Тихон (патриарх Московский)

(перенаправлено с «Тихон (Патриарх Московский)»)

Патриа́рх Ти́хон (в миру Васи́лий Ива́нович Белла́вин[3][Комм 1]; 19 [31] января 1865, погост Клин, Торопецкий уезд, Псковская губерния — 7 апреля 1925, Москва) — епископ Православной российской церкви; с 21 ноября (4 декабря) 1917 года патриарх Московский и всея России[4][5], первый после восстановления патриаршества в России.

Его Святейшество
Патриарх Тихон
Патриарх Тихон
Патриарх Московский и всея России
21 ноября (4 декабря) 1917 — 7 апреля 1925
Избрание 5 (18) ноября 1917
Интронизация 21 ноября (4 декабря) 1917
Церковь Православная российская церковь
Предшественник Адриан;
Стефан Яворский (патриарший местоблюститель)
Преемник Пётр (Полянский) (патриарший местоблюститель) до 1937;
Сергий
Митрополит Московский и Коломенский
до 13 августа 1917 года — архиепископ)
23 июня 1917 года — 21 ноября 1917 года
Избрание 21 июня 1917 года
Предшественник Макарий (Невский)
Преемник он сам как Патриарх Московский и всея России
Архиепископ Виленский и Литовский
22 декабря 1913 года — 23 июня 1917 года
Предшественник Агафангел (Преображенский)
Преемник Елевферий (Богоявленский)
Архиепископ Ярославский и Ростовский
25 января 1907 года — 22 декабря 1913 года
Предшественник Иаков (Пятницкий)
Преемник Агафангел (Преображенский)
Архиепископ Алеутский и Северо-Американский
до 6 мая 1905 года — епископ,
до 17 января 1900 года — Алеутский и Аляскинский)
14 сентября 1898 года — 25 января 1907 года
Предшественник Николай (Зиоров)
Преемник Платон (Рождественский)
Епископ Люблинский,
викарий Холмско-Варшавской епархии
19 октября 1897 года — 14 сентября 1898 года
Предшественник Гедеон (Покровский)
Преемник Герман (Иванов)
Образование Торопецкое духовное училище,
Псковская духовная семинария,
Санкт-Петербургская духовная академия
Имя при рождении Василий Иванович Беллавин
Рождение 31 января 1865(1865-01-31)
погост Клин, Торопецкий уезд, Псковская губерния, Российская империя
Смерть 7 апреля 1925(1925-04-07)[1][2] (60 лет)
Похоронен Донской монастырь
Диаконская хиротония 15 декабря 1891 года
Пресвитерская хиротония 22 декабря 1891 года
Принятие монашества 14 декабря 1891 года
Епископская хиротония 19 октября 1897 года
Канонизирован 9 октября 1989 года
Лик святости священноисповедник, святитель
День памяти 25 января (7 февраля), если это воскресный день, иначе в ближайшее воскресенье — Собор новомучеников и исповедников Российских,
25 марта (7 апреля) — преставление,
26 сентября (9 октября) — прославление,
5 (18) октября — Собор Московских святителей,
5 (18) ноября — избрание на патриарший престол
Почитается православная церковь
Награды
Кавалер ордена Святого Александра Невского Орден Святого Владимира 2-й степени Орден Святого Владимира 3-й степени Орден Святой Анны 1-й степени
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

1 ноября 1981 года Архиерейским собором РПЦЗ канонизирован в лике исповедников со включением в Собор новомучеников и исповедников Российских и 9 октября 1989 года прославлен Архиерейским собором Русской православной церкви[6].

Дореволюционная деятельностьПравить

Семья, образование, постриг, рукоположениеПравить

Василий родился в приходе Воскресенской церкви погоста Клин Торопецкого уезда Псковской губернии (ныне деревня в Куньинском районе Псковской области), в семье потомственного священника Иоанна Тимофеевича Беллавина (1824—1894); позднее родитель был переведён в приход Спасо-Преображенской церкви города Торопца, в Псковской епархии. Фамилия Беллавин была довольно распространена на Псковщине среди лиц духовного звания.

У Василия Беллавина было трое братьев, которые умерли, не дожив до старости. Мать, Анна Гавриловна, скончалась в ночь с 29 на 30 апреля 1904 года [Комм 2], после чего у него не осталось близких родственников. С юных лет Василий отличался религиозной настроенностью, любовью к Церкви, кротостью и смирением.

Девяти лет от роду Василий поступил в Торопецкое духовное училище, а в 1878 году, по окончании училища, покинул родительский дом, чтобы продолжить образование в Псковской духовной семинарии. По словам современника, «Тихон был очень добродушным, кротким и богобоязненным без лукавства и святошества»; среди своих товарищей по Псковской семинарии имел шутливое прозвище «Архиерей». Товарищи уважали его за блестящие успехи в науках и всегдашнюю готовность помочь, особенно в составлении и исправлении многочисленных в семинарии сочинений.

После семинарии поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, где среди товарищей имел прозвище «Патриарх». Среди его однокурсников были Иван Никифоровский, преподаватель Витебской духовной семинарии и миссионер в Самарской губернии, а также протопресвитер Константин Изразцов, миссионер в Южной Америке[7], который вспоминал Василия: «Во всё время академического курса он был светским и ничем особенным не проявлял своих монашеских наклонностей. Его монашество после окончания Академии поэтому для многих его товарищей явилось полной неожиданностью»[8].

В июне 1888 года двадцати трёх лет от роду окончил духовную академию со степенью кандидата богословия и правом получения степени магистра без нового устного испытания[9]. 11 июня 1888 года приказом обер-прокурора Святейшего синода назначен преподавателем основного, догматического и нравственного богословия в Псковскую духовную семинарию[10].

14 (26) декабря 1891 на 26-м году жизни Василий Беллавин был пострижен в монашество с именем Тихон[Комм 3] епископом Псковским и Порховским Гермогеном (Добронравиным). На следующий день, 15 (27) декабря 1891, в кафедральном соборе Пскова инок Тихон был рукоположён в сан иеродиакона. В следующее архиерейское служение, 22 декабря 1891 (3 января 1892), иеродиакон Тихон был удостоен сана иеромонаха[11].

В марте 1892 года определением Святейшего синода назначен инспектором Холмской духовной семинарии; в июне 1892 года — ректором Казанской, а в июле — ректором Холмской семинарии. Состоял председателем Холмско-Варшавского епархиального училищного совета; председателем совета (с 8 сентября 1899 года — почётным членом) Свято-Богородицкого православного братства и цензором братских изданий, награждён знаком Холмского братства 1-й степени.

19 октября 1897 года на 34-м году жизни хиротонисан во епископа Люблинского, викария Холмско-Варшавской епархии. Хиротония была совершена в Троицком соборе Александро-Невской лавры митрополитом Петербургским и Ладожским Палладием при участии других архиереев.

Деятельность в Северной АмерикеПравить

14 сентября 1898 года назначен епископом Алеутским и Аляскинским — вместо назначенного в Симферополь епископа Николая (Зиорова); с 17 января 1900 года — епископ Алеутский и Северо-Американский.

В мае 1900 года отплыл в Аляску с 78-дневным пастырским визитом и стал первым епископом, посетившим отдалённые районы Аляски за 55 лет.

29 ноября 1903 года высочайше утверждён доклад Святейшего синода об учреждении Аляскинского викариатства в Североамериканской епархии; викарием повелено быть наместнику Чудова монастыря архимандриту Иннокентию (Пустынскому).

1 февраля 1904 года власти согласились на возведение архимандрита Рафаила (Хававини) в епископа Бруклинского, 2-го викария, хиротония которого состоялась 29 февраля 1904 года в храме святителя Николая в Бруклине (храм на Pacific Street был приобретён сиро-арабами в 1902 году).

5 мая[12] 1905 года возведён в сан архиепископа (архиепископ Алеутский и Североамериканский).

По предложению владыки Тихона, 1 (14) сентября 1905 года архиерейская кафедра была перенесена из Сан-Франциско в Нью-Йорк[13], где попечением епископа и стараниями протоиерея Александра Хотовицкого к 1903 году был выстроен Николаевский собор в Манхэттене.

В 1905 году в Миннеаполисе была открыта первая в США православная духовная семинария, в 1912 году переведённая в Тенафлай[en], Нью-Джерси[14]; в 1923 году Свято-Платоновская семинария в Тенафлай была закрыта из-за отсутствия финансовых средств[15][16].

В епископство Тихона имели место случаи перехода ряда американцев из инославия в лоно Российской церкви. Так, бывший священник Епископальной церкви США Нафанаил Ингрэм Ирвин (Ingram N. W. Irvine) был хиротонисан во пресвитера архиепископом Тихоном в Нью-Йорке 23 октября 1905 года.

При его деятельном участии продолжился и завершился перевод богослужебных текстов на английский язык: перевод Евхология на английский выполнен Изабель Хэпгуд (Isabel Hapgood) с греческого и церковнославянского языков[17].

При нём были открыты десятки новых храмов, активную роль в строительстве и организации приходов при которых принимало Русское православное кафолическое общество взаимопомощи. По предложению последнего архиепископ Тихон благословил иеромонаха Арсения (Чаговцова) на строительство первого православного монастыря в Северной Америке (Саут-Кейнан, штат Пенсильвания), при котором была устроена школа-приют для сирот[18].

При Тихоне в состав епархии вошли 32 общины, пожелавшие перейти из униатства в православие, что явилось продолжением «движения Товта», приведшего в православие около 250 тысяч русинских грекокатоликов. С 1903 по 1908 год Тихону приходилось преодолевать также последствия серафимитского раскола в Канаде, связанного с деятельностью Степана Уствольского, главы самопровозглашённой Православной церкви всероссийского патриаршества.

На Ярославской и Виленской кафедрахПравить

 
Архиепископ Виленский и Литовский Тихон (Беллавин)

25 января 1907 года последовал перевод на кафедру Ярославскую и Ростовскую (13 марта отбыл из Америки).

Прибыл поездом в Ярославль в 2 часа дня 11 апреля 1907 года[19]; был встречен на вокзале, среди прочих лиц, своим викарием — епископом Угличским Евсевием (Гроздовым). Его викариями в Ярославской епархии позднее были: Угличский Иосиф (Петровых) — с 1909 года; Рыбинский Сильвестр (Братановский) — с 1910 года.

Состоял почётным председателем ярославского отделения Союза русского народа[20].

В ходе празднования 300-летия дома Романовых встречал императорскую семью при входе в Успенский собор Ярославля, затем давал императору объяснения в Спасском монастыре, бывшем местом пребывания царя Михаила Фёдоровича в 1613 году[21].

22 декабря 1913 года, вследствие, согласно некоторым свидетельствам[22], конфликта с ярославским губернатором графом Д. Н. Татищевым, был переведён в Вильну (Северо-Западный край). При переводе из Ярославля Городская дума Ярославля почтила его титулом «Почётного гражданина города Ярославля»[23]; Святейший синод в сентябре 1914 года разрешил ему принять звание — «случай избрания епископа почётным гражданином города является чуть ли не единственным в истории Русской Церкви»[24]. Покинул Ярославль 20 января 1914 года после напутственного молебна в соборе Спасского монастыря, провожаемый, среди прочих, губернатором графом Татищевым[25].

В Вильне сменил архиепископа Агафангела (Преображенского). Во время Первой мировой войны был в эвакуации в Москве.

В это время архиепископ Тихон пользуется большой популярностью в народе, по некоторым источникам, для благословения к нему приходили даже католики и староверы.

Высочайший рескрипт, данный ему 6 мая 1916 года, гласил: «<…> Ваши непрестанные святительские заботы о благе паствы вашей <…> снискали Моё Монаршее благоволение, в изъявление коего Всемилостивейше жалую вам препровождаемый при сем бриллиантовый крест для ношения на клобуке»[26].

10 сентября 1916 года посетил прифронтовую Княгининскую церковь на станции Кривичи[27].

После падения монархииПравить

9 марта 1917 года после Февральской революции подписал воззвание Синода, в котором говорилось: «Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на её новом пути»[28].

Несмотря на это, обер-прокурор Святейшего синода во Временном правительстве Владимир Львов в середине апреля подобрал на летнюю сессию новый состав Синода, в который из прежних членов вошёл только архиепископ Сергий (Страгородский). До того архиепископ Виленский Тихон вызывался на зимнюю сессию Синода 1916—1917 годов; в новый состав Синода вызван не был[29].

Избрание московским святителемПравить

 
Тихон как московский митрополит благословляет 2-й Московский женский батальон смерти перед отправкой на фронт, 1917 год, Москва, Красная площадь (фото из журнала «Искра»)

В мае 1917 года в Российской церкви была введена выборность епархиальных структур церковного управления; летом того же года в ряде епархий прошли выборы правящих архиереев. 19 июня 1917 года в Москве открылся Съезд духовенства и мирян Московской епархии для выборов возглавителя епархии: 21 июня, посредством тайного голосования, правящим архиереем Москвы был избран архиепископ Тихон. Определение Святейшего синода от 23 июня (ст. ст.) 1917 года № 4159 постановляло:

Избранному свободным голосованием клира и мирян московской епархии на кафедру московского епархиального архиерея, архиепископу литовскому и виленскому Тихону — быть архиепископом московским и коломенским, Свято-Троицкия Сергиевы лавры священно-архимандритом без возведения в сан митрополита до решения этого вопроса собором[30].

Определением Святейшего синода от 13 августа 1917 года № 4979, утверждённым Временным правительством 14 августа, был возведён в сан митрополита[31].

Избрание патриархом ВсероссийскимПравить

15 августа 1917 года, в день Успения Богородицы, литургией, совершённой митрополитом Владимиром (Богоявленским) в кремлёвском Успенском соборе, открылся Всероссийский Поместный собор 1917—1918 годов. Более половины участников Собора были миряне. Согласно уставу Собора, право голоса было даровано священнослужителям и мирянам наравне с архиереями, но архиерейское совещание имело право вето по отношению к решениям, принятым на пленарных заседаниях[32]. На Соборе разгорелась оживлённая дискуссия о потребном высшем церковном управлении. Далеко не все участники высказывались за реставрацию патриаршества; против выступала значительная группа профессоров-богословов. После революции и прихода к власти большевиков в Петрограде 28 октября (10 ноября) прения по вопросу были прекращены, и было принято решение о восстановлении патриаршества.

 
Жребий с именем митрополита Тихона

Избрание было решено проводить в два этапа: тайным голосованием и посредством жребия. Наибольшее число голосов получили (по убывающей) архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий), архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий) и Тихон, митрополит Московский. 5 (18) ноября 1917, после литургии и молебна в храме Христа Спасителя, старец Зосимовой пустыни Алексий (Соловьёв) вынул жребий пред Владимирской иконой Божией Матери, перенесённой из расстрелянного незадолго до того Успенского собора; митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) огласил имя избранного: «митрополит Тихон»[33]. Таким образом, избранником оказался кандидат, набравший наименьшее количество голосов. В тот же день, в 3 часа пополудни, все архиереи — члены Собора собрались в Троицком подворье на Самотёке (резиденции Московских митрополитов). По пении Тон деспо́тин[34], к наречённому патриарху обратился с речью архиепископ Антоний (Храповицкий) (кандидат, набравший наибольшее число голосов), сказав, в частности:

Сие избрание нужно назвать по преимуществу делом Божественного Промысла по той причине, что оно было бессознательно предсказано друзьями юности, товарищами Вашими по академии. Подобно тому, как полтораста лет тому назад мальчики в Новгородской бурсе, дружески, шутя над благочестием своего товарища Тимофея Соколова, кадили перед ним своими лаптями, воспевая ему величание, как Божиему угоднику, а затем их внуки совершали уже настоящее каждение пред нетленными мощами его, то есть Вашего небесного покровителя Тихона Задонского; так и Ваши собственные товарищи прозвали Вас патриархом, когда Вы были ещё мирянином и когда ни они, ни Вы сами не могли и помышлять о действительном осуществлении такого наименования <…>[35].

7 ноября наречённый патриарх отбыл в Троице-Сергиеву лавру, где пробыл несколько дней, о чём сохранились воспоминания архимандрита Кронида (Любимова), наместника лавры.

Интронизация состоялась 21 ноября 1917 года (4 декабря по н. ст.) в кремлёвском Успенском соборе, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Деятельность Поместного Собора 1917—1918 годовПравить

 
Панагия патриарха Тихона

Первая сессия собора приняла ряд нормативно-правовых документов для устроения церковной жизни в новых условиях: Определение о правовом положении Церкви в государстве, которое, в частности, предусматривало: первенствующее публично-правовое положение Православной Церкви в Российском государстве; независимость Церкви от государства — при условии согласования церковного и светского законоуложений; обязательность православного исповедания для главы государства, министра исповеданий и министра народного просвещения. Были утверждены Положения о Священном Синоде и Высшем Церковном Совете как высших органах управления в период между созывами поместных соборов.

 
Патриарх Московский и всея России Тихон.

Вторая сессия открылась 20 января (2 февраля) 1918 года и закончилась в апреле. В условиях крайней политической нестабильности собор поручил Патриарху тайно назначить своих местоблюстителей, что он и исполнил, назначив митрополитов Кирилла (Смирнова), Агафангела (Преображенского) и Петра (Полянского) в качестве возможных своих преемников.

Поток вестей о расправах над духовенством, в особенности убийство митрополита Киевского Владимира (Богоявленского), побудил учредить особое поминовение исповедников и мучеников, «скончавших жизнь свою за православную веру». Были приняты Приходской устав, призванный сплотить прихожан вокруг храмов, а также определения об епархиальном управлении (предполагающем более активное участие в нём мирян), против новых законов о гражданском браке и его расторжении (последнее ни в коей мере не должно было затрагивать церковного брака) и другие документы.

20 сентября 1918 года Поместный Собор вынужденно прекратил свою продолжавшуюся 13 месяцев работу, не завершив её[36].

Анафема и иные заявленияПравить

19 января 1918 года патриарх Тихон издал своё знаменитое «Воззвание», которое, в частности, гласило:

Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей — загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей земной.

Властью, данною Нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите ещё имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной.

Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: «Измите злаго от вас самех» (1Кор. 5:13)[37].

Хотя в общественном сознании закрепилось мнение[38], что анафема была изречена на большевиков, последние не названы явно; патриарх осудил тех, кто:

гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово, и вместо любви христианской всюду сеют семена злобы, ненависти и братоубийственной брани. Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним: ежедневно доходят до Нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чём не повинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполнили свой долг перед Родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному. И всё это совершается не только под покровом ночной темноты, но и въявь, при дневном свете, с неслыханной доселе дерзостью и беспощадной жестокостью, без всякого суда и с попранием всякого права и законности совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей отчизны: и в столицах, и на отдалённых окраинах (в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и др.).

Всё сие преисполняет сердце Наше глубокою болезненной скорбью и вынуждает Нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по завету св. апостола: «Согрешающих же пред всеми обличай, да и прочии страх имут» (1Тим. 5:20).

Более определёнен адресат его «Обращения к Совету Народных Комиссаров» от 26 октября 1918 года:

«Все, взявшие меч, мечем погибнут» (Мф. 26:52)

Это пророчество Спасителя обращаем Мы к вам, нынешние вершители судеб нашего отечества, называющие себя «народными» комиссарами. Целый год держите вы в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину октябрьской революции, но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает Нас сказать вам горькое слово правды.

Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания?

По истине вы дали ему камень вместо хлеба и змею вместо рыбы (Мф. 7:9—10). Народу, изнурённому кровопролитной войной, вы обещали дать мир «без аннексий и контрибуций».

От каких завоеваний могли отказаться вы, приведшие Россию к позорному миру, унизительные условия которого даже вы сами не решились обнародовать полностью? Вместо аннексий и контрибуций великая наша родина завоёвана, умалена, расчленена и в уплату наложенной на неё дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото. <…>[39]

21 июля 1918 года в слове, сказанном по Евангелии в Казанском соборе на Красной площади, осудил убийство Николая II и то, что «Исполнительный комитет одобрил это и признал законным»[40].

20 ноября 1920 года патриарх Тихон издал указ № 362 — свод указаний для епархиальных архиереев на случай разобщения епархий с Высшим церковным управлением или прекращения его существования[41]. По этому указу, в случае невозможности для епархиального архиерея осуществлять связь с органами высшей церковной власти или в случае ликвидации органов высшей церковной власти он мог, совместно с архиереями соседних епархий, организовать «высшую инстанцию церковной власти» и даже принимать на себя «всю полноту власти, предоставленной ему церковными канонами» в пределах своей епархии. Найденный патриархом выход из кризиса сохранил управляемость церкви, но не её единство. К этому указу неизменно апеллировали практически все расколы, возникавшие в Русской православной церкви на протяжении XX века[42][43].

Уголовное преследованиеПравить

Всероссийский центральный исполнительный комитет 23 февраля 1922 года (н. ст.) опубликовал декрет, в котором постановлял местным Советам «изъять из церковных имуществ, переданных в пользование групп верующих всех религий, по описям и договорам все драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие коих не может существенно затронуть интересы самого культа, и передать в органы Народного Комиссариата Финансов для помощи голодающим». Декрет предписывал «пересмотр договоров и фактическое изъятие по описям драгоценных вещей производить с обязательным участием представителей групп верующих, в пользование коих указанное имущество было передано»[44]. В тот же день была издана специальная инструкция о порядке изъятия церковных ценностей, предусматривавшая точные условия производства работ по изъятию и гарантировавшая правильность этого изъятия.

В связи с декретом о изъятии ценностей патриарх Тихон обратился к верующим с Воззванием от 15 (28) февраля 1922 года:

<…> Мы нашли возможным разрешить церковно-приходским Советам и общинам жертвовать на нужды голодающих драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления, о чём и оповестили Православное население 6 (19) февраля с. г. особым воззванием, которое было разрешено Правительством к напечатанию и распространению среди населения.

Но вслед за этим, после резких выпадов в правительственных газетах по отношению к духовным руководителям Церкви, 10 (23) февраля ВЦИК, для оказания помощи голодающим, постановил изъять из храмов все драгоценные церковные вещи, в том числе и священные сосуды и прочие богослужебные церковные предметы. С точки зрения Церкви подобный акт является актом святотатства, и Мы священным Нашим долгом почли выяснить взгляд Церкви на этот акт, а также оповестить о сем верных духовных чад Наших. Мы допустили, ввиду чрезвычайно тяжких обстоятельств, возможность пожертвования церковных предметов, не освящённых и не имеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертвованиям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были откликом любящего сердца на нужды ближнего, лишь бы они действительно оказывали реальную помощь страждущим братьям нашим. Но Мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается Ею как святотатство — миряне отлучением от Неё, священнослужители — извержением из сана (73-е правило Апостольское, 10-е правило Двукратного Вселенского Собора)[45].

Патриарх Тихон считал, что церковные ценности по церковным канонам принадлежат Богу и Церкви и распорядителю — епископу; в своём Послании он употреблял выражение «святотатство» по отношению к изъятию церковных ценностей в пользу голодающих кем-либо, в том числе органами советской власти, в значении — похищение священных вещей[46].

Послание Патриарха было разослано епархиальным архиереям с предложением довести его до сведения каждого прихода.

Специальная экспертиза на суде над патриархом Тихоном, в составе профессора Кузнецова, епископа Антонина, священников Ледовского и Калиновского постановила, что указанные патриархом Тихоном правила позволяют изымать все церковные ценности[47]. Эксперты и специалисты по церковному праву профессора Н. Д. Кузнецов, Н. М. Никольский, В. Н. Бенешевич и другие показали, что изъятие церковных ценностей не противоречит христианству. Напротив, с точки зрения различных церковных авторитетов, объясняли эксперты, церковные ценности можно передавать и продавать для помощи голодающим[48].[49]. Например, в книге «Правила [ΚΑΝΟΝΕΣ] православной церкви с толкованиями Никодима епископа», изданной в 1911 году, написано следующее толкование на 73 правило святых апостолов:

Впрочем, бывали примеры в самые древние времена, что некоторые епископы брали из церкви все, что в ней было самого драгоценного, даже священные сосуды, и обращали их в деньги, когда являлась потребность накормить голодных или выкупить пленных. Это были дела милосердия, заповеданные Самим Богом, и к ним не может быть применимо ни это Ап. правило, ни другие подобные ему[50].

В секретной инструкции к посланию патриарх Тихон уведомлял епископат и духовенство:

Хвалим и лобызаем архимандрита Никодима, настоятеля Юрьева монастыря Новгорода, богодухновенно отдавшего из монастыря ценности на многие миллионы рублей на священную войну против тевтонов (немцев).
Мы с гневом отвергаем и караем отлучением от Церкви даже добровольное пожертвование священных риз чаш: важно не что давать, а кому давать. Читая строки послания нашего, указуйте о сем своей пастве на собраниях, на которых вы можете и должны бороться против изъятия ценностей. Мы разрешаем отдавать только лом и подвески с образов… [51][52][53]

При изъятии церковных ценностей были и крупные сопротивления, в том числе и вооруженные. Эти столкновения между представителями власти и верующими были организованы отдельными представителями духовенства, взявшими за идеологическую основу к своей деятельности послание патриарха Тихона. Наиболее серьезные выступления против изъятия церковных ценностей в помощь голодающих были в Шуе и Смоленске[54].

В Москве выступления против изъятия ценностей произошли у церквей Богоявления в Дорогомилове, Николы Явленного на Арбате, Василия Кесарийского и других, организатором их было московское духовенство во главе с архиепископом Никандром и самим патриархом[55].

По словам одного из видных церковных деятелей и одного из лидеров обновленчества Красницкого, 1414 кровавых столкновений имело место в стране в результате Послания патриарха Тихона против Декрета ВЦИК об изъятии церковных ценностей в пользу голодающих[56].

 
Тихон

28 марта 1922 года из-за этого письма патриарха Тихона вызвали на Лубянку и допросили. После этого его вызывали в ГПУ 31 марта, 8 апреля и 5 мая. Все эти допросы не дали ожидаемого результата: осуждение Патриархом Тихоном антиправительственных действий духовенства не состоялось. На допросе 9 мая 1922 года патриарха ознакомили с приговором по московскому процессу о привлечении его к судебной ответственности и взяли подписку о невыезде.

По распространенной версии с 6 мая 1922 года патриарх Тихон находился под домашним арестом на Троицком подворье. Однако эта версия вызывает сомнение у историка В. В. Лобанова. 9 мая на допросе патриарх дал расписку начальнику Секретного отдела ВЧК при СНК РСФСР Самсонову об ознакомлении его с приговором Ревтрибунала о привлечении его к судебной ответственности, а также подписку о невыезде из Москвы[57]. 19 мая 1922 года патриарх Тихон был помещен в Донской монастырь в одну из квартир маленького двухэтажного дома рядом с северными воротами. В житии святителя Тихона указывалось, что теперь он находился под строжайшей охраной, ему запрещалось совершать богослужение. Только раз в сутки его выпускали на прогулку на огороженную площадку над воротами, напоминавшую большой балкон. Посещения не допускались. Патриаршая почта перехватывалась и изымалась[58].

В газете «Известия» от 6 апреля 1923 года появилось сообщение: «11 апреля судебная коллегия Верховного суда начинает слушать дело бывш. патриарха Тихона и его ближайших приспешников <…> Процесс будет слушаться в Колонном зале Дома Союзов»[Комм 4][59]. Номер от 11 апреля содержал краткое извещение: «Процесс бывш. патриарха Тихона откладывается на некоторое время. О дне начал процесса будет объявлено особо»[60].

12 апреля 1923 года Политбюро приняло решение: «Поручить Секретариату ЦК вести дело Тихона со всею строгостью, соответствующей объёму колоссальной вины, совершённой Тихоном», что означало указание суду на необходимость вынесения смертного приговора; 19 апреля Тихон был под стражей препровождён во внутреннюю тюрьму ГПУ, где проходили допросы; 8 мая он был перемещён в ранее занимаемый им дом в Донском монастыре (продолжая находиться под стражей) — для того, чтобы туда могли прибыть делегаты обновленческого Собора, проходившего с конца апреля, с объявлением о лишении его сана и монашества[61].

8 июня 1923 года патриарх был увезен из Донского монастыря обратно в тюрьму на Лубянке. К этому времени ГПУ и Политбюро окончательно отказались от планов проведения судебного процесса над патриархом. Государственной власти было необходимо признание своей легитимности со стороны патриарха, от него требовалась некая «Декларация» о лояльности, которая сделала бы новую власть законной в глазах верующих, кроме того, нужно было, наконец, добиться отречения от заграничного духовенства[61].

Идея освободить патриарха из-под ареста и разрешить ему церковную деятельность, потребовав взамен раскаяния перед советской властью, впервые была высказана Ярославским 11 июня 1923 года. Для этого патриарх Тихон должен был раскаяться в совершенных им антисоветских преступлениях, выразить свое теперешнее лояльное отношение к cоветской власти, отмежеваться открыто и в резкой форме от всех контр-революционных организаций, включая участников эмигрантского Карловацкого церковного собора, выступавших за свержение советской власти, отвергнуть «происки» ряда глав зарубежных церквей: папы Римского, архиепископа Кентерберийского и Патриарха Константинопольского, объявить о проведении церковных реформ (нового стиля). В трех «покаянных» документах патриарх Тихон выполнил все разработанные Ярославским и утвержденные Политбюро пункты условий освобождения из-под ареста. При этом однако, несмотря на неоднократные требования антирелигиозного комитета, патриарх Тихон не высказал своего отрицательного отношения к «проискам» первосвященников двух церквей (православной и протестантской) — Патриарха Константинопольского Мелетия и Архиепископа Кентерберийского Томаса[62].

Его заявление от 16 июня в Верховный суд РСФСР с ходатайством об изменении принятой в отношении него меры пресечения выражало раскаяние в «поступках против государственного строя»; в газете «Известия» за 1 июля было опубликовано «Факсимиле заявления гр. Белавина (бывш. патриарха Тихона) в Верховный Суд РСФСР» (текст заявления публиковался ранее, 27 июня):

Обращаясь с настоящим заявлением в Верховный Суд РСФСР, я считаю необходимым по долгу своей пастырской совести заявить следующее:

Будучи воспитан в монархическом обществе и находясь до самого ареста под влиянием антисоветских лиц, я действительно был настроен к Советской власти враждебно, причём враждебность из пассивного состояния временами переходила к активным действиям. Как то: обращение по поводу Брестского мира в 1918, анафематствование в том же году власти и наконец воззвание против декрета об изъятии церковных ценностей в 1922. Все мои антисоветские действия за немногими неточностями изложены в обвинительном Заключении Верховного Суда. Признавая правильность решения Суда о привлечении меня к ответственности по указанным в обвинительном заключении статьям уголовного кодекса за антисоветскую деятельность, я раскаиваюсь в этих проступках против государственного строя и прошу Верховный Суд изменить мне меру пресечения, то есть освободить меня изъ под стражи.

При этом я заявляю Верховному Суду, что я отныне Советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежёвываюсь как от зарубежной, так и внутренней монархическо-белогвардейской контрреволюции[63].

В том же номере газеты рядом с факсимиле заявления Тихона были опубликованы комментарии в иностранной прессе «об освобождении Тихона» и карикатура на «эмигрантских „литераторов“» (центральная фигура изображала Александра Керенского), оторвавшихся от чтения эмигрантских газет с сообщениями о гонениях на Патриарха и злобно глядящих на свинью с надписью «Заявление б. патриарха Тихона» — с возгласами: «Подложил свинью!» Там же был напечатан материал под заголовком «Религиозные гонения в Польше» — о притеснениях православных в восточных регионах страны (Ровно, Луцке и другие).

26 июня 1923 года было принято постановление об освобождении Тихона, и 27 июня ему была предоставлена свобода в организации деятельности «Патриаршей» церкви (власти на тот момент поддерживали и признавали обновленческие структуры, созданные при помощи ГПУ в мае 1922 года). Большинство исследователей склонны видеть основную причину отмены готовившегося судебного процесса в уступке правительства в ответ на ноту Керзона (известна как ультиматум Керзона), вручённую НКИД 8 мая от имени правительства Великобритании[62]. Нота содержала угрозу полного разрыва сношений с СССР и требовала, среди прочего, прекращения репрессий против Церкви и духовенства (пункты 21 и 22[64]).

Редакционная статья в партийной газете «Правда» от 27 июня завершалась так:

<…> Пусть же пролетарии и крестьяне всего мира, до которых докатилась провокационная кампания политических архиепископов[65] и благочестивых империалистов, — пусть же они узнают, каким плевком наградил их бывший патриарх, которого они хотели использовать, чтобы вонзить свои гнилые зубы в живое тело трудовой советской страны[66].

4 июля «Известия» опубликовали материал «„Обращение“ патр. Тихона к „архипастырям, пастырям и пасомым православной церкви российской“» от 28 июня, в котором патриарх Тихон ставил под вопрос легитимность Собора 1923 года (обновленческого) и пояснял:

Из постановлений его можно одобрить и благословить введение нового стиля календарного и в практику церковную. Что касается моего отношения к Советской власти в настоящее время, то я уже определил его в своём заявлении на имя Верховного Суда, который я прошу изменить меру пресечения, то есть освободить из-под стражи. В том преступлении, в котором я признаю себя виновным, по существу виновно то общество, которое Меня, как Главу Православной Церкви, постоянно подбивало на активные выступления тем или иным путём против Советской власти. Отныне Я определённо заявляю всем тем, что их усердие будет совершенно напрасным и бесплодным, ибо Я решительно осуждаю всякое посягательство на Советскую власть, откуда бы оно ни исходило. Пусть все заграничные и внутренние монархисты и белогвардейцы поймут, что я Советской власти не враг. Я понял всю ту неправду и клевету, которой подвергается Советская власть со стороны её соотечественных и иностранных врагов и которую они устно и письменно распространяют по всему свету. Не минули в этом обойти и меня; в газетах[sic] «Новое Время» от 5 мая за № 606 появилось сообщение, что будто бы ко мне при допросах чекистами была применена пытка электричеством. Я заявляю, что это сплошная ложь и очередная клевета на Советскую власть[67].

Тем не менее он оставался под следствием, и легализации (то есть регистрации в органах власти) Патриархии как органа управления не произошло; решение о прекращении следствия и закрытии дела было принято Политбюро ЦК РКП(б) 13 марта 1924 года, а затем и Президиумом ЦИК СССР 21 марта[62].

В начале 1925 года под руководством начальника 6-го отделения СО ГПУ Евгения Тучкова началась разработка «шпионской организации церковников», которую, по замыслу следствия, возглавлял патриарх Тихон; 21 марта Патриарх был допрошен на Лубянке. Из постановления Особого совещания при коллегии ОГПУ от 19 июня о прекращении и сдаче в архив дела ввиду смерти подследственного явствует, что существовало «дело № 32530 по обвинению гр. Белавина Василия Ивановича по 59 и 73 ст. ст. УК»[68]; состав преступления по 59-й статье Уголовного кодекса РСФСР включал в себя «сношение с иностранными государствами или их отдельными представителями с целью склонения их к вооружённому вмешательству в дела Республики, объявлению ей войны или организации военной экспедиции», что предусматривало высшую меру наказания с конфискацией имущества.

Церковная смутаПравить

К началу 1921 года в заседаниях Синода могло участвовать лишь весьма ограниченное количество епархиальных архиереев: многие были в эмиграции, другие не могли прибыть в Москву из-за внешних обстоятельств. Другой высший орган церковного управления — Высший церковный совет — распался за убылью своих членов. Вследствие такого положения высшая церковная власть на территории РСФСР практически осуществлялась единолично Патриархом; на территориях же Российского государства с ноября 1918 года создавались временные церковные управления[69].

В начале декабря 1921 года в Сремских Карловцах (Королевство сербов, хорватов и словенцев) завершил работу Первый Всезарубежный собор (Русское заграничное церковное собрание), который оформил де-факто независимое церковное образование русских беженцев (номинально признававшее патриарха Тихона), впоследствии именуемое как Русская православная церковь заграницей. 5 мая 1922 года в Москве в соединённом присутствии Священного синода и Высшего церковного совета под председательством патриарха Тихона было вынесено постановление, которым Патриархия отмежевалась от решений и заявлений Собора в Сремских Карловцах и требовала «упразднить Высшее Церковное Управление за-границей»[70]. Карловчане исполнили распоряжение чисто формально: 2 сентября 1922 года Собор зарубежных архиереев упразднил ВЦУЗ и образовал Временный заграничный Священный синод.

12 мая 1922 года протоиерей Александр Введенский вместе со священниками Калиновским, Красницким, Белковым и псаломщиком Стадником прибыл в Троицкое подворье на Самотёке, где тогда находился под домашним арестом патриарх Тихон. Обвинив Патриарха в необдуманной политике, приведшей к конфронтации Церкви с государством и к анархии в церковном управлении, группа потребовала, чтобы он временно отказался от своих полномочий[71]. По некотором размышлении Тихон подписал резолюцию о временной передаче церковной власти с 16 мая митрополиту Ярославскому Агафангелу. 14 мая в «Известиях» было напечатано подписанное епископом Антонином Грановским и рядом священников воззвание «Верующим сынам православной церкви России», говорившее о необходимости проведения нового Поместного собора для преодоления церковной разрухи, вина за которую всецело возлагалась на патриарха Тихона: «Верхи священноначалия держали сторону врагов народа. <…> Руководимая высшими иерархами гражданская война церкви против государства должна быть прекращена»[72]. Воззвание Антонина и иже с ним было опубликовано также в большевистской газете «Правда», где его сопровождала статья от редакции «Церковная демократия против церковного феодализма», заканчивавшаяся словами: «<…> нужно приветствовать шаг церковной демократии, срывающей все личины с жадных святейших персон»[73].

15 мая депутация обновленцев была принята председателем ВЦИК Михаилом Калининым, и на следующий день было объявлено об учреждении нового Высшего церковного управления (ВЦУ). Последнее полностью состояло из сторонников обновленчества; первым его руководителем стал епископ Антонин (Грановский), возведённый в сан митрополита. На следующий день власти, чтобы облегчить обновленцам задачу овладения властью, перевезли патриарха Тихона в Донской монастырь в Москве, где он находился в строгой изоляции. К концу 1922 года обновленцы смогли занять две трети из 30 тысяч действовавших в то время храмов. Так начался так называемый обновленческий раскол, который до определённого времени поддерживался органами государственной власти РСФСР и СССР. Церковная структура («староцерковники»), возглавляемая патриархом Тихоном, оказалась вне закона.

Второй Поместный всероссийский собор (первый обновленческий), открывшийся 29 апреля 1923 года в Москве, в храме Христа Спасителя, высказался в поддержку советской власти и 3 мая вынес решение о лишении сана «бывшего патриарха Тихона», а также лишении его монашества:

<…> Священный Собор Православной Церкви 1923 года осуждает контр-революционную борьбу и её методы — методы человеконенавистничества. В особенности Собор 1923 года скорбит об анафематствовании Советской власти и всех, её признающих. Собор объявляет анафематствование не имеющим никакой силы. 2. Собор 1923 года осуждает всех тех, кто шёл этим путём и других вёл за собой. И прежде всего это касается ответственного руководителя всей церковной жизнию — Патриарха Тихона, так как патриарх Тихон вместо подлинного служения Христу служил контрреволюции и этим, как лицо, которое должно правильно вести всю церковную жизнь, ввёл в заблуждение широкие церковные массы, то Собор считает Тихона отступником от подлинных заветов Христа и предателем Церкви. На основании церковных канонов сим объявляет его лишённым сана и монашества и возвращённым в первобытное мирское положение. Отныне патриарх Тихон — мирянин Василий Беллавин[74][75].

4 мая 1923 года, согласно сообщению «Известий»[76], постановление Собора было вручено лично Тихону.

По своём освобождении 26 июня 1923 года принял участие в похоронах настоятеля храма святителя Николая в Клённиках Алексия Мечёва.

1 июля Тихон издал специальное послание, а 15 июля того же года сделал с амвона собора Донского монастыря публичное заявление о своём возвращении к церковному управлению всею Российскою церковью и признании ничтожными всех действий обновленческого ВЦУ и ВЦС[77].

Бывший тогда председателем Московского епархиального совета Василий Виноградов (впоследствии протопресвитер РПЦЗ), будучи в эмиграции, свидетельствовал в своей книге:

«Покаянное заявление» Патриарха, напечатанное в советских газетах, не произвело на верующий народ ни малейшего впечатления. Без малейшей пропаганды весь верующий народ, как один человек, каким-то чудом Божиим, так формулировал своё отношение к этому «покаянному заявлению»: «Это Патриарх написал не для нас, а для большевиков». «Собор» же 1923 г. ни на один момент не имел для верующего народа ни малейшего авторитета: все хорошо понимали, что вся затея этого «собора» просто проделка Советской власти, никакой церковной значимости не имеющая. В результате своего просчёта Советская власть очутилась перед совершенно неожиданным для неё фактом: подавляющая масса верующего народа открыто приняла освобождённого Патриарха как своего единственного законного главу и руководителя, и Патриарх предстал пред глазами Советской власти не как возглавитель какой-то незначительной кучки верующих, а в полном ореоле фактического духовного вождя верующих народных масс[78].

Освобождение из-под стражи и в особенности то обстоятельство, что Тихон начал совершать богослужения, на которые стекались большие массы народа, вызвали обеспокоенность в среде обновленческого руководства. Под опубликованным 6 июля 1923 года материалом «Новое воззвание Тихона» (содержал извлечение из послания мирянам, якобы выпущенного «бывшим патриархом Тихоном», в котором вновь выражалась его «провинность перед народом и Советской властью» и осуждались действия «проживающих в России и за границей злоумных противников» её[79]) была помещена подборка мнений обновленческих деятелей[80], которые выражали мысль, что теперь Тихон должен признать также и законность постановления «II-го поместного всеросс. собора» (то есть своё низложение), а новый председатель ВЦС митрополит Одесский Евдоким (Мещерский) комментировал:

В бытность мою в Москве на всероссийском церковном соборе в кулуарах высказывалось предположение о том, что Тихон после того, когда карты его оказались раскрытыми, в значительной мере обезврежен. Однако мы не полагали, что Верховный суд проявит такое гуманное отношение к ярому врагу Советской власти. Для «Живой церкви» освобождённый Тихон также не страшен, так как контр-революционная часть духовенства после отречения Тихона от контр-революционных идей также поспешит от него отмежеваться. Для остатков «тихоновщины» освобождение Тихона, в смысле усиления реакционной части церкви, значения иметь не может. <…>[80]

Бывший же ранее председателем ВЦС митрополит Антонин (Грановский) в своём «разъяснении тихоновского обращения»[81] характеризовал поведение Тихона после освобождения как «бесцерковную, гордую, чванную, самолюбовательную, раздорническую, спесивую манифестацию».

Основываясь лишь на устном обещании свободы действий, не имея канцелярии, Патриарх пытался организовать общецерковное управление: был созван Временный Священный синод из трёх архиереев: архиепископа Тверского Серафима (Александрова), архиепископа Уральского Тихона (Оболенского) и викарного епископа Илариона (Троицкого); восстановлена деятельность прежнего состава московского Епархиального совета под председательством профессора протоиерея Василия Виноградова, принимавшего также участие и в некоторых заседаниях Синода.

Проходившее в Москве 10—18 июня 1924 года «Великое предсоборное совещание» обновленцев, которое избрало своим почётным председателем Вселенского патриарха Григория VII (тогда склонялся на сторону обновленцев под давлением кемалистов и был представлен в Москве архимандритом Василием Димопуло), на основании признания обновленческого Синода восточными патриархами вынесло заключение: «Отныне бывший Патриарх Тихон — глава секты»[82].

Последние месяцы, кончина и погребениеПравить

 
Патриарх Тихон и митрополит Пётр (Полянский) (слева)

9 декабря 1924 года при попытке разбойного нападения на дом патриарха в Донском монастыре был убит Яков Полозов — весьма близкий патриарху человек, бывший его келейником с 1902 года. Это произвело на патриарха гнетущее впечатление; он настоял, несмотря на сопротивление властей, на том, чтобы Полозов был похоронен на территории Нового Донского кладбища (могила вскоре была перенесена по инициативе родственников с территории Нового Донского кладбища к внешней стороне южной стены Малого Донского собора ввиду начавшегося строительства Донского крематория).

13 января 1925 года переехал в клинику Бакуниных (Остоженка, 19); но продолжал регулярно совершать богослужения в московских храмах. Последнее богослужение — хиротония епископа Сергия (Никольского) в храме Большое Вознесение 23 марта (5 апреля1925 года, за два дня до смерти.

28 февраля 1925 года патриарх Тихон обратился в НКВД с новым ходатайством о регистрации Священного синода в составе: патриарх Московский и всея России Тихон — председатель, митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский), митрополит Уральский и Николаевский Тихон (Оболенский), митрополит Тверской и Кашинский Серафим (Александров), митрополит Крутицкий Пётр (Полянский), епископ Херсонский и Одесский Прокопий (Титов), временно управлявший Самарской епархией епископ Мелитопольский, викарий Таврической епархии Сергий (Зверев). Ходатайство удовлетворено не было[83].

25 марта (7 апреля1925 года, в праздник Благовещения, патриарх скончался на 61-м году жизни — по официальным данным, от сердечной недостаточности[84] (мнение, что он мог быть отравлен, не имеет официального подтверждения[85]).

Характерно, что за семь лет своего патриаршества он совершил 777 литургий и около 400 вечерних богослужений. То есть получается, что он служил примерно каждые два-три дня…[86]

Чин погребения был совершён 30 марта (12 апреля) 1925 года, в Вербное воскресенье, в Донском монастыре; участвовали 56 архиереев и до 500 священников, пели хоры Чеснокова и Астафьева. Был похоронен с внутренней стороны южной стены трапезной Малого Донского собора. В день погребения патриарха Тихона состоялось совещание собравшихся на его отпевание архипастырей, на котором обязанности патриаршего местоблюстителя возложены были на митрополита Крутицкого Петра (Полянского).

15 апреля «Правда» и «Известия» опубликовали «Предсмертное завещание» от имени покойного патриарха[87], якобы подписанное им в день своей смерти (существует в разных редакциях, которые готовились в ведомстве Евгения Тучкова); вопрос о его подлинности, которая сразу же была поставлена под сомнение[88], до конца не разрешён[89].

Почитание и канонизацияПравить

 
Святитель Тихон, с житием. Икона конца XX века, Ксения Покровская
 
Почтовая марка России, 2015 год

1 ноября 1981 года решением Архиерейского собора Русской православной церкви заграницей патриарх Тихон был канонизирован в лике исповедников со включением в Собор святых новомучеников и исповедников Российских и установлением памяти 25 марта[90].

9 октября 1989 года был канонизирован Архиерейским собором Русской православной церкви[91]. Патриарх Тихон был канонизован не как исповедник, переживший тяжесть первого периода гонений на Церковь, а как святитель, что было связано с опасением отрицательной реакции со стороны ещё действовавших тогда советских государственных организаций[92]. По свидетельству протоиерея Николая Владимировича Соколова, работавшего в 1980-е годы в Московской патриархии в должности референта патриарха Пимена (Извекова), канонизация патриарха Тихона была инициирована председателем Совета по делам религий Константином Харчевым вскорее по его назначении на должность — непосредственно в ходе разговора с патриархом Пименом (как «восстановление его доброго имени»)[93].

Канонизация патриарха Тихона была первым шагом к прославлению новомучеников и новых исповедников Российских, пострадавших в годы революционной смуты и большевистского террора[94]. Впоследствии патриарх Тихон возглавил Собор новомучеников и исповедников Российских[95]. На иконе «Собор Новомучеников и Исповедников Российских» патриарх Тихон находится в центре, слева от престола[96].

В начале 1992 года в Малом соборе Донского монастыря был совершён поджог, в результате чего выгорела трапезная часть храма. При восстановительных работах после пожара неожиданно были обнаружены мощи святителя Тихона, похороненного здесь в 1925 году. 19 февраля 1992 года совершилось обретение святых мощей патриарха Тихона[97]. Мощи ныне находятся в Большом соборе Донского монастыря.

Первоначально днями памяти святителя Тихона были: 25 марта (по юлианскому календарю) — день его преставления; а также 26 сентября — в день его прославления в лике святых. 3 декабря 2007 года патриарх Алексий II по представлению календарного отдела издательского совета Русской православной церкви благословил внести в официальный месяцеслов ещё один день памяти святителя Тихона — 5 ноября по юлианскому календарю — дату избрания на Всероссийский Патриарший престол[98]. 4 мая 2017 года Священный синод Русской православной церкви включил в богослужебный месяцеслов соборную память «Отцев Поместнаго Собора Церкви Русския 1917—1918 гг.». В качестве дня памяти установлена дата 5 (18) ноября — день избрания святителя Тихона на патриарший престол[99].

В настоящее время дни памяти: 26 сентября (9 октября) — прославление; 5 (18) октября — Собор Московских святителей; 5 (18) ноября — избрание на патриарший престол; Собор новомучеников и исповедников Российских — 25 января (7 февраля), если это воскресный день, а если нет — то в ближайшее воскресенье к 25 января; 9 (22) февраля — обретение мощей[100]; 25 марта (7 апреля) — преставление.

В 1990 году в городе Клину (Московская область) был освящён (переосвящение ранее закрытого храма) первый в России храм в честь святителя Тихона, патриарха Всероссийского[101]

НаградыПравить

ТрудыПравить

НумизматикаПравить

 
100 рублей 2018 г., серебро. 100-летие открытия Всероссийского Церковного Собора 1917—1918 годов и восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви

25 октября 2018 года Банк России выпустил в обращение памятную серебряную монету номиналом 100 рублей «100-летие Всероссийского Церковного Собора 1917—1918 годов и восстановления Патриаршества в Русской православной церкви». На монете расположен рельефный портрет Патриарха Тихона[102].

КомментарииПравить

  1. После 1917 года во многих документах его фамилию писали как Белавин.
  2. Последний раз епископ Тихон гостил у неё в Торопце на Рождество 1903 года, проездом из Петербурга назад в Сан-Франциско, в свою епархию.
  3. В честь святителя Тихона Задонского
  4. Бывший Дом Благородного собрания на Охотном Ряду

ПримечанияПравить

  1. Saint Tikhon // Encyclopædia Britannica (англ.)
  2. Tichon // Энциклопедия Брокгауз (нем.) / Hrsg.: Bibliographisches Institut & F. A. Brockhaus, Wissen Media Verlag
  3. Бовкало А. А. К истории семьи Беллавиных // Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви. — 2006. — Вып. 2. — С. 11—16. — ISSN 1991-6434. Архивировано 11 июля 2019 года.
  4. Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917—1918 гг. — М., 1994 (репринт). — Вып. 1. — С. 4: «Патриарх Российской Церкви есть Первоиерарх ея и носит титул „Святейший Патриарх Московский и всея России“».
  5. «Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917—1943 гг.»
  6. «Житие Святителя Тихона Патриарха Московского и всея Руси» (недоступная ссылка). Целебный родник. Дата обращения: 6 июня 2016. Архивировано 8 августа 2016 года.
  7. Максимов Ю. Православие в Аргентине. Православие.Ru. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 11 августа 2020 года.
  8. Православный русский календарь на 1930 г. — Русская церковная типография — Владимирова на Словенску, 1929. — Ч. 3-я (с отдельной пагинацией). — С. 65.
  9. Выпускники Санкт-Петербургской духовной академии. www.petergen.com. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 4 марта 2016 года.
  10. Высокопреосвященный Тихон, архиепископ Ярославский и Ростовский. // Ярославские епархиальные ведомости. — 1907. — № 8 (25 февраля). — Ч. неофиц. — С. 113—114.
  11. Вострышев, 2004, с. 12—13.
  12. Григорьев Дмитрий, прот., Буевский А. С. Алеутская и Североамериканская епархия // Православная энциклопедия. — М., 2001. — Т. II : «Алексий, человек Божий — Анфим Анхиальский». — С. 14—16. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-007-2.
  13. Хисамутдинов А.А.
  14. «Семинария в 1912 г., с разрешения Св. Синода, переведена из удаленного от центра миссии г. Миннеаполиса в окрестности г. Нью-Йорка. Обучалось и жило в пансионе семинарии 27 человек. Окончило курс 4 человека. Преподавание ведется на русском и английском языках. Семинария содержится на счет миссии и пользуется небольшой субсидией от Общества взаимопомощи» (Объяснительная записка к смете доходов и расходов ведомства Святейшего Синода на 1914 год. — СПб.: Синодальная тип., 1913. — С. 104—105).
  15. Прот. Коханик П. Юбилейный сборник союза православных священников в Америке. — Нью-Йорк, 1936. — С. 261.
  16. В 1938 году была возобновлена епископом Макарием (Ильинским) как Свято-Владимирская духовная семинария в Нью-Йорке и в 1961 году переехала в Крествуд, штат Нью-Йорк.
  17. Первое издание в октябре 1906 года: Service Book of the Holy Orthodox Catholic Apostolic Church by Isabel Florence Hapgood.
  18. America’s Oldest Orthodox Monastery. Дата обращения: 24 августа 2009. Архивировано 26 апреля 2009 года.
  19. «Ярославские епархиальные ведомости», 1907, № 18, часть неофициальная, стр. 257.
  20. Степанов А. Тихон // Чёрная сотня. Историческая энциклопедия / сост. А. Д. Степанов, А. А. Иванов; отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2008. — С. 547—549. — 680 с. — ISBN 978-5-93675-139-4. Архивная копия от 1 декабря 2017 на Wayback Machine
  21. «Ярославские губернские ведомости», 25 мая 1913, № 40, стр. 4.
  22. О существе конфликта между архиепископом Тихоном и губернатором Татищевым нет однозначных достоверных сведений в открытых источниках; свидетельства о наличии конфликта см.: Губонин М. Е. Современники о патриархе Тихоне. М., 2007, Т. I, стр. 492—493.
  23. Из отношения ярославского губернатора Дмитрия Татищева Городской управе Ярославля от 17 декабря 1914 г. за № 2779: «ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, по всеподданнейшему докладу Министра Внутренних Дел, в 29 день ноября 1914 г., ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ соизволил на присвоение Преосвященному Архиепископу, бывшему Ярославскому, ныне Литовскому, Тихону звания почётного гражданина гор. Ярославля, согласно ходатайству о том Ярославской Городской Думы».
  24. Губонин М. Е. Современники о патриархе Тихоне. М., 2007, Т. I, стр. 184.
  25. «Ярославские губернские ведомости», 1914, № 7 (24 января), стр. 3—4.
  26. «Церковные ведомости, издаваемые при святейшем правительствующем синоде», 6 мая 1916, № 18—19, стр. 119 (годовая пагинация).
  27. Вестник Виленского СВ.-Духовского братства. — 1916. — № 12.
  28. Обращение Священного Синода ко всем чадам Православной Российской Церкви по поводу отречения Императора Николая II и отказа Великого Князя Михаила воспринять власть до решения…. Дата обращения: 29 мая 2016. Архивировано 7 апреля 2016 года.
  29. Губонин М. Е. Современники о патриархе Тихоне. — М., 2007. — Т. I. — С. 189—190.
  30. Цит. по: Вестник Временного Правительства. — 27 июня (10 июля) 1917. — № 90. — С. 2 (сохранены особенности написания источника).
  31. Церковные ведомости, издаваемые при святейшем правительствующем синоде. — 2.9.1917. — № 35. — С. 295 (общая годовая пагинация).
  32. Пащенко Е. В. Дискуссия об участии мирян в Соборе 1917—1918 гг.: ожидания и реальность.
  33. Святитель Тихон, Патриарх Московский (недоступная ссылка). Дата обращения: 11 июня 2009. Архивировано 28 июня 2009 года.
  34. греч. Τὸν Δεσπότην καὶ Ἀρχιερέα ἡμῶν, Κύριε, φύλαττε εἰς πολλὰ ἔτη Δέσποτα, εἰς πολλὰ ἔτη Δέσποτα, εἰς πολλὰ ἔτη Δέσποτα — церк.-слав. Владыку и архиерея нашего, Господи, сохрани на многая лета, на многая лета, на многая лета
  35. Письма Блаженнейшего митрополита Антония (Храповицкого). — Джорданвилл, Нью-Йорк, 1988. — С. 67.
  36. Михаил Шкаровский. Влияние Всероссийского Поместного Собора 1917—1918 гг. в советскую эпоху.. Дата обращения: 30 мая 2008. Архивировано 23 июня 2009 года.
  37. Послание святейшего патриарха Тихона от 19 января 1918 (с анафемой безбожникам). azbyka.ru. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 29 августа 2017 года.
  38. От имени продолжавшего тогда свои занятия Поместного собора была издана листовка, которая гласила: «Патриарх Московский и всея России в послании возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и верным чадам православной церкви Христовой обнажил меч духовный против извергов рода человеческого — большевиков и предал их анафеме <…>»  ЦГАОР СССР. Ф. 1235. Д. 10. Л. 205, 205 об.. — Цит. по: Вопросы научного атеизма. — 1989. — Вып. 39. — С. 301.
  39. Послание Патриарха Тихона Совету народных комиссаров от 13/26 окт. 1918 (недоступная ссылка). Дата обращения: 29 июня 2007. Архивировано 28 сентября 2007 года.
  40. Губонин М. Е. Современники о патриархе Тихоне. — М., 2007. — Т. I. — С. 550.
  41. Постановление Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920 г. № 362 // Церковные ведомости. — 1926. — № 17—18. — С. 6—7.
  42. Скрыльников П. Как указ патриарха расколол русское православие : Попытка сохранить единство духовенства стала поводом для разделения отечественной и зарубежной церквей // Независимая газета. — 06.11.2018.
  43. Слесарев А. В. Неканоническое православие: Российская православная автономная церковь (РПАЦ) (недоступная ссылка). Дата обращения: 23 декабря 2021. Архивировано 4 мая 2009 года.
  44. Акты Патриарха Тихона и Трагедия Русской Церкви XX века. Выпуск 18. Дата обращения: 2 мая 2020. Архивировано 25 сентября 2019 года.
  45. Редакция цит. текста по: Акты Святейшего Патриарха Тихона, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. Сб. в 2 частях / сост. М. Е. Губонин. — М., 1994. — С. 190.
  46. Следственное дело Патриарха Тихона : Сб. док. по материалам Центр. архива ФСБ РФ. - М. : Правосл. Св.-Тихон. Богосл. ин-т, 2000. - 1015 с., [16] л. ил., портр. : ил., портр.; 25 см. - (Материалы по новейшей истории Русской Православной церкви / Правосл. Св.-Тихон. Богосл. ин-т; Ред. кол.: Протоиерей Владимир Воробьев (гл. ред. и др.).; Отв. сост. Н. А. Кривова. ISBN 5-88451-086-1 / С. 140—142
  47. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943 : Сб. в 2 ч. / Сост. [и авт. примеч.] М. Е. Губонин. - М. : Изд-во Православ. Свято-Тихонов. богослов. ин-та : Братство во имя Всемилостивого Спаса, 1994. - 1063 с. : ил., факс.; 24 см. - (Материалы по новейшей истории Русской Православной церкви / Редкол.: Протоиерей В. Воробьев (гл. ред.) и др.).; ISBN (В пер.) (В пер.) : Б. ц. — С. 252—253
  48. Плаксин, Роман Юрьевич. Крах церковной контрреволюции. 1917-1923 гг. / АН СССР. - Москва : Наука, 1968. - 192 с. : ил.; 20 см. / С. 148
  49. Крывелев И. А. Русская православная церковь в первой четверти XX века / Крывелев И. А., д. филос. н. - М. : Знание, 1982. - 64 с. ; 21 см.. - (Новое в жизни, науке, технике . Серия "Научный атеизм" ; 7). - Библиогр.: с. 64. — С. 46—48
  50. Никодим (Милаш). Правила (ΚΑΝΟΝΕΣ) православной церкви с толкованиями Никодима епископа Далматинско-Истрийского : Пер. с серб. Т. 1-2 / (Предисл.: проф. И. Пальмов). - Санкт-Петербург : тип. С.-Петерб. духовной акад., 1911-1912. - 2 т.; 25. Т. 1. - 1911. - XX, 640 с., 1 л. портр. — С. 154—155
  51. С. С. Бычков, Большевики против Русской церкви / Издательство: Москва Sam and Sam, 432 страниц; 2006 г. ISBN: 5-94892-006-2 / С. 166
  52. Акты Святейшего Патриарха Тихона, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. Сб. в 2 частях / сост. М. Е. Губонин. — М., 1994. — С. 191.
  53. Регельсон, Лев. Трагедия русской церкви 1917-1945 / Лев Регельсон ; Послесловие прот. Иоанна Мейендорфа. - Paris : YMCA-press, 1977. - 625 с. : ил., портр.; 20 см.
  54. Чемерисский, Илья Александрович. Изъятие в 1922 г. церковных ценностей для помощи голодающим // Вопросы истории религии и атеизма. 1962. Выпуск 10. С. 186-212
  55. Плаксин, Роман Юрьевич. Крах церковной контрреволюции. 1917-1923 гг. / АН СССР. — Москва : Наука, 1968. — 192 с. : ил.; 20 см. — С. 151—153.
  56. Духовенство в России // Большая советская энциклопедия : [в 66 т.] / гл. ред. О. Ю. Шмидт. — 1-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1926—1947.
  57. Лобанов, Вячеслав Викторович. Патриарх Тихон и советская власть (1917-1925 гг.) / В. В. Лобанов ; Российская акад. наук, Ин-т Российской истории. - Москва : Русская панорама, 2008. - 351 с. : портр.; 21 см. - (Страницы российской истории).; ISBN 978-5-93165-200-9 (в пер.). — С. 97.
  58. Протоиерей Владимир Воробьев. Житие святителя Тихона.
  59. Процесс князей церкви // Известия. — 1923. — № 76. — С. 4.
  60. Известия. — 1923. — № 78. — С. 4.
  61. 1 2 Дмитрий Сафонов. Святитель Тихон и Русская Православная Церковь за границей в 1922–1925 гг. Неизвестные страницы истории. Часть 2 / Православие.Ru. pravoslavie.ru. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 9 января 2020 года.
  62. 1 2 3 Петров С. Г. Освобождение Патриарха Тихона из-под ареста: Источниковедческое изучение «покаянных» документов. Архивная копия от 29 сентября 2007 на Wayback Machine
  63. Известия. — 1 июля 1923. — № 145. — С. 1 (орфография по факсимиле).
  64. Известия. — 11 мая 1923. — № 103. — С. 3.
  65. Имеется в виду Архиепископ Кентерберийский.
  66. Правда. — 27 июня 1923. — № 141. — С. 1.
  67. Среди церковников // Известия. — 4 июля 1923. — № 147. — С. 2.
  68. В последние месяцы жизни святителя Тихона против него готовился новый судебный процесс. www.pravoslavie.ru. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 31 января 2020 года.
  69. Кашеваров А. Н. Высшее церковное управление в 1918—1922 гг. Архивная копия от 11 мая 2008 на Wayback Machine // История Русской Православной Церкви в XX веке (1917—1933 гг.). Материалы конференции в г. Сантендре (Венгрия) 13-16 ноября 2001. — Петрозаводск: Издание Обители Преп. Иова Почаевского в Мюнхене, 2002. — С. 16—69
  70. Попов А. В. Архив Архиерейского Синода Русской Православной церкви за границей в ГАРФ. (Опыт архивного обзора). Архивная копия от 29 августа 2017 на Wayback Machine // Зарубежная Россия 1917—1939. Сборник статей. — СПб.: Европейский дом, 2000. — С. 403—411.
  71. Временное самоустранение св. патриарха Тихона от управления // Живая Церковь : журнал. — 23 мая 1922. — № 2. — С. 1.
  72. Известия : газета. — 14 мая 1922. — № 106. — С. 2.
  73. Правда : газета. — 14 мая 1922. — № 106. — С. 1.
  74. Поместный собор Российской Православной Церкви 1923 года (обновленческий). Архивная копия от 5 мая 2013 на Wayback Machine // Данилушкин М. и др. История Русской Православной Церкви. Новый патриарший период. — Т. 1. 1917—1970. — СПб.: Воскресение, 1997. — С. 851—852.
  75. Известия : газета. — 5 мая 1923. — № 93. — С. 3.
  76. Известия : газета. — 6 мая 1923. — № 99. — С. 3.
  77. Церковные ведомости. — 1923. — № 15—16. — С. 1—3.
  78. Протопресвитер Василий Виноградов. portal-credo.ru. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 24 декабря 2010 года.
  79. Новое воззвание Тихона // Известия : газета. — 6 июля 1923. — № 149 (1886). — С. 6.
  80. 1 2 Вокруг б. патриарха Тихона // Известия : газета. — 6 июля 1923. — № 149 (1886). — С. 6. (орфография источника)
  81. Известия : газета. — 7 июля 1923. — № 150 (1887). — С. 4.
  82. Русская Православная Церковь XX век10 июня / Православие.Ru. pravoslavie.ru. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 29 ноября 2020 года.
  83. 28 февраля. pravoslavie.ru. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 29 ноября 2020 года.
  84. Записка начальника Секретного отдела ОГПУ Т. Д. Дерибаса помощнику Генерального секретаря ЦК РКП(б) Л. 3. Мехлису о смерти патриарха Тихона. 8 апреля 1925 г.. Дата обращения: 4 марта 2013. Архивировано 3 июня 2013 года.
  85. «Опомнитесь, безумцы»: как патриарх Тихон боролся с большевиками. Архивная копия от 4 июня 2021 на Wayback Machine. 07.04.2020
  86. Самохин, Андрей Крест Патриарха. Русский журнал. Дата обращения: 17 марта 2008. Архивировано 20 июня 2009 года.
  87. Предсмертное завещание Тихона // Известия. — 15.04.1925. — № 86. — С. 1, с факсимиле подписи.
  88. Протопресвитер Георгий Граббе. Правда о русской церкви на родине и за рубежом. — Jordanville, N.Y., 1961. — С. 40—56.
  89. К проблеме подлинности "Завещательного послания" Патриарха Тихона. pravoslavie.ru. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 22 февраля 2020 года.
  90. Список Новомучеников и Исповедников Российских. sinod.ruschurchabroad.org. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 16 февраля 2016 года.
  91. Журнал Московской патриархии. — 1990. — № 1. — С. 6—7.
  92. Дамаскин (Орловский), архим. Слава и трагедия русской агиографии. Причисление к лику святых в Русской Православной Церкви: история и современность. — М.: Региональный общественный фонд «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви», 2018. — С. 226. — 526 с. — ISBN 978-5-9905640-6-0. Архивная копия от 2 мая 2021 на Wayback Machine
  93. Протоиерей Николай Соколов. «Он был молитвенником пред лицом Божиим за нашу землю». Архивная копия от 4 июня 2021 на Wayback Machine. «Монастырский вестник», 21.02.2020
  94. Прот. Владислав Цыпин, В. И. Петрушко. Архиерейский собор Русской православной церкви 9–11 октября 1989 г. // Православная энциклопедия. — М., 2001. — Т. III : «Анфимий — Афанасий». — С. 546—548. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-008-0.
  95. Глава РПЦ раскритиковал желающих обновления церкви священников. Архивная копия от 14 апреля 2021 на Wayback Machine. Интерфакс, 16.07.2017.
  96. Протоиерей Александр Салтыков. Икона «Собор Новомучеников и Исповедников Российских». Архивная копия от 17 апреля 2021 на Wayback Machine
  97. Митрополит Тихон (Шевкунов). Мощи святителя Тихона. Архивная копия от 28 октября 2019 на Wayback Machine
  98. Святейший Патриарх Алексий благословил установить новое празднование в честь святителя Тихона, Патриарха Всероссийского. Патриархия.ru. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 5 января 2020 года.
  99. ЖУРНАЛЫ заседания Священного Синода от 4 мая 2017 года. Патриархия.ru. Дата обращения: 24 апреля 2020. Архивировано 4 мая 2017 года.
  100. Православный календарь на 9 (22) февраля. Дата обращения: 4 января 2021. Архивировано 1 марта 2021 года.
  101. История храма. Дата обращения: 4 января 2021. Архивировано 7 января 2021 года.
  102. О выпуске в обращение памятных монет из драгоценного металла. Дата обращения: 17 ноября 2018. Архивировано 17 ноября 2018 года.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить