения Муавия восстановил, заселил и обеспечил гарнизонами прибрежные города Антиохия, Балда[en], Тарсус, Мараклея[en] и Банияс. В Триполи он поселил значительное количество евреев[31]:111, а немногих персов, которые остались здесь со времён сасанидской оккупации в начале VII века, переселил в Хомс, Атиохию и Баальбек[38]. По указу Усмана, Муавия расселил группы кочевых племён Бану Тамим, Бану Асад[en] и кайситов в районах к северу от Евфрата в окрестностях эр-Ракки[31]:111[39].

Военно-морская кампания против Византии и завоевание АрменииПравить

Укрепившись в Сирии, Муавия инициировал военно-морские кампании халифата против Византии в восточном Средиземноморье[6], реквизировав гавани Триполи, Бейрута, Тира, Акры и Яффы[31]:111[40]:157. Умар отклонил просьбу Муавии об организации вторжения арабских войск на Кипр, сославшись на опасения по поводу безопасности сил, но в 647 году разрешил самому начать кампанию на море. Муавия обосновал необходимость наступления тем, что удерживаемый Византией остров представлял угрозу арабских позиций на сирийском побережье. При этом нейтрализовать её можно было достаточно легко. Точный год рейда неизвестен. Арабские источники указывают даты в диапазоне от 647 до 650 года, в то время как две греческие надписи в кипрской деревне Солы указывают на два рейда между 648 и 650 годами[41]:539.

Согласно жившим а IX веке историкам аль-Баладхури и Халифе ибн Хайату, Муавия и полководец Убайда ибн ас-Самит[en] лично возглавляли рейд на остров. Вместе с ними была и супруга Муавии Катва из племени Науфал[41]:539[42], которая скончалась на Кипре. После этого наместник Сирии на некоторое время вступил в брак со своей двоюродной сестрой Фахитой[42]. Согласно другому повествованию из ранних мусульманских источников, Муавия не участвовал в рейде лично и вместо него экспедицией командовал флотоводец Абдаллах ибн Кайс[en]. Он высадился в Саламине перед тем, как занять остров[40]:157. Вне зависимости от обстоятельств нападения киприоты не смогли сдержать арабов и были вынуждены выплатить дань равную той, что они платили византийцам[40]:157[41]:540. Муавия основал гарнизонное поселение и мечеть для поддержания влияния халифата на острове, который стал плацдармом для многочисленных арабских набегов на территорию Византии[41]:540. Жители Кипра в основном были предоставлены сами себе, и археологические данные свидетельствуют о непрерывной эпохе процветания острова в этот период[41]:541—542.

Господство в Восточном Средиземноморье позволило флоту Муавии в 653 году совершить удачный набег на Крит и Родос. В ходе последнего были захвачены значительные трофеи, которые он передал халифу Усману. В 654 или в 655 году совместная морская экспедиция основной армии халифата и сил Муавии, стартовавшая из Александрии и других прибрежных городов Египта и портов Сирии соответственно, разбила византийский флот под командованием самого императора Константа II у ликийского побережья в сражении, которое получило название «Битва Мачт[en]». Он был вынужден отплыть на Сицилию. Это, в свою очередь, привело к неудачной атаке на Константинополь. Хотя формально флотом руководили Усман и Муавия, фактическое руководство осуществляли либо правивший Египтом Абдуллах ибн Сад, либо флотоводец Муавии Абу аль-Авар[en][40]:157—158.

Между тем, после предыдущих попыток завоевания Армении, новая, предпринятая в 650 году, окончилась трёхлетним перемирием, заключённым между Муавией и византийским посланником в Дамаске Прокопием[43]. В 653 году правитель региона Теодорос Рштуни фактически признал власть мусульман, как и византийский император де-факто признал переход провинции к халифату, поскольку в том же году покинул регион. В 655 году один из полководцев Муавии, Хабиб ибн Маслама аль-Фихри[en], захватил Феодосиополь и депортировал Рштуни в Сирию, фактически закрепив господства халифата в Армении[44].

Первая фитнаПравить

На землях Муавии практически не было сопротивления всё растущему недовольству правлением халифа Усмана, которое преобладало в Мекке, Египте и Куффе. Единственным исключением был Абу Зарр аль-Гифари[6], который был отправлен в Дамаск за открытое осуждение обогащения за счёт казны. Живя в Сирии, он критиковал Муавию за вложение излишне крупных сумм в строительство своей резиденции. Это побудило наместника изгнать аль-Гифари[45]. Конфискация Усманом земель короны в Ираке и его предполагаемое кумовство[комм. 2] вынудили курайшитов и обедневшую элиту Египта и эль-Куфы выступить против халифа[48].

Усман послал за помощью к Муавии когда в июне 656 года повстанцы осадили его дом. Наместник поддержал халифа и отправил армию, однако она отступила в Вади аль-Кура[en] (на севере Аравии) когда до бойцов дошли слухи об убийстве Усмана[6]. Халифом был признан Али, двоюродный брат и одновременно зять пророка Мухаммеда[49]. Муавия отказался присягать новоиспечённому халифу на верность. По данным ряда хронистов, Али заставил Ибн Абу Суфьяна отречься от наместничества и отправил в Сирию своего человека, которого Муавия, однако, отказался пропускать через границу[50]. В то же время Вилферд Маделунг выступает решительно против такой трактовки происходивших событий, заявляя, что в течение семи месяцев после избрания новый халиф в принципе не контактировал с Муавией[51].

Избранию Али и его руководству халифатом противостояла бо́льшая часть курайшитов во главе с Аз-Зубайром ибн аль-Аввамом и Тальхой ибн Убайдуллахом, которые были известными сподвижниками Мухаммеда, и его женой Аиши. Они опасались, что при Али потеряют всякое влияние на жизнь в халифате. Последовавшая за его избранием гражданская война получила известность как «Первая фитна»[комм. 3]. Али нанёс поражение триумвирату в Верблюжьей битве, в ходе которой были убиты и Аз-Зубайр, и Тальха, а Аиша отправилась в Медину, больше не заявляя о своих правах на влияние на государственную жизнь в халифате[53]. Закрепившись в Ираке, Египте и Аравии, Али обратил свой взор на Муавию, который отличался от прочих наместников халифата: у него было немало лояльных подданных, сильная армия и желание отомстить за убийство своего родственника, Усмана[54]. На тот момент Муавия ещё не считал себя реальным претендентом на халифат, а стремился лишь удержать власть в Сирии[55].

Подготовка к войнеПравить

Победа Али в Верблюжьей битве в Басре сделала Муавию уязвимым, а контролируемая им территория была зажата между войсками Али в Ираке и Египте. В то же время на севере продолжалась война с Византийской империей[56]. Не сумев добиться от наместника Египта Кайса ибн Сада[ar] перехода на свою сторону, он решил положить конец вражде между семейством Омейядов и Амром ибн аль-Асом, завоевателем и бывшим наместником Египта, которого они ранее обвинили в причастности к смерти Усмана[57]. Муавия заключил с ним договор, согласно которому Амр, которого очень уважали в войсках, присоединялся к коалиции против Али, а Муавия публично заявил, что после победы назначит его пожизненным наместником Египта[58].

Хотя поддержка среди кальбитов у Муавии была и так очень высока, для укрепления власти в Сирии он посоветовал своему родственнику аль-Валиду ибн Укба[en] заключить союз с йеменскими племенами Химьяра, Кинды и Бану Хамдан[en], которые коллективно составляли большую часть гарнизона Хомса. Он нанял Шурахбила ибн Симту[en], дворянина из киндитов и ветерана боевых действий, уважаемого в Сирии, который должен был сплотить силы йеменским племён на борьбу против Али[59]. Затем Муавия заручился поддержкой вождя палестинских иудеев Натила ибн Кайса[en], позволив тому безнаказанно запускать руки в казну[60]. Эти усилия принесли свои плоды, и всё больше жителей Сирии требовали войны с Али[61]. Муавия вручил посланцу халифа, вождю Баджиля Джахиру ибн Абдаллаху письмо, в котором официально заявлял о непризнании Али ибн Абу Талиба халифом, причём в тоне, который фактически означал неприкрытое объявление войны[62]. В 657 и 658 годах Муавия заключил перемирие с императором Византии, что позволило ему сосредоточиться на противостоянии с Али[63].

Сиффинская битваПравить

 
Штандарт Муавии в Сиффинской битве

Войска Муавии и Али встретились в Сиффине около Эль-Ракки в первую неделю июня 657 года. Между ними произошло несколько небольших стычек, но 19 июня было заключено месячное перемирие[64]. В это время Муавия отправил к Али посольство во главе с Хабибом аль Масламой, которое выдвинуло халифу требования Омейяда — выдать убийц Усмана, отречься от престола и позволить консультативному совету принять решение о наследственности в халифате. Али отказался принимать их и выставил посланников Муавии. 18 июля он заявил, что сирийцы упорно сопротивляются неизбежному — суверенитету халифа. За этим заявлением последовала неделя дуэлей между командующими[65]. 24 июля началось генеральное сражение[66]. Когда войска Али, игнорируя преграды, стали продвигаться к палатке Муавии, он приказал своим элитным отрядам направиться наперерез. Первоначально они одержали решительную победу, однако на следующий день ситуация повернулась против них: в бою погибли два ведущих командира Муавии Убайдаллах[en], сын халифа Умара, и Зулькала Самайфа[en], которого называли царём Химьяра[67].

Муавия отклонил предложения своих советников вызвать Али на дуэль и окончательно положить конец боевым действиям[68]. 25 июля, в так называемую «Кричащую ночь» битва достигла апогея. Силы Али воспользовались своим преимуществом в схватке. Потери при этом всё росли[69][комм. 4]. Согласно Ибн Шихабу аз-Зухри (671741) на следующее утро после сражения это обстоятельство побудило Амра ибн аль-Аса дать совет Муавии о том, чтобы несколько его людей повязали листья Корана на свои копья и обратились к людям Али с призывом уладить конфликт путём переговоров. В то же время другой арабский учёный, аш-Шааби (ум. 723) всё было по другому: аль-Шаат ибн Кайс, который был в армии Али высказал опасения о том, что византийцы или персы могут напасть на халифат, если их силы излишне пострадают в войне. Так или иначе, Муавия приказал повязать листья Корана на копья[71]:93—94. Хотя этот акт представлял собой своего рода капитуляцию, поскольку Муавия отказался, по крайней мере временно, от своей предыдущей настойчивости в разрешении спора с Али военным путём и преследовании убийц Усмана в Ираке, он посеял разлад и неуверенность в рядах его армии[72].

Халиф подчинился воле большинства в своей армии и принял предложение о начале третейского суда[71]:98. Более того, Али согласился с требованием, которое ему выдвинул Амр или сам Муавия о сложении формально титула Амир аль-муминин[71]:100. По словам британского востоковеда Хью Кеннеди, данное соглашение вынудило Али «вести диалог на равных», отказавшись от роли «неоспоримого главы всего мусульманского сообщества»[73]. Вилферд Маделунг же пишет о том, что это стало моральной победой для Муавии и первым шагом для организации «катастрофического раскола в рядах войск Али»[74]. После возвращения Али в Куфу в сентябре 658 года значительная часть его войск, которая выступала против начала переговоров, дезертировала, положив начало хариджитскому движению[75].

Заключённое первоначальное соглашение вынудило противоборствующие силы отложить суд на более длительный срок[69][71]:101. Информация о месте и времени его проведения из ранних исламских источников противоречива. Однако Маделунг делает вывод, что вероятно было две встречи между представителями Али и Муавии — Амром и Абу Мусой аль-Ашари соответственно. Первая из встреч, по словам Маделунга, который анализирует ранние источники, произошла в Думат аль-Джандал, а вторая в Удрухе[en][76]. Второй не был так сильно привязан к делу, что вёл Али[71]:99, в связи с чем без особых затруднений признал тот факт, что Усман был именно убит, в то время как Али выступал решительно против такой трактовки событий[77]. Вторая же встреча, организованная Муавией, сорвалась, сделав представителя дома Омейядов основным претендентом на титул халифа[78].

Претензия на халифат и возобновление боевых действийПравить

После срыва переговоров, Амр и сирийские делегаты вернулись в Дамаск, где они приветствовали Муавию как Амир аль-муамина, что фактически означало, что они признают его халифом вместо Али[79]. В апреле или мае 658 года уже все сирийцы присягнули ему на верность как халифу[6]. В ответ Али окончательно прервал своё общение с наместником, мобилизовал силы на войну и призывал к Аллаху с проклятиями в сторону Муавии утренней молитве. Последний ответил тем же[80].

В июле того же года в Египте поднялся проусмановский мятеж, который был практически сразу же подавлен сыном Абу Барра и пасынком Али, Мухаммадом. Муавия направил армию под командованием Амра на помощь оставшимся войскам. Отряды халифата потерпели поражение от сил Муавии, столица Египта Фустат была захвачена, а Мухаммед — казнён по приказу лидера проусмановских повстанцев[81]. Потеря Египта была серьёзным ударом по авторитету Али, который и без того увяз в борьбе с хариджитами в Ираке[6][82]. Хотя войска Муавии на тот момент казались сильнее, он воздержался от прямого нападения на халифа. Вместо этого его стратегия заключалась в том, чтобы подкупить вождей племён в его армии и перевести их на свою сторону, а также постоянными нападениями изводить жителей Западной границы Ирака[82]. В ходе первого удачного нападения войска Муавии напали на паломников и сопровождавшие их отряды в пустыне к западу от Куфы[83]. За ним последовало неудачное нападение на Айн аль-Тамр[en], а затем, летом 660 года — удачные нападения на Хит и Анбар[84].

В 659 или уже в 660 году ареал ведения боевых действий значительно расширился. Муавия направил в Хиджаз, включая Мекку и Медину Абдаллах ибн Масада аль-Фазари[en] для сбора милостыни и приведения жителей к присяге на верность правителю династии Омейядов. Первоначальные силы были разбиты отрядами из Куфы, а в апреле 660 потерпели неудачу и попытки добиться присяги со стороны курайшитов[85].

Летом того же года Муавия направил крупную армию под руководством Басра ибн Аби Артата для «силового решения проблемы» путём завоевания Хиджаза и Йемена. Муавия приказал ему запугать мединцев, не убив ни одного из них, и пощадить мекканцев, даже если они выступят с оружием, но в то же время убить любого йеменца, что будет сражаться за Али. Не встречая сопротивления, Бусра прошёл через Мекку, Медину и Эт-Таиф, добившись безоговорочного признания авторитета Муавии. Дойдя до Йемена, он собрал нескольких знатных людей в Наджране и его окрестностях и казнил их, мстя за критику Усмана и связи с Али, а также убил многочисленных йеменцев, проживавших в Сане и Марибе. Тем временем из Куфы прибыл отряд поддержки, и омейядский военачальник был вынужден временно отступить. Новости о действиях Бусра ибн Али Артата в Аравии побудили верные Али войска сплотится вокруг него в ходе кампании против Муавии[86], но она оказалась сорвана после того, как в январе 661 года Али убил хариджит[комм. 5] Абдуррахман ибн Мулджам[88]. Согласно арабскому историку Ибн Асаму аль-Куфи, в один день должны были произойти три покушения — на четвёртого халифа Али, наместника Сирии Муавию и праведного сподвижника Амра ибн аль-Аса. Российский арабист Олег Большаков сомневается в возможности такого нападения, но при этом отмечает, что информации о покушениях на всех, кроме Али практически нет. Муавию попытались пронзить клинком, но нападение было безуспешным, поскольку наместника спасли толстые ягодицы, через которые не смог пройти клинок когда Муавия наклонился. А вместо Амра и вовсе убили «похожего на него толстяка»[89].

СемьяПравить

Помимо сестры Хинд у Муавии было 6 братьев, двое из которых умерли ещё до принятия им ислама.

Семья самого Муавии была сравнительно невелика. Муавия был женат на нескольких женщинах. Среди них: Маймуна бинт Бахдаль ибн Унейм аль-Кальбийа, Фахта бинт Карза бин Адбуламр бин Науфаль ибн Абдманаф, Наиля бинт Аммара бин Кальбия и Касвад бинт Курза. Первая родила ему Йазида и дочь Умма Раба аль-Машарих (скончалась в детстве). Вторая родила сына Абдуррахмана, который скончался ещё в детстве (по его имени Муавия взял свою кунью — Абу Абдуррахман). После него родился Абдулла, но этот сын был болезненным и слабоумным. От Наили бинт Аммара и Касвад бинт Курза детей не было. (Незадолго после женитьбы на Наиле бинт Аммара Муавия дал ей развод, а Касвад бинт Курза стала его женой в походе на Кипр, где скоропостижно скончалась).

Помимо вышеперечисленных детей среди дочерей Муавии было ещё три, но не упоминается, от чьих матерей они были. Это Хинд, Рамля и София. Хинд вышла замуж за Абдуллу ибн Амира ибн Курез ибн Рабига ибн Хабиб ибн Абдушамс. Рамля вышла замуж за Амра ибн Усмана ибн Аффана. София — за Мухаммада ибн Заяда ибн Убей.

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. Сокращение от «Халифа расуль Аллах», «заместитель посланника Аллаха»[13].
  2. Усилия Усмана по сохранению контроля курайшитов над халифатом и установлению контроля над слабой финансовой системой Умара[46] привели к назначению его близких родственников из Бану Умайя и родительского клана Бану Абд Шамс наместниками большинства регионов халифата. Среди этих назначенцев был сам Муавия, наместник Сирии и эль-Джазиры, который приходился Усману кузеном, Омейяды Аль-Валид ибн Укба и Саид ибн аль-Ас[en], которые последовательно правили эль-Куфой. Бану Абд Шамс был представлен двоюродным братом Усмана по материнской линии Абдаллахом ибн Амиром, который правил Оманом[en], Али ибн Ади ибн Рабиа, властителем Мекки, и сводным братом Усмана Абдуллахом ибн Садом, правившим Египтом. В принятии внутренних решений халиф полагался на другого представителя дома Омейядов — своего кузена Марвана ибн аль-Хакама[47]. Усман потребовал, чтобы излишки доходов от завоеванных земель, которые были объявлены Умаром государственной собственностью, но оставались под контролем соплеменников-завоевателей, были отправлены в Медину. Он предоставил в управление землю своим родственникам и другим известным курайшитам[48].
  3. Исторически термин «фитна» обозначает гражданскую войну или восстание, которое приводит или потенциально может привести к расколу единой мусульманской общины и всего ислама[52].
  4. Согласно консенсусу в ранних мусульманских источниках, силы халифа Али получили преимущество во время битвы, что побудило Муавию начать мирное урегулирование. Это контрастирует с рядом ранних немусульманских источников, включая Феофана Исповедника, согласно которому сирийцы победили. Об этом же утверждается и в более поздней придворной поэзии Омейядов[6][70].
  5. Принадлежность Абдуррахмана ибн Мулджама к ранним хариджитам является господствующим в науке мнением[69]. В то же время современные ибадиты считают, что он не был связан с ними, а само убийство Али является его личным решением, о котором лидеры мухаккимитов (ранних хариджитов) не были проинформированы и к которому не имели отношения. По мнению ибадитов, культ почитания убийцы Али возник у поздних и наиболее крайних течений хариджитов, таких как азракиты, которые, по их словам, отошли от «правильного пути». Современные ибадиты, ровно как и сунниты, осуждают поступок Абдуррахмана и настаивают на невиновности глав хариджитов[87].
Источники
  1. Reeves Minou[en]. Muhammad in Europe: A Thousand Years of Western Myth-Making. — N. Y.: NYU Press, 2003. — P. 6—7. — 320 p. — ISBN 978-0-8147-7564-6.
  2. Беляев, 1966, с. 163.
  3. Беляев, 1966, с. 163—164.
  4. Фильштинский, 2005, с. 21.
  5. 1 2 Abū Sufyān / Watt W. Montgomery // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by H.a.R. Gibb; J. H. Kramers; E. Lévi-Provençal; J. Schacht[en]; B. Lewis & Ch. Pellat. Assisted by S. M. Stern (pp. 1—330), C. Dumont and R. M. Savory (pp. 321-1359). — Leiden : E.J. Brill, 1986. — Vol. 1. — P. 151. (платн.)
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Muʿāwiya I b. Abī Sufyān / Hinds M.[en] // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by C. E. Bosworth; E. van Donzel; W.P. Heinrichs & Ch. Pellat. Assisted by F.Th. Dijkema (pp. 1-384), P.J. Bearman (pp. 385-1058) and S. Nurit. — Leiden : E.J. Brill, 1993. — Vol. 7. — P. 263—268. (платн.)
  7. Hawting, 2002, pp. 21—22.
  8. 1 2 Badr / Watt W. Montgomery // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by H.a.R. Gibb; J. H. Kramers; E. Lévi-Provençal; J. Schacht[en]; B. Lewis & Ch. Pellat. Assisted by S. M. Stern (pp. 1—330), C. Dumont and R. M. Savory (pp. 321-1359). — Leiden : E.J. Brill, 1986. — Vol. 1. — P. 866—867. (платн.)
  9. Wellhausen, 1927, pp. 20—21; Фильштинский, 2005, с. 21.
  10. Фильштинский, 2005, с. 21—23.
  11. Wellhausen, 1927, pp. 22—23.
  12. Wellhausen, 1927, pp. 20—21.
  13. K̲h̲alīfa / Sourdel D., Lambton A. K. S.[en], Jong F. de and Holt P. M.[en] // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by C. E. Bosworth; E. van Donzel; B. Lewis & Ch. Pellat. Assisted by C. Dumont, G.R. Hawting[en] and Miss M. Paterson. — Leiden : E.J. Brill, 1997. — Vol. 4. (платн.)
  14. Lewis, 2002, p. 49.
  15. Kennedy, 2015, p. 27.
  16. 1 2 Madelung, 1997, p. 45.
  17. 1 2 Athamina Khalil. The Appointment and Dismissal of Khalid ibn al-Walid from the Supreme Command: A Study of the Political Strategy of the Early Muslim Caliphs in Syria (англ.) // Arabica. — Leiden: E.J. Brill, 1994. — Vol. 41, no. 2. — P. 253—272. — ISSN 0570-5398. — doi:10.1163/157005894X00191.
  18. Donner, 1981, pp. 133—134.
  19. Donner, 1981, p. 154.
  20. 1 2 Madelung, 1997, pp. 60—61.
  21. 1 2 Madelung, 1997, p. 61.
  22. Donner, 1981, p. 153.
  23. Filasṭīn / Sourdel D. // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by B. Lewis; J. Schacht[en] & Ch. Pellat. Assisted by J. Burton-Page, C. Dumont and V.L. Ménage. — Leiden : E.J. Brill, 1991. — Vol. 2. — P. 910—913. (платн.)
  24. Donner, 2010, p. 152.
  25. 1 2 Kalb b. Wabara / Dixon 'Abd al-Ameer A. // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by C. E. Bosworth; E. van Donzel; B. Lewis & Ch. Pellat. Assisted by C. Dumont, G.R. Hawting[en] and Miss M. Paterson. — Leiden : E.J. Brill, 1997. — Vol. 4. — P. 493—494. (платн.)
  26. Baḥdal / Lammens H. // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by H.a.R. Gibb; J. H. Kramers; E. Lévi-Provençal; J. Schacht[en]; B. Lewis & Ch. Pellat. Assisted by S. M. Stern (pp. 1—330), C. Dumont and R. M. Savory (pp. 321-1359). — Leiden : E.J. Brill, 1986. — Vol. 1. — P. 919—920. (платн.)
  27. Donner, 1981, p. 106; Marsham, 2013, p. 104.
  28. 1 2 Wellhausen, 1927, pp. 55 & 132.
  29. Marsham, 2013, p. 104; Humphreys, 2006, p. 61.
  30. Al-Tabari, 1987, p. 215.
  31. 1 2 3 4 5 6 Jandora John W. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests (англ.) // Studia Islamica. — Leiden: E.J. Brill, 1986. — Vol. 64. — P. 101—113. — ISSN 0585-5292. — doi:10.2307/1596048. — JSTOR 1596048.
  32. 1 2 3 Donner, 1981, p. 245.
  33. Tanūkh / Shahîd Ir. // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by P. Bearman; Th. Bianquis; C. E. Bosworth; E. van Donzel & W.P. Heinrichs. — Leiden : E.J. Brill, 2000. — Vol. 10. — P. 190—192. (платн.)
  34. Ṭayyī / Shahîd Ir. // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by P. Bearman; Th. Bianquis; C. E. Bosworth; E. van Donzel & W.P. Heinrichs. — Leiden : E.J. Brill, 2000. — Vol. 10. — P. 402—403. (платн.)
  35. Madelung, 1997, p. 82.
  36. Donner, 1981, pp. 248—249.
  37. Кеннеди, 2009, с. 130.
  38. Kennedy, 2001, p. 12.
  39. Donner, 1981, p. 248.
  40. 1 2 3 4 Bosworth C. Edmund. Arab Attacks on Rhodes in the Pre-Ottoman Period (англ.) // Journal of the Royal Asiatic Society. — Cambr.: Cambridge University Press, 1996. — Vol. 6, no. 2. — P. 157—164. — ISSN 1356-1863. — doi:10.1017/S1356186300007161. — JSTOR 25183178.
  41. 1 2 3 4 5 Lynch Ryan J. Cyprus and Its Legal and Historiographical Significance in Early Islamic History (англ.) // Journal of the American Oriental Society. — N. Y.: American Oriental Society[en], 2016. — Vol. 136, no. 3. — P. 535—550. — ISSN 0003-0279. — doi:10.7817/jameroriesoci.136.3.0535.
  42. 1 2 Al-Tabari, 1987, pp. 215—216.
  43. Kaegi, 1995, pp. 184—185.
  44. Kaegi, 1995, p. 185.
  45. Madelung, 1997, p. 84.
  46. Kennedy, 2015, p. 63; Donner, 2010, pp. 152—153.
  47. Madelung, 1997, pp. 86—87.
  48. 1 2 Donner, 2010, pp. 152—153.
  49. Lewis, 2002, p. 62.
  50. Humphreys, 2006, p. 74; Lewis, 2002, p. 62.
  51. Madelung, 1997, p. 184.
  52. Fitna / Gardet Louis[en] // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by B. Lewis; J. Schacht[en] & Ch. Pellat. Assisted by J. Burton-Page, C. Dumont and V.L. Ménage. — Leiden : E.J. Brill, 1991. — Vol. 2. — P. 930—931. (платн.)
  53. Hawting, 2002, p. 27.
  54. Wellhausen, 1927, pp. 55—56 & 76; Kennedy, 2015, p. 69.
  55. Humphreys, 2006, p. 77; Hawting, 2002, p. 28.
  56. Wellhausen, 1927, p. 76.
  57. Madelung, 1997, pp. 191 & 196.
  58. Madelung, 1997, pp. 196—197.
  59. Madelung, 1997, pp. 197—200.
  60. Madelung, 1997, p. 224.
  61. Madelung, 1997, p. 203.
  62. Madelung, 1997, pp. 204—205.
  63. Shaban, 1976, p. 74.
  64. Madelung, 1997, pp. 225—229.
  65. Madelung, 1997, pp. 230—231.
  66. Lewis, 2002, p. 63.
  67. Madelung, 1997, pp. 232—233.
  68. Madelung, 1997, p. 235.
  69. 1 2 3 ʿAlī b. Abī Ṭālib / Vaglieri Veccia L.[it] // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by H.a.R. Gibb; J. H. Kramers; E. Lévi-Provençal; J. Schacht[en]; B. Lewis & Ch. Pellat. Assisted by S. M. Stern (pp. 1—330), C. Dumont and R. M. Savory (pp. 321-1359). — Leiden : E.J. Brill, 1986. — Vol. 1. — P. 381—386. (платн.)
  70. Crone, 2003, note 20, p. 203.
  71. 1 2 3 4 5 Hinds Martin. The Siffin Arbitration Agreement (англ.) // Journal of Semitic Studies. — Oxf.: Oxford University Press, 1972. — Vol. 17, no. 1. — P. 93—129. — ISSN 1477-8556. — doi:10.1093/jss/17.1.93.
  72. Madelung, 1997, p. 238.
  73. Kennedy, 2015, p. 68.
  74. Madelung, 1997, p. 245.
  75. Donner, 2010, p. 162.
  76. Madelung, 1997, pp. 254—255.
  77. Donner, 2010, pp. 162—163.
  78. Donner, 2010, p. 165.
  79. Madelung, 1997, p. 257.
  80. Madelung, 1997, pp. 257—258.
  81. Kennedy, 1998, p. 69.
  82. 1 2 Wellhausen, 1927, p. 99.
  83. Madelung, 1997, pp. 262—263.
  84. Wellhausen, 1927, p. 100.
  85. Madelung, 1997, pp. 289—292.
  86. Madelung, 1997, pp. 300—307.
  87. Hoffman Valerie J.[en]. Historical Memories and Imagined Communities. Modern Ibadi Writings on Kharijism // On Ibadism : [англ.] / Edited by Angeliki Ziaka[en]. — Hildesheim : Georg Olms Verlag AG, 2014. — 232 p. — (Studies on Ibadism and Oman ; vol. 3). — ISBN 978-3-487-14882-3.
  88. Wellhausen, 1927, pp. 102—103.
  89. Большаков. Том 3, 1998, Наступление Муавии.

ЛитератураПравить

Первичные источникиПравить

Научная литератураПравить

На русском языке
На английском языке