Открыть главное меню

Древнегреческая музыка, музыка Древней Греции — составная часть древнегреческой античной культуры. Древнегреческая музыка (наряду с поэзией) оказала большое влияние на развитие европейской профессиональной музыкальной культуры и музыкальной науки. Из греческого произошло само слово «музыка». Музыка как предмет образования и воспитания и как составляющая общественной жизни играла огромную роль. Музыка, по Аристотелю («Политика»), — один из четырёх основных предметов античного образования, наряду с грамматикой, гимнастикой и рисованием. Платон вспоминает изречение Сократа о том, что нельзя что-либо изменить в музыке без изменений в государственном устройстве и человеческой жизни.

Источники изученияПравить

От древнегреческой музыки сохранилось лишь несколько полностью записанных сочинений; остальная часть наследия (ок. 40 пьес) сохранилась в виде фрагментов на папирусе, пергаменте, в виде настенной живописи, в эпиграфике на камне и т. д. Полностью сохранились сколий Сейкила, 3 гимна Месомеда, два гимна Аполлону (138 и 128 до н.э.). Сведения о древнегреческой музыке черпаются по большей части из музыкально-теоретических трактатов греков и римлян, из вторичной литературы (трудов древнегреческих мыслителей и поэтов); музыкальными сюжетами богаты памятники греческого изобразительного искусства (скульптура, керамика и т. п.).

Древнейшие источники относятся к третьему и второму тысячелетиям до нашей эры. Это изображение древнейших струнных инструментов и сцен игры на лире и авлосе с Крита, статуэтки арфиста и флейтистов с Кикладских островов. B поэмах Гомера, отразивших быт микенского общества конца 2-го тысячелетия до н. э., говорится об использовании музыки в трудовых процессах, религиозных церемониях и народных праздниках. На аттических дипилонских вазах (8-7 век до н. э.) встречаются изображения процессий, исполняющих песню хором.

 
Дельфийский камень, на котором высечен гимн Аполлону. Музыкальная нотация выполнена строкой отдельных символов, стоящих над основным строкой — текстовым.
 
Игра на авлосе.
Изображение на древнегреческой керамике
 
Аполлон и Марсий.
Барельеф на колонне в Мантинее

Музыка и мифологияПравить

Музыка нашла своё отражение в древнегреческой мифологии. Древнейшая эпоха музыкального развития связывалась в греческих преданиях с именем мифического силена Марсия, который вступил в музыкальное состязание с Аполлоном, победил его, и тем самым вызвал его гнев. Фригийское происхождение Марсия указывает на влияние музыкальной культуры Малой Азии на Грецию.

Самым известным мифом, отсылающим к давней эпохе, является миф о певце Орфее, сыне фракийского речного бога Эагра и музы Каллиопы, игра которого на золотой арфе очаровывала не только людей, но и зверей, деревья, скалы. По преданию, Орфей отправился в ад, чтобы спасти погибшую от укуса гадюки жену — нимфу Эвридику. Игра на лире позволила ему очаровать Харона, который согласился перевезти Орфея через Стикс, однако нарушив запрет не смотреть на жену до возвращения домой, Орфей навсегда потерял Эвридику и впоследствии погиб сам. Этот сюжет использовали древнегреческие драматурги (Эсхил, Еврипид), а в новое время — ряд оперных композиторов (К. Монтеверди, Глюк и другие).

Законодателем древнейших правил игры на авлосе и законов гармонии считался Олимп. Музыкальные законы понимались как совершенство, согласованность, благозвучие. Его учеником, по преданию, был Талет с Крита, который принёс в Спарту обычай музыкального сопровождения (на флейте) гимнов Аполлону, a также xoровое пение. О принесении хорового пения с Крита упоминается также в «Илиаде» Гомера.

Музыкальные инструментыПравить

 
Эрос играет на кифаре. Скульптура I в. до н. э.
 
Женщина играет на авлосе. Краснофигурная чаша, V в. до н. э., Вазописец Брига
 
Пан учит Дафниса игре на многоствольной сиринге. Копия древнегреческой скульптуры III-II вв. до н. э.

В музыкальной практике греки использовали разнообразные инструменты. Обширна группа струнных щипковых инструментов (за редчайшими исключениями греки не использовали смычковых):

  • Форминга — инструмент с корпусом полукруглой формы, с боковыми планками, соединёнными вверху поперечным бруском. В V-IV вв. до н. э. была вытеснена лирой и кифарой.
  • Лира — согласно мифу была изготовлена Гермесом из панциря черепахи и подарена Аполлону. Имела плоский округлый корпус с кожаной мембраной, от 3 до 11 жильных, кишечных, льняных или конопляных струн. Лира как носитель культа Аполлона противопоставлялась духовому авлосу, связанному с культом Диониса.
  • Кифара состояла из корпуса — узкой прямолинейной (трапециевидной) деревянной коробки (иногда округлой снизу), 2 ручек (прикреплённых к корпусу в продольном направлении) и перекладины (ига), соединяющей ручки. Струны одинаковой длины, но разной толщины и натяжения прикреплялись снизу к передней части корпуса и сверху к перекладине параллельно плоскости корпуса и ручек. Количество струн на кифаре колеблется, «классическим» считается семь.
  • Самбика (или самбука) — ближневосточного происхождения, разновидность угловой арфы.
  • Тригон (τρίγωνον букв. «треугольник») — ещё одна (популярная у женщин-музыкантов) разновидность угловой арфы. Фрагменты тригона (IV в. до н.э.) в 2018 году были обнаружены в России, на Таманском полуострове.
  • Псалтерий имел треугольный или четырёхугольный, чаще трапециевидный корпус. Струны защипывали пальцами или плектром.

Среди духовых инструментов были распространены:

  • Авлос — язычковый инструмент, пара отдельных цилиндрических или конических трубок из тростника, дерева, кости, позже из металла. Каждая из трубок имела с 3-5 (позднее более) пальцевых отверстий. Существовало несколько разновидностей авлосов, из которых известны такие названия как бомбикс, борим, калам, гингр, ниглар, элим. Авлос широко использовался для сопровождения сольного и хорового пения, танцев, во время погребальных и свадебных обрядов, культовых, военных и других ритуалов, а также в театре. Например, спартанское или македонское войска двигалось в бою под звуки парных авлосов.
  • Сиринга - одноствольная костяная или деревянная флейта. Получила распространение с IV в. до н.э. Артефакт из семи частей с элементами бронзы и шестью отверстиями великолепной работы и фрагмент похожей флейты IV-III вв. до н.э., найденные соответственно в Керчи и Ольвии, хранятся в Эрмитаже (находки 1834 и 1912 гг.).
  • Флейта Пана, многоствольная флейта (сиринга), в конструкции которой было несколько скреплённых между собой трубок. Согласно мифу её создал страстно влюблённый в нимфу Сирингу бог лесов Пан. Убегая от Пана, Сиринга просила сестёр превратить её в тростник, Пан же сделал из этого тростника многоствольную флейту, которая стала его любимым инструментом.

Предшественником современных медных духовых можно считать длинный рог, прямой или закрученный спиралью, с расширяющимся раструбом в конце. Звучал во время ритуальных церемоний и на поле боя.

Из многочисленных древнегреческих ударных инструментов наиболее известны тимпан (предшественник литавр), кимвалы (предшественник тарелок) и кроталы.

В III-II веках до н. э. в Греции появился предшественник современного органа — гидравлос, сконструированный александрийским механиком Ктесибием. Инструмент имел от 4 до 18 труб, а давление воздуха, поступавшего в трубы, поддерживалось столбом воды. Гидравлос был распространён в Римской империи, затем в Византии.

Расцвет музыкальной культурыПравить

Рост полисов, в которых проходили большие культовые и гражданские праздники, привёл к развитию xoрового пения под аккомпанемент духового инструмента. Вместе с авлосом вошла в употребление металлическая труба. Постоянные войны стимулировали развитие военной музыки. Вместе с тем развивалась и лирическая поэзия, которая распевалась под аккомпанемент музыкальных инструментов. Среди известных авторов песен — Алкей, Архилох и Сапфо.

Классиком xoровой лирики стал поэт и музыкант Пиндар, автор гимнов, застольных и победных од, отличавшихся разнообразием форм, богатством и причудливостью ритмов. Ha основе гимнов Пиндара развились дифирамбы, исполнявшиеся на дионисийских празднествах (около 600 до н. э.).

Музыка была неотъемлемой частью театральных представлений. Трагедия сочетала в себе драму, танец и музыку. Авторы трагедий — Эсхил, Софокл, Еврипид подобно древнегреческим лирическим поэтам, были одновременно и создателями музыки. По мере развития в трагедию вводились музыкальные партии корифея и актёров.

Еврипид в своих произведениях ограничил введение хоровых партий, сосредоточив основное внимание на сольных партиях актёров и корифеев, по образцу, так называемого, нового дифирамба, отличавшийся большим индивидуализацией, эмоциональностью, подвижным, виртуозным характером. Создателями стиля нового дифирамба стали Филоксен и Тимофей Милетский. Авторы древнегреческих комедий часто использовали многострунные кифары для сопровождения литературного текста, вводили в спектакль народные песенные мелодии. Вместе с тем комедиографы критиковали трагедию за изыски и иностранные влияния и нередко пародировали музыку трагедий, следы чего сохранились в тексте комедии «Лягушки» Аристофана.

Учение о музыкеПравить

В Древней Греции развивалась также музыкальная теория и музыкальная эстетика. Гераклит указал на диалектическую природу музыки. Пифагор связывал музыкальную гармонию с гармонией мира и дал математическое обоснование музыкальной интервалике. Аристоксен на первое место ставил живое восприятие музыки человеком. Многие древнегреческие философы занимались проблемами музыкальной этики и эстетики, в частности Платон и Аристотель.

Акустические вопросыПравить

Основополагающим для европейской теории музыки считается учение Пифагора, которому приписывают установление математических соотношений между частотами колебаний отдельных звуков и изобретение так называемого пифагорова строя. По легенде, идея математического объяснения музыкальных интервалов пришла мыслителю, когда тот проходил мимо кузницы, и удары молотов по наковальне показались ему благозвучными и гармоничными. Философ взялся изучать кузнечный инструментарий и заметил, что размеры молотков имеют простые соотношения — один превышал другой в полтора или в два раза, что соответствовало музыкальным интервалам квинты или октавы[1]. Воодушевлённый первыми открытиями, Пифагор взялся экспериментировать со струнами одинаковой длины, которые он прикрепил к горизонтальной балке и стал подвешивать на них грузы разного веса, которые влияли на высоту их звучания. Вероятней всего, Пифагор исследовал природу музыкальных интервалов работая с монохордом — однострунным инструментом.

Пифагор считал, что музыкальная гармония отражает гармонию вселенной, а музыкальные интервалы соответствовали интервалам между Землей, планетами и «неподвижным» звёздным небом. Эта философская концепция была известна под названием «гармония сфер» (или лат.  Musica universalis) и получила новое дыхание в трудах немецкого астронома Иоганна Кеплера. Символом гармонии сфер стала тетрада, связываемая с четырьмя стихиями, гармонией сфер, а также основными консонансами — октавой, квинтой и квартой.

Другой взгляд на акустическую сторону музыки представлен Аристоксеном, который является автором трактатов «Элементы гармоники» и «Элементы ритмики», а также многих других (не сохранились). Исследуя природу пения и речи, Аристоксен установил между ними типологическое различие в колебаниях высоты тона и определил минимальный интервал, который слух способен различить (см. диеса). Не рассматривая математических выражений интервалов, Аристоксен вывел все музыкальные интервалы из соотношения с основными — квартой, квинтой и октавой.

Вопросы музыкальной эстетикиПравить

Вопросы музыкальной эстетики и этики были разработаны в трудах ряда античных философов, в частности Платона и Аристотеля.

В «Законах» Платона находим размышления о дифференциации песнопений по жанрам:

 Тогда у нас мусическое искусство различалось по его видам и формам. Один вид песнопений составляли молитвы к богам, называемые гимнами; противоположность им составлял другой вид песнопений — их по большей части называют френами; затем шли пэаны и, наконец, дифирамб, уже своим названием намекающий, как я думаю, на рождение Диониса. Как некий особый вид песнопений дифирамбы называли «номами», а точнее — «кифародическими номами». После того как это и кое-что c другое было установлено, не дозволено стало злоупотреблять обращением одного вида песен в другой[2]. 

Вместе с тем мыслитель жаловался на современное ему смешение жанров и стремление угодить широкой публике:

  Впоследствии, с течением времени, зачинщиками невежественных беззаконий стали поэты, одаренные по природе, но не сведущие в том, чтó справедливо и законно в области Муз. В вакхическом исступлении, более должного одержимые наслаждением, смешивали они френы с гимнами, пэаны с дифирамбами, на кифарах подражали флейтам, e все перемешивая между собой; невольно, по неразумию, они извратили мусическое искусство, словно оно не содержало никакой правильности и словно мерилом в нем служит только наслаждение, испытываемое тем, кто получает удовольствие, независимо от того, плох он или хорош. Сочиняя такие творения и излагая подобные учения, они внушили большинству беззаконное отношение к мусическому искусству и дерзкое самомнение, заставлявшее их считать себя достойными судьями. Поэтому-то театры, прежде спокойные, стали оглашаться шумом, точно зрители понимали, чтó прекрасно в музах, а что нет; и вместо господства лучших в театрах воцарилась какая-то непристойная власть зрителей[3]. 

Аристотель, который развил учение о катарсисе как очищении и воспитании человека силой искусства, отмечал и воспитательное, очистительное значение музыки. Он выделял четыре искусства, которые можно считать воспитательными средствами: грамматику, рисование, гимнастику и музыку. Роль музыки философ объяснял следующим образом:

 Что касается мелодий, то уже в них самих содержится подражание нравственным переживаниям. Это ясно из следующего: музыкальные лады существенно отличаются один от другого, так что при слушании их у нас является различное настроение, и мы не одинаково относимся к каждому из них; так, слушая один лад, например так называемый миксолидийский, мы испытываем более скорбное и сумрачное настроение; слушая другие, менее строгие лады, мы размягчаемся; иные лады вызывают у нас преимущественно среднее, уравновешенное настроение; последним свойством обладает, по-видимому, только один из ладов, именно дорийский; фригийский лад действует на нас возбуждающим образом. То же самое приложимо и к ритмам: одни имеют более спокойный характер, другие — подвижный; из этих последних одни отличаются более грубыми движениями, другие — более благородными. Из сказанного ясно, что музыка способна оказывать воздействие на нравственную сторону души; и раз музыка обладает такими свойствами, то, очевидно, она должна быть включена в число предметов воспитания молодёжи[4]. 

При этом, однако, Аристотель предостерегает от злоупотребления музыкальными ладами, настраивающими слушателей на экстатический, восторженный лад, и указывает, что не следует обучать благородное юношество чересчур искусному владению музыкальными инструментами, чтобы юноши не превращались в профессиональных музыкантов, то есть в ремесленников.

Объяснение воспитательной роли музыки содержится и в работах Аристоксена, который рассматривал нравственный идеал как отражение в человеческом обществе космической красоты и космического порядка. По мнению философа, музыка способна оказывать своё моральное влияние благодаря тому, что она сама проникнута этой красотой и этим порядком. Если опьянение приводит в расстройство и тело, и ум, то музыка, «благодаря присущему ей порядка и симметрии», оказывает противоположное вину влияние и умиротворяет человека.

Музыкальный складПравить

Древнегреческая музыка была преимущественно одноголосной (монодийной), хотя в пении под аккомпанемент музыкальных инструментов, как считают некоторые исследователи античности, могли образовываться и многозвучия. Эти догадки строят, в том числе, на основании известного высказывания Платона, в котором он призывает к простоте и строгости музыки, необходимых в музыкальном образовании детей:

  разноголосица (ἑτεροφωνίαν) и разнообразие звучаний лиры, когда струны издают один напев, а поэт сочинил другую мелодию, когда добиваются созвучий и противозвучий (σύμφωνον καὶ ἀντίφωνον) сочетанием плотности и разреженности, ускорения и замедления, повышения и понижения, и точно так же приспосабливают пёстрое разнообразие ритмов к звучаниям лиры,— всё это не приносит пользы при обучении детей, раз им надо быстро, в течение всего лишь трёх лет, овладеть тем, что есть полезного в музыке[5]. 

НотацияПравить

Мелодия записывалась с помощью греческих и финикийских букв, причём различные графемы (буквы и их графические модификации) использовались для вокальной и инструментальной музыки. Схема ниже иллюстрирует соответствие греческой буквенной нотации и классической пятилинейной:

 
Древнегреческая нотация и классическая пятилинейная. Верхняя строка символов — так называемая вокальная нотация, нижняя — инструментальная (более древняя). Ноты транскрипции, которые могут восприниматься как энгармонически равные (из-за ограничений, накладываемых классической нотацией, приспособленной к равномерно темперированному строю), в действительности означают разные высо́ты: ноту с диезом следует петь/играть выше «энгармоничной» ноты с бемолем.


ПримечанияПравить

  1. Christoph Riedweg, Pythagoras: His Life, Teaching and Influence, Cornell: Cornell University Press, 2005
  2. Платон. «Законы», Книга III, 700bc. / Перевод А. Н. Егунова. — М.: Мысль, 1999.
  3. Платон. «Законы», Книга III, 700e–701. / Перевод А. Н. Егунова. — М.: Мысль, 1999.
  4. Аристотель. Политика / Перевод С. А. Жебелёва // Аристотель. Сочинения в 4-х томах. — М., Мысль, 1983. — Т.4. — С. 637—638. (Книга VIII, V, 8-10)
  5. Платон. «Законы», Книга VII, 812d. / Перевод А. Н. Егунова. — М.: Мысль, 1999.

Нотные изданияПравить

  • Documents of Ancient Greek Music. The extant melodies and fragments edited and transcribed with commentary by Egert Pöhlmann and Martin L. West. Oxford, 2001.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить