Эсты

Э́сты (лат. Aesti) были древним народом, впервые описанным римским историком Тацитом в его трактате «Германия» (около 98 года н. э.). Судя по описанию, речь у него идёт об одном из западных племён древних балтов.[1]

Эсты на французской карте 1685 года

Вслед за Тацитом, это название употреблялось в различных формах (помимо Aesti также Aestii, Astui, Aest, а затем Esti) на протяжении всего Раннего Средневековья для обозначения того же народа (населяющего окрестности устья Вислы). В эпоху Высокого Средневековья происходит перенос этого этнонима на прибалтийско-финское население Ливонии — несмотря на то, что эти две географические области не являются непосредственно смежными, и между ними, соответственно, как и между населяющими их народами, крайне мало - если они вообще есть - прямых исторических связей.

В дальнейшем в западных (преимущественно латинских) источниках это название окончательно переносится на средневековое население современной Эстонии[2]. В этом значении в древнерусских источниках ему может соответствовать экзоэтноним «чудь».

Эстии у ТацитаПравить

Упоминания эстов у античных авторов столь кратки, что точно определить ареал их расселения не представляется возможным. Aestii вблизи Вислы (соседи видивариев) — народ, упомянутый Тацитом в трактате «О происхождении германцев и местоположении Германии»:

Эстии поклоняются праматери богов и как отличительный знак своего культа носят на себе изображения вепрей; они им заменяют оружие и оберегают чтящих богиню даже в гуще врагов. Меч у них — редкость; употребляют же они чаще всего дреколье. Хлеба и другие плоды земные выращивают они усерднее, чем принято у германцев с присущей им нерадивостью. Больше того, они обшаривают и море и на берегу, и на отмелях единственные из всех собирают янтарь, который сами они называют глезом[3]. У них самих он никак не используется; собирают они его в натуральном виде, доставляют нашим купцам таким же необработанным и, к своему удивлению, получают за него цену[4].

Судя по данному описанию, эстии — одно из западных племён древних балтов, занимавшееся сбором янтаря и его экспортом в Римскую империю по Янтарному пути. Однако, Тацит отличает эстиев от германцев и пишет, что их язык близок на слух к британскому (кельтскому) языку. Кроме того, археологи отмечают, что в I веке носители балтской культуры были оттеснены с побережья носителями провинциально-римской традиции[5]. Приведённое Тацитом название янтаря на языке эстов, glesum (лат.), вероятно, германского происхождения (ср. готск. glas, англ. glass).

Эстии в исторических источниках периода Раннего СредневековьяПравить

КассиодорПравить

Нет оснований отождествлять с эстонцами тех эстиев, к которым обращался в 537 году с речью государственный деятель Остготского королевства Кассиодор, а также народ айстов (Hestii), упоминаемый Иорданом в качестве данников Германариха.

ИорданПравить

Альфред ВеликийПравить

Перенос этнонима на прибалтийско-финское население ЛивонииПравить

Унаследованный от латинских писателей античности и раннего средневековья этноним авторы позднего средневековья ошибочно (и широко) трактовали как образованный от термина «восток», «ост» (отсюда и Эстланд — то есть «Восточная земля»). В дальнейшем понятие эсты суживается, но с переносом его уже сугубо на эстонские племена.

Адам БременскийПравить

В XI веке Адам Бременский, ссылаясь на Эйнхарда (который в «Жизни Карла Великого» утверждает, что "славяне и aisti живут на берегах Восточного моря"), упоминает прибрежное племя как Haisti и, вероятно, сегодняшнюю Эстонию как Aestland.[6]

Генрих ЛатвийскийПравить

Эсты как народ финно-угорского происхождения (то есть предки сегодняшних эстонцев) описаны в ливонских хрониках XIII века, в частности, у Генриха Латвийского. В русских летописях они вместе с некоторыми другими западнофинскими племенами именуются чудью[7] (отсюда и название Чудского озера), а позже чухонцами. Латыши называют эстонцев "igauņi" (по древней южноэстонской земле Уганди), финны — "virolaiset" (по северной земле Вирумаа).

Закрепление перенесённого этнонимаПравить

Только с XVIII века название эсты распространяется в русском языке.

Сами же эстонцы долгое время называли себя "maarahvas" (народ нашей земли), а имя "eestlased" (эсты), хотя употреблялось уже в XVII - XVIII веках, общепринятым в эстонском языке стало лишь с середины XIX века, в период формирования эстонской нации[8][9][10].

Впервые в Эстонии новое название eesti rahvas «люди Эстонии» вместо прежнего названия maarahvad «народ земли» ввёл (1857) учредитель газеты «Pärnu postimees» Й. В. Яннсен.

ПримечанияПравить

  1. Tacitus, Germania, Germania.XLV
  2. Marcantonio, Angela. The Uralic language family: facts, myths and statistics (англ.). — Oxford, UK: Blackwell, 2002. — P. 21—23. — ISBN 0-631-23170-6.
  3. Тацит. О происхождении германцев и местоположении Германии
  4. Из произведения римского историка Тацита «Германия» о древних балтах (I в. н. э.). (недоступная ссылка). Дата обращения 24 июля 2015. Архивировано 25 июля 2015 года.
  5. Кулаков В. И. Эстии, венеды и германцы на Самбии // Восточная Европа в средневековье. К 80-летию Валентина Васильевича Седова. М. С. 100-108
  6. Endre Bojtár, Foreword to the past: a cultural history of the Baltic people, Central European University Press, 1999, p106
  7. Моора Х. А. Очерки этнической истории Причудья. Таллин. 1964 г. стр. 6.
  8. Патриарх Алексий II. Православие в Эстонии. Церковно-научный центр: Православная энциклопедия. Ред. Л.В. Барбашова, А.С. Буевский. М., 1999 г. Древние народа Прибалтики. стр. 11-13. ISBN 5-89572-004-8
  9. Труды института этнографии АН СССР. М. 1951 г. Т. 15.
  10. Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Рига. 1877 г. стр. 1-10.

СсылкиПравить