Уральская горнозаводская цивилизация

Урáльская горнозавóдская цивилизáция — уральская региональная культура — культурный период в истории Урала и России, начиная с XVIII века и до первой половины XIX века[10]. Для цивилизации характерно выделение специфической культуры, наличие самобытных горных городов, многонародный состав, специфический стиль художественного оформления и др.

Уральская горнозаводская цивилизация
Ural Metallurgical Civilisation
Ural Metallurgical Civilisation Map.svg
Карта Уральской металлургической цивилизации.
Составлена по материалам В. П. Семёнова-Тян-Шанского, И. Н. Сырнева и др.[1]
Основная информация
Промышленные и культурные центры Екатеринбург, Пермь[2],[3]
Города-заводы Екатеринбург, Пермь, Нижний Тагил, Соликамск, Златоуст, Сарапул и ещё ок. 260 городов[4].
Первостроители и руководители
Василий Татищев[5][6], Вильгельм де Геннин[7][8]
Период
XVIII в. — первая половина XIX века[9]
Географическое описание
Территория Пермская губерния, Уфимская губерния, Оренбургская губерния, Тобольская губерния, часть Вятской губернии

Города-заводы[11], построенные на основе вододействующих заводов, определили новый тип поселений: они отличались от других промышленных поселений (солеварен, судоверфей, ремесленных слобод) принципом построения и архитектурным обликом[12]. Поэтому эта горнозаводская цивилизация также может называться гидравлической, так как энергетической её основой служили вододействующие машины и механизмы, объединённые в единые системы с огромными плотинами и находящимися за ними прудами[13].

Ядро Уральской горнозаводской цивилизации располагается на территориях Пермского края, Свердловской области, Удмуртской республики, Республики Башкортостан, Челябинской и Оренбургской областях[14].

История изученияПравить

В первой четверти XX века в публикациях и докладах историков и экономистов установился термин «горнозаводские древности»[15]. История вопроса связана с созданием в 1916 году первого на Урале университета, когда на работу в Пермь приехали широкообразованные историки и филологи, всесторонне подготовленные к преподавательской и исследовательской деятельности. Многие из них были выпускниками историко-филологического факультета Петроградского университета, питомцами выдающихся учёных (школы академиков В. В. Латышева, А. А. Шахматова, А. И. Соболевского, Н. П. Лихачёва, Б. А. Тураева и других) специалистов по истории Древней Руси, Византии, Сирии, Греции, Италии, Англии, Франции. Первыми профессорами историками, археографами, филологами, этнографами молодого Пермского университета были Б. Д. Греков, Б. Л. Богаевский, С. П. Обнорский, А. П. Кадлубовский, В. Э. Крусман, А. П. Дьяконов, Л. А. Булаховский, П. С. Богословский, А. А. Савич, Н. П. Оттокар и другие. Всех отличало знание древних и новых языков, многие из них во время научных командировок работали в зарубежных архивах, библиотеках, исследовательских учреждениях[2][16].

 
Профессор Пермского университета, председатель кружка по изучению Северного края Павел Степанович Богословский[17]

На историко-филологическом факультете профессор Б. Л. Богаевский сформировал авторитетный в стране Центр антиковедения, уникальный Музей древностей. Учёные историко-филологического факультета основали Общество философских, исторических и социальных наук, работавшее при университете с 1917 по 1930 год и издававшее сборники научных работ. Председательствовал в этом обществе в течение всего периода его деятельности проректор университета по учебно-научной работе профессор А. П. Дьяконов (он же был и деканом факультета, и одним из самых активных преподавателей, читавшим лекции по истории античной культуры и ещё многим курсам, и одним из известных в стране учёных, владевших сирийским языком). По инициативе Б. Богаевского, С. Обнорского и П. Богословского в университете был создан кружок по изучению Северного края, ставший прообразом современных студенческих научных обществ. Члены кружка вели обширную исследовательскую работу как в самой Перми, так и по области. В кружке находили возможность результативно работать не только студенты, но и преподаватели и местные краеведы: профессор ботаники А. Г. Генкель, географ В. А. Кондаков, экономисты профессор М. И. Альтшуллер и Д. М. Бобылев, музеевед А. К. Сыропятов, врач П. Н. Серебренников, фольклорист Е. Н. Ончуков и многие другие. С первых лет работы кружка в качестве исследовательского стержня был избран весьма широкий спектр исторических, этнографических, археологических, языковедческих, социально-экономических и других проблем Пермского Прикамья и Северного Урала. Члены кружка стали корреспондентами местных газет и журналов, издали четыре выпуска «Пермского краеведческого сборника», где было помещено около семидесяти докладов кружковцев о своей работе. Впоследствии кружок был преобразован в Этнографическое общество, работавшее в Перми до середины 30-х годов. В 1923 году кружок положил начало Музею Русского Севера, в 1929 году по инициативе П. С. Богословского был создан Пермский литературно-театральный музей[2][18].

У истоков культурологии (критика)

Статья П.С. Богословского «О постановке культурно-исторических изучений Урала» была опубликована в первом выпуске сборника «Уральское краеведение» за 1927 год[19]. После публикации редакция сборника сочла необходимым сделать приписку: «С некоторыми положениями уважаемого профессора П.С. Богословского редакция не согласна. Помещая статью ввиду важности разрабатываемой ею темы, мы думаем, что она послужит стимулом для широкой дискуссии на страницах нашего журнала»: в середине 1920-х годов шла острая борьба между «гуманитариями» и «производственниками», между «старым» и «новым» направлением в краеведении. Статья вышла в разгар борьбы между двумя направлениями в краеведческом движении. Автор одной из статей вышедшего в 1926 году в Ленинграде сборника «На новых путях краеведческой работы» А.И. Дзенс-Литовский утверждал, что целью краеведения в пролетарском государстве не может быть модное в прежнее время «гробокопательство», «идеалистическое любование окутанного дымкой прошлого». По его мнению: «Краеведение, – в современном его понимании, – есть всестороннее изучение местными силами жизни природы, человека с его трудовой деятельностью и общества местного края в его прошлом и настоящем на предмет использования всех производительных сил края в интересах его благосостояния». Но многие дальновидные краеведы быстро распознали в «новом» краеведении угрозу для изучения местной истории. «Многие современные краеведы думают, что исторические материалы «не ударны», что интерес к исторической постановке дела какой-то пережиток старого, что важны лишь сведения естественного характера и те, которые говорят о современной экономике. Крайняя близорукость такого взгляда очевидна», – писал председатель Центрального бюро краеведения академик С. Ф. Ольденбург. Те же мысли звучали в опубликованной в 1926 году в журнале «Краеведение» статье профессора И. М. Гревса «История в краеведении»: «Нынешнее охлаждение к истории (можно надеяться, временное), легкомысленные суждения о её ненужности или второстепенности могут помешать делу».

Источник[20][21]

Одним из важных результатов энергичной деятельности кружка стала изданная в 1925 году монография А. А. Савича «Прошлое Урала» (Савич был заместителем председателя кружка). Книгу эту специалисты считают первой обобщающей работой по истории региона от заселения Урала человеком до конца XIX века. Монография явилась первым университетским трудом, со времени издания которого исчисляются истоки создания научной школы историков-ураловедов[2][3].

В 1926 году на страницах журнала «Экономика» П. Богословский, как первый на Урале историк культуры, сформулировал главные принципы всестороннего культурно-исторического изучения Урала. Учёный определил Уральскую область как огромную географическую единицу со специфическими факторами культурно-социального порядка. Отмечая факт переселения на Урал десятков тысяч крестьян из различных мест Европейской России, Богословский обосновал наличие на Урале «своеобразной горнозаводской цивилизации» с особой идеологической сущностью, специфическим стилем художественного оформления и постулировал вытекающее из этих тезисов «право Урала и Прикамья на особое внимание со стороны историка культуры»[19]. По мнению Богословского, постепенно нарастающий огромный поток российских переселенцев из поморских и низовских крестьян в начале восемнадцатого столетия окончательно заполонил Урал, комплексно разработал прилегающие к нему сельскохозяйственные угодья, обеспечил невиданные темпы роста соляного, металлургического и других видов производства, создал, бесспорно, самобытную региональную культуру, способствовавшую быстрому освоению Сибири и Дальнего Востока. Масштабы отмеченных Богословским преобразований выражены во вполне наглядных экономико-статистических и иных работах. Известно, например, что за упомянутые полтора столетия в России было построено свыше пятисот городов-заводов и более половины из них — на Урале[9].

Предложение учёного получило статус «цивилизационного подхода» в дополнение и развитие подхода «формационного», который, по мнению ряда исследователей, не в полной мере учитывает специфику историко-культурных событий в отдельных регионах, неточно выражает содержание локальных культур[22]. Последнее тридцатилетие XX века историко-культурных исследований в Прикамье было отмечено новаторскими трудами культурологов Л. Е. Кертмана в Пермском госуниверситете и З. И. Файнбурга в Пермском политехническом институте. Работы этих пермских учёных стали широко известными в России и за рубежом, специалистами была признана и многократно подтверждена оригинальность сформулированных Л. Кертманом и З. Файнбургом новых культурологических концепций, которые были опубликованы в более чем двух десятках научных статей[23] и монографий[24].

Становление городов-заводов на УралеПравить

Уральскую горнозаводскую цивилизацию XVIII века характеризует строительство в Прикамье и на Урале городов-заводов, которые обеспечили быстрый и надёжный способ освоения природных ресурсов Урала: сначала соли, а затем и уральских руд цветных и чёрных металлов[25]. Эти старые уральские города-заводы, в качестве обязательных атрибутов, имели заводской пруд, старинный завод при плотине, дома управляющего и заводской конторы[26].

 
Сользавод в Соликамске. Музей соли России.
Художник Пономарёв Н. В., 1990-е

Задолго до расцвета Уральской горнозаводской цивилизации Прикамские соляные промыслы и их окружение представляли собой особо устроенные и особо действующие весьма сложные во всех отношениях фабрики. Гигантские рассолоподъёмные башни с ларями для рассола наверху, огромные варницы, колоссальные даже по современным представлениям соляные амбары, налаженные судоверфи для поточного производства барж — всё это из дерева, из металла, освящённое высочайшим опытом инженерного искусства. Очень даже немаловажным для зарождающейся цивилизации был тот факт, что Урал кормился своим хлебом, своей солью, своим металлом и ими же поднимал Сибирь[25][27].

В XVIII веке в Строгановском регионе возникла и стала быстро развиваться сеть крупных населённых пунктов. Ядрами их были опорные центры сельскохозяйственного производства, такие, как село Ильинское, или соляные промыслы — Новоусольские и Чусовские. А также медеплавильные заводы: Пыскорский, Чёрмозский и др. Кроме того, заводы, на которых изготовлялись чугун и железо: Добрянский, Полазненский, Очёрский, Кизеловский. Это была сеть населённых пунктов, которая стала основой горнозаводской цивилизации, как на западном «строгановском», так и на восточном «демидовском» склонах Урала. Но была ещё и государственная, казённая её часть, которую по праву можно назвать «татищевской»[28].

Следуя классической школе архитектурного искусства Андрея Воронихина, художник-архитектор Пермского горного правления Иван Иванович Свиязев обратил внимание на зависимость архитектурных решений от технологии производства, собственноручно разработал и осуществил множество проектов заводов для самых разных уральских городов, например, соляные варницы горного города Дедюхина, заводские строения Чёрмоза. Свиязев явился основателем уральской школы архитектуры, в 35 лет он выпустил двухтомное «Руководство к архитектуре». Эта книга была принята как главный учебник России по архитектуре и стала первым теоретическим обобщением всего отечественного архитектурного опыта, и в первую очередь, опыта строительства горнозаводского Урала[25][27].

 
Обзорная схема Уральской горнозаводской цивилизации[29]
 Вододействующие заводы строились там, где появлялась потребность в применении механизмов. На металлургических предприятиях это были доменные, кричные, пудлинговые, прокатные, металлообрабатывающие производства, на пороховых — дробильные, стекольных — дробильные, прокатные и промывальные, гранильных — шлифовальные, золотопромывальных — промывальные. Устроены они были примерно одинаково, разница состояла лишь в оборудовании, условиях работы и организации водных систем. эти отрасли исстари развивались на Руси, но были поставлены на широкую государственную основу только с начала XVIII в. в процессе преобразования страны Петром I (Великим)[12]. 

Последняя треть XVIII века — время особенного подъёма градостроительной деятельности на Урале. В первой четверти XIX века провинциальные города-заводы возвысились до ансамблевой застройки, были учреждены должности губернских архитекторов, архитекторов горных заводов, горных округов, главного правления горных заводов[30]. Эти заводы длительное время обеспечивали мировой приоритет России по выплавке чугуна и производству железа, заметное место в мире по выплавке меди и дали новый толчок к формированию современной уральской технической или технологической цивилизации (например, одна из современных уральских инженерных школ обеспечила становление уральского аэрокосмического комплекса)[31].

Быстрому развитию металлургической промышленности Урала в XVII—XVIII веках способствовало обилие богатых руд в регионе. Отсутствие железных дорог привело к разработке большого количества мелких рудников. Запасы железной руды считались практически неисчерпаемыми, а запасы медной руды, напротив, быстро исчерпались, что привело к закрытию 40 медеплавильных заводов на Западном Урале в конце XVII — первой половине XVIII века[32].

Туристический интересПравить

С начала XXI века получил новое развитие промышленный туризм по городам Уральской горнозаводской цивилизации. Среди достопримечательностей, например, отмечают Чусовской этнографический парк, Усьвенский «каменный город», «Дом Пастернака» во Всеволодо-Вильве, палаты Строгановых и Никольский храм в Усолье[33]. В Первоуральске в 2016 году открылся Музей горнозаводской цивилизации в Инновационном культурном центре.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. История и экология, 2008, с. 208—209.
  2. 1 2 3 4 Баньковский Л. В. История культурологических исследований в Пермском крае и направления работы над областной программой «Культура» (рус.) // Проблемы и тенденции развития Верхнекамского региона: история, культура, экономика : мат-лы респ. науч.-прак. конф.. — Березники: Березниковский филиал Пермского политехнического института, 1992. — С. 108—113.
  3. 1 2 Собрание сочинений. Т. VIII, 2013-2014, с. 1366.
  4. История и экология, 2008, с. 55.
  5. История и экология, 2008, с. 31: «И царь, как вполне практичный человек, сначала выпустил указ о приставлении Татищева к землемерию всего государства, его географическому описанию и картографированию, а потом отправил его на Урал искать и добывать руды, строить горные заводы, плавить металл и доставлять его в центр России.».
  6. Соликамск: город-кристалл, 2006, с. 8: «Выдающийся учёный и государственный деятель В.Н. Татищев был прислан в Соликамск в 1719 году Петром Первым с поручением создать на Урале совершенно новые заводы и города. Провожая своего выученика в очень дальние по тем временам края с ответственнейшим поручением быть первым учёным строителем Горнозаводского Урала...».
  7. История и экология, 2008, с. 54—55: «Современник и сподвижник Татищева Вильгельм де Геннин обобщил свой двенадцати¬летний опыт руководства гидротехни¬ческим строительством на Урале в известной рукописи, которая почти столетие служила практическим справочником... выдающегося инженера Георга Вильгельма де-Геннина, приехавшего на Урал вслед за В.Н. Татищевым. Знаток горного и металлургического дела двенадцать лет управлял Уральскими заводами, создав документальный труд «Описание уральских и сибирских заводов 1735 г.»...».
  8. Соликамск: город-кристалл, 2006, с. 29: «Благодаря активной организаторской деятельности В.Н. Татищева и В.И. Геннина, за полтора десятилетия на Урале было возведено около тридцати медеплавильных заводов. К середине XVIII века активная позиция медеплавильных уральских заводов выдвинула Россию в первый ряд крупнейших мировых производителей меди с годовой выплавкой около 3,1 тысяч тонн...».
  9. 1 2 История и экология, 2008, с. 36.
  10. Лотарёва Р. М., 1993.
  11. Термин «города-заводы» (вместо прежних «горные заводы» или «горные города») впервые использовал А. В. Луначарский в своей работе «Уральские очерки. Города—заводы», затем архитектор Н. С. Алфёров — в книге «Зодчие Урала».
  12. 1 2 Лотарёва Р. М., 1993, с. 3.
  13. История и экология, 2008, с. 53.
  14. История и экология, 2008, с. 59.
  15. Хандор Л. Уральское областное бюро краеведения (рус.) // Отв. ред. Н. И. Марков, науч. ред. Д. М. Бобылев. — Экономика : ежемесячный журнал. — Пермь, 1925. — Т. IV год издания, № 2—3 (33—34). — С. 68.
  16. Собрание сочинений. Т. VIII, 2013-2014, с. 1364—1365.
  17. Профессора Пермского государственного университета, 2008, с. 23.
  18. Собрание сочинений. Т. VIII, 2013-2014, с. 1365.
  19. 1 2 Богословский П. С. О постановке культурно-исторических изучений Урала (рус.) // Уральское краеведение : журнал. — Свердловск: Уральское областное бюро краеведения. Орган краеведческой и научно-исследовательской работы Урала, 1927. — Вып. 1. — С. 33—37.
  20. Баньковский Л. В., Тагильцева Н. Н. У истоков культурологии // Уральское краеведение: Историко-литературный альманах. Уральский областник № 5. – Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 1996. – С.60-62
  21. Собрание сочинений. Т. XIX, 2013-2014, с. 1635—1636.
  22. Баньковский Л. В. Пермь: У истоков культурологии (рус.) // Наука Урала : газета. — Екатеринбург: УрО РАН, 1993. — Апрель (№ 8). — С. 7.
  23. Например, Кертман Л. Е. К методологии изучения культуры и критике её идеалистических концепций. — Новая и новейшая история (журнал). — 1973. — № 3.
  24. Собрание сочинений. Т. VIII, 2013-2014, с. 1394.
  25. 1 2 3 Баньковский Л. Невский начинается в Ильинском. О судьбе архитектора Андрея Воронихина. Мысль (газета) (февраль 1993). — №3. — С. 10. Дата обращения 30 декабря 2018.
  26. Города России, 1994, с. 9—11.
  27. 1 2 Собрание сочинений. Т. VIII, 2013-2014, с. 1375.
  28. Собрание сочинений. Т. VIII, 2013-2014, с. 1447.
  29. Соликамск: город-кристалл, 2006, с. 46.
  30. Собрание сочинений. Т. VIII, 2013-2014, с. 1408.
  31. Собрание сочинений. Т. VIII, 2013-2014, с. 1411.
  32. Алексеев, Гаврилов, 2008, с. 388—389.
  33. Азанова Е. Горнозаводская цивилизация в поисках второго дыхания (рус.) // Верхнекамье : газета. — 2009. — 29 июля (№ 16).

ЛитератураПравить

СсылкиПравить