Открыть главное меню

Айдыногуллары

Айдын, Айдыногуллары (тур. Aydın, Aydınoğulları), бейлик (эмират, княжество) Айдынидов, бейлик Айдыногуллары — тюркское государство в Анатолии на побережье Эгейского моря. Государство основала в 1308 году и правила им династия Айдынидов или Айдыноглу, Айдыногуллары. Своим названием бейлик и династия обязаны отцу основателя — сельджукскому военачальнику Айдын-бею.

Бейлик
Айдыногуллары
тур. Aydın, Aydınoğulları
Флаг
Флаг
Бейлики Малой Азии.svg
Бейлики Малой Азии в 1300 году
 Flag of None.svg
Ottoman flag.svg 
1308 — 1425
Столица Смирна, Бирги, Аясолук
Крупнейшие города Смирна, Бирги, Аясолук, Алашехир (Филадельфия), Тире, Айдын (Тралл), Султанхисар, Келес (Кираз)
Форма правления Феодальная монархия
Династия Айдыногуллары

Эмират был расположен в Западной Анатолии, имел выход к Эгейскому морю и контролировал побережье примерно от современного Бодрума до Измира. Столицей бейлика в разные годы были города Бирги, Аясолук (европейские источники называли его Эфес- по расположенному недалеко древнему городу), Измир. Флот бейлика Айдын был серьёзной угрозой византийским, генуэзским и венецианским владениям в восточном Средиземноморье. Во время правления Умура-бея Айдыноглу против Айдына были организованы антитурецкая лига в 1334 году и крестовый поход - в 1344 году. Бейлик был впервые захвачен османами в 1390 году, а окончательно покорён ими - в 1425 году.

Содержание

ИсторияПравить

Возникновение бейликаПравить

Ещё в 1280 году Михаил Палеолог закончил строительство крепостей, укрепляя границы Византии в Малой Азии[1]. Он даже построил деревянную стену вдоль правого берега Сангария[2]. Пока существовала Никейская империя, восточная её граница контролировалась укреплениями, а в каждой крепости сидел наместник-архонт. С возвращением Константинополя в 1261 году и переносом в него столицы из Никеи азиатские рубежи Византии стали приходить в запустение. Наместники в крепостях оставались, но центр уже не мог оперативно оказывать им помощь. Византия практически не имела армии и без призвания наёмников она была не в силах защищать себя. По сути, греческие наместники были предоставлены сами себе[3]. Серия крепостей тянулась цепочкой на востоке вдоль реки Сангарий до района Белокомы и от Белокомы - до Ахирея (греч. Αχυράους)[4]. Однако часть укреплений, расположенных на окраине защитной полосы в районе Ахирея, давно не ремонтировалась и была малопригодной для обороны. Именно в этом месте тюрки впервые смогли прорваться к Эгейскому морю[5].

Эмират Айдын, как и большинство современных ему анатолийских бейликов, возник как тюркское племенное объединение вокруг династии вождей-правителей. Первоначально, в 1304 году на будущих землях бейлика (Аясолук, Тире[en], Бирги, Магнесия) появился и создал своё государство Саса-бей, действовавший от имени своего тестя, бея эмирата Ментешеогуллары. Практически в это же время военачальник бея Гермияногуллары Айдын-бей покорил земли в долине Меандра. Вначале Саса-бей и Айдын-бей (или сын Айдына, Мехмед) действовали совместно. Однако они поссорились, и в битве Саса погиб[6]. Земли Сасы были присоединены Мехмедом, сыном Айдына, к своим землям. Так образовался эмират Айдын, имевший выход к морю. Основателем династии был Мехмед Айдыноглу, первый правитель этого государственного образования[7].

 
Примерные границы и основные города бейлика Айдын

МехмедПравить

Мехмед-бей был сыном Айдына. Об Айдыне, эпониме династии, известно только, что в летописи он назван «сатрапом Ионии» и у него было пятеро сыновей[8].

К 1308 году Мехмед контролировал долины рек Каистр и Мендерес, к 1317 году он захватил верхнюю крепость Смирны, Кадифекале[en], а в 1328/9 году его сын завоевал и прибрежную крепость города[9]. Таким образом, Мехмед-бей сформировал на завоёванных землях свой собственный бейлик, который был назван именем его отца. Мехмед объявил себя независимым от Гермияногуллары и основал свой собственный эмират[10]. Надпись над главными воротами Большой мечети Бирги (Улу джами) гласила, что город был завоеван Мехмедом Айдыноглу в 707 году Хиджры (1307/8 год)[11]. По османским хроникам эмиром Мехмед стал в 717 году Хиджры (1317 год). Эта дата считается датой приобретения независимости от Гермияногуллары[12].

Эмир Мехмед разделил княжество между своими сыновьями[13]: Хызыр получил Аясолук и Султанхисар[en][14]; Умур - Смирну[15]; Ибрагим - Бодемию[12]; Сулейман получил Тир[en][12]. Самый младший сын Иса остался с Мехмедом[12] в Бирги, личной резиденции Мехмеда и столицей всех территорий Айдыноглу[16]. По словам Аль-Умари, к 1332 году беям Айдына принадлежало шестьдесят городов и триста крепостей. Войско Айдына насчитывало 70 тысяч воинов[7].

Ибн Баттута в 1333 году посетил Бирги. Он описал богатство «султана Бирги» — Мехмеда[17]. Однако не все города бейлика ещё в то время были развиты одинаково. Аясолук успел возродиться после резни 1304 года и стал конкурентом Смирны, которая подвергалась нападениям и страдала от соперничества между византийцами и турками[18]. Ибн-Баттута побывал и в Измире (Смирне).и записал, что «большая часть города находится в руинах»[19].

Эгейские эмираты (Ментеше, Айдын, Сарухан, Карасы), пользуясь своим расположением, создали флот и занялись пиратством, пополняя свою казну за счёт пиратской добычи[20]. Они стали силой, игравшей значительную роль в балканских войнах. Византийский император Андроник III Палеолог, только ставший императором, попытался восстановить империю с помощью Иоанна Кантакузина. Он подписал мирное соглашение с Мехмедом и эмиром Сарухана, чтобы нейтрализовать эти эмираты и эффективнее противостоять османам (1329)[21]. Умур не одобрял договор, заключённый отцом[22], поскольку тот подразумевал отказ от нападений на Византийские земли. Умур компенсировал это, разоряя венецианские и генуэзские колонии. Знамя бейлика — чёрное колесо на красном поле — наводило ужас на соседние христианские государства[23]. Эвбея, Морея, Крит, Родос и все фракийское побережье стали местом рейдов Умур-бея[22]. В 1332 году стала складываться Лига христианских держав, которая окончательно оформилась в 1334 году в Авиньоне. Первоочередной военной целью лиги должен был стать порт Смирны, отправной точки для экспедиций Умура[24].

Мехмед-бей умер в начале 1334 года, через несколько месяцев после визита Ибн Баттуты[25]. Похоронен Мехмед, как и его сыновья Умур, Ибрагим и Иса, в построенном им тюрбе в Бирги[26].

УмурПравить

 
Кадифекале (на горе) и Прибрежная крепость Смирны.

По словам Ибн-Баттуты, Умур жил в замке Смирны, расположенном на вершине горы[19]. Родившийся в 709 году Хиджры[16], Умур стал правителем по предсмертному пожеланию своего отца[25], которое было поддержано другими сыновьями Мехмеда[27].

Умур был верным союзником и другом византийского императора Иоанна Кантакузина и оказывал ему помощь во время его военных кампаний, особенно во время византийской гражданской войны 1341—1347 годов. Вместе с Кантакузином Умур воевал против Момчила. При господстве Умура бейлик достиг пика своего могущества. Умур - самый известный член династии Айдыногуллары. Никифор Григора назвал его «самым могущественным из сатрапов»[28]. При Умуре эмират Айдын обладал флотом из 350 кораблей и армией из 15 000 человек. Пиратская деятельность и охота на христианские суда привела к объявлению двух крестовых походов против Айдыногуллары папой Климентом VI. В 1348 году флот Умура был уничтожен союзным флотом Венеции, рыцарей Родоса и Кипра. Сам Умур погиб в 1348 году от стрелы, пытаясь вернуть захваченную в 1334 году госпитальерами Смирну[22].

ХызырПравить

 
Цитадель Аясолука

Весной 1348 года Хызыр, старший сын основателя бейлика Мехмеда-бея, пришёл к власти в эмирате после смерти более активного и более воинственного брата, Умура. Хызыр в юности получил от отца в управление Аясолук, который и стал теперь столицей бейлика. Годы правления Хызыра прошли в попытках заключить мир на выгодных для Айдына условиях. Хызыр и папа римский Климент VI обменивались посланниками и письмами. В это время в бейлике обосновались консулы основных торговых средиземноморских держав (госпитальеров, Генуи и Венеции), были урегулированы вопросы пошлин[22].

Готовность Хызыра идти на соглашение с латинянами ознаменовала начало упадка Айдынского бейлика, экономическое положение которого ухудшилось. Из-за прекращения пиратства была потеряна возможность обогащения за счет добычи, захваченной в военных походах, а доходы от торговли не могли компенсировать эту потерю. Политически княжество продолжало сохранять свое независимое положение, так как силы латинской коалиции были подорваны эпидемией чумы, которая разразилась в это время в Европе[29].

Хызыр умер около 1360 года[29]. Похоронен в Аясолуке[30].

ИсаПравить

 
Мечеть Исы-бея в Аясолуке. 1375 год

После смерти Хызыра к власти в эмирате пришёл младший сын основателя и брат Хызыра и Умура, Иса. Он царствовал тридцать лет. При Исе Аясолук процветал и был одним из крупных торговых центров[31]. В 1371 году Иса подтвердил старый договор, заключённый Хызыром с венецианцами в 1348 году[22]. Иса-бей поддерживал дружественные связи с правителем Османского бейлика, Мурадом I. Дочь Исы-бея, Хафса-хатун стала в 1391 году женой Баязида[32]

В битве на Косовом поле Иса-бей с айдынскими воинами находился в османской армии[33]. Мурад погиб в этой битве, и Иса Айдыноглу присоединился к союзу, организованному Алаэддином Караманидом против Баязида. Однако после стремительного похода Баязида в Анатолию для подавление мятежа[22], Иса-бей первым из беев явился к султану и поклялся в верности. Баязид оставил ему в награду часть бейлика на условиях вассальной зависимости[33]. После смерти Исы-бея в 1390 году эмират был преобразован в санджак[34].

Оккупация османами и завоевание ТамерланомПравить

 
Осада прибрежного замка Смирны войском Тамерлана в 1402 году. Иллюстрация к Зафарнаме Язди, Кемаль-ад-Дин Бехзад, 1467

Мало что известно об османском правлении в бейлике, которое длилось с 1390 по 1402 годы. Как только Баязид взял Аясолук, венецианцы попросили его разрешения на экспорт ними зерна. В мае 1390 года султан предоставил им привилегии, которые они получили во время правления Хызыра[35].

Сыновья Исы-бея Муса и Умур бежали к Тамерлану. Во время битвы при Анкаре воины из Айдына, находившиеся в войске Баязида, увидели своих беев в армии Тамерлана и повернули оружие против османов[34]. Таких перебежчиков из Айдына, по словам Дуки, было 500 человек[34].

После победы над Баязидом в битве при Анкаре Тамерлан направился к Аясолуку[22]. Жители города сдались, а город был разграблен и сожжён дотла. Вероятно, во время этого пожара был разрушен собор Святого Иоанна, гордость христианского Аясолука[36]. Затем Тамерлан двинулся к Тиру и к Смирне, которую он в декабре 1402 году разрушил, а христианское население города убил.[37].

Тамерлан вернул управление бейликами прежним династиям и удалился в Самарканд, и между сыновьями Баязида развернулась ожесточенная борьба за власть — османское междуцарствие. Таким образом, с 1402 г. члены династии Айдын получили возможность ещё в течение некоторого времени править княжеством[34].

Умур II и ДжунейдПравить

Тамерлан передал управление Айдынским бейликом сыновьям Исы, Мусе (Исе) и Умуру II. Муса умер в 1403/05 году, и Умур II стал править один[38], но против него выступил Джунейд (то ли кузен, то ли авантюрист). Соперничество завершилось тем, что Джунейд и Умур породнились (дочь одного стала женой другого), а затем Джунейд отравил Умура[36] в 1405 году и стал единолично править княжеством[39]. Во время междуцарствия, пока сыновья Баязида делили власть, Джунейд спокойно правил эмиратом[40]. Он умело лавировал между сыновьями Баязида, переходя от одного к другому для сохранения своего положения[22].

В 1421 году умер Мехмед I и Византия попыталась использовать это в своих интересах. Дюзме Мустафа в союзе с Джунейдом подняли мятеж и переправились в Малую Азию[41]. В 1422 году сын Мехмеда I Мурад II пообещал Джунейду вернуть Айдын, надеясь разорвать этот союз. Джунейд предал Дюзме Мустафу и приехал в Измир[42]. В 1422 году Джунейд в сражении под Айасулуком убил сына Умура II Мустафу, который правил в это время в бейлике. Вскоре он развил активную антиосманскую деятельность, начал собирать силы и чеканить свою монету с надписью «Джунейд бин Ибрахим»[41].

В 1424 году Мурад II захватил бейлики Ментеше, Айдын, Сарухан и Хамид[41]. Бежавший в прибрежную крепость Ипсили Джунейд был осажден османами[41]. Мурад арестовал Джунейда и казнил с семьей (1425-26)[38]. В 1426 году был убит последний остававшийся в живых сын Джунейд-бея, Курд Хасан, и Айдынский бейлик окончательно вошел в состав Османского государства как ил Айдын[43].

Потомки Айдынидов продолжали проживать в регионе. Известно, что в 1597 году некто Айдыноглу Молла Якуп-бей, происходивший из династии правителей бейлика, построил на месте церкви прибрежной крепости Смирны мечеть Хисар[tr], самую большую мечеть в Измире[44].

Представители династииПравить

Даты[45] Имя
1308-1334 Мубаризеддин Гази Мехмед-бей Айдыноглу
1334-1348 Бахаэддин Умур (сын Мехмеда)
1348-1360 Хызыр (сын Мехмеда)
1360-1390 Иса (сын Мехмеда)
1390-1402
1402-1403/05 Муса (сын Исы)
Умур II (сын Исы)
1404 Мехмед II (сын Умура II) (?)[k 1]
1403/05 Умур II (сын Исы)
1403/5-1426 Джунейд (возможно, сын Ибрагима сына Мехмеда)

РелигияПравить

Религиозная политика беев была двойственной. С одной стороны на западные земли Анатолии в конце XIII века активно стекались дервиши, привечавшиеся беями. Однако тюркские племена всё ещё не отринули шаманизм. Историк К. Жуков подчёркивает: «Самым ярким пережитком прошлой, шаманской практики являлись человеческие жертвы — обычай, который сохранялся в течение столетий после того, как турки впервые вторглись в византийские владения». Ибн Батута писал, что в Бирги он видел врача-еврея, которого посадили на почётное место на возвышении напротив Мехмеда-бея. Ибн Батута открыто возмутился таким неуважением исламских норм. Недавно обращённые в ислам тюрки-кочевники легко поддавались шиитскому или христианскому влиянию[51]. По мнению историков, Иса-бей был шиитом[52], формула клятвы в договоре 1348 года, подписанного Хызыром-беем, была шиитской[53].

УправлениеПравить

Управление бейликом облегчалось тем, что беи активно принимали на службу христианских ренегатов, служивших ранее в византийской администрации[52]. У беев Айдына были великие визири, которых брали из духовных лиц (кади). Система вакуфов и мюльков широко применялась беями, начиная с Умура, что помогало в освоении захваченных земель[54].

ЭкономикаПравить

Основным источников доходов для беев Айдына было пиратство. Бейлик получал доходы и от торговли. Главным путём в бейлике была река Мендерес. Аль Умари писал о ней: «…омывающая земли бейликов Денизли и Бирги река Мендерес полна снующих вверх и вниз по течению лодок. На ней виднеются готовящиеся к плаванию корабли гази и торговцев». Город Айасулук был одним из торговых центров восточного Средиземноморья. В бейлике добывали корень солодки, ткали ковры, выделывали кожи,выращивали шафран, кунжут, зерно, производили шёлк, продукты бортничества. Эти товары экспортировались в Европу. Из Европы через Аясолук в Анатолию везли сукно, вина, мыло и прочие товары. Беи Айдына получали доход, взимая пошлину с купцов[55].

Наука и литератураПравить

Беи Айдына покровительствовали ученым, поэтам и переводчикам. Ибн Мелек Фириштеоглу был сыном Абдулатифа Изеддина Фириште, известного кади и собирателя толкований Корана. Фириште переехал в бейлик по приглашению Мехмеда-бея, Ибн Баттута упомянул его в рассказе о посещении бейлика и описал как «набожного и добродетельного». Сын Фириште, Ибн Мелек, многие годы преподавал в медресе в Тире, которое было потом названо его именем. Ибн Мелек был наставником сыновей Мехмеда-бея Исы, Сулеймана и Хызыра. Османский историк XVI века Ташкопрюзаде писал, что Ибн-Мелек учил и самого Мехмеда-бея. Автор словаря османских деятелей Мехмед Сюрейя повторил эти сведения, но это вызывает сомнения. Также Ибн Мелек составил рифмованный тюркско-арабский словарь[56].

Поскольку тюркские беи, знавшие, как правило, лишь родной язык, поощряли деятельность переводчиков. В бейлике появилась большое количество переводных трудов, причем не только религиозного или художественного, но и научного содержания. Для Умур-бея Айдыноглу был выполнен перевод с арабского сборника историй «Калила и Димна», в сокращении изложена поэма Саади «Бустан», переведено сочинение арабского ветеринара XIII века[57]. Перевод Хюсрев и Ширин был выполнен в 1367 году Якубом бин Мехмедом и посвящён Айдыноглу Исе-бею[58]. Иса-бей собрал в своем дворце многих поэтов, ученых и ремесленников разных религий и народностей. Даже отец византийского историка Дуки сбежал из Византии и укрылся у Исы, зная его репутацию[22]. Автор поэмы «Искендер-наме» Ахмеди (1329—1413) начинал свою деятельность как наставник Хамзы, сына Исы-бея. Затем Ахмеди служил Гермияноглу и Сулейману-челеби, а после битвы при Анкаре — Тамерлану. В Малую Азию поэт вернулся после смерти Тамерлана[59]. Среди сохранившихся манускриптов той эпохи много медицинских, философских, теологических, юридических трактатов. Это демонстрирует широту интересов беев и их стремление приобщиться к античной и современной им культурам[57].

НаследиеПравить

За время независимого существования бейлика членами семьи было построено множество мечетей, медресе, ханов, имаретов, хамамов. Уже в 1313 году Мехмед-бей воздвигает в Бирги мечеть Улу-джами. В 1333 г. Ибн Батута посетил медресе при этой мечети, где встретился с известным теологом Мухиддином. Арабский путешественник пишет, что тот принял его в окружении рабов, слуг и большого количества учеников[54]. Мечеть Иса-бей была построена в 1375[31]. Мечеть Мехмеда-бея в Бирги и Исы-бея в Аясолуке были украшены редкой мозаикой периода эмиратов[60]. Другими крупными архитектурными сооружениями Айдынидов являются мечеть Мехмеда в Тире, мечеть Улу-Джами в Тире, мечеть Карахасан в Тире (построил брат или отец Джунейда), медресе Ибн Мелека, мавзолей Мехмед-бея в Бирги и мавзолей Султаншаха[22]. Мечети строили и женщины из семьи. Известны мечети, построенные дочерями Умура и Исы[61].

Джунейт Ульчер, историк-нумизмат, назвал Айдын «самым известным из региональных княжеств, появившихся после краха сельджукской империи в Анатолии»[50]. Мехмед-бей Айдыноглу первым среди тюркских беев того периода в 712 году Хиджры (1312) назвал себя гази («Воитель Веры»). Только через 15 лет после этого османский правитель Орхан стал в надписях величаться «Султаном гази»[62]. Активная деятельность Айдынидов по вмешательству во внутриполитическую борьбу в Византии была взята на вооружение Орханом и Мурадом[63]. В эпической хронике Дустурнаме османского историка XV века Энвери, сын Мехмеда Умур, был описан как «Лев Бога», ведущий справедливую и святую войну за завоевание «злодеев и неверных христиан»[64]. Имя Умура активно выводилось на первый план при формировании османского флота и морских традиций османов, некоторые источники в XV и XVI веках столетия называли его «отцом османских моряков»[22], а перед морскими битвами османские моряки клялись именем Умура-бея[63].

КомментарииПравить

  1. 1 2 3 О существовании этого Айдынида известно, поскольку найдена отчеканенная им в 1404 году монета[46].
  2. Пунктиром показаны сомнительные или дискуссионные связи.
  3. 1 2 Одна из жён Баязида I[48].
  4. 1 2 Возможно, помолвленная с Мехмедом I и отданная отцом в жёны рабу Абдуллаху.
  5. Возможно, наоборот - она была женой Умура и дочерью Джунейда.
  6. 1 2 Убит Джунейдом в 1422 году.
  7. Возможно, она была женой Умура.

ПримечанияПравить

  1. Imber, 2009, p. 8.
  2. Korobeinikov, 2014, p. 218.
  3. İnalcık, 2007.
  4. Korobeinikov, 2014, p. 218; İnalcık, 2007.
  5. Korobeinikov, 2014, p. 218; Korobeinikov, 2010, p. 217; Жуков, 1988, p. 19.
  6. Еремеев, Мейер, 1992, p. 95.
  7. 1 2 Жуков, 1984, p. 127.
  8. Nicol, 1993, p. 143; Foss, 1979, p. 144.
  9. Nicol, 1993, p. 143.
  10. Merçil, 1991; Lemerle, 1957, p. 19.
  11. Lemerle, 1957, p. 22.
  12. 1 2 3 4 Lemerle, 1957, p. 19.
  13. Lemerle, 1957, p. 26—27; Merçil, 1991; Uzunçarşılı, 1969, p. 104.
  14. Lemerle, 1957, p. 19,28.
  15. Lemerle, 1957, p. 19,34.
  16. 1 2 Lemerle, 1957, p. 26—27.
  17. Lemerle, 1957, p. 36.
  18. Foss, 1979, p. 145.
  19. 1 2 Ibn Battûta, 1982, Du Sultan de Birgui.
  20. Еремеев, Мейер, 1992, p. ?.
  21. Nicol, 1993, p. 172; Merçil, 1991.
  22. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Merçil, 1991.
  23. Foss, 1979, p. 146.
  24. Nicol, 1993, p. 197—198.
  25. 1 2 Uzunçarşılı, 1969, p. 105.
  26. Merçil, 1991; Lemerle, 1957, p. 37.
  27. Lemerle, 1957, p. 28; Foss, 1979, p. 146; Merçil, 1991.
  28. Еремеев, Мейер, 1992, p. 96.
  29. 1 2 Foss, 1979, p. 154.
  30. Lemerle, 1957, p. 37.
  31. 1 2 Foss, 1979, p. 155.
  32. Alderson, 1956, table XXIV; Merçil, 1991; Жуков, 1984, p. 134.
  33. 1 2 Жуков, 1984, p. 134; Merçil, 1991.
  34. 1 2 3 4 Жуков, 1984, p. 135.
  35. Foss, 1979, p. 162.
  36. 1 2 Foss, 1979, p. 165.
  37. Foss, 1979, p. 163.
  38. 1 2 Merçil, 1991; Melikoff, 1927.
  39. Merçil, 1991; Жуков, 1984, p. 135.
  40. Жуков, 1984, p. 135; Foss, 1979, p. 165.
  41. 1 2 3 4 Жуков, 1984, p. 136.
  42. Жуков, 1984, p. 136; Merçil, 1991.
  43. Жуков, 1984, p. 136; Merçil, 1991; Melikoff, 1927.
  44. HİSAR CAMİİ.
  45. Bosworth, 2004, p. 113.
  46. VCoins.
  47. Baykara, 1990, p. 15; Uzunçarşılı, 1969, p. 111,112,120.
  48. Alderson, 1956, Table XXIV.
  49. Zachariadou, 1983, p. 83–84; Kastritsis, 2007, p. 49-50; Жуков, 1984, p. 136.
  50. 1 2 Hebert, 1986.
  51. Жуков, 1984, p. 129.
  52. 1 2 Жуков, 1984, p. 130.
  53. Жуков, 1984, p. 129—130.
  54. 1 2 Жуков, 1984, p. 128.
  55. Foss, 1979, p. 154; Жуков, 1984, p. 133.
  56. Baktır, 1999; Süreyya, 1996, p. 844.
  57. 1 2 Еремеев, Мейер, 1992, p. 111—112.
  58. Uzunçarşılı, 1969, p. 113.
  59. Еремеев, Мейер, 1992, p. 111.
  60. Öney, 2013, p. Tiles.
  61. Başaran, 1998, p. 368—369.
  62. Финкель, 2017, с. 30.
  63. 1 2 Жуков, 1984, p. 133.
  64. Lemerle, 1957, p. 239.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить