Открыть главное меню

Великий князь Константин (минный транспорт)

«Вели́кий князь Константи́н» — минный транспорт (носитель минных катеров). Иногда можно встретить классификацию «пароход активной обороны» (характерно для документов того времени).

«Великий князь Константин»
Battleship Velikiy Knyaz Konstantin 1.jpg
«Пароход „Вел. кн. Константин“ и его минные катера в море» (гравюра Э. Даммюллера)
Служба
 Россия
Класс и тип судна Пассажирский пароход, минный транспорт или минный пароход
Порт приписки Одесса
Организация Черноморский флот
Изготовитель Компания Форж и Шантье, Ла-Сейн, Франция
Строительство начато 14 апреля 1857 г (заложен)
Спущен на воду 29 сентября 1857 года
Введён в эксплуатацию 22 февраля 1858 года
Выведен из состава флота 1896 год
Статус Разобран на лом в 1896 г.
Основные характеристики
Водоизмещение 1480 тонн (стандатное) 2500 тонн (полное)
Длина 74,4 м (между перпендикулярами), 73 м (по ватерлинии)
Ширина 8,5 м
Осадка 4,42 м (носом), 5,33 м (кормой), 4,6 м (средняя)
Бронирование Нет
Двигатели Двухцилиндровая паровая машина прямого действия
Мощность 350 нарицательных л. с.
160 нариц. л. с. (после замены французской машины на английскую в 1871 году)
Движитель один диаметром 1,52 м
Скорость хода 12,7 узла
Экипаж 5 офицеров и 78 нижних чинов, включая 12 человек команды катеров
Вооружение
Артиллерия 1 6-дюймовая (152-мм) нарезная мортира, 2 9-фунтовых (107-мм), 2 4-фунтовых (87-мм) и 2 3-фунтовых (76-мм) нарезные пушки
(по другим данным[1] — 1 152-мм мортира и 4 9-фунтовые пушки)
Минно-торпедное вооружение 4 шестовые мины системы А. А. Попова, 4 минных катера, вооружённых буксируемыми и шестовыми минами
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

До и после войны — пассажирский пароход Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ), который в период с 1877 по 1879 годы был переоборудован в военный корабль по проекту С. О. Макарова.

Во время Русско-турецкой войны 1877—1878 годов катерами этого минного транспорта впервые в истории было применено минно-торпедное оружие.

Назван в честь Константина Николаевича Романова (1827—1892), второго сына российского императора Николая I.

В документах того периода, особенно в отчетах и донесениях, пароход часто упоминается как «Константин» (хотя официального переименования этого парохода не было).

Строительство суднаПравить

24 февраля 1857 года в Марселе был подписан контракт между РОПиТ и французским акционерным обществом «Форж э Шантье де ля Медитерране» (фр. Compagnie des Forges et Chantiers de la Méditerranée) на постройку четырёх железных пароходов («одного винтового в 350 сил, двух винтовых в 250 сил и одного колесного в 120 сил»): «Великий князь Константин», «Колхида», «Эльбрус» и «Керчь».

Проект был составлен инженером «Форж э Шантье де ля Медитерране» Делакруа. Контрактная стоимость постройки парохода «Великий князь Константин» составила 1,07 млн франков.

Строился пароход на верфи в городке Ла-Сейн (фр. la Seine), расположенном близь Тулона.

Церемония закладки состоялась 14 апреля 1857 года. На церемонии присутствовал сам великий князь Константин Николаевич, генерал-адмирал, главный начальник флота и Морского ведомства. В своём письме императору Александру II об этом событии он сообщал:

«…после полудня отправились в маленький порт La Seyne, находящийся на здешнем рейде, в котором большая частная верфь, принадлежащая частной промышленной компании. Тут строится одна шхуна для Кавказа (прим. — винтовая шхуна „Псезуапе“, заказанная в январе 1857 года Военным министерством для Кавказского корпуса) и несколько пароходов для нашей Черноморской компании. Один из пароходов, который должен называться моим именем, я тут закладывал.»[2]

Спуск на воду и испытанияПравить

29 сентября 1857 года судно было спущено на воду.

9 октября испытали первые два котла давлением в 3,75 атмосфер. 15 октября успешно прошли испытания цилиндры паровой машины. В период между 1 и 15 ноября все четыре котла погрузили в корпус парохода и смонтировали.

30 декабря 1857 года состоялась проба на швартовах: машина работала плавно, без стука и при давлении пара в цилиндрах около 1 атм. давала 24-26 об/мин. По результатам швартовных испытаний пароход был допущен к первому выходу в море, который состоялся 2 января 1858 года. В ходе его «Великий князь Константин» развил скорость в 11 узлов.

Первые приёмные испытания, проходившие 13 января закончились неудачей — в цилиндры машины начала поступать вода вместо пара как только давление превысило 2 атмосферы. Повторные испытания состоялись 20 января. Пароход испытывался в течение четырёх с половиной часов. Котлы уверенно держали пар, и при 50-51 об/мин гребного винта средняя скорость составила почти 13 узлов. Измерения индикаторной мощности показали 1051 л. с. при расходе угля 4,99 кг на индикаторную лошадиную силу в час. В тот же день был подписан акт о приемке парохода от верфи. Это произошло почти на месяц раньше установленного контрактом срока.

В феврале производилась меблировка и доводка судна. К 22 февраля пароход был полностью готов.

23 февраля 1858 года под командой капитана 2 ранга Шкота «Великий князь Константин» вышел из Марселя в Россию. При попутном ветре под парусами на фок-мачте и работе машины при 52 об/мин судно в открытом море развивало ход, превышающий временами 14 узлов. Совершив по пути заходы в Мессину, Сиру и Стамбул, 14 марта пароход благополучно прибыл на одесский рейд, откуда вскоре вышел в свой первый почтово-пассажирский рейс на Яффу.

Служба в РОПиТПравить

 
Пароход РОПиТ «Великий князь Константин»

В первые годы службы «Великий князь Константин» выполнял регулярные рейсы на Марсельской, Александрийской, Салоникской и Кавказской линиях и считался одним из лучших лайнеров РОПиТ. По размерам, комфортабельности, роскоши отделки и скорости среди черноморских судов с ним смог конкурировать только другой пароход Общества — «Император Александр II».

В первых рейсах «Великий князь Константин» продемонстрировал вполне приличные мореходные качества, однако при сильном волнении начинал принимать воду на палубу. Для ликвидации этого недостатка в 1859 году на пароходе был надстроен полубак.

В 1866 году, когда в русском торговом флоте ввели систему приписки гражданских судов к портам, «Великий князь Константин» под регистрационным номером 22 получил приписку к Одесскому торговому порту.

В 1871 году французскую паровую машину заменили на двухцилиндровую прямого действия, изготовленную английской фирмой «Дж. Пени энд Сонз» в Гринвиче. Новые механизмы были более надежны и экономичны, и, несмотря на уменьшение нарицательной мощности с 350 до 160 л. с., пароход тем не менее сохранил свои скоростные качества.

Мобилизация на военную службу и переоборудованиеПравить

 
«Великий князь Константин» с паровыми катерами

В сентябре-октябре 1876 года в ходе подготовки к войне с Турцией Морское ведомство взяло в аренду (в 1877 году были куплены) у РОПиТ 12 колёсных буксирных пароходов[2][3][4][5][6](«Батюшка», «Родимый», «Сестрица», «Крикун», «Болтун», «Братец», «Матушка», «Аккерман», «Дочка», «Внучек» (в других источниках[7] — «Опыт»), «Метеор», «Голубчик», относились к кораблям IV ранга) для несения сторожевой службы при обороне портов и минных заграждений. Также от РОПиТ Морское ведомство получило четыре[7] паровые винтовые шхуны — «Ворон», «Коршун», «Лебедь» и «Утка».

23 ноября главный командир Черноморского флота и портов Черного моря вице-адмирал Н. А. Аркас получил разрешение Александра II привлекать в состав флота также и крупные суда Общества, которые предназначались для ведения «активной обороны Чёрного моря».

Так, к службе были привлечены пять быстроходных пароходов: «Владимир», «Великий князь Константин», «Веста», «Аргонавт», «Россия», которые вместе с судами Черноморского флота «Ливадия», «Эриклик» и «Эльборус» служили для разведывательной службы и действий на неприятельских коммуникациях.

Высочайшее соизволение на приемку конкретно «Великого князя Константина» поступило 29 ноября. За его использование до начала боевых действий Общество получало «от казны» арендную плату в размере 400 рублей в сутки, а с момента объявления войны Морское ведомство начинало пользоваться судном безвозмездно.

 
«Великий князь Константин» и его миноноска «Чесма»

8 декабря «Великий князь Константин» вернулся в Одессу из очередного рейса в Александрию и сразу же был отправлен в Севастополь. Там 14 декабря пароход приняла комиссия Морского ведомства, и он поступил под командование лейтенанта С. О. Макарова, назначенного на эту должность 13 декабря, который сразу же приступил к переоборудованию судна в соответствии со своими идеями.

Корпуса мобилизованных у РОПиТ пароход и шхун были недостаточно крепки для установки нарезных орудий (кроме более сильного парохода «Россия»), которые могли бы пробить броню броненосцев, поэтому на них были поставлены 152-мм нарезные мортиры сухопутного ведомства на береговых лафетах. При небольшом весе в 100 пудов они давали возможность вести огонь со значительного расстояния по палубам броненосцев и могли нанести им серьёзные повреждения.

В ходе переоборудования пароход получил на вооружение одну 6-дюймовую (152-мм) мортиру, две 9-фунтовых (107-мм), две 4-фунтовых (87-мм) и две 3-фунтовых (76-мм) нарезные пушки (по другим данным[1][8] — 1 152-мм мортира и 4 9-фунтовые пушки), а также шестовые мины. Главным оружием стали четыре паровых минных катера, поднимавшихся на борт парохода специально сконструированными шлюпбалками.

Катера было решено заказать заводу Берда в Санкт-Петербурге, или в крайнем случае использовать имеющиеся катера, снятые с «поповок» или других кораблей флота. В результате один катер был сделан по заказу, остальные — из числа тех, что оказались в данный момент под рукой. 26 декабря 1876 года приказом Макарова № 21 им были присвоены имена[8]:

  • «Чесма» — построен на заводе Берда;
  • «Синоп» — «промерный» (гидрографический) катер;
  • «Наварин» — снят с яхты «Держава»;
  • «Минер» (позже «Сухум») — снят со шхуны «Полярная звезда».

«Чесма» — единственный катер, имевший сносную мореходность и скорость до 12 узлов. Скорость других катеров не превышала 6 узлов, и использоваться они могли только в тихую погоду. Водоизмещение катеров было в среднем около 6 тонн, длина до 20 м. Их вооружение на начальном этапе состояло из буксируемых мин.

Имевшиеся мины конструкции Д. Гарвея оказались слишком тяжелы, и катера теряли до двух узлов хода. Тогда, по предложению Макарова, масса такой мины была несколько уменьшена, форма изменена на конусообразную, а для лучшего отхождения приделаны своеобразные ребра. Из-за них эта модернизированная мина получила название «крылатки», заряд состоял из 32 кг пироксилина[8].

Для доставки катеров в район боевых действий первоначально выделили пароход «Аргонавт», но «Великий князь Константин» сменил его в декабре 1876 года.

Скорость самого парохода на тот момент составляла 10 узлов[5].

Экипаж парохода состоял из 5 офицеров и 78 нижних чинов, включая 12 человек команды для катеров. Машинная команда комплектовалась Обществом[2].

Боевые действияПравить

 
Картина Л. Ф. Лагорио «Уничтожение пароходом „Великий князь Константин“ турецких судов у Босфора. 1877 год»

12 апреля 1877 года Россия объявила Турции войну.

Следует отметить, что к 1877 году Русский Черноморский флот многократно уступал флоту Османской империи. Это было связано с условиями Парижского мирного договора от 18 марта 1856 года, которым закончилась Крымская война 1853—1856 гг. Его отмены Россия добилась лишь 1871 году.

Одной из основных целей создания РОПиТ в 1856 году и был расчёт на возможность мобилизации и вооружения пароходов в случае начала военных действий.

В сложившихся условиях для вооруженных грузопассажирских пароходов (так называемых «пароходов активной обороны»), которые помимо двух «Поповок» (круглых броненосцев береговой обороны) и представляли основные силы флота, единственно возможной тактикой были крейсерские рейды против торгового флота противника и ночные минные рейды.

«Великий князь Константин» первым начал активные действия на Чёрном море, 18 апреля он вышел из Севастополя по направлению к кавказскому побережью с целью поиска и уничтожения коммерческих судов противника. Однако первая боевая операция окончилась безрезультатно. А 30 апреля провёл первую минную атаку (см.ниже)

8 июня «Великий князь Константин» в ходе очередного крейсерского рейда потопил турецкий торговый бриг «Османие» и три небольших парусных судна.

19 июля пароходы «Великий князь Константин» и «Эльборус» вышли из Одессы в раздельное крейсерство к анатолийскому берегу. 21 июля «Великий князь Константин» сжег четыре небольших коммерческих судна недалеко от Босфора — две шхуны и два торговых брига.

 
Картина Л. Ф. Лагорио «Пароход „Великий князь Константин“ отвлекает турецкий броненосец, обстреливающий отряд полковника Шелковникова у Гагринского ущелья 7 августа 1877 года»

4 августа главным командиром Черноморского флота была получена телеграмма от полковника Шелковникова, в которой извещалось, что, следуя с отрядом в Абхазию, невозможно пройти Гагринское ущелье, так как там постоянно стоит турецкий броненосец. На помощь послан «Великий князь Константин», который 7 августа отвлек турецкий корабль от двигавшегося по горной дороге у Гагр отряда полковника Шелковникова. Пользуясь преимуществом в скорости, пароход в течение двух часов увлекал за собой противника и дал возможность отряду миновать опасное место и выйти из под обстрела с моря.

Также в ходе военных действий пароход перевозил войска с обозами, раненых, продовольствие, фураж, конвоировал невооруженные суда.

Минные операции корабляПравить

Наибольший интерес представляют пять операций «Великого князя Константина» против судов турецкого военного флота, связанных с применением минных катеров. Именно в этом С. О. Макаров видел главное предназначение своего парохода способного, по его мнению, эффективно противостоять господству на море броненосных фрегатов и корветов противника.

30 апреля — 1 мая 1877 года. Атака яхты «Султание» на Батумском рейдеПравить

28 апреля «Великий князь Константин» вышел из Севастополя к Батуму. 30 апреля в 22 часа в семи милях от Батумского рейда на воду были спущены все четыре минных катера.

Подойдя к противнику, катер «Чесма» подвёл буксируемую мину под корму паровой колёсной яхты «Султание» («Sultanie»), которая медленно двигалась по рейду. Но взрыва не произошло — впоследствии это было объяснено неопытностью личного состава, который допустил обрыв проводов, соединяющих гальваническую батарею с миной (другая возможная причина — неисправность электрозапала).

Хотя катера были обнаружены турками и попали под ружейный обстрел, они без потерь в личном составе вернулись на минный транспорт.

3 мая «Великий князь Константин» возвратился в Севастополь.

28 — 29 мая 1877 года. Атака броненосного корвета «Иджлалие» на рейде СулинаПравить

28 мая 1877 года «Великий князь Константин», взяв на буксир, помимо своих четырёх катеров, миноноски № 1 и № 2 — более быстроходные и мореходные, чем минные катера — вышел из Одессы и взял курс на Сулин.

Катерами и миноносками командовали[8]:

  • «Чесма» — лейтенант И. М. Зацаренный;
  • «Синоп» — лейтенант С. П. Писаревский;
  • «Наварин» — лейтенант Ф. Ф. Вишневецкий;
  • «Минер» — мичман В. Ф. Нельсон-Гирст;
  • миноноска № 1 — лейтенант Л. П. Пущин;
  • миноноска № 2 — лейтенант В. О. Рождественский.

Собственные катера были вооружены буксируемыми минами, миноноски — шестовыми.

Около часа ночи 29 мая катера вошли на сулинский рейд. «Синоп», «Наварин» и «Минер» отстали, а «Чесма» намотала на винт проводник своей буксируемой мины.

Около двух часов ночи миноноска № 2 попыталась атаковать броненосный корвет «Иджлалие» («Idschlalije») (часто не верно — «Иджалие»), но шестовая мина взорвалась, наткнувшись на боновое заграждение — турки начали защищать свои корабли импровизированными заграждениями из связанных между собой бревен и рыбацких сетей[2]

Миноноске № 1, которой командовал лейтенант Л. П. Пущин, удалось взорвать свою мину ближе к борту броненосца.

Подоспевшие тихоходные «Синоп», «Наварин» и «Минер» были отогнаны артиллерийским и ружейным огнём.

Миноноска № 1 пострадала от артиллерийско-ружейного огоня и затонула[9] (по другим сведениям[8] пострадала от взрыва собственной мины). Лейтенант Пущин и четыре матроса команды катера попали в турецкий плен, пятый, машинист Морозов, утонул[9].

Собственные катера и миноноска № 2 благополучно добрались до «Великого князя Константина» и вернулись в Одессу.

Из телеграммы главнокомандующего Черноморским флотом об этой операции:

«командир парохода Константин лейтенант Макаров, имея на буксире шесть паровых катеров, вооруженных минами, после полуночи двинулся от острова Феодониси к Сулину, ожидая встретить крейсерующие здесь, обыкновенно по ночам, турецкие броненосцы. Но как они оказались стоящими на Сулинском рейде, то пустил на них миноносные катера, которые открыли трех стоящих на якоре, а четвёртого на ходу. Лейтенант Рождественский смело бросился на одного из них, но его мина, повидимому, взорвались при ударе о бон, и броненосец мало пострадал. Тотчас же все неприятельские суда полным ходом двинулись по всем направлениям так, что остальные катера не успели уже подвести своих мин. Слышен был только второй взрыв с катера лейтенанта Пущина и затем сильная пушечная и ружейная стрельба. Командир Константина, желая подойти ближе к берегу, чтобы во-время подхватить катера, вследствие течения и темноты стал на мель, но вскоре снялся и за ним погнался и стрелял броненосец, который, однако ж, скоро поворотил к устью Сулина, а Константин, вернувшись к катерам, принял их за исключением катера Пущина, которого поджидал до восьми часов утра и возвратился в Одессу. К крайнему сожалению, пароход Аргонавт, посланный отыскивать катера, пройдя у устьев Дуная и у острова Феодониси, возвратился, не открыв следа, от генерала Веревкина сведений также не получено. Вред, нанесенный неприятелю взрывом наших (мин), вероятно, не замедлит обнаружиться, а пока позволяю себе повторить только о смелых действиях командира парохода Константин лейтенанта Макарова и командира минного катера лейтенанта Рождественского с его командою и засвидетельствовать перед вашим величеством об особенно отличившихся по донесению командира и во второй раз выказавших при нападении на неприятеля отвагу и распорядительность лейтенантов: Давыдова и Писаревского и старшем вольном механике Павловском, который во время погони при отличном управлении машиной, содержимой всегда в блестящем порядке, дал возможность Константину выйти из-под выстрелов неприятеля. Вообще все остальные офицеры и команда, бывшая на катерах (в) числе 17 человек, держали себя, как герои, хотя, к сожалению, им не представилось возможности выказать себя на деле уничтожением всех встреченных ими неприятельских судов, которые, как оказывается теперь, принимают весьма сильные средства для ограждения себя от нападений»[10]

Русские, а позже советские авторы утверждали, что «Иджлалие» «был поврежден настолько основательно, что вышел из строя на все время войны»[9], но и турецкая сторона и современные историки флота отрицают какие-либо повреждения данного корабля[2][11].

По этому поводу следует заметить, что и газеты времён войны и более поздние русские и советские публицисты были склонны преувеличивать успех в целях пропаганды и поднятия боевого духа. Поэтому если команды катеров и парохода видели взрыв и С. О. Макаров в донесении указывал о взрыве около вражеского корабля, то журналисты домысливали о повреждениях, тяжелых повреждениях или даже о потоплении цели, и далее эти газетные сообщения транслировались без должной проверки в том числе и в исторические издания. На деле же взрыв мог происходить настолько далеко от борта судна, что того только обливало водой.

За эту операцию С. О. Макаров получил Орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом[12]. А миноноска № 2 была переименована в «Сулин»[8].

11 — 12 августа 1877 года. Атака броненосца «Ассари-Шевкет» на Сухумском рейдеПравить

 
Картина Айвазовского «Минная атака катерами парохода Великий князь Константин турецкого броненосца Ассари-Шевкет на Сухумском рейде 12 августа 1877 года.» 1877 г.

10 августа 1877 года «Великий князь Константин» вернулся из похода по поддержке отряда полковника Б. М. Шелковникова в Гагринском ущелье в Новороссийск (операция 7 августа — см.выше). Позволив сделать лишь кратковременный необходимый отдых, в тот же день С. О. Макаров повёл свой корабль по направлению к Сухуму, который был занят турецким десантом, поддерживаемым огнём кораблей, стоящих в бухте Сухум-Кале. Ещё одна причина, по которой необходимо было спешить — в ночь с 11 на 12 августа ожидалось лунное затмение — самое подходящее время для скрытной атаки.

К Сухуму «Великий князь Константин» подошел 11 августа, в 22 часа на расстоянии шести миль от берега были спущены на воду минные катера. Стоящий в бухте вражеский броненосец находился за боновым заграждением — турки начали защищать якорные стоянки своих кораблей. «Синоп» с помощью мины подорвал заграждение, «Наварин» и «Минер» проникли за бон и взорвали свои мины в непосредственной близости от борта броненосца, в результате чего он получил пробоину, но остался на плаву и не понёс потерь в личном составе.

По донесению полковника Б. М. Шелковникова, турки три дня ремонтировали корабль, а затем на буксире отправили его в Батум. По донесению же англичанина Гоббарта-паши, служившего в турецком флоте адмиралом, «Ассари Шевкет» никаких повреждений не получил[13].

Набег в ночь на 12 августа — первая морская операция русских минных катеров, в ходе которой удалось причинить реальный, хоть и небольшой, урон кораблю противника.

После этой атаки катер «Минёр» переименовали в «Сухум» (иногда в документах того времени фигурирует как «Сухум-Кале»).

 
Паровой катер «Сухум», парохода «Великий князь Константин»

В историографии возникает некоторая путаница в идентификации броненосца, атакованного в ночь с 11 на 12 августа. Так, Макаров в своём донесении указывал:

…Катера подошли к рейду, как только началось затмение, вошли на рейд, освещенный пожаром госпиталя и большими кострами. На рейде нашли только одного броненосца типа Шевкет. Лейтенант Зацаренный послал все катера в атаку к правому борту броненосца…[10]

Следует отметить, что «типа Шевкет» было два броненосца — «Ассари-Шевкет» и «Неджми-Шевкет». Далее везде, во всех русских и советских источниках, как жертва атаки упоминается «Ассари-Шевкет», в том числе в названии картины Айвазовского, который всегда стремился к документальной точности своих полотен, но современные исследователи[2] указывают броненосный корвет (барбетно-батарейный броненосец) «Ассари-Тевфик».

15 — 16 декабря 1877 года. Торпедная атака броненосцев на Батумском рейдеПравить

Буксируемые и шестовые мины показали низкую эффективность, и осенью Макаров добился получения новейшего на тот момент оружия — четыре самодвижущиеся мины (торпеды) Уайтхеда, партия которых была приобретена Морским ведомством незадолго до войны. Хотя руководство Черноморского флота вначале отказывалось предоставить это оружие в его распоряжение, ссылаясь на высокую стоимость мин.

Самодвижущимися минами Уайтхеда были оснащены два лучших катера. На «Чесме» торпеда располагалась в деревянной трубе под килем, на «Синоп» был предусмотрен плотик, который буксировался за катером, а во время атаки подтягивался к борту. Наводка осуществлялась поворотом корпуса катера.

Поздно вечером 15 декабря 1877 год «Великий князь Константин» подошел к Батуму. После полуночи катера проникли на рейд. В темноте моряки приняли мачты трех броненосцев, расположенных носом в сторону моря, за трехмачтовое судно, стоящее к ним лагом, и произвели торпедную атаку. Торпеды прошли между фрегатом «Махмудие» («Mahmudije») и корветом «Ассари-Тевфик», который к тому времени был уже отремонтирован. Одна из мин, пройдя мимо кораблей, выскочила на берег, вторая, вероятно, задела якорную цепь, её зарядное отделение отломилось и взорвалось от удара о грунт, не причинив турецким кораблям вреда. Лишенная головной части, она также выскочила на берег. Утром обе они были найдены турками.

13 — 14 января 1878 года. Потопление канонерской лодки «Интибах» на Батумском рейдеПравить

Вторая попытка применения самодвижущихся мин состоялась 13 января 1878 года.

Подробное описание этого боевого эпизода содержится в рапорте главного командира Черноморского флота и портов генерал-адъютанта Н. А. Аркаса управляющему Морским министерством[14].

«Великий князь Константин» снова подошел к Батуму и в 23 часа спустил катера «Чесма» и «Синоп», которыми командовали лейтенанты Зацаренный и Шешинский. На рейде стояло несколько кораблей противника, в том числе три броненосца. Но, так как порт хорошо освещался луной, объектом для атаки был выбран ближайший к катерам и стоящий отдельно «двухмачтовый винтовой пароход».

Из рапорта С. О. Макарова:

"Катера приблизились, не будучи замечены, на тридцать или сорок сажен[15], пустили одновременно свои самодвижущиеся мины. Мина Зацаренного ударилась у грот-мачты, а мина Шешинского — немного правее. Обе взорвались одновременно. Слышен был сильный взрыв… Пароход лег на правую сторону и быстро пошел на дно с большей частью своего экипажа… "[16]

 
Картина Л. Ф. Лагорио «Потопление катерами парохода „Великий князь Константин“ турецкого парохода „Интибах“ на Батумском рейде в ночь на 14 января 1878 г.»

Каждая торпеда Уйтхеда несла 27 кг пироксилина[17]. Два взрыва почти полностью разрушили борт судна, оно мгновенно затонуло, из 35 членов команды погибли 23 моряка.

Катера же, оставив плотик и сбросив подкильную трубу[16], благополучно вернулись на свой транспорт.

Это была первая в мировой истории успешная боевая торпедная атака.

Корабль, который потопили русские катера — «Интибах» («Intibah») — головная в серии из трех небольших винтовых канонерских лодок («Интибах», «Мюйдересан», «Зивери Дерия»). Спущена на воду в Стамбуле в 1867 году, водоизмещение 163 тонны, длина 40,4 м, ширина 6,7 м, осадка 3,2 м, деревянный корпус, вооружение: 2 — 102-мм, 1 — 57-мм пушка (первоначально, до войны — 4 гладкоствольных 18-фунтовых пушки), одноцилиндровая паровая машина, скорость хода 8-9 узлов. Эти канонерские лодки отличались плохой мореходностью и неудовлетворительной прочностью корпусов. К началу войны они окончательно устарели, имели ограниченное боевое значение и использовались в основном в качестве посыльных или дозорных.

В отечественной литературе можно встретить явно завышенные данные по этому кораблю — водоизмещение часто указывается в 700 тонн, класс относят к сторожевому кораблю, авизо или называют «большим вооруженным пароходом». Ошибка в водоизмещение, возможно, возникла из данных ТТХ минного заградителя «Интибах» периода Первой мировой войны — 600—800 тонн[18], и далее транслировалась без проверки.

 
Группа офицеров и команды парохода «Великий князь Константин». Слева — паровой катер «Сухум» (бывший «Минер»), поднятый на боканцы «Константина»

Несмотря на то, что материальный ущерб, нанесенный турецкому флоту действиями минных катеров оказался невелик — за пять рейдов незначительно поврежден один броненосец и потоплена устаревшая канонерская лодка — моральный эффект был значительным и поднимал боевой дух на других кораблях Черноморского флота. Кроме того, ночные набеги держали турецкий флот в постоянном напряжении и сковывали его и без того малоинициативные действия.

Причины неудач объясняются несовершенством минного оружия и его носителей и примитивной тактикой действий, заключавшейся в подкрадывании тихоходных катеров к якорным стоянкам судов противника, защитить которые было сравнительно легко. Но необходимо сделать поправку на то, что это был первый опыт применения подобного боевых средств, период отработки тактики и технического совершенствования торпедного оружия.

Атака «Интибаха» оказалась последней морской операцией в войне — через пять дней стороны заключили перемирие, а ещё через месяц, 19 февраля, был подписан выгодный для России Сан-Стефанский мирный договор.

В ходе этой кампании С. О. Макаров получил сначала чин капитан-лейтенанта (в сентябре 1877 года), а позже (9 января 1878 года) — капитана 2-го ранга и почетное звание флигель-адъютанта свиты его императорского величества. Также он получил награды: золотую саблю с надписью «За храбрость», Орден Святого Владимира 4-й степени и Орден Святого Георгия 4-й степени. Успехи Степана Осиповича выдвинули его в число лучших молодых офицеров флота[19].

Дальнейшая судьба парохода «Великий князь Константин»Править

После войны «Великий князь Константин» более полутора лет оставался в распоряжении Морского ведомства. Приказ о возвращении судна владельцу поступил 21 августа 1879. 22 августа «Великий князь Константин» прибыл в Николаев. С него демонтировали вооружение и сдали в Николаевский арсенал на хранение.

18 сентября пароход передали РОПиТ и он вернулось к своим привычным рейсам.

В 1887 году, после тридцати лет службы, пароход вывели в резерв. К этому году он уже был снят с пассажирских линий и выполнял лишь грузовые каботажные рейсы. Судно требовало капитального ремонта — верхняя палуба и фальшборт были изъедены коррозией и нуждались в замене, необходимо было устранить многочисленные повреждения набора и обшивки, котлы были совершенно изношенны.

Несмотря на то, что Севастопольское адмиралтейство РОПиТ уже изготовило для парохода котлы, правление Общества решило ремонт не производить, поскольку судно уже не соответствовало современным требованиям — его машина расходовала 100 кг угля на милю, в то время как современные пароходы тратили вдвое меньше (56 кг на милю для парохода «Луч») и имели втрое большую грузоподъёмность. Дальнейшая эксплуатация «Великий князь Константин» была бы недопустимо расточительной.

Изготовленные для «Великого князя Константина» котлы пошли на замену котлов парохода «Митридат», а само судно в 1889 году переделали в блокшив и отвели на буксире в Батум, где он служил при представительстве РОПиТ. В 1896 году его, как пришедший в «весьма ветхое состояние и страдавший хронической водотечностью», заменили блокшивом «Юнона» и отбуксировали в Севастополь.

В этом же, 1896 году, «Великий князь Константин» был продан с торгов на лом.

Другие суда и корабли с этим именем в Русском флотеПравить

  • 120-пушечный линейный корабль. Заложен 7 мая 1850 года на стапеле Николаевского адмиралтейства. Спущен на воду 29 сентября 1852 года. Проект инженера С. И. Чернявского[20].
  • «Великий князь Константин II». Грузопассаржирский пароход. Построен в 1890 году по заказу РОПиТ в Англии. Совершив всего два рейса по Чёрному морю, судно разбилось на камнях в феврале 1891 года.
  • «Великий князь Константин III». Грузопассаржирский пароход РОПиТ, построен в 1892 году по чертежам погибшего парохода «Великий князь Константин II», но в отличие от него, имел двойное дно (вместимость 1914.7 брт, длина 90.6 м, ширина 11.3 м, осадка 4.6 м, скорость 12 узлов, брал 427 пассажиров). Капитально отремонтирован в 1910 году. В июле 1914 года мобилизован, переоборудован в минный заградитель и зачислен в состав Черноморского флота под именем «Константин» (2500 т, 2200 л. с., 13 узлов, 200 мин), название сократили для удобства сигналопроизводства, исключив титул. В 1917 году переименован в «Бестужев». В мае 1918 года захвачен германскими войсками, в ноябре 1918 — белогвардейцами, а в декабре 1918 — англо-французскими интервентами. С июня 1919 года входил в состав белогвардейского флота (находился в резерве) и в 1920 году уведен врангелевцами за границу. Прибыл в Бизерту 23 декабря 1920 года[21]. Передан эмигрантскому РОПиТ в 1921 году. Эксплуатировался до 1928 года, после чего был сдан на слом.
  • «Константин». Грузопассаржирский пароход английской постройки. В начале Первой мировой войны — посыльное судно «Хопёр» (1100 т, 710 л. с., 10,5 узла). 11 мая 1916 года зачислен в класс минных заградителей.
  • «Константин». Эскадренный миноносец. Заложен на Русско-Балтийском заводе 24 ноября[22] (по другим данным — в декабре[23]) 1913 года. Погиб в Копорском заливе в конце 1919 года[24].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Моделист-Конструктор 12.85, Морская коллекция № 27 серии «Корабли береговой обороны и катера»
  2. 1 2 3 4 5 6 В. В. Яровой «Пароход „Великий князь Константин“», 2001. «Гангут» № 27/2001 Архивировано 11 октября 2013 года.
  3. Пароходы (1.01.1856 — 1.02.1892) Архивная копия от 28 марта 2009 на Wayback Machine
  4. Буксирные пароходы полученные от РОПиТа (недоступная ссылка)
  5. 1 2 В. Я. Крестьянинов «Крейсера Российского Императорского флота»
  6. Х. Вильсон «Броненосцы в бою» (примечания). Москва. Изографус. ЭКСМО. 2003
  7. 1 2 Цусимские форумы
  8. 1 2 3 4 5 6 Минные катера на Дунае и Чёрном море (к 120-летию окончания русско-турецкой войны 1877—1878 годов). Атакуют катера парохода «Великий князь Константин». Н. Н. Афонин, «Гангут» № 17 Архивировано 26 февраля 2011 года.
  9. 1 2 3 Б. Г. Островский. «Адмирал Макаров». Военное-издательство МО СССР. Москва. 1954
  10. 1 2 Развитие минного оружия в русском флоте. Документы. — М.: Военмориздат ВММ СССР, 1951.
  11. А. Широкорад «Русско-Турецкие войны 1676—1918 г.». Минск. Аст. 2000. Часть X «Война 1877—1878 годов» (с. 500—585). Глава 8 «Боевые действия на Чёрном море» со ссылкой на Лангензипен Б., Гулерюз А. «Оттоманский паровой военный флот 1828—1923». Лондон, 1995
  12. Сборник рассказов о героях Шипки (недоступная ссылка)
  13. А. Широкорад «Русско-Турецкие войны 1676—1918 г.». Минск. Аст. 2000. Часть X «Война 1877—1878 годов» (с. 500—585). Глава 8 «Боевые действия на Чёрном море»
  14. Н. А. Аркас. Извлечение из рапорта… управляющему морским министерством // Иллюстрированная хроника войны. Приложение к «Всемирной иллюстрации» : журнал. — 1878. — № 88. — С. 321—322.
  15. 64—85 м
  16. 1 2 статья «Торпеды Российского флота (Первая русская торпеда)» на сайте «Российский Императорский флот в Первой мировой войне» Архивировано 4 июня 2008 года.
  17. статья «Торпеды Российского флота (Роберт Уайтхед предлагает свои торпеды)» на сайте «Российский Императорский флот в Первой мировой войне» Архивировано 28 июня 2008 года.
  18. Флот Османской Империи 1901—1920 Архивировано 28 февраля 2011 года.
  19. Макаров Степан Осипович. Биографический указатель на сайте «Хронос»
  20. История отечественного судостроения. Под редакцией И. Д. Спасского. 1994. Санкт-Петербург. «Судостроение». Том I. стр.392
  21. А. А. Ширинская-Манштейн «Бизерта. Последняя стоянка». СПб. Фонд «Отечество». 2006
  22. История отечественного судостроения. Под редакцией И. Д. Спасского. 1995. Санкт-Петербург. «Судостроение». Том III. стр.196
  23. История отечественного судостроения. Под редакцией И. Д. Спасского. 1995. Санкт-Петербург. «Судостроение». Том III. стр.421
  24. История отечественного судостроения. Под редакцией И. Д. Спасского. 1995. Санкт-Петербург. «Судостроение». Том III. стр.493

СсылкиПравить

данные по турецким кораблям, упомянутым в статье:

к разделу «Другие суда и корабли с этим именем в Русском флоте»: