Нагорный Карабах

У этого термина существуют и другие значения, см. Нагорный Карабах (значения).

Наго́рный Караба́х (азерб. Dağlıq Qarabağ, арм. Լեռնային Ղարաբաղ) — регион в Закавказье, в восточной части Армянского нагорья[1][2][3].

Нагорно-Карабахская автономная область в составе Азербайджанской ССР. Автономия охватывала бо́льшую часть, но не весь историко-географический Нагорный Карабах

Занимает восточные и юго-восточные горные и предгорные районы Малого Кавказа, вместе с Равнинным Карабахом составляет историко-географическую область Карабах.

В 1923 году из населённой преимущественно армянами части Нагорного Карабаха была образована Автономная область Нагорного Карабаха (в 1936 году, после принятия новой союзной конституции, была переименована в Нагорно-Карабахскую автономную область (НКАО)). Вне НКАО остались населённые преимущественно азербайджанцами части Нагорного Карабаха, а также северная часть с преимущественно армянским населением (Шаумяновский район Азербайджанской ССР).

На момент образования площадь АОНК составляла 4 161 км². По переписи 1926 года, население области составляло 125,2 тысяч человек, среди которых армяне составляли 89,2 % (по другим данным — 94 %).

В ходе Карабахской войны 1992—1994 годов регион де-факто перешёл под контроль непризнанной Нагорно-Карабахской Республики, признаваясь при этом международным сообществом за Азербайджанской Республикой.

В ходе военных действий в сентябре—ноябре 2020 года Азербайджан вернул контроль над Физулинским, Джебраильским, Зангеланским и Кубатлинским районами, а также значительную часть территории бывшей НКАО (в том числе города Шуша и Гадрут). Согласно заявлению о прекращении огня 10 ноября 2020 года, Азербайджан также получил контроль над Агдамским, Кельбаджарским и Лачинским районами (за исключением Лачинского коридора, связывающего Нагорный Карабах с Арменией).

Происхождение и неоднозначность термина

Название «Карабах» происходит из тюркского слова «кара» — чёрный и персидского «баг» — сад[4].

Согласно другой точке зрения, высказанной армянским историком Б. Улубабяном, название Карабах происходит не от kara bağ "чёрный сад", а имеет тюрко-армянское происхождение и образовано от Łara Bałk' - "Великий Багк" (по названию восточного армянского царства Ктиш-Багк). Американский историк Роберт Хьюсен считает такую этимологию вероятной[5].

После монгольского завоевания это название закрепилось за южным Арраном[6].

Это название впервые встречается в Нусхат ал-кулуб (1340) Хамдаллаха Казвини и, по мнению Владимира Минорского, возможно, связано с вымершим одноимённым тюркским племенем[7]. Также одно из старых упоминаний этого названия в Столетней летописи XIV века из летописного свода Картлис Цхореба (История Грузии)[8].

По-армянски регион называется арм. Լեռնային Ղարաբաղ (читается Leṙnain Łarabał), по-азербайджански — азерб. Dağlıq Qarabağ или азерб. Yuxarı Qarabağ. Для обозначения территории армяне также часто используют название провинции Великой Армении Арцах (арм. Արցախ), охватывавший регион в древности.

Нередко термином Нагорный Карабах называют Нагорно-Карабахскую Республику[9][10][11], хотя её заявленная и фактически контролируемая территории географически с Нагорным Карабахом совпадают частично.

История

История Нагорного Карабаха

 
Доисторический период
Азыхская пещераШушинская пещераТагларская пещера 
Ходжалы-кедабекская культура
Куро-араксская культура  
Античность
Урарту
Армения (сатрапия)
Ервандидская Армения
Великая Армения (Арцах)
Кавказская Албания  
Средние века
Хаченское княжество  
Новое время
Кашатагское меликство
Карабахское беглербегство
Меликства Хамсы
Карабахское ханство
XIXXX
Гюлистанский мирный договор
Елизаветпольская губерния
Первая Республика Армения
Азербайджанская Демократическая Республика
Армяно-азербайджанская война
Республика Горная Армения
Азербайджанская ССР (НКАО)
Карабахский конфликт
Нагорно-Карабахская Республика, Азербайджанская Республика 

Античность

Автохтонным населением региона были различные племена, преимущественно неиндоевропейского происхождения[12]. Согласно энциклопедии «Ираника», миграции армян до реки Куры (в т. ч. на территорию Карабаха) были ещё в VII веке до н. э[13]. При этом арменизацию региона связывают с вхождением территорий вплоть до юга от Куры в состав Армении, касательно датировки которого есть два мнения. Так, Р. Хьюсен допускает вхождение территорий к югу от Куры в состав Ервандидской Армении ещё в IV в. до н. э[14], а также допускает начало арменизации с этим периодом[14]. Такого же мнения придерживаются Ж.-П. Маэ[15] и Д. Лэнг[16]. Вместе с тем о границах Ервандидской Армении (IV—III века до. н. э.) существуют разные точки зрения[17]. Так, ряд авторов называют восточной границей государства озеро Севан[18][19][17]. Р. Хьюсен в более ранних работах[20], а также советские востоковеды К. В. Тревер[21], А. П. Новосельцев[22], С. Т. Еремян[23] датировали вхождение территории Карабаха в состав Великой Армении и начало арменизации населения (племена албанского происхождения по Владимиру Минорскому[24]; шаки, утии и гаргары-албаны по Тревер) правобережья Куры в состав Армении II веком до н. э.

В границах армянского государства Великая Армения, северо-восточная граница которого проходила по реке Кура, территория современного Нагорного Карабаха находилась вплоть до 390-х годов н. э.[25]. После падения Великой Армении территория Арцаха отошла к вассальной от Персии[26] Кавказской Албании[27][28][29]. В период долгого нахождения в составе Армении регион был арменизован[30]. С этой эпохи на территории Нагорного Карабаха процветает армянская культура[31].

Средние века

С конца VI до начала IX века полиэтническая Албания находилась под властью Михранидов — династии иранского происхождения. Последние были вассалами сначала Сасанидов затем Халифата, сами же, согласно специалистам, подверглись арменизации. По сообщениям исторического источника 700 года, население древнеармянской провинции[32] Арцах говорило не просто по-армянски[33], но и на своём собственном диалекте армянского языка[34][35].

В начале IX века под предводительстом Сахла Смбатяна (Сахл ибн Сунбат ал-Армани[36]), которого Каганкатваци именует «Саhлем из рода hАйка»[37], на территории Нагорного Карабаха образовалось армянское феодальное княжество Хачен. В IX—XI веках территория Нагорного Карабаха входит в состав восстановленного Армянского государства Багратидов[38][39].

В XI веке Восточное Закавказье подверглось нашествию огузов-сельджуков. Часть сельджуков, осевших на равнинных землях между Курой и Араксом (Мильско-Карабахская равнина), впоследствии, смешавшись с местным иранским и кавказским населением, составили основу будущего азербайджанского этноса[40].


С начала XIII века в Нагорном Карабахе правили армянские[41][42] княжеские династии Гасан-Джалаляны и Допяны — ответвления потомков Сахля Смбатяна. Как отмечают авторы академической «Истории Востока»[43], «Православной энциклопедии»[44], а также другие авторитетные российские историки, в XII—XIII веках армянонаселённый[41][45][43] Нагорный Карабах становится одним из центров армянской культуры[46][47]. После сельджукского завоевания Армении в Хачене продолжает существовать армянское правление[48], являвшейся центром армянской политической жизни[46].

Новое время

В XV веке Нагорный Карабах переходит под сюзеренитет туркоманских государств Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу[49], а затем в состав Сефевидского государства. Здесь образовывается Карабахское беглербекство.

На рубеже XVIXVII веков Хачен распался[50][51], а на его месте постепенно образовались пять армянских[52][53] княжеств (Хачен, Дизак, Варанда, Джраберд и Гюлистан), которые соответственно получили название «Хамса» — «Пятерка». Российский историк конца XIX-го века П. Г. Бутков ссылаясь на Санкт-Петербургские ведомости от 1743 года приводит следующую цитату:

 Карабаг есть страна, лежащая между левого берега Аракса и правого реки Куры, выше Муганского поля, в горах. Главнейшие обитатели её — Армяне, управляемые наследственно 5 своими меликами или природными князьями, по числу сигнагов или кантонов: 1. Чараперт, 2. Игермадар, 3. Дузах, 4. Варанд, 5. Хачен.[54] 

Эти меликства, подчинявшиеся беглербеку Карабаха (с резиденцией в Гяндже), просуществовали до второй половины XVIII века[55][56][57].

 Эти мелики, по учреждению Надыра, непосредственно зависели от шаха, а местное управление имел католикос их (или титулярный патриарх, поставляемый от главного всей Армении патриарха эчмиадзинского), имеющий прилагательный титул агванского, каковым именем древле Армения называлась.[54][Комм. 1] 

Институт меликств в Нагорном Карабахе окончательно был сформирован при иранском шахе Аббасе I[51]. После распада в конце XIV века армянского царства Киликии, как отмечают авторитетные российские источники[58], в том числе Большая Российская Энциклопедия[59], а также западные источники[60][57], в том числе «Энциклопедия ислама»[61], практически только в Карабахе сохранились остатки армянского государственного устройства. В документе конца XVIII века говорится[62]:

 «В области Карабагской, яко едином остатке древния Армении сохранявшем чрез многие веки независимость свою под властию природных владельцов, полагала нация сия при помощи божией и неотъемлемом от нея сильном покравительстве Всероссийския империи ту только льстящую ея надежду» 
 
Армянский монастырь Ерек Манкунк, XVI—XVII века

В 1720-е годы Нагорный Карабах становится одним из центров национально-освободительной борьбы армян против Османской оккупации[63][51]. В этой борьбе армяне Нагорного Карабаха были воодушевлены также персидским походом Петра I[64][65]. В 1722–30 годах армянские княжества Карабаха даже добились кратковременной независимости[53].

Начиная с периода правления Петра I, мелики Карабаха и католикос Гандзасарского монастыря Есаи Гасан-Джалалян начинают тайную переписку с российскими правителями, возобновлённую при Екатерине II и продолжавшуюся до присоединения этих территорий к Российской Империи. Из послания католикосов Есаи и Нерсеса и карабахских меликов Петру I:

 Смиренно поклоняются Вам все служивые покорные слуги: нынешние вожди армянской карабахской земли, высокие и низшие властвующие, начальники и простолюдины, всадники и пешие, а также весь простой народ.

Ваше Императорское Величество! Мы несколько раз направили в Вашу Державу своих людей. И письмами обращались к Вам, беспокоя Ваше Величество, призывая помочь нам, ибо уже три года, как мы без руководителя и без хозяина. А ведь мы окружены безжалостными врагами: персами, османскими турками, дагестанцами и другими.

[66]
 

В 1747 году в Равнинном Карабахе было образовано Карабахское ханство, которое вскоре установило власть над Нагорным Карабахом: первые два карабахских хана — Панах и Ибрагим — подчинили своей власти армянских меликов, утвердившись в центре армянского меликства Варанда — в построенном Панахом и его союзником, армянским князем Шахназаром, городе-крепости Шуше[67]. В результате междоусобиц[68] между армянскими меликами, впервые за свою историю Нагорный Карабах оказался под властью тюркского правителя[69][70]. После этих событий, с середины XVIII века, наблюдается массовый отток армянского населения из Нагорного Карабаха, и, наоборот, тюркские переселения[71]. Изначально оно находилось под персидским, с 1805 года — под русским суверенитетом. Ханство было занято русскими войсками во время русско-персидской войны и принято в российское подданство по трактату 14 мая 1805 года.[72] Формально оно было признано за Россией по российско-персидскому Гюлистанскому мирному договору 1813 года.

После ликвидации ханства в 1823 году Нагорный Карабах представлял собой сначала часть Карабахской провинции, затем — часть нескольких уездов Елизаветпольской губернии.

Новейшее время

После распада Российской империи и образования 28 мая 1918 года независимых республик Армения и Азербайджан, Карабах стал ареной борьбы между ними в ходе армяно-азербайджанской войны 1918-1920 годов. Армянскую сторону в конфликте представляло Народное Правительство Карабаха, позже известное как Армянский Национальный Совет Карабаха. В конце сентября турецко-азербайджанские войска установили частичный контроль над Карабахом. В январе 1919 британское командование на Кавказе объявило, что Карабах и Зангезур признается под временным азербайджанским командованием до решения Парижской Мирной Конференции. Это решение вызвало недовольство армян, но Армянскому Национальному Совету Карабаха пришлось покориться этим условиям после провальных боевых действий летом 1919[73]. По армяно-азербайджанскому договору 22 августа 1919 Карабаху предоставлялась территориальная автономия, а местным армянам культурная автономия[73]. В начале 1920 на Парижской Мирной Конференции, Карабах был признан за Азербайджаном[74][75][76]. После советизации Армении и Азербайджана, решением Кавбюро ЦК РКП(б) от 4 июля 1921 г. было решено передать Нагорный Карабах Армении, но окончательное решение оставить за ЦК РКП(б), однако новым решением от 5 июля он был оставлен в составе Азербайджана с предоставлением широкой областной автономии[77]. В 1923 году из армянонаселенной части Нагорного Карабаха (однако без Шаумянского и части Ханларского районов, также армянонаселённых) в составе Азербайджанской ССР была образована Автономная область Нагорного Карабаха (АОНК). В 1937 году АОНК была преобразована в Нагорно-Карабахскую автономную область (НКАО).

Население

XIX век

По данным переписей первой половины XIX века, около трети населения всей территории всего Карабаха (вместе с равнинной его частью до устья реки Кура) составляли армяне, и около двух третей азербайджанцы[78][79]. Как отмечает американский историк Джордж Бурнутян, переписи тех лет показывают, что армянское население было, в основном, сосредоточено в 8 из 21 магалов (районов) Карабаха, из которых 5 составляют современную территорию Нагорного Карабаха, а 3 входят в современную территорию Зангезура. Таким образом, 35 процентов населения Карабаха (армяне) проживали на 38 процентах территории всего края, составляя абсолютное большинство в Нагорном Карабахе (более 90 %)[78]. Согласно к.и.н. Анатолию Ямскову, следует учитывать тот факт, что переписи населения велись в зимний период, когда кочевое азербайджанское население находилось на равнинах, а в летние месяцы оно поднималось на высокогорные пастбища, меняя демографическую ситуацию в горных районах. Однако Ямсков отмечает, что точка зрения на права кочевых народов считаться полноценным населением сезонно используемой ими кочевой территории, на сегодняшний момент не разделяется большинством авторов, как из постсоветских стран, так и из стран «дальнего зарубежья», включая и проармянские, и проазербайджанские работы; в российском Закавказье XIX века эта территория могла являться собственностью только оседлого населения[79].

Как указывает А. А. Мкртчян, в Карабахе этническая граница практически соответствовала физико-географической границе Нагорного и Равнинного Карабаха, проходя по западной окраине Мильско-Карабахской степи[80]. При этом в азербайджанонаселённом Равнинном Карабахе было некоторое количество армянских, а в армянонаселённом Нагорном Карабахе азербайджанских сёл[80]. Шуша, крупнейший город Карабаха, имел азербайджанский и армянский квартал[81]. В летние месяцы ввиду миграций азербайджанских кочевников этническая граница стиралась и в Нагорном Карабахе образовывалась широкая полоса со смешанным населением[82].

Население Нагорного Карабаха в начале XX века

 
Этнические группы в Армении и Нагорно-Карабахской Республике (1995)[уточнить]

В 1918 году в Нагорном Карабахе, который состоял из Шушинского уезда, частей Елизаветпольского (Гюлистан), Карягинского и Джеванширского уезда, проживало 165 тысяч армян (71,4 %), 59 тысяч мусульман (25,5 %), из которых 20 тысяч жили в Шуше или его окрестностях, а также 7 тысяч русских (3,1 %) (данные других источников могут незначительно отличаться)[83].

Нагорно-Карабахская Автономная Область была создана из преимущественно армянонаселённой части Нагорного Карабаха[84] Согласно переписи 1923 года в НКАО армяне составляли 94 %; из оставшихся 6 % подавляющее число были азербайджанцы. Среди других меньшинств выделялись курды, издавна населяющие эти земли и русские, переселенцы или потомки переселенцев XIX-XX веков; было также некоторое количество греков, также колонистов XIX веков [85][86]

Этноязыковая динамика

Население НКАО (и соответствующей территории до 1923 года) и НКР
Год Население Армяне Доля

армян

(%)

Татары (азербайджанцы)[Комм. 2] Русские
1823[87][неавторитетный источник?]Шаблон:Не нейтральный источник 36 475 30 850 84,6 5370 (14,7 %)
1833[87] 26 100 21 900 83,9
1875[87] 91 300 78 800 84,4 14 500 (15,3 %)
1886[88] 121 216 103 055 85,02 17 038 299
1897[87][89] 128 600 106 400 82,7 20 400 (15,9 %) 1500 (1,17 %)
1914[87] 167 100 135 400 81 29 700 (17,8 %)
1921[87] 131 500 124 200 94,4
1923[87] 127 800
1923 157 800[источник не указан 143 дня] 149 600 94 7700 (6 %)
1925[90] 157 807 142 470 90,3 15 261 (9,7 %) 46
1926 125 159 111 694 89,24 12 592 (10,1 %) 596 (0,5 %)
1939 НКАО 150 837 132 800 88,04 14 053 (9,3 %) 3174 (2,1 %)
Степанакерт 10 459 9079 86,8 672 (6,4 %) 563 (5,4 %)
Гадрутский район 27 128 25 975 95,7 727 (2,7 %) 349 (1,3 %)
Мардакертский район 40 812 36 453 89,3 2833 (6,9 %) 1244 (3,0 %)
Мартунинский район 32 298 30 235 93,6 1501 (4,6 %) 457 (1,4 %)
Степанакертский район 29 321 26 881 91,7 2014 (6,9 %) 305 (1,0 %)
Шушинский район 10 818 4177 38,6 6306 (58,3 %) 256 (2,4 %)
1959 130 406 110 053 84,4 17 995 (13,8 %) 1790 (1,6 %)
1970 150 313 121 068 80,5 27 179 (18,1 %) 1310 (0,9 %)
1979 162 181 123 076 75,9 37 264 (23,0 %) 1265 (0,8 %)
1989 189 085 145 450 76,92 40 688 (21,5 %) 1922 (1,0 %)
2005[91] 137 737 137 380 99,74 6 (0,004 %) 171 (0,12 %)
2015[92] 145 053 144 683 99,74 н/д 238 (0,16 %)

За годы советской власти процент азербайджанского населения НКАО возрос до 21,5 % а армянского населения снизился до 76,9 %. Армянские авторы объясняют это целенаправленной политикой властей Азербайджанской ССР по изменению демографической ситуации в регионе в пользу азербайджанцев. Похожие этнические сдвиги в сторону титульной национальности наблюдались также в автономных республиках Грузинской ССР: Абхазии, Южной Осетии и Аджарии[93]. Гейдар Алиев, третий президент Азербайджана (1993—2003), который в 1969—1982 годах занимал должность первого секретаря ЦК КП Азербайджанской ССР, 22 июля 2002 года принимая в Президентском дворце учредителей Бакинского пресс-клуба по случаю Дня национальной печати, комментируя данную тему заявил:

«…я говорю о периоде, когда был первым секретарём, я много помогал в то время развитию Нагорного Карабаха. В то же время старался изменить там демографию. Нагорный Карабах поднимал вопрос об открытии там вуза. У нас все возражали. Я подумал и решил открыть. Но с тем условием, чтобы было три сектора — азербайджанский, русский и армянский. Открыли. Азербайджанцев из прилегающих районов мы направляли не в Баку, а туда. Открыли там большую обувную фабрику. В самом Степанакерте не было рабочей силы. Направляли туда азербайджанцев из окружающих область мест. Этими и другими мерами я старался, чтобы в Нагорном Карабахе было больше азербайджанцев, а число армян сократилось.»[94][95]

По мнению Анатолия Ямскова, подобное изменение соотношения азербайджанского и армянского населения объяснялось более высоким естественным приростом среди азербайджанцев, миграцией азербайджанцев из других регионов Аз.ССР в НКАО и значительным оттоком сельских армян в города Закавказья и других частей СССР[96].

Доля русского населения в Нагорном Карабахе, как следует из таблицы, стремительно увеличивалась в довоенные годы и, достигнув максимума в 1939 году, начала столь же стремительно сокращаться, что коррелирует с процессами, происходившими во всем Азербайджане. В 1939 году наиболее велика доля русских была в Степанакерте (5,4 %).

Из пяти районов НКАО азербайджанцы составляли большинство в самом маленьком по площади Шушинском районе, где в 1989 году, согласно последней советской переписи, проживало 23156 человек, из которых 21 234 (91,7 %) были азербайджанцами и 1620 (7 %) армянами. В самом городе Шуша проживало 17000 из которых 98 % были азербайджанцами[97]. По данным переписи 1939 года население Шушинского района составляло 10818 человек, из которых азербайджанцев было 6306 (58,3 %) и армян 4177 (38,6 %). Причём большая часть азербайджанцев жила в Шуше, население которой было 5424 человека, в сельской части района армяне составляли большинство.

При этом к началу XX века большинство населения в городе Шуша и в Шушинском уезде составляли армяне. Так в 1886 году армяне составляли 81,7 % (72785 человек) населения той части Шушинского уезда, которая позже войдёт в состав НКАО и 56,7 % (15188 человек) населения города Шуша (азербайджанцы 17 % и 43,3 % соответственно)[98]. По данным ЭСБЕ (1904 год) армяне составляли 58,2 % (81911 человек) населения уезда и 56,5 % (14496 человек) населения города (азербайджанцы 41,5 % и 43,2 % соответственно)[99]. Подавляющее большинство армян Шуши были убиты или покинули город в результате Шушинской резни в конце марта 1920 года[100] (см. Этнические чистки и погромы в ходе Армяно-азербайджанской войны (1918—1920)).

В остальных четырёх районах и городе Степанакерт азербайджанцы являлись меньшинством, однако и в них имелись населённые пункты с преимущественно азербайджанским населением. Азербайджанскими населёнными пунктами в этих четырёх районах являлись сёла Умудлу, Ходжалы и другие.

См. также

Комментарии

  1. Топоним Агванк был распространён на восточных территориях исторической Армении, в частности на территории древней области Арцах, однако название Агванк/Албания/Арран в армянонаселённом Нагорном Карабахе являлось лишь топонимом без какого-либо этнического указания. Смотрите А. Л. Якобсон, Из истории армянского средневекового зодчества (Гандзасарский монастырь), стр. 447
  2. Согласно нынешней терминологии - азербайджанцы. В источниках от 1823, 1833, 1875, 1886 годов указаны как «татары». Согласно терминологии того времени и Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года - "татары", язык указан как "татарский". В переписи населения СССР 1926 года указаны как «тюрки».

Примечания

  1. Encyclopedia Britannica. Статья: Armenian Highland:
  2. Большая советская энциклопедия. Статья: Армянское нагорье:
  3. Лев Семёнович Берг. «Natural regions of the U.S.S.R.», страница 232, издание 1950.:
  4. BĀḠ i. Etymology — статья из Encyclopædia Iranica. W. Eilers
  5. Hewsen R. H. The Eastern Armenian kingdoms and principalities, 822-1261 // Armenia: A Historical Atlas. — University of Chicago Press, 2001. - P. 120.
    It is just possible that Ulubabyan may be correct that the term Karabagh (Arm. Łarabał) is not to be understood as Turkish kara bağ 'black garden' but as Turko-Armenian Łara Bałk' "Greater Bałk'".
  6. Академик В.В.Бартольд. Сочинения / Ответственный редактор тома А.М.Беленицкий. — М.: Наука, 1965. — Т. III. — С. 335. — 712 с.
  7. Vladimir Minorsky. Tadhkirt Al-muluk. — 1943. — С. 174.
  8. Картлис Цхореба, с. 366.
  9. ИА Лента.ру «Президент Нагорного Карабаха переизбран на новый срок» 12 августа 2002
  10. Газета РБК «Новые правила игры (недоступная ссылка)» 26 февр. 2008 г.:
  11. ИА Регнум «Президент Нагорного Карабаха подписал ряд законов» 3 Марта 2009
  12. Robert H. Hewsen, Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians, in Thomas J. Samuelian, ed., Classical Armenian Culture: Influences and Creativity. Pennsylvania: Scholars Press, 1982
  13. Энциклопедия Ираника. Статья: Armenia and Iran I. Armina, Achaemenid province
  14. 1 2 Robert H. Hewsen Armenia: A Historical Atlas. Chicago, IL: University of Chicago Press, 2001, стр. 32

    (стр. 33, карта 19 — территория Нагорного Карабаха показана в составе Армянского царства Ервандидов (IV—II вв. до н. э.))

  15. Jean-Pierre Mahé L’editio princeps des palimpsestes albaniens du Sinaï, in: Comptes rendus des séances de l'Académie des Inscriptions et Belles-Lettres. Vol. 153. № 3, стр. 1074:
  16. Кембриджская история Ирана, том 3, книга 1. Стр. 510:
  17. 1 2 Susan M. Sherwin-White, Amalie Kuhrt. From Samarkhand to Sardis: A New Approach to the Seleucid Empire. — С. 16.
  18. George A. Bournoutian. A Concise History of the Armenian People: (from Ancient Times to the Present). — С. 33
  19. Elisabeth Bauer-Manndorff. Armenia: Past and Present. — С. 54
  20. Robert H. Hewsen, Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians, in Thomas J. Samuelian, ed., Classical Armenian Culture: Influences and Creativity. Pennsylvania: Scholars Press, 1982.
  21. К. В. Тревер. «Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э.- VII в. н. э.». М.—Л., 1959:
  22. А. П. Новосельцев. К вопросу о политической границе Армении и Кавказской Албании в античный период // Кавказ и Византия : Сб. — Ер.: Наука, 1979. — № I. — С. 10—18.
  23. С. Т. Еремян. «Экономика и социальный строй Албании III—VII вв.» // Очерки истории СССР III—IX вв. М.: Изд-во АН СССР, 1958. С. 303—310.
  24. В. Ф. Минорский. «История Ширвана и Дербенда». М. — Издательство восточной литературы. 1963, с. 28. Цитата:
  25. *Очерки истории СССР: Первобытно-общинный строй и древнейшие государства на территории СССР. М.: АН СССР, 1956, стр., 615
  26. Всемирная история. Энциклопедия. Том 3, гл. VIII:
  27. История древнего мира, М., 1989, т.3, стр. 286
  28. Анания Ширакаци. Армянская География
  29. Всемирная История, М., т.2, стр.769, и карта-вкладыш Закавказье в I—IV вв. н. э.
  30. А. П. Новосельцев. К вопросу о политической границе Армении и Кавказской Албании в античный период // Кавказ и Византия : Сб. — Ер.: Наука, 1979. — № I.
  31. Hewsen, Robert H. Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians, in: Samuelian, Thomas J. (Hg.), Classical Armenian Culture. Influences and Creativity, Chico: 1982, p. 34:
  32. V. Minorsky. Studies in Caucasian History. — CUP Archive, 1953. — С. 115.:
  33. Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. – VII в. н. э. (источники и литература). — М.-Л., 1959. — С. 294—295.:
  34. Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. – VII в. н. э. (источники и литература). — М.-Л., 1959.:
  35. Н. Адонц. Дионисий Фракийский и армянские толкователи. — Пг., 1915. — С. 181—219.
  36. Пер.: армянин Сахль сын Смбата. См. Абу-л-Хасан 'Али ибн ал-Хусайн ибн 'Али ал-Масуди. Золотые копи и россыпи самоцветов (История Аббасидской династии 749-947 гг/). — М., 2002. — С. 262. (ср. также прим. 52)
  37. Каганкатваци, кн. III, гл. XXIII
  38. Албания Кавказская // Православная энциклопедия. — М., 2000. — Т. 1. — С. 455—464.:
  39. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Под ред. Алаева Л. Б. — М.: Академкнига, 2003. — С. 198.:
  40. Azerbaijan. Encyclopedia Britannica.
  41. 1 2 Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 28.:
  42. Bayarsaikhan Dashdondog. The Mongols and the Armenians (1220-1335). — BRILL, 2010. — С. 34.:
  43. 1 2 Лев Гумилёв. «История Востока» (Восток в средние века — с XIII в. х. э.).— М: «Восточная литература», 2002 — т. Т. 2.:
  44. Албания Кавказская // Православная энциклопедия. — М., 2000. — Т. 1. — С. 455—464.:
  45. А. Л. Якобсон, Из истории армянского средневекового зодчества (Гандзасарский монастырь), стр. 447:
  46. 1 2 А. Новосельцев, В. Пашуто, Л. Черепнин. Пути развития феодализма. — М.: Наука, 1972. — С. 47.:
  47. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 236. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  48. Armenia — статья из энциклопедии Британника:
  49. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Под ред. Алаева Л. Б. — М.: Академкнига, 2003. — С. 199.:
  50. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  51. 1 2 3 Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 199. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  52. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 59.:
  53. 1 2 Armenia — статья из энциклопедии Британника:
  54. 1 2 Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год Архивировано 19 октября 2013 года. П. Г. Буткова. СПб. 1869.
  55. Hewsen, Robert H. «The Kingdom of Arc’ax» in Medieval Armenian Culture (University of Pennsylvania Armenian Texts and Studies). Thomas J. Samuelian and Michael E. Stone (eds.) Chico, California: Scholars Press, 1984, pp. 52-53
  56. Jayanta Kumar Ray, Project of History of Indian Science, Philosophy, and Culture, Centre for Studies in Civilizations (Delhi, India). Aspects of India’s International relations, 1700 to 2000: South Asia and the World, p.63:
  57. 1 2 James Stuart Olson. An Ethnohistorical dictionary of the Russian and Soviet empires. — Greenwood Publishing Group, 1994. — С. 44.:
  58. Армянская Советская Социалистическая Республика // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.:
  59. Большая Российская Энциклопедия, статья «Армения»:
  60. Cyril Toumanoff. Armenia and Georgia // The Cambridge Medieval History. — Cambridge, 1966. — Т. IV: The Byzantine Empire, part I chapter XIV. — С. 593—637.:
  61. Encyclopaedia of Islam. — Leiden: BRILL, 1986. — Т. 1. — С. 639—640.:
  62. Армяно-русские отношения в XVIII веке. — Ер., 1990. — Т. IV. — С. 505. (АВПР,ф. СРА, оп. 100/3, 1797—1799 гг. д. 464, лл. 191-192. Копия)
  63. Armenia and Iran — статья из Encyclopædia Iranica. G. Bournoutian:
  64. Franco Cardini. Europa und der Islam, 2001, p. 179 :
  65. Richard G. Hovannisian. The Armenian People From Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 2004. — Т. II. — С. 88.:
  66. АВПР, ф. 100, 1724 г., д. 2, л. 4 и об. Подлинник. Опубл. в сб.: Армяно-русские отношения в первой трети XVIII века. Том II, часть II, Ереван, 1967, док. № 309.
  67. Раффи. Меликства хамсы.
  68. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI — начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 71.:
  69. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 199. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  70. Michael P. Croissant, The Armenia-Azerbaijan conflict: causes and implications, p.11:
  71. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 200. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  72. Акты собранные Кавказскою Археографическою комиссиею. Том II. Тифлис, 1868 г., стр. 705.
  73. 1 2 Artie H. Arslanian / Middle Eastern Studies / Vol. 16/ Январь 1980/ стр. 92-104 Artie H. Arslanian / MIDDLE EASTERN STUDIES / Vol. 16 /January 1980 /pp. 92-104
  74. Audrey L. Alstadt. Karabakh and Zangezur // The Azerbaijani Turks: Power and Identity under Russian Rule.
  75. Tim Potier. Conflict in Nagorno-Karabakh, Abkhazia and South Ossetia: A Legal Appraisal. — С. 2.
  76. Charlotte Mathilde Louise Hille. State Building and Conflict Resolution in the Caucasus. — С. 167.
  77. Постановление Кавбюро от 4 июля 1921 года. ЦПА ИМЛ, ф. 85, оп. 18, д. 58, л. 17. Постановление от 5 июля: ЦПА ИМЛ, ф. 85, оп. 18, д. 58, л. 18.//Нагорный Карабах в 1918—1923 гг. Сборник документов и материалов. Издательство АН Армении. Ереван, 1991, стр 649—650.
  78. 1 2 George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.
  79. 1 2 Анатолий Ямсков. «Традиционное землепользование кочевников исторического Карабаха и современный армяно-азербайджанский этнотерриториальный конфликт», стр. 174:
  80. 1 2 Мкртчян, 1985, с. 55: «Этническая граница между армянским и азербайджанским населением в какой-то мере совпала с физико-географической границей, проходя по западной окраине Мильско-Карабахской степи. Горные и предгорные районы были в основном заселены армянами, а низменные — азербайджанцами. На это своеобразие в свое время обратили внимание уже дореволюционные авторы, отмечая, что "армянские селения (Саров и др.) встречаются здесь (на низменности — А. М.) как редкие оазисы". Такими же редкими вкраплениями в армянском этническом массиве были азербайджанские селения в горной полосе.».
  81. см. раздел об этническом составе в статье Шуша
  82. Мкртчян, 1985, с. 57—58: «Азербайджанское население, особенно, та его часть, которая вела отгонное скотоводческое хозяйство, в летний период пользовалось пастбищами (эйлагами) в пределах расселения армян... Таким образом, в летний период четко выраженная этническая граница как бы стиралась и образовывалась широкая полоса со смешанным населением.».
  83. Richard G. Hovannisian. The Republic of Armenia, Volume I: 1918-1919. — London: University of California Press, 1971. — 82 С. — 547 с. — ISBN 0-520-01805-2.
  84. Давид Львович Златопольский. Национальная государственность союзных республик. — 1968. — С. 295.
  85. Bradshaw, Michael J; George W. White. Contemporary World Regional Geography: Global Connections, Local Voices (англ.). — New York: McGraw-Hill Education, 2004. — P. 164. — ISBN 0-0725-4975-0.
  86. Yamskov, A. N. «Ethnic Conflict in the Transcausasus: The Case of Nagorno-Karabakh». Theory and Society, Vol. 20, No. 5, Special Issue on Ethnic Conflict in the Soviet Union October 1991, 659. Retrieved on February 13, 2007.
  87. 1 2 3 4 5 6 7 Демографическая ситуация в Нагорно-Карабахской республике. cyberleninka.ru. Дата обращения: 29 сентября 2020.
  88. Население Нагорно-Карабахской Республики. www.ethno-kavkaz.narod.ru. Дата обращения: 29 сентября 2020.
  89. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г./ под ред. (и с предисл. Н.А. Тройницкого). - Санкт-Петербург: издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел , 1899-1905. Елисаветпольская губерния. - 1904. - 4, XII, 184 с.
  90. Большая советская энциклопедия. I издание, том 1 (1926 год). Статья «Азербайджанская Советская Социалистическая Республика», раздел «Демография».
  91. Демографическая карта Карабаха: население медленно, но стабильно увеличивается. REGNUM (5 ноября 2012).
  92. Таблица 1.7. Численность наличного и постоянного населения НКР (городскoe, сельскoe) по данным переписей населения 1959, 1970, 1979, 1989, 2005, 2015 годов.
  93. Арсен Мелик-Шахназаров Глава 2. Шагреневая кожа Закавказья
  94. Гейдар Алиев: «Государство с оппозицией лучше» Архивировано 24 мая 2012 года.. Азербайджанская общественно-политическая газета ЭХО № 138 (383) Ср., 24 июля 2002
  95. Кто на стыке интересов? США, Россия и новая реальность на границе с Ираном. ИА REGNUM, 22 апреля 2006
  96. Анатолий Ямсков. Традиционное землепользование кочевников исторического Карабаха и современный армяно-азербайджанский этнотерриториальный конфликт, с. 184—185.
  97. Amirbayov, Elchin. «Shusha’s Pivotal Role in a Nagorno-Karabagh Settlement» in Dr. Brenda Shaffer (ed.), Policy Brief Number 6, Cambridge, MA: Caspian Studies Program, Harvard University, December 2001.
  98. Население территорий Елизаветпольской губернии, вошедшие позже в состав НКАО по данным 1886 года
  99. Шуша // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  100. Giovanni Guaita. Armenia between the Bolshevik hammer and Kemalist anvil // 1700 Years of Faithfulness: History of Armenia and its Churches (англ.). — Moscow: FAM, 2001. — ISBN 5898310134.

Литература и ссылки

Документы