Тао-Кларджети

Тао-Кларджетское княжество[a] (груз. ქართველთა სამეფო; греч. Ἰβηρία[b]; арм. Վիրք[b]) — средневековое грузинское[3][4][5][6][7][8] феодальное государство в Закавказье, с центром в Артануджи. Существовало между IX и XI веками.

Историческое государство
Тао-Кларджетское княжество[a]
груз. ქართველთა სამეფო
Bagratid Iberia and lands acquired by it in the late 10th century.svg
813 — 1008
Столица Артануджи
Олтиси
Язык(и) грузинский , армянский[1], чанский, греческий
Официальный язык грузинский
Религия Христианство (Грузинская православная церковь)
Площадь ок. 21 000 км²[2] (за исключением Византийской Армении)
Форма правления Феодальная монархия
Династия Багратионы
Преемственность
← Картлийское эрисмтаварство
Грузинское царство →
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Образовалось в результате арабского вторжения в Грузию, когда Ашот I Куропалат из династии Багратионов, был вынужден переселиться из центральной в юго-западную часть Грузии, на границе с Византийской империи, где он вскоре сформировал оплот против арабских захватчиков. Адарнасе IV окончательно сумел восстановить грузинскую монархию в 888 году[9][10][11][12], упраздненную с 580-х годов[13]. Однако Багратионы оставались разделенными на несколько ветвей борясь за первенство в грузинских землях[14]. Тао-Кларджети особенно укрепилось в X веке при Давиде III Куропалате[15], который являлся одним из инициаторов объединения Грузии. Главными соперниками на этом пути являлись абхазские цари[16][14], однако династический союз и дворцовый переворот в 978 году обеспечили абхазский престол в пользу Баграта III, законного наследника Давида Курапалата, который в 1008 году унаследовал Картли от своего отца Гургена и объединил короны Абхазии и Картли, тем самым образовав единое Грузинское царство[17][18][19][20][21].

После смерти Давида III в 1000-х гг. его владения в Тао и важнейшая часть династических владений грузинских Багратидов, были отобраны Византийской империей, которая на приобретённых территориях сформировала Иверийскую фему, что впоследствии стало причиной серии конфликтов Грузии с Византией[22].

НазваниеПравить

Под названием княжества «Тао-Кларджети» или «Картвельское царство» в грузинской историографии подразумеваются владения грузинских Баградитов в Юго-Западной Грузии[23]. Термин основан на названиях двух важнейших провинций региона — Тао и Кларджети[24].

ПредысторияПравить

 
Политическая карта Кавказа, ок. 740 г., после окончания арабо-хазарского конфликта и консолидации власти Омейядов в Закавказье.

В VII веке Грузия попала под власть арабов. В ходе последующих репрессий одни знатные фамилии были уничтожены, другие — возвысились и укрепили своё положение[25]. Самой влиятельной аристократической семьёй стали Багратиды[26], пришедшие к власти Грузии в VIII веке, примерно через двести лет после того, как персы упразднили предыдущую грузинскую монархию во главе Хосроидов, и через столетие после арабского вторжения на Кавказе[27]. Они происходили из Спери[28][29], пограничной области между Арменией и Грузией[30], ветви которых находились как в Армении, так и в Иберии[31][32]. Хотя грузинские Багратиды придумали легенду возводящую свой род[en] к библейским царям Давиду и Соломону[26], предположительно, они могли быть потомками беглого армянского князя, которые вошли в родственных отношениях с влиятельными семьями Иберии[33]. Между 786 и 813 годами они унаследовали владения своих вымерших кузенов Гуарамидов на юго-западе Иберии, где создали княжество на границе с Византийской империей, которое включало Кларджети, Джавахети и Тао[34][25]. На фоне гражданских беспорядков и сепаратистских настроений среди вассалов арабские халифы из династии Аббасидов были вынуждены искать союзников среди местных элит. В 813 году они позволили князю Ашот I возродить Картлийское эрисмтаварство[34] на подконтрольных Гуарамидам землях. Это событие положило начало тысячелетнему правлению грузинских Багратидов[11]. Византийский император в свою очередь присвоил Ашоту титул куропалата[34][35][32]. При аналогичных обстоятельствах в 806 году было воссоздано и армянское государство с Багратидами во главе[34][25].

ИсторияПравить

Формирование княжестваПравить

 
Ашот I Великий держит монастырь в руках. Барельеф монастыря Опиза. 1-я четв. IX в

Между VIII и IX веками на территории Грузии возникли различные феодальные государства, которые начали бороться за получение гегемонии в регионе. Несмотря на восстановление Картлийского княжества с центром в Уплисцихе[36] в 813 году, восточная Грузия оставалась разделенной между соперничающими властями[37]. Григол, князь Кахетии, надеясь править всей Грузией[38], при поддержке цанаров[en] и Тбилисского эмира, начал активную экспансию и вторгся Внутреннюю Картли (Шида Картли)[39]. В союзе со своим зятем, царем Абхазии, Ашот I двинул войско против Кахетии и её союзников и смог победить противников, расширив свои границы до реки Ксани[39]. В 818 году, противостоя Тбилисскому эмиру, который отделился от Халифата, Ашот побудил халифа признать его эрисмтаваром Картли и поддержать его против кахетинцев[40]. Вскоре обстоятельства изменились, правитель Арминии — Халид ибн Язид[en] восстановил контроль над Восточной Грузией[40]: эмир Тбилиси был прощен, цанары были сурово наказаны, а арабы, несколько окрепнув, снова попытались взять контроль над Картли[41]. Спасаясь от арабов, ок. 820—823[36] года последний эрисмтавар Картли Ашот I покинул центральную Грузию и поселился в юго-западной Грузии, в Кларджети со своей семьей и сторонниками[42][41][29]. Резиденцией Ашота I стал город Артануджи[43][42][41][32][29]. Ашот I объединил под своей властью большую часть исторической Юго-Западной Грузии и впоследствии положил начало новому феодальному государству, сыгравшему исключительную роль в жизни Грузии[36][41]. Он покровительствовал монашеской жизни, начатой выдающимся грузинским духовным деятелем Григорием Хандзтийским[44][42]. От Византийской империи Ашот I получил титул «курапалата»[32][29], что фактически являлся признанием его власти[29][36]. Ашот использовал свои византийские связи не только в борьбе с арабами, но и для усиления своей власти в Тао-Кларджети. В свою очередь, император видел в Тао-Кларджети не только союзника в борьбе с арабами, но и инструмент для восстановления былого влияния Византии в Грузии[32]. Ашот был убит в 826 г. в то время, когда он собирал войско против арабов[45][36].

После убийства Ашота его род разделился на три ветви:

Династическая розньПравить

В 829—830 годах Халифат приказал правителю Арминии — Халиду ибн Язиду[en] вторгнуться в Восточную Грузию чтобы подчинить Тбилисское эмиратство[46]. В этом же походе арабский полководец отобрал Внутреннюю Картли у Баграт I Куропалата[46], который сменил Ашота в качестве картлийского куропалата[40] и считается основателем линии, или дома Картли-Иберии[47]. Такое развитие событий заставило Баграта пересмотреть политическую ориентацию в пользу Халифата[46]. В обмен на помощь против Тбилисского эмира — Саака[en] — Мухаммад Халид[en] передал Баграту Внутреннюю Картли в 842 году[46] и был признан эрисмтаваром Картли[48].

 
Тао-Кларджети и соседние государства в 850 г.

Изменение политического курса Баграта вызвало раскол среди Багратидов[46]. Баграту противостоял его младший брат Гуарам Мампали, что особенно ярко проявилось в середине X века, во время обострения конфликта между Халифатом и Тбилисским эмиратом[46]. Тбилисский эмир попытался отложиться от Багдада и перестал выплачивать дань. В ответ Аббасиды отправили карательную экспедицию под руководством гуляма Буга аль-Кабира (853)[49]. Против Буга аль-Кабира выступили Гуарам Мампали, князь Армении Смбат Багратуни, Кахетинское княжество и Абхазское царство[46]. В этом походе арабская армия, при поддержке Баграта I[36], захватила Тбилиси, сожгла его дотла и обезглавила мятежного эмира[49]. После взятия Тбилиси Буга отправил Зирака для борьбы с абхазским царем. Потерпевший поражение царь абхазов отступил и именно в это время Зирак пленил Константи-Каху[en][42].

В 60-х года IX века Георгий I, царь Абхазии, занял Внутреннюю Картли. Преимущества в борьбе за гегемонию над Картли постепенно добилось Абхазское царство[42], таким образом, абхазские цари становятся главными соперниками Тао-Кларджети[32]. В этот же период Тбилисские эмиры окончательно превратились в самостоятельных владетелей территории, заключающейся в пределах Нижней Картли[50]. Арабское господство на Кавказе значительно ослабло ко второй половине IX в., и развивающиеся буферные государства в Грузии и Армении постепенно становились мощным оплотом против византийских посягательств[49].

 
Руины цитадели Артануджи на вершине горы, построенного в V веке Вахтангом Горгасали, царём Иберии. (область Кларджети)

В 870-е годы крайне обострились противоречия между домами Гуарама Мампали и Баграта, спровоцированные Липаритом Багваши — изгнанным из Абхазии князем[51], обосновавшимся в Триалети, во владении Гуарама, где он построил цитадель Клдекари и вскоре после 876 года установил эриставство под сюзеренитетом племянника Гуарама — Давида I[52]. Из-за этого двоюродный брат Давида Насра, законный наследник Гуарама, не мог простить такой обиды и ущерба своим феодальным интересам; в 881 году Насра убил своего двоюродного брата[53]. Сыновья Баграта, Липарит и их союзники стали мстить за Давида, изгнали Насра из страны и захватили владения последнего[54]. После этого он был вынужден бежать в Византию, откуда перебрался в Абхазию. Царь Абхазии Баграт I, которому Насра приходился шурином, получил помощь от Византии и вторгся во владения грузинских Багратидов. Официальной причиной войны стала помощь Насре. Стремясь уравновесить византийское влияние на Кавказе, Ашот I, царь Армении, вмешался в конфликт и поддержал сына Давида I — Адарнасе. Таким образом, династическая вражда Багратидов постепенно переросла в региональный конфликт. Насре удалось захватить Самцхе, но в итоге он был побеждён[10][55].

Восстановление царстваПравить

 
Тао-Кларджети и соседние государства в 900 г.

Поскольку Адарнасе был ещё несовершеннолетним, византийский император — в соответствии с политикой разделения — назначил в качестве куропалата не Адарнасе, а его двоюродного брата Гургена I, князя верхнего Тао. Не будучи куропалатом и имея перед собой пример Армении, Адарнасе в 888 году восстановил грузинское царство[56] и принял титул «царя картвелов» (царь Грузин)[12][44][42][32]. Этот акт означал провозглашение политической независимости и был направлен против агрессивных устремлений Византии, а во-вторых, дом Багратиони отстаивал свое исключительное право на владение Картли и подавлял возможные претензии грузинских и иностранных соперников на эти земли[32].

Отношения между Адарнасе и Гургеном стали напряженными, что позже переросло в открытую войну. Гурген был смертельно ранен и захвачен, Адарнасе и его союзником Багратом I, князем Кларджети в 891 году. Византийское правительство приспособилось к обстоятельствам и после смерти Гургена в 891 году признало Адарнасе в качестве куропалата.[10] Адарнасе продолжал союзничество с Ашотом I, царём Армении, что продолжалась в правление преемника Ашота — Смбата I, которому Адарнасе помог завоевать корону в династической борьбе в 890 году. В свою очередь, Смбат признал царственный статус Адарнасе и лично короновал его в 899 году[37].

В начале X века Константин III, царь Абхазии, пошел походом в Картли и назначил там своего эристава. С этого времени Внутренняя Картли в течение долгого времени находилась в руках абхазских царей[42]. В 904 году союзники совместно воевали против Константина III, их общего родственника, который конкурировал с Адарнасе за гегемонию во Внутренней Картли и со Смбатом в Нижней Картли. Адарнасе захватил Константина и передал его Смбату. Но последний, пытаясь уравновесить растущую мощь Адарнасе[37] и во избежание «абхазо-картвельской» консолидации, освободил своего пленника. Между царем Армении и Константином III был заключен мирный договор, по которому царь абхазов вернул себе «Уплисцихе и всю Картли». Этот договор был скреплен династическим браком[57]. Этот шаг повернул Адарнасе против Смбата, и последовавший за этим разрыв и вражда ослабили обоих монархов: в 904 году Адарнасе был лишен внутренней Картли, в то время как Смбат был побежден и замучен до смерти Юсуфом ибн Абу-с-Саджида, правителем Азербайджана в 914 году.

 
Михаил-Гоброн, авт. М. Сабинин — «Рай Грузии», ок. 1882 г.

Вскоре после этого, между 908 и 914 годами, Юсуф ибн Абу-с-Садж от имени Халифата вторгся в Грузию[en] из Армении. Он прошел через Тбилисский эмират в Кахетию, откуда двинулся в Картли, который тогда находился под контролем Константина III, царя Абхазии: последний разрушил цитадель Уплисцихе[58], после чего Йусуф вторгся в Самцхе и Джавахетию. Не сумев овладеть крепостью Тмогви, эмир осадил Квели, находившуюся тогда во владении князя Гургена II. Крепость Квели продержалась 28 дней: молодой командир Гоброн оказал ожесточённое сопротивление, но в конце принял мученичествую смерть от руки Юсуфа[59]. Нашествия Юсуфа ибн Абу-с-Саджида нанесли стране огромный урон, но он не смог восстановить арабское налогообложение и гегемонию, как это было в случае Буге в 853 году[58]. Тем не менее господство арабов в Грузии подошло к концу[42][36]. Именно в этот период Византийская империя активизировала дипломатическую деятельность на грузинском и армянском направлениях[57]. Лидерство Адарнасе подверглось серьёзному испытанию после 918 года, когда начал усиливаться Гурген II[57], князь верхнего Тао.

После смерти Адарнасе его владения были разделены между его сыновьями:

В отличие от своего отца, царь Давид II не носил византийского титула куропалата, который был передан Ашоту II[60]. У Давида был только титул магистра, который он разделял со своим родственником Гургеном II, князем Верхнего Тао. После смерти Давида II в 937 году Тао-Кларджети и претензии на Картли перешли к его брату Сумбату I[10], который в последний год своей жизни стал куропалатом, когда умер Ашот II в 954 году[60]. В 958 году сын Сумбата I Куропалата — Баграт II, унаследовал титулы своего отца (кроме куропалата) и управлял только Нижним Тао. Титул куропалата перешел к Давиду III[60], двоюродному брату Баграта II. Баграт часто проявлял себя как сотрудник Давида III, самого влиятельного среди Багратидов того времени. Баграт II также вступил в союз с абхазцами, а его сын был женат на Гурандухт, дочери абхазского царя Георгия II.

ВозрождениеПравить

 
Давид III Великий на барельефе из монастыря Ошки.

После кратковременного периода феодальной раздробленности, в середине X века царство достигло вершины своего могущества при куропалате Давиде III, который оказал важную услугу византийскому императору Василию II во время великого восстания Варда Склира в 979 году[32]. Давид укрепил императорского полководца и его старого друга, Варда Фокаса, с 12000 войском под командованием Торникия[60]. В награду Давид получил в пожизненное владение обширный участок земли в Византийской Армении[61], простирающийся от Тао до озера Ван, включая город Феодосиополь. Ещё одной наградой за лояльность Давида стало выделение императорских средств на основание грузинского монастыря на Афоне. Армянский историк Степанос Таронский об Давиде[32]:

Великий куропалат Давид превосходил всех государей нашего времени своим сердоболием и миролюбием. Давид установил мир и добронравие во всех восточных странах, особенно в Армении и Грузии. Он положил конец беспрестанно возникавшим войнам и победил все живущие вокруг народы

С твердым намерением объединить все грузинские земли[44], при поддержке Иоанна Марушисдзе[ka][32], Давид около 975 г. сделал своим наследником Баграта III[62][63][64] — будущего царя объединенной Грузии, кого Давид установил в качестве правителя в Картли[63][44] (с 975 года), а затем царём Абхазии[44][65] (с 978 года) и помог отцу Баграта — Гургену, стать царём Картли-Иберии после смерти Баграта II в 994 году.

Отношение с ВизантиейПравить

 
Кавказ и Ближний Восток в 884—962 гг.

В годы правления Македонской династии и особенно в первой половине X века — Лев VI, Роман Лакапин и Константин VII Багрянородный — византийцы расширялись на восток, подчиняя различных арабских эмиратов. В этих походах византийские императоры просили помощи у иберийцев (грузин), которые, имея славу способных воинов внесли свой вклад в военных походах и занимали соседние крепости[66]. Константин VII Багрянородный в своей работе «Об управлении империей» описывающий стран и народов, граничащих с империей, выделяет Херсонес, княжества Армении и Иберии среди вассалов, ориентирующихся в своей политике на интересы Византии, но абсолютно неподконтрольные во внутренних делах[67]. Отношения с империей не выходили за рамки своеобразного «союза старших и младших царств», что нисколько не мешало грузинским политическим образованиям проводить достаточно независимую политику, которая часто противоречили интересам Византии на Востоке[57].

Первые споры с Византией возникли когда византийцы около 920 года пытались захватить город Артануджи, это не только втянуло императора в спор между Ашотом Кискаси и его зятем Гургеном, но и объединило Гургена с кузенами. Император был вынужден отступить, поскольку иберы пригрозили разорвать союз и вступить в союз с арабами[66][68].

Очередной спор с Византией произошел из-за Феодосиополя[66]. Иберийцы отказывались помогать византийцам, так как у них были дружеские отношения с жителями Феодосиполя, а также из за того, что, не хотели расширять византийское влияние[66]. Хотя Феодосиополь и был в сфере интересов Византии — Роман Лакапин и Константин VII — очевидно, были готовы позволить Багратидам, в данном случае Ашоту II, завладеть им[68]. Константин даже издал хрисовул, где он давал право Ашоту владеть «всеми местами агарийцев[en] (греч. Ἀγαρηνοί)», которых он, и его племянник могли бы своими силами подчинить[68]. В 949 году византийцам удалось захватить город и вдоль Аракса установить пограничную линию с Иберией[68]. Во второй половине X в. в Византийской империи «все важнейшие военные позиции занимали армяне и грузины»[32]. После ослабления арабов и расширения границ империи на восток, византийцев уже не устраивало усиление грузинских царств и княжеств[42][32]. Недостаток силы Тао-Кларджетии для противодействия византийцам компенсировался идеологической, политической и культурной помощью объединения грузинских земель в единое царство[69].

Ещё один конфликт с Византией возник во время восстаний Варды Фоки[en] (989), в котором Давид III Куропалат участвовал на стороне восставших против императора Василия II (976—1025)[70]. Император Василий II попросил помощь у киевского князя Владимира, обещая отдать ему в жены свою сестру Анну[42]. Хотя Давид оказал большую помощь Василию в борьбе с другим мятежником Вардой Склиром (979), десятилетие спустя, принужденный к покорности, бездетный Давид III в 990 году завещал свои владения Византии[70]. Согласно В. Васильевскому, грузины Варды Фоки потерпели поражение от вновь созданного русского корпуса, который заменил грузин в Византийской армии[71]. Василий II объявил себя наследником Давида, однако с грузинской точки зрения византийцы не могли оправдать притязания на первоначальные владения Давида. В любом случае Византия рассматривала Тао-Кларджети как неотъемлемую часть своей восточной обороны, которая также могла служить плацдармом для византийских наступлений на Армению и для сдерживания восходящего Грузинского царства[72]. После смерти Давида (1000 г.) Василий II лично встретился с Багратом и его отцом Гургеном II и достиг соглашения о разделе Тао: его южная часть позднее вошла в состав фемы Иверия, тогда как северная досталась Баграту III[70]. Император Василий II должен был признать наследственные права картлийских царей в Тао-Кларджети, в результате чего Баграт III стал Куропалатом[73]. В результате политический центр Грузии переместился на север, как и большая часть грузинской знати[74].

Формирование единого Грузинского царстваПравить

 
Объединение с Абхазским царством в 1000 г.

В начале 980-х годов Баграт III стал номинальным царем объединённой Грузии, а фактически к 1008 году[75]. В 1008 году после смерти отца Гургена — Баграт III стал первым правителем единого грузинского царства[17][18][19][20][21]. Столицей объединённой Грузинской монархии стал Кутаиси. Царствование Баграта, важнейший период в истории Грузии, привело к окончательной победе грузинских Багратидов в многовековой борьбе за власть. Стремясь создать более стабильную и централизованную монархию, Баграт ликвидировал или, по крайней мере, уменьшил автономию династических князей. В его глазах наиболее вероятная внутренняя опасность исходила от линии Кларджетинских Багратидов. Хотя, похоже, последние признавали суверенитет Баграта, они продолжали называться царями и суверенами Кларджети. Чтобы обеспечить преемственность своему сыну, Георгию I, Баграт заманил своих двоюродных братьев — Сумбата и Гургена — под предлогом примирительной встречи в замок Панаскерти и бросил их в тюрьму в 1011 году. Их дети — Баграт, сын Сумбата, и Деметре, сын Гургена, — бежали в Константинополь.

ТерриторияПравить

 
Закавказье в IV—VI веках по «Кембриджской истории Древнего мира»

По предположению К. Туманова, после 772 года Тао, принадлежащая тогда роду Мамиконянов, была разделена на две части։ Верхняя Тао была приобретена Багратидами; Нижняя, вместе с Асиспори, отошла к Гуармидам[76].

После 772 года иберийские Багратиды овладели областями Артаани и Эрушети[77]. К. Туманов пишет: «Адарнасе, сын Васака — младшего брата Смбата VII, переселился в Иберию после 772 года. Там он приобрел земли Эрушети и Артани (Ардахан), а на рубеже веков унаследовал государство Гуарамидов, включавшей Кларджети, Джавахети и северный Тайк, или Тао, ранее взятые у Мамиконянов»[77]. Тот факт, что Адарнасе прибыл в Грузию, что он просил лан у царя Арчила и стал его вассалом, показывает, что он был изгнан из Тао другими Багратидами или, возможно, князем Мамиконяном[78]; но, став родственником грузинского царствующего дома, его положение настолько укрепилось, что он смог вернуть свои владения в долине Чорох и проложить путь своему сыну Ашоту I к власти в Грузии[78]. Примерно между 786—807 годами иберийские Багратиды унаследовали княжество Гуарамидов[79], включавшее Кларджети, Джавахети и Тао[77]. В результате, примерно между 786—807 годами: Нижний Тао, вместе с Арсеацпором (груз. Асиспори) в Верхнем Тао, перешла к иберийским Багратидам. Весь Тао окончательно был объединен в 813 году. С этого времени Тао переходит от армянской политической сферы в грузинскую[80].

Вначале в состав княжества входили Кларджети, Шавшети, Ачара по рекам Чорох — Спери (Испир) и собственно Тао, по верхнему течению рек Кур — Кола, Артаани, Самцхе и Джавахети[81]. Границы княжества простирались не только на всю долину Чорох, но и на Восточную Грузию (Шида Картли), господство над которой также оспаривалось эмиром Тифлиса и правителем Кахетии[82].

В 952 году византийский император Константин Багрянородный в своей работе «Об управлении империей» писал, что граница между Византией и Тао-Кларджети проходила по реке Аракс[68][83] (примерно с 949 года).

Согласно сообщениям исторических источников за оказанную помощь в подавлении мятежа Варда Склира Византия передала Давиду III Куропалату ряд областей. Согласно Степаноса Таронеци к ним относились Халтой Арич, «со (своей) клисурой», Чормайри, Карин, Басеан и крепости Севук в Мардали, Харк и Апахуник[84][85]. В. Степаненко и К. Юзбашян полагают, что Давид в реальности получил только Карин-Феодосиополь, так как Басеан уже находился в составе Тао, Халтой Арич и Чормайри предположительно были под сюзеренитетом Давида, а Харк и Апахуник принадлежали Мерванидам[86], их ещё предстояло отвоевать (что и произошло в 992—993 гг.)[85]. С. Рэпп и Р. Эдвардс напротив, утверждают, что Харк и Апахуник уже де-факто находились под контролем Давида[87][88]. Между 990 и 991 Давид овладел Манцикертом[85]. В 997—998 годах войска Давида безуспешно осаждали Хлат[85].

НаселениеПравить

ОбществоПравить

В княжестве параллельно сосуществовали как объединённые в сельские общины свободные производители и частные собственники, так и закрепощенные производители — глехи (крестьяне)[23]. В этот же период, в связи с развитием крупного феодального землевладения, к началу X века завершился процесс формирования феодального класса — азнаури — и произошло закрепощение свободных производителей[23][15]. К азнаурам принадлежат — дидебули, пока ещё не выделенные в отдельное сословие и именуемые — дидебули азнаури («вельможные азнауры»)[23]. Ниже азнауров стоят лично свободные мсахурни (служилые), находящиеся на службе у царя или вельможного азнаура. Ко времени укрепления феодальных отношений азнауры являлись одной из составных частей социально господствующего слоя[23][89]. Церковная власть и духовенство имели огромный авторитет, с которым необходимо было считаться. Они стремились к независимости от светской власти и даже пытались превосходить её, стараясь взять в свои руки управление страной[23]. Церковь объединяла территории и противодействовала фактору дробления и перегруппировки земель под властью различных политических руководителей[90]. Монастыри богатели за счет пожертвований. Они были частью феодальной системы в том смысле, что могли иметь собственных крепостных[91]. Национальное объединение, проводимое Багратионами, было поддержано церковью, мелким дворянством и растущим купечеством[17].

ДемографияПравить

Согласно С. Раппу Тао-Кларджети было населено грузинами, армянами и в меньшей степени греками[92]. Яна Чехановец считает население Тао-Кларджети смешанным армяно-грузинским[93].

Накануне создания княжества армяне проживали в основном в Тао, особенно в южной части области, где они составляли большинство, тогда как северная часть была в основном грузинским[94]. Согласно Алисон Вакка Тао традиционно являлся этнически смешанным регионом[95]. Как отмечает Кшиштоф Стопка, большую часть населения Тао, отошедшего от Армении к Грузии в VIII столетии[1][96], составляли армяне[96]. Согласно В. Степаненко, в эпоху арабских завоеваний население Тао было преимущественно армянским. Арабские нашествия, однако, привели к масштабному разорению и опустошению области[82]. В IX веке начинается приток грузинского населения, Тайк постепенно превращается в Тао[97]. В результате, согласно В. Степаненко, демография Тао изменилась в пользу грузин, которые к концу X века уже составляли большинство, однако здесь также оставалось заметное армянское население[98]. Как отмечает «Оксфордский словарь Византии», переселение грузин в Тао в IX веке описано в «Житии Григория Хандзтели»[99]. Согласно С. Раппу, после захвата арабами Восточной Грузии и её столицы Тбилиси значительное количество картвелов мигрировали на юго-запад в Тао-Кларджети[100]. С. Рапп отмечает, что в результате этой оккупации возможно тысячи представителей светской и религиозной элиты покинули регион: «в течение следующих двух столетий был создан Картли в изгнании, который я называю нео-Картли»[101]. И. Дорфман-Лазарев уточняет, что переселение вначале шло в области севернее Тао, где преобладало грузинское население, а впоследствии миграция сместилась на юг и юго-запад, в области где проживали преимущественно армяне[102].

Согласно Г. Цулая культурная абсорбция местных аборигенов с остальной частью феодальной гру­зинской народности преодолела здесь влияние армянского духовенства, которое за несколько веков до грузин (картлийцев) превратило население этого региона в свою собственную паству. В результате местное население, в большей степени относящееся к мегрело-чанам[en] и никогда не терявшее здесь, по выражению Н. Я. Марра своего первенст­ва, стало объектом интенсивных межэтнических процессов — изначально подвергшееся арменизации — местное население уже с VIII века встало на пути картлизации[103].

 
Ишхани, надпись Асомтаврули (1006 г.), с грузинским и армянским летоисчислением.

Часть армян Тао-Кларджети в религиозном отношении была халкидонитами, часть — монофизитами[1]. После отторжения от Армении «грузинская» халкидонитская догматика распространилась среди местных армян Тао[96]. Хотя «обращенные» продолжали использовать армянский язык в качестве языка своей литургии, они подчинялись церковной власти католикоса Грузии и считали своих соотечественников, не покинувших национальную юрисдикцию — «еретиками-монофизитами»[96]. Н. Алексидзе отмечает, что оставаясь этническими армянами, однако выйдя из юрисдикции национальной церкви, это население приобретало особую идентичность, которая в современных исследованиях характеризуется как армяно-халкидонская[104]. Последние осуществляли переводы агиографических произведений с армянского на грузинский язык. Эта литературная деятельность была направлена на армянские общины Тао, которые согласно Г. Чеишвили к тому времени почти утратили свою идентичность[105]. В некоторых грузинских рукописях встречаются также армянские слова и термины. По словам В. Степаненко «Все это — свидетельства того двуязычия, которое неминуемо должно было сформироваться в Тао вследствие его грузинской колонизации.»[106]. Грузинская рукопись X века, содержит образцы армянского диалекта области[107]. Анна Элизабет Рэдгейт, со ссылкой на российского историка Арутюнову-Фиданян отмечает, что армяне-халкидониты избегали слияния или их идентификации со своими грузинскими и греческими единоверцами[108]. Средневековые византийские авторы называли всех халкидонитов Южного Кавказа, включая армян — «иверами»,[109] то есть грузинами.

ЭкономикаПравить

 
Реконструкция серебряной монеты Давида III Куропалата (реверс) с изображением Животворящего Креста воздвигнутым на четырёхступенчатом постаменте, посередине ветвей которого помещены четыре знака Асомтаврули — «ႩႮႲႨ» (Куропалат)[110].

В VIII веке территория княжества сильно пострадала от арабского нашествия и эпидемий, что повлияло на сокращение численности населения и стало причиной исчезновения городов и сел[23]. После сформирования княжества, Ашот восстановил город Артануджи, который стал важнейшим политическим центром[23]. Небольшие города с плотным населением существовали в регионе Тао[91]. Независимость от Византийской и Арабской империй сильно пошла на пользу государству, так как оно означало, что не было высоких налогов[90]. Особенно важным результатом освобождения от двух империй стало развитие Артануджи как большого торгового города[29][90]. Богатея за счёт торговли по Великому шёлковому пути, Артануджи превратился в крупный торгово-ремесленный центр Грузии[23]. Обстоятельное описание города в X веке оставил Константин VII Багрянородный в сочинении «Об управлении империей»:

Артануджская крепость очень крепка и имеет большой посад и также город. И туда прибывает товар из всех земель Трапезунда, Иберии, Абхазии, Армении и Сирии. И с этих товаров он получает большие пошлины. Артануджская земля, т.е. Арзен, велика и плодородна и является ключом Иберии, Абхазии и страны месхов

Торговля велась в основном с Византией и соседними странами, в частности с Абхазией, Арменией и с другими мусульманскими странами Ближнего востока. Город находился на важнейшем торговом пути, ведшем из Феодосиополя к Черноморскому побережью[45]. От Чёрного моря (вблизи Хопе) торговый путь шоль через Борчху и Артвин до Ардахана, от которого одна ветвь шла на восток в восточную Грузию, находящуюся в то время в основном в руках арабов, а другая — в Карс и в остальную часть Армении[90]. Выращивание различных сельскохозяйственных культур, способных удовлетворить потребности соседних стран, способствовало развитию интенсивного обмена[52]. Есть основания полагать, что страна экспортировала хлеб и другие сельскохозяйственные продукты — вино, фрукты, скот, шерсть и т. д.[52]. Также в княжестве, особенно в Месхетии, было развито скотоводство. В это время распространялись византийские монеты на территории княжества[23], они циркулировали вместе с арабскими монетами, которые чеканились по всей региону после арабского нашествия[23]. Чекан местной грузинской монеты был восстановлен Давидом[23], что говорит о экономическом подъёме государства.

КультураПравить

«всей Картли считается та страна, в которой церковную службу совершают и все молитвы творят на грузинском языке, а кюри[е]лейсон произносят на греческом языке»

Стивен Рапп отмечает, что картвельцы, среди которых были священники и представители культурной элиты, уходя от преследования арабов, эмигрировали на юго-запад в том числе в Тао-Кларджети. Впоследствии эти области стали важным центром развития картвельской культуры и литературы. В этой «новой Картли» картвельские переселенцы столкнулись с преобладающим армянским населением. Взаимодействие и взаимопроникновение культур, наряду с сильным византийским влиянием, способствовали культурному подъёму. Эти процессы подготовили почву для последующего объединения грузинских земель под руководством «картвелизованной» ветви дома Багратидов[11].

 
Григорий Хандзтийский, Миниатюра XVIII века из Грузии.

РелигияПравить

Главной идеологической опорой княжества стала церковь, которая поддерживала патриотическое движение против арабских завоевателей. Это движение было возглавлено Григорием Хандзтийским[112], который стал архимандритом двенадцати монастырей в Кларджети[113][82]. Эти монастыри Николай Марр[114] характеризовал как «монашескую республику» возглавляемую Григорием Хандзтийским[113]. Современники называли Григория «славой картвелов, светилом, озаряющим край»[45]. Систему монастырей также называли «грузинский синай»[115]. Консолидация картвельской церкви в Тао-Кларджети имела огромное значение. Она способствовала объединению различных грузинских народностей и земель, предшествовала политическому объединению Грузии Багратидами в первые годы XI века. С. Рапп отмечает, что именно с этого времени можно говорить об истинно грузинском царстве и грузинской церкви[116].

ЗодчествоПравить

Если изначально древняя грузинская архитектура с одной стороны была тесно связана с Византией, в частности с Сирией и с другой стороны с Ираном, то теперь в IX—X вв. она уже становится самобытной[117]. С VIII веке в Южной Грузии особое распространение получила монастырская жизнь[118], где были основаны такие крупные монастырские центры, как Опиза, Ишхани, Ошки, Бана, Цкаростави, Хандзта, Хахули, Шатберди, Зарзма и др[75][118][119][42]. Особую ценность представляет храм Ошки X века, первый из четырёх Великих Кафедралов (в настоящее время находится на территории Турции). По сей день эти церкви представляют собой апогей грузинской цивилизации в восточной Анатолии[74].

Искусство и литератураПравить

В разных монастырских центрах возникли местные скриптории со своими традициями. Благодаря культурному подъёму в княжестве вскоре появилась блестящая плеяда грузинских писателей, ученых, художников, мастеров по оформлению книг, резчиков по камню и дереву, чеканки.[120]. Среди деятелей науки и литературы выделяются такие представители Грузинской церкви, как: Григорий Хандзтийский, Георгий Мерчуле, Микаэл Модрекили и др.[118] Лучшие образцы грузинской агиографии и гимнографии созданные монахами Тао-Кларджети: «Житие Григория Хандзтели», «Житие Серапиона Зарзмели», «Мученичества Михаила (Гоброна)»[42], Гимны Микаэла Модрекили и других грузинских авторов[42] включены в его «Иадгари[en]»[119]. Из библейских книг, скопированных в Тао-Кларджети, сохранились кодексы: «Ошкский кодекс» (978 г.) — первый полный перевод Библии на грузинский язык, Книга Псалмов и несколько Четвероевангелий[119]. В этот же период были написаны «Обращение Грузии» и «Житие святой Нины»[121]. В IX веке грузинское письмо «нусхури» (строчно-церковное) принимает вполне оформленный вид. В X веке появилась тенденция перехода с «нусхури» на «мхедрули» (гражданское письмо)[42].

Наряду с развитием оригинального творчества интенсивно переводились труды с греческого, сирийского, арабского, армянского языков, дабы приобщить грузинскую культуру к новейшим достижениям литературы и науки[120]. Одним из примеров этого является «Мудрость Балавара», которая представляет собой грузинскую адаптацию восточной легенды о Будде[32].

Грузинские общины за рубежомПравить

Одним из первых центров грузинской культуры за рубежом была в Палестине Сабацминдская лавра[42]. Во второй половине X века была основана грузинская монастырская колония на Синайской горе[42]. Значительным монастырским центром был основанный Иларионом Грузином монастырь Улумбo в Малой Азии[42]. С начала IX века христианская Грузия в процессе борьбы с арабами и политического сближения с Византией постепенно меняла свою культурную ориентацию: с палестинских культурных центров она сместилась на собственно греческие[120]. Вскоре после этого создаются первые грузинские монастырские общины в Греции. Иверский монастырь[42] на Афоне превратился в крупнейший центр грузинской научной мысли и письменности. Блестящие представители этой школы (Иоанн, Евфимий, Георгий, Теофилэ и др.)[120].

ПравителиПравить

Происхождение Грузинских БагратидовПравить

«Властитель, сын пророка Давида и господа помазанника нареченный ими Христос Бог да даст тебе в наследие царство свое».

— (обращение к Ашоту) Григорий Хандзтийский, VIII век

Согласно современным представлениям династия Багратионов являются ветвью армянских Багратидов[122], мигрировавших из Армении в Грузию после безуспешного восстания против арабов (772 год)[11]. Ряд учёных, в их числе Адонц и Туманов, родиной Багратионов считали провинцию Испир, пограничную область между Арменией и Грузией[30]. С. Рапп отмечает, что Багратиды после переселения в Тао-Кларджети очень скоро подверглись грузинской культурной ассимиляции[123]. После того, как грузинская ветвь обрела царскую власть в Грузии, легенда об их библейском происхождении[en] помогла утвердить их легитимность в глазах народа и стала главной идеологической основой тысячелетнего правления Багратионов в Грузии[124][33].

Список правителейПравить

830—842 — господство арабов

1001 — часть Тао отошли к Византии

ТитулатураПравить

После смерти Ашота I Куропалата княжество разделили его наследники. Возникли две правящие ветви — Тао и Кларджети[23]. Ветвь Тао, впоследствии также разделилась. Правление Багратионов характеризуется «феодальной коллегиальностью». Примечательно то, что почти все представители этого дома именовались «царями»[k 1], однако «куропалат картвелов» должен был обозначать конкретную власть, выражавшую определённую форму взаимоотношений с Византией, которая являлась прерогативой лишь одного представителя этой фамилии[23]. Согласно П. Ингороква появление титулатуры царя уже со времен Ашота означало восстановление «царствования» в доме Багратионов[23]. Однако большинство историков придерживаются мнения, что царственная власть была восстановлена во времена Адарнасе, который принял титул «царя картвелов». Правители княжества титуловали себя «картвельскими куропалатами», претендуя тем самым на наследство древнейших царей Картли (Иберии)[29].

В 888 году Адарнасе IV учреждает титул «царя картвелов», таким образом заменив местный главный титул «эриставт-эристави» («князь-князей») и византийский — «куропалат»[23]. М. Лордкипанидзе считает — «царя картвелов» и «куропалата» — равными титулами, после чего она упоминает «эриставт-эриставов», которые номинально признавали власть царя, в то время как «артануджско-кларджетские государи» подчинялись «эриставт-эриставам» (линия Багратионов Верхнего Тао[125]). Согласно И. Джавахишвили главе рода («куропалату» и «царю картвелов») подчинялись другие представители знати с титулами «эриставов» и «эриставт-эриставов». Последние были представлены должностными лицами при царском дворе[125].

Гурген II, отец Баграта III, титулуется «царём царей»[23], что, по словам Сумбата, было обусловлено царствованием его сына Баграта в Абхазском царстве (с 978 года).

КомментарииПравить

  1. «Царь» («мепе») в данном случае обозначает властелина, господина, суверена
  1. ^ или Картвельское княжество-куропалатство[126], с конца IX в. именовалось как Грузинское царство или Картвельское царство[42]
  2. ^ В византийских источниках (Константин Порфирородный, Лев Грамматик, Кедрин и др.) IX—XI вв — Тао-Кларджетское княжество именовалось как «Иберия» (греч. Ἰβηρία).[127] Точно так же армянские источники не используют термин «Тао-Кларджети», а вместо этого используют «Иберия» (арм. Վիրք, «Вирк»)[128].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Г. Г. Литаврин. Комментарий к главам 44—53 трактата «Об управлении империей». См. комм. 1 к главе 45 Архивная копия от 4 ноября 2011 на Wayback Machine
  2. Toumanoff, Cyril. The Bagratids of Iberia from the Eighth to the Eleventh Century // Le Muséon. — 1961. — № 74.
  3. Николай Александрович Бердзенишвили, Иван Александрович Джавахишвили, Симон Николаевич Джанашиа. История Грузии. — С древнейших времен до начала ХIХ века : Часть I, 1946. — С. 152.
  4. Daim, Falko. Brill's New Pauly : history and culture of Byzantium. — Leiden – Boston, 2019. — С. 514. — ISBN 978-90-04-33933-0.
  5. Nicholson, Oliver. The Oxford dictionary of late Antiquity. — 656 с. — ISBN 978-0-19-866277-8.
  6. История СССР, 1966, p. 405.
  7. Силогава, 2006, p. 8.
  8. Sagona, A. G. Archaeology at the north-east Anatolian frontier, I. : an historical geography and a field survey of the Bayburt Province. — Leuven: Peeters Press, 2004. — ISBN 90-429-1390-8.
  9. Suny, 1994, p. 30—31.
  10. 1 2 3 4 Toumanoff, 1963, p. 490—493.
  11. 1 2 3 4 Stephen H. Rapp, 2003
  12. 1 2 Очерки истории СССР, 1958, p. 514.
  13. Toumanoff, 1971, p. 123.
  14. 1 2 Toumanoff, 1971, p. 126.
  15. 1 2 История СССР, 1966, p. 408.
  16. Очерки истории СССР, 1953, p. 556.
  17. 1 2 3 Toumanoff, 1943.
  18. 1 2 Rayfield, 2012, p. 71.
  19. 1 2 Suny, 1994, p. 32.
  20. 1 2 D. M. Lang. A modern history of Soviet Georgia (англ.). — Westport, Conn.: Greenwood Press, 1975. — P. 28. — ISBN 0-8371-8183-6.
  21. 1 2 The Oxford Dictionary of Byzantium, 1991, p. 3.
  22. Toumanoff, 1971, p. 127.
  23. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 Очерки истории Грузии, 1988.
  24. Mikaberidze, 2007, p. 625.
  25. 1 2 3 Toumanoff, 1966
  26. 1 2 D. M. Lang. The last years of the Georgian monarchy 1658-1832. — New York: Columbia University Press, 1957. — С. 8.
  27. Antony Eastmond. Royal imagery in medieval Georgia. — University Park, Pa.: Pennsylvania State University Press, 1998. — ISBN 978-0271016283.
  28. Очерки истории СССР, 1953, p. 554.
  29. 1 2 3 4 5 6 7 История СССР, 1966, p. 406.
  30. 1 2 Stephen H. Rapp, 1997, p. 510.
  31. Stephen H Rapp, 1997
  32. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 История Грузии, 1962.
  33. 1 2 Stephen H Rapp, 1997
  34. 1 2 3 4 Toumanoff, 1963
  35. Georgia - Cultural life (англ.). Encyclopedia Britannica. Дата обращения: 17 марта 2021. Архивировано 3 мая 2020 года.
  36. 1 2 3 4 5 6 7 Очерки истории СССР, 1953, p. 555.
  37. 1 2 3 Suny, 1994, p. 31.
  38. Rayfield, 2012, p. 59.
  39. 1 2 Очерки истории СССР, 1958, p. 515.
  40. 1 2 3 Rayfield, 2012, p. 65.
  41. 1 2 3 4 Очерки истории СССР, 1958, p. 512.
  42. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 История Грузии, 1993.
  43. Гургенидзе Н., М. Сургуладзе М. Ашот I Великий // Православная энциклопедия. — М., 2002. — Т. IV : «Афанасий — Бессмертие». — С. 229—230. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-009-9.
  44. 1 2 3 4 5 Mikaberidze, 2007.
  45. 1 2 3 Очерки истории СССР, 1958, p. 513.
  46. 1 2 3 4 5 6 7 Метревели, 2003.
  47. Toumanoff, 1963, p. 488.
  48. Rayfield, 2012, p. 66.
  49. 1 2 3 Suny, 1994, p. 30.
  50. Очерки истории СССР, 1958, p. 516.
  51. Rayfield, 2012, p. 63.
  52. 1 2 3 Очерки истории СССР, 1958, p. 520.
  53. Toumanoff, 1963, p. 490.
  54. Очерки истории СССР, 1958, p. 521.
  55. Stephen H. Rapp, 2003, p. 388, 404.
  56. Toumanoff, 1963, p. 492.
  57. 1 2 3 4 З. Папаскири, 2011.
  58. 1 2 Rayfield, 2012, p. 61.
  59. Rayfield, 2000, p. 48—49.
  60. 1 2 3 4 Rayfield, 2012, p. 67—68.
  61. Toumanoff, 1963, p. 497.
  62. Toumanoff, 1963
  63. 1 2 Д. А. Косоуров, 2018, p. 91.
  64. Stephen H. Rapp, 2012, p. 6.
  65. Степаненко В. П. Политическая обстановка в Закавказье в первой половине XI в. (PDF). Дата обращения: 5 марта 2021. Архивировано 28 июля 2018 года.
  66. 1 2 3 4 Vassiliki, 2000.
  67. Домрачев, Николай (2015). “Византийская дипломатия в X-XII вв. Опыт сосуществования”: 7. Архивировано из оригинала 2022-04-02. Дата обращения 2021-03-05. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  68. 1 2 3 4 5 EASTERN APPROACHES TO BYZANTIUM. — TAYLOR & FRANCIS, 2017. — ISBN 1-138-26343-5.
  69. Г. Цулая, 1982.
  70. 1 2 3 А. Н. Слядзь. Военно-политические проблемы отношений Византии и Руси XI - начала XII веков // СПбГУ. — Санкт-Петербург, 2016.
  71. Васильевский В. Г. Варяго-русская и варяго-английская дружина в Константинополе XI и XII веков // Труды. — СПб., 1908. — Т. 1. — С. 176—377. Архивировано 27 января 2020 года.
  72. Stephen H. Rapp, 1997, p. 546.
  73. Очерки истории СССР, 1953, p. 558.
  74. 1 2 Edwards, 1988, p. 126.
  75. 1 2 Edwards, 1988, p. 135.
  76. Toumanoff, 1963, p. 455—456.
  77. 1 2 3 Toumanoff, 1963, p. 1966.
  78. 1 2 Georgica, 1935, p. 23.
  79. Toumanoff, Cyril. Studies in Christian Caucasian history. — Washington : Georgetown University Press, 1963.
  80. Hewsen, 1992, p. 200
  81. Степаненко В. П. Политическая обстановка в Закавказье в первой половине XI в. // Античная древность и средние века. — Свердловск, 1975. — Вып. 11. — С. 125. Архивировано 9 июня 2016 года.
  82. 1 2 3 Georgica, 1935, p. 24.
  83. Валери Силогава и Каха Шенгелия. Тао-Кларджети. — Tbilisi: კავკასიის უნივერსიტეტის გამომცმემლობა, 2006. — 891 pages с. — ISBN 99940-861-7-0, 978-99940-861-7-7.
  84. Степаненко В. П. Апахуник в византийско-таоских отношениях в период мятежа Варды Склира (976—979) // Античная древность и средние века. — 1973. — Вып. 10. — С. 221. Архивировано 23 апреля 2021 года.
  85. 1 2 3 4 Армянские государства эпохи Багратидов и Византия IX–XI вв.. maxima-library.org. Дата обращения: 16 февраля 2021. Архивировано 20 апреля 2021 года.
  86. Степаненко В. П. Апахуник в византийско-таоских отношениях в период мятежа Варды Склира (976—979) // Античная древность и средние века. — 1973. — Вып. 10. — С. 223. Архивировано 23 апреля 2021 года.
  87. Rapp, Stephen H (1997). Imagining history at the crossroads: Persia, Byzantium, and the architects of the written Georgian past (Thesis) [англ.].
  88. Edwards, 1988, p. 136.
  89. История СССР, 1966, p. 407.
  90. 1 2 3 4 Sinclair, 1989, p. 34.
  91. 1 2 Sinclair, 1989, p. 35.
  92. Stephen H. Rapp Jr. The Sasanian World through Georgian Eyes: Caucasia and the Iranian Commonwealth in Late Antique Georgian Literature. — Ashgate Publishing, Ltd., 2014. — P. 4. Архивная копия от 23 апреля 2017 на Wayback Machine
  93. Yana Tchekhanovets. The Caucasian Archaeology of the Holy Land. — BRILL, 2010. — P. 39.
  94. Hewsen, 1992, p. 205.
  95. Alison Vacca. Non-Muslim Provinces under Early Islam: Islamic Rule and Iranian Legitimacy in Armenia and Caucasian Albania. — Cambridge University Press, 2017. — P. 59.
  96. 1 2 3 4 Krzysztof Stopka. Armenia Christiana: Armenian Religious Identity and the Churches of Constantinople and Rome (4th–15th Century). — Wydawnictwo UJ, 2016. — P. 92.
  97. Степаненко В. П. Михаил Катафлор, императорский куратор Манцикерта и Внутренней Иверии / В. П. Степаненко // Античная древность и средние века. — Екатеринбург: Урал. гос. ун-т, 1998. — [Вып. 29]. — С. 176—192.
  98. В. П. Степаненко / Античная древность и средние века: Том 30 / Изд-во Уральс-го гос. университета, 1999 г. с. 133—134
  99. The Oxford Dictionary of Byzantium, 1991, p. 2018—2019.
  100. Stephen H. Rapp, 2012, p. 2.
  101. Stephen H. Rapp. Georgian Christianity // The Blackwell Companion to Eastern Christianity. — Ames, Iowa, USA: Blackwell Publishing Ltd, 2008-02-25. — С. 137–155. — ISBN 978-0-470-69020-8, 978-0-631-23423-4.
  102. Byzantine orthodoxies: papers from the Thirty-sixth Spring Symposium of Byzantine Studies, University of Durham, 23-25 March 2002 / Spring Symposium of Byzantine Studies, Augustine Casiday, Andrew Louth. — Aldershot (Reino Unido); Burlington (Estados Unidos): Ashgate-Variorum, 2006. — ISBN 978-0-7546-5496-4.
  103. Г. Цулая. Этнокультурный аспект исторического процесса в раннефеодальной Грузии (V–X вв.) // Кавказский этнографический сборник. — 1989. Архивировано 15 февраля 2022 года.
  104. Nikoloz Aleksidze. The Narrative of the Caucasian Schism: Memory and Forgetting in Medieval Caucasia // Corpus Scriptorum Christianorum Orientalium. — Louvain. — Peeters, 2018. — Vol. 137. — P. 155.
  105. George Tcheishvili. Bulletin of British Byzantine studies: being the Bulletin of the Society for the Promotion of Byzantine Studies. : Armenian saints in Georgian hagiographical literature. — 2007. — С. 61. Архивная копия от 6 августа 2020 на Wayback Machine
  106. Степаненко В. П. Чортванели, Торники и Тарониты в Византии (к вопросу о существовании т.н. тайкской ветви Торникянов) // Античная древность и средние века. — 1999. — Вып. 30. — С. 134—135. Архивировано 23 апреля 2021 года.
  107. И. Абуладзе. Армянские приписки грузинской рукописи X века и их значение для армянской диалектологии // Вестник Матенадарана. — Ер., 1958. — № 4. — С. 35. Архивировано 4 марта 2016 года.
  108. A. E. Redgate. The Armenians. — Oxford: Blackwell, 2000. — P. 254.
  109. Stephen H. Rapp, 2014, p. 21.
  110. Online English-Georgian Catalogue of Georgian Numismatics. Online English-Georgian Catalogue of Georgian Numismatics. Дата обращения: 15 января 2022. Архивировано 15 января 2022 года.
  111. Жордания, 2013, p. 564.
  112. Edwards, 1988, p. 134.
  113. 1 2 D. M. Lang. Lives and legends of the Georgian saints. — Crestwood, N.Y.: St. Vladimir's Seminary Press, 1976. — С. 135. — ISBN 0-913836-29-X.
  114. Д. Хоштария. Церкви и монастыри Кларджети (груз.). — Тбилиси: Артануджи, 2005. — С. 52. — ISBN 978-99940-11-94-0. Архивная копия от 31 октября 2020 на Wayback Machine
  115. J. A. McGuckin. The Encyclopedia of Eastern Orthodox Christianity. — Hoboken: Wiley, 2010. — ISBN 1-78402-016-8.
  116. Stephen H. Rapp, 2012, p. 13.
  117. Очерки истории СССР, 1958, p. 528.
  118. 1 2 3 ГРУЗИНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ • Большая российская энциклопедия - электронная версия. bigenc.ru. Дата обращения: 15 февраля 2021. Архивировано 16 апреля 2021 года.
  119. 1 2 3 М. Сургуладзе, 2018.
  120. 1 2 3 4 Н. С. Джанашиа, Е. М. Мачавариани, М. К. Сургуладзе. Грузинская рукописная книга // Рукописная книга в культуре народов Востока. — М.: Наука, 1987. — Т. I. — С. 176—200.
  121. Очерки истории СССР, 1958, p. 527.
  122. The Oxford Dictionary of Byzantium, 1991, p. 244.
  123. Stephen H. Rapp, 2003, с. 337
  124. Stephen H. Rapp, 2003, p. 234.
  125. 1 2 Бахтадзе, Михеил. Институт эриставов в Грузии (груз.) / ТГУ. — Тб., 2004.
  126. П. Х Гребельский, С. В Думин, Вл Лапин. Дворянские роды Российской империи. — 1993. — ISBN 978-5-86153-004-0.
  127. Н. И. Ломоури. НАЗВАНИЯ ГРУЗИ В ВИЗАНТИЙСКИХ ИСТОЧНИКАХ // Иностранная и грузинская терминология понятий «Грузия» и «Грузины» / Академия наук Грузинской ССР. — Тб.: «Мецниереба», 1993. — С. 89. — ISBN 978-5-520-01504-8..
  128. Kalistrat Salia. History of the Georgian nation. — Paris: N. Salia, 1983. — P. 129.

ЛитератураПравить

Первичные источникиПравить

ИсследованияПравить

на английском языке
на грузинском языке
на русском языке
на французском языке