Абхазо-адыгские языки

Абха́зо-ады́гские (также западнокавка́зские) языки — языковая семья, распространённая на северо-западном КавказеРоссии и Абхазии), а также в диаспорах в Турции и других странах[⇨]. Включает в себя адыгскую и абхазо-абазинскую ветви и убыхский язык[⇨].

Абхазо-адыгские языки
Таксон семья
Статус общепризнана
Ареал Северный Кавказ (Россия, Абхазия), а также Турция, Иордания, Сирия, Израиль, Ирак
Число носителей 3 млн
Классификация
Категория Языки Евразии
Северокавказская надсемья (гипотеза)
Состав
Схема происхождения абхазо-адыгских языков
Коды языковой группы
ISO 639-2
ISO 639-5

Распространение

править

География

править
 
Адыго-абхазские языки: Адыгские языки
    (адыгейский, кабардино-черкесский)
 Абхазский язык Убыхский язык

Традиционный ареал распространения абхазо-адыгских языков расположен к северу и отчасти к югу от западной части Кавказского хребта[1][2]. Абхазский язык был традиционно распространён на территории, ограниченной с трёх сторон Кавказским хребтом, Чёрным морем и рекой Ингури; абазинский — к северу от этого региона, в бассейнах рек Большая Лаба, Большой Зеленчук, Малая Лаба, Малый Зеленчук и Уруп; убыхский — в районе современной агломерации Сочи; адыгейский и кабардино-черкесский — к северу от них, вдоль берега Чёрного моря и у подножий гор[2].

В середине XIX века ситуация кардинально изменилась, когда Российская империя завоевала земли абхазо-адыгских народов и организовала их насильственное переселение в Османскую империю[1]. Вследствие этого в наши дни значительная часть носителей этих языков проживает в Турции, Сирии, Иордании, Израиле и Ираке[1][2]. Садзский диалект абхазского сохранился только в Турции[3]. На Северном Кавказе носители абхазо-адыгских языков сейчас живут в нескольких регионах России: Адыгее, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Краснодарском крае, а также в Абхазии[1].

Численность

править

Согласно переписи 2010 года, в России живёт около 515 700 носителей кабардино-черкесского, 117 500 — адыгейского и 38 000 — абазинского. Число носителей абхазского в Абхазии и России примерно равно 100 000 человек[1]. В Турции количество носителей абхазо-адыгских языков больше, чем в России, однако их точное число установить трудно[1]. Убыхский язык является мёртвым — его последний носитель умер в Турции в 1992 году[1][4].

Социолингвистическая ситуация

править

Литературный абхазский основан на абжуйском диалекте, литературный абазинский — на тапантском, литературный адыгейский — на темиргоевском диалекте[5].

Адыгейский язык является одним из официальных языков в Адыгее, кабардино-черкесский — в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Носители адыгейского и кабардино-черкесского языков обычно считают их диалектами одного языка несмотря на отсутствие взаимопонимания между ними[1]. Абазинский язык является одним из официальных языков Карачаево-Черкесии. На всех трёх языках ведётся преподавание в школах, они используются в местных СМИ и литературе[1]. Абхазский — официальный язык Абхазии, где он также представлен в медиа и литературе[1].

Все абхазо-адыгские языки на территории России и Абхазии испытывают давление русского[1]. По мнению лингвиста Джорджа Хьюитта[англ.], кабардино-черкесский — единственный абхазо-адыгский язык, не находящийся под угрозой исчезновения[5]. В Турции их использование ограничено по политическим причинам[1].

История

править

В XIV веке некоторые носители общего абхазо-абазинского языка мигрировали из Абхазии на север от Кавказского хребта. Впоследствии их диалект развился в абазинский язык (тапантский диалект), в то время как диалект оставшихся в Абхазии носителей развился в абхазский[2]. В XVII–XVIII веках произошла новая волна миграции в том же направлении; речь переселенцев превратилась в современный ашхарский диалект абазинского, который с лингвистической точки зрения занимает промежуточное положение между тапантским абазинским и абхазским[2]. Адыгейский и кабардино-черкесский литературные языки были созданы в начале XX века и отчасти искусственно разделили на две части диалекты и говоры общего адыгского/черкесского языка[6].

Связь с другими семьями и языками

править

Предположение о возможном генеалогическом родстве абхазо-адыгских, нахско-дагестанских и картвельских языков было впервые высказано лингвистом Петром Усларом в 1864 году. В XX веке эта идея была развита грузинскими учёными — историком Иване Джавахишвили, лингвистом Арнольдом Чикобава и другими — и была названа «иберийско-кавказской гипотезой». В наши дни иберийско-кавказская гипотеза считается опровергнутой и не поддерживается большинством специалистов[7]. Лингвист Николай Трубецкой в 1930 году предположил, что родственны между собой только абхазо-адыгские и нахско-дагестанские языки. В конце XX века лингвисты Сергей Николаев и Сергей Старостин поддержали идею об этой гипотетической «северокавказской» макросемье, опубликовав этимологический словарь реконструкций гипотетического общего праязыка. Северокавказская гипотеза не получила однозначной поддержки среди учёных[7].

Некоторые макрокомпаративисты включают абхазо-адыгскую семью в гипотетическую сино-кавказскую макросемью вместе с нахско-дагестанской и енисейской семьями, а также, например, баскским языком и бурушаски. Кроме того, с начала XX века некоторые учёные выдвигали предположения о родстве абхазо-адыгской семьи с мёртвым хаттским языком. Подавляющее большинство современных лингвистов отвергает эти гипотезы как сомнительные[7].

Классификация

править

Абхазо-адыгская семья состоит из пяти языков, которые группируются в абхазо-абазинскую и адыгскую ветви, а также составляющий собственную ветвь убыхский язык[8][2]. Адыгская ветвь состоит из адыгейского и кабардино-черкесского, которые их носители обычно считают диалектами одного языка[1]. Процент совпадений в базовой лексике между ними достигает 93%[3]. Некоторые диалекты абхазского (например, садзский) и адыгейского (например, шапсугский) могут считаться отдельными языками[1]. Убыхский с лингвистической точки зрения является промежуточным между абхазо-абазинской и адыгской ветвями[6], а ашхарский диалект абазинского — между тапантским диалектом абазинского и абхазским[2].

Ниже приведена традиционная классификация абхазо-адыгской семьи[8]:

Лингвистическая характеристика

править

Фонология и фонетика

править

Согласные

править

Абхазо-адыгские языки — одни из самых богатых в мире по количеству согласных[9][10]. Оно варьируется от 50 (в литературном кабардино-черкесском) до более чем 80 фонем (в убыхском)[9]. Эта особенность связана с наличием большого числа шипящих и абруптивных согласных, а также дополнительных артикуляций у согласных — палатализации и лабиализации (в убыхском также представлена фарингализация)[9][10]. Смычные согласные в большинстве языков и диалектов образуют тройки по типу «глухой (придыхательный)», «глухой абруптивный» и «звонкий» (например, /kʰ//kʼ//g/). Исключение составляют бжедугский и шапсугский диалекты адыгейского, в которых дополнительно различаются глухие придыхательные и непридыхательные согласные (например, в бжедугском диалекте /tʰəʁe/ означает «данный», а /təʁe/ — «солнце») — эта система реконструируется и для общего прото-адыгского[9].

Шипящие фрикативные и аффрикаты в большинстве языков семьи различают четыре места образования. В русскоязычной академической традиции они обычно описываются как зубные (/s/, /ʦ/), альвеолярные (/ɕ/, /ʨ/), постальвеолярные (/ʃ/, /ʧ/) и палатализованные постальвеолярные (/ʃʲ/, /ʧʲ/), однако такая фонетическая характеристика является дискуссионной[9]. Набор сонорных согласных, напротив, сравнительно беден: во всех языках семьи встречаются только согласные /j/, /w/, /n/, /m/ и /r/. Фонема /l/ имеется только в абхазо-абазинской ветви и убыхском[9]. В абхазском и некоторых диалектах абазинского также есть лабиопалатальный аппроксимант /ɥ/; в некоторых диалектах кабардино-черкесского — звонкий боковой фрикативный /ɮ/[9].

В абхазо-адыгской семье встречается множество редких и необычных согласных. Так, редкими являются глоттализованные фрикативные согласные фонемы, имеющиеся в адыгских языках (например, так называемый «шипяще-свистящий» /ɕˀ/), и палатализованные увулярные смычные, имеющиеся в абхазо-абазинских и убыхском, а также палатализованная гортанная смычка /ʔʲ/ в абзахском диалекте адыгейского и абхазский лабиопалатальный аппроксимант /ɥ/[9].

Гласные

править

Системы гласных в абхазо-адыгских языках, в отличие от согласных, сравнительно бедны[11][12]. Проблема выделения гласных фонем в абхазо-адыгских языках является дискуссионной, и лингвисты имеют разные взгляды на количество и набор фонем в языках семьи. Так, например, разные учёные предлагали анализировать адыгские языки как имеющие три, две или всего одну гласную фонему[11][12]. Спорным вопросом является также фонематический статус гласной /aː/ в некоторых языках семьи[12]. По одной из версий, для абхазского и абазинского необходимо постулировать две гласные фонемы: /ɐ/ и /ɨ/; для адыгских и убыхского — также третью фонему /ɜ/[11]. По мнению лингвистов Петра Аркадьева и Юрия Ландера, это подтверждается существованием минимальных пар, противопоставляющих соответствующие фонемы (например, в бесленеевском диалекте кабардино-черкесского различаются словоформы /ʃxɨ/ «ешь это!» — /ʃxɜ/ «ешь!» — /ʃxɐ/ «он[а] съел[а]»)[11]. В бжедугском и шапсугском диалектах адыгейского языка также встречаются носовые гласные (к примеру, «вода» в темиргоевском диалекте произносится как /psɨ/, а в бжедугском — как /psɨ̃/)[11].

Гласные фонемы могут реализовываться по-разному в зависимости от близлежащих согласных. Так, например, в адыгских языках /ɜ/ и /ɨ/ произносятся как [o] and [u] соответственно после лабиализованных согласных[11]. Дифтонги подвергаются монофтонгизации: например, в адыгских дифтонги /wɐ/, /ɐw/ и /wɨ/, /ɨw/ в речи произносятся как [o] and [u], а дифтонги /jɜ/, /ɜj/ и /jɨ/, /ɨj/ — как [e] and [i] соответственно[11][12].

Грамматика

править

В типологическом отношении абхазо-адыгские языки довольно близки между собой. Наиболее яркими чертами их грамматики являются следующие:

  • В морфологии абхазо-адыгские языки отличаются богатым глагольным словоизменением, или полисинтетизмом. К одному глагольному корню может присоединяться большое количество приставок и суффиксов с определённым значением и фиксированным местом, в результате чего одним словом может передаваться целое предложение. При помощи согласовательных глагольных аффиксов для субъекта, объекта и косвенного объекта может быть выражено направление, место, версия (если действие совершается для кого-то), принуждение, отрицание, переходность, время и некоторые другие значения. Например, в адыгейском языке возможны такие слова, как п-ф-е-с-тыгъ «его-для.тебя-ему-я-отдал», у-къы-с-ф-е-плъыгъ «ты-для.меня-посмотрел-на.него», сы-б-дэ-кӀо-н-эп «я-за.тебя-не-выйду.замуж»; в абазинском д-и-ба-зтIxIва «хотя-его-он-и-увидел»; абх. и-сы-з-и-лы-рҩит «для.меня-она-заставила-его-то-написать».
  • Синтаксически абхазо-адыгские языки относятся к языкам эргативного строя: ср. адыг. «Ар ашь ежэ» ‘Он его ждёт’ (номинат. конструкция) — «Ащ ар ещэ» ‘Он его ведёт’ (эргат. конструкция). Функции придаточных предложений выполняют глагольные формы, включающие обстоятельственные аффиксы в значениях ‘где’, ‘когда’, ‘куда’, ‘почему’, ‘откуда’; ср. абх. «д-ахъ-гылаз» ‘где он стоял’, «д-а-хь-неиз» ‘куда он пришёл’. Основной порядок слов: «подлежащее + дополнение + сказуемое». Порядок слов особенно важен в абх. и абазинском яз., где отсутствует категория падежа.

Письменность

править

До начала XIX столетия ни один из абхазо-адыгских языков не имел письменности. Но по некоторым данным, исследователи майкопской культуры приходили к мнению о древнейшей письменности у абхазо-адыгской группы, позднее утраченной. После присоединения к России делаются многочисленные, но довольно разрозненные попытки разработать и применить письменность для отдельных абхазо-адыгских языков на основе кириллицы и арабского письма. После установления советской власти для адыгских языков централизованно вводятся алфавиты на арабской основе. В 1923 кабардинский, а в 1926—1927 гг. — абхазский, адыгейский и абазинский переводятся на латиницу, использовавшуюся до 1936—1938 гг. После этого абхазский алфавит был переведён на грузинскую основу (до 1954 года), а остальные три — на кириллицу, которая существует и поныне.

История исследования

править

Наиболее ранний из дошедших до наших дней документ на абхазо-адыгских языках — короткий словарь и разговорник, записанный османским путешественником Эвлия Челеби в XVII веке[5]. Первые настоящие исследования абхазо-адыгских языков появляются в середине XIX века с грамматики абхазского языка, написанной лингвистом Петром Усларом[13]. В 1863 году Услар также подготовил к печати очерк грамматики убыхского языка — единственное его описание, созданное до массового переселения убыхов с Кавказа[5].

См. также

править

Примечания

править
  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Arkadiev, Lander, 2021, с. 370.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Hewitt, 2005, с. 91.
  3. 1 2 Коряков Ю. Б. Абхазо-адыгские языки. Языки России (5 июня 2022). Дата обращения: 4 января 2023. Архивировано 2 февраля 2023 года.
  4. Hewitt, 2005, с. 93.
  5. 1 2 3 4 Hewitt, 2005, с. 94.
  6. 1 2 Dobrushina et al., 2021, с. 29.
  7. 1 2 3 Dobrushina et al., 2021, с. 28.
  8. 1 2 Arkadiev, Lander, 2021, с. 369.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 Arkadiev, Lander, 2021, с. 372–373.
  10. 1 2 Hewitt, 2005, с. 94–95.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 Arkadiev, Lander, 2021, с. 374–378.
  12. 1 2 3 4 Hewitt, 2005, с. 99–100.
  13. Arkadiev, Lander, 2021, с. 371.

Библиография

править
  • Балкаров Б. Х. Введение в абхазо-адыгское языкознание. Нальчик, 1970.
  • Шагиров А. К. Абхазо-адыгские языки // Языки мира. Кавказские языки. — М.: Academia, 1998. — С. 80–86. — ISBN 5-87444-079-8.
  • Arkadiev, Peter, Yury Lander. The Northwest Caucasian languages (англ.) // The Oxford Handbook of Languages of the Caucasus / Polinsky, Maria. — Oxford: Oxford University Press, 2021. — С. 368–446. — ISBN 9780190690724.
  • Chirikba, Viacheslav. Common West Caucasian. The reconstruction of its phonological system and parts of its lexicon and morphology (англ.). — Leiden: Research School CNWS, 1996.
  • Colarusso, John. The Northwest Caucasian Languages: A Phonological Survey (англ.). — Routledge, 2014. — 320 p. — ISBN 978-1-317-91816-5.
  • Dobrushina, Nina, Michael Daniel, Yuri Koryakov. Languages and Sociolinguistics of the Caucasus (англ.) // The Oxford Handbook of Languages of the Caucasus / Polinsky, Maria. — Oxford: Oxford University Press, 2021. — С. 28. — ISBN 9780190690724.
  • Hewitt, George[англ.]. North West Caucasian (англ.) // Lingua. — 2005. — Vol. 115, iss. 1. — P. 91–145. — ISSN 0024-3841. — doi:10.1016/j.lingua.2003.06.003.