Открыть главное меню
Пицца — итальянское блюдо, ставшее символом социального феномена

Эффе́кт пи́ццы или пи́цца-эффе́кт (англ. Pizza effect) — понятие, использующееся в религиоведении, социологии религии и социальной (культурной) антропологии для описания феномена отдельных составляющих культуры каких-либо нации или народа, которые, оказавшись в другой социальной среде, пережили трансформацию (англ.) и затем снова вернулись в материнскую культуру[1], или способа, при помощи которого происходит влияние на культурную самоидентификацию со стороны внедрённых извне источников[2].

Содержание

ИсторияПравить

Название феномена, предложенное в 1970 году австрийско-американским индологом и антропологом Агеханандой Бхарати (Леопольдом Фишером)[2][3][4], возникло из-за сходства с историей традиционного итальянского блюда — пиццы, которая в самой Италии представляла собой простую лепёшку и являлась пищей беднейших слоёв населения. Однако после того как итальянские эмигранты переселились в США, её начинка усложнилась, а сама пицца не только стала популярной едой среди американцев, но и, возвратившись на свою историческую родину, стала восприниматься как деликатес в итальянской кухне[4][5].

Примеры эффекта пиццыПравить

Бхарати приводил следующие примеры эффекта пиццы[4][5][6][7][8]:

В свою очередь американский индолог Дэвид Миллер, затрагивая вопрос о повышении положения Бхагавадгиты, о котором говорил Бхарати, высказал мнение, что в той же степени верно говорить об «оживлённом интересе к четырём Ведам и Упанишадам как таковым, наряду с неисчислимым количеством комментариев, написанных для толкования и систематизации текстов», которыми пренебрегали западные историки религии, занятые преимущественного поисками классических индуистских текстов, в то время как «индийские учёные, также включённые в это же меню, выглядели не столь аппетитно, как их западные коллеги». Кроме того западные учёные, как отмечает Миллер, «упустили из виду жизненную силу или сущность индийских этических традиций»[4].

Британский религиовед Ким Нотт отмечала, что через Вивекананду и основателей Теософского общества (чья штаб-квартира разместилась в Адьяре) Е. П. Блаватской и Анни Безант, находившихся под влиянием восточных религий (англ.) и всячески защищавших их от критики христианских миссионеров, индуистские идеи вернулись с Запада в Индию и получили второе дыхание. Кроме того, она обращает внимание на тот факт, что даже Махатма Ганди «не сильно интересовался религией, пока не поехал в Лондон изучать право, где освоил „Бхагавадгиту“ на английском языке в переводе сэра Эдвина Арнольда, что оказало глубокое влияние на его духовное мировоззрение»[3].

Американский буддолог Стивен Дженкинс обращает внимание на то, что буддистский модернизм (или протестантский буддизм) создан западными людьми, которые «приняли его за порождение Шри-Ланки», и затем через Анагарику Дхармапалу и Теософское общество оказали влияние как на собственно буддизм в Шри-Ланке, так и на распространение буддизма в Индии и на Западе[9].

Американский индолог Дэвид Гордон Уайт (англ.) указывает на имевшее место влияние переводов Общества палийских текстов на буддизм Южной Азии[2].

Американский востоковед Оливер Лиман (англ.) отмечает, что религиозная мысль Ибн Рушда, воспринятая в XIX веке некоторыми европейскими учёными, как например Эрнест Ренан, в дальнейшем оказала влияние на эпоху Нахда в арабском мире.

Британский историк-арабист Марк Сэджвик отмечал, что исламистский терроризм и террористы-смертники могут рассматриваться в качестве примеров того, как частные толкования отдельными течениями идеи шахида, или мученичества за веру, затем были привнесены в большой мусульманский мир[10].

Американский востоковед Анита Муннур обращает внимание на то, что такое популярное в индийской кухне блюдо, как курица тикка масала первоначально возникло в британской кухне.[11]

Обратный эффект пиццыПравить

Религиовед Йорн Броуп высказывал мысль о «перевёрнутом эффекте пиццы», когда изменения, произошедшие под влиянием одной культуры, потом возвращаются в неё обратно, приводя в качестве примера немецкого философа Мартина Хайдеггера, который «по-видимому был сильно воодушевлён восточной мыслью — восточная мысль была представлена им через „протестантские“ или „западные (англ.)“ глаза», хотя и сделал оговорку, что «подобная трансформация, естественно, не является самобытным феноменом в религиоведении, где осмысления, переосмысления и придумывания рассматриваются как общие характеристики религии».[12]

В свою очередь Стивен Дженкинс писал, что «любящие пиццу американские туристы, отправляющиеся в Италию миллионами, искали настоящую итальянскую пиццу. Итальянцы, отвечая на этот спрос, создали пиццерии для удовлетворения американских чаяний. Будучи в восторге от открытия „исконной“ итальянской пиццы, американцы впоследствии открыли цепочки „исконно“ итальянских пиццерий с кирпичными печами. Следовательно, американцы встретили своё собственное отражение в другом и были в восторге»[13].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Queen, 2003, p. 33—34.
  2. 1 2 3 White, 1991, p. 267.
  3. 1 2 Knott, 2000, p. 78.
  4. 1 2 3 4 Miller, 1981, p. 187.
  5. 1 2 Бхарати, 2016.
  6. Bharati, 1970.
  7. Flood, 1996, p. 267—268.
  8. Kent, 2007, p. 11.
  9. Jenkins, 2002, p. xvi.
  10. Сэджвик, 2016.
  11. Mannur, 2009, p. 3.
  12. Borup, 2004, p. 477.
  13. Jenkins, 2002, p. 81.

ЛитератураПравить

на русском языке
на других языках