Азербайджанская литература

Азербайджанская литература (азерб. Azərbaycan ədəbiyyatı) — совокупность письменных произведений на азербайджанском языке, который является государственным языком Азербайджана и широко распространён на северо-западе Ирана, а также в Грузии, Турции и России. Письменная азербайджанская литература возникла в XIV—XV веках[1][2][3].

Страницы из рукописи поэмы «Лейли и Меджнун» Физули

Средневековье и Новое времяПравить

Появление литературы на азербайджанском языкеПравить

 
Памятник Деде Коркуту в городе Нахичевань

Азербайджанский язык относится к огузской подгруппе тюркских языков. Огузский язык появился в регионе, начиная с XI—XII веков[4], с приходом тюркоязычных племён из Средней Азии. На протяжении двух столетий после своего появления в Иране огузы имели лишь устную литературу[4].

Эпическим памятником огузских племён, позднее вошедших также в состав азербайджанского народа, является героический эпос Деде Коркуд, который возник в Средней Азии, но окончательно сформировался предположительно на территории Азербайджана, где огузы жили более компактно[5]. Общепринятый текст слагавшегося с IX века эпоса был составлен только в XV веке[4][6].

Азербайджанский литературный язык развился в основном на базе огузских и кипчакских племенных языков, однако испытал большое воздействие арабского и персидского языков. Насыщение азербайджанского литературного языка арабско-персидской лексикой в значительной степени отдалило его от народно-разговорного. C монгольскими нашествиями XIII века усиливается процесс тюркизации Азербайджана, начавшийся ещё в предыдущий период; к концу XV века он привёл к появлению азербайджанской народности со своим собственным языком тюркской группы[3]. Письменная, классическая азербайджанская литература началась после монгольского нашествия и стала развиваться в XVI веке после того, как Сефевидская династия установила своё доминирование в Иране[5][7]. Азербайджанская литература развивалась под сильным влиянием персидской литературы, и авторы, писавшие на азербайджанско-тюркском языке, были как правило двуязычны[4].

История азербайджанской литературы начинается с XIII века[8]. Письменная азербайджанская литература возникла в XIV—XV веках[1][2][9]. Энциклопедия «Ираника» первыми азербайджанскими поэтами называет Иззеддина Гасаноглу (XIII—XIV вв.)[4] и Насими (XIV—XV вв.)[2]. Среди первых азербайджанских поэтов указывается современник Насими, правитель государства Джалаиридов Ахмед Джалаир[10][11].

Литература XIV—XVIII вековПравить

 
Памятник поэту XIV—XV веков Имадеддину Насими в Шемахе

Литература на тюрко-азербайджанском языке (название азербайджанский язык тогда ещё не использовалось), носивший в значительной мере ещё общетюркский характер[2][12], формировалась в XIV—XV веках[3][2]. Самые ранние тексты на так называемом староанатолийско-тюркском можно назвать староазербайджанскими[13], также ранние азербайджанские тексты можно считать частью старо-османской литературы[2].

Первым поэтом, от которого дошли стихи на тюркском языке, был Гасаноглы Иззеддин, живший в Хорасане на рубеже XIII—XIV вв.[14]; от него дошли две газели, одна на тюркском и одна на персидском языках. Гасаноглы считается основоположником литературы азербайджанских тюрков[15]. Выдающуюся роль в развитии азербайджанской поэзии сыграли живший в XIV—XV веках, основоположник традиции письменной поэзии на азербайджанском[16], Имадеддин Насими считающийся также тюркским[17][18][19] поэтом. Насими принял мученическую смерть в сирийском городе Алеппо. Его современник Бурханеддин Гази Ахмед был из восточной Анатолии[20]. К рубежу XIV—XV веков также относится поэзия джалаиридского правителя Ахмеда Джалаира[10][11].

Юсиф Маддах написал по-тюркски эпическую поэму «Варга и Гюльша». В XV веке лирические поэмы на азербайджанском под псевдонимом Хагиги писал султан государства Кара-Коюнлу Джаханшах[21], а также правитель государства Ак-Коюнлу Султан Ягуб[22]. Султану Ягубу посвящена поэма Хатаи Тебризи «Юсуф ва Зулейха»[22], считающаяся одной из первых поэм на азербайджанском языке[23]. Ко второй половине XV века также относится диван авторства одного из, как указывает востоковед Владимир Минорский, великих эмиров при правителе государства Ак-Коюнлу Султане Халиле Эмира Хидаятуллы, литературные способности которого восхвалялись ученым Джалаладдином Давани[24].

Среди авторов, писавших на азербайджанском, следует также отметить основателя династии Сефевидов шаха Исмаила I, писавшего под поэтическим псевдонимом Хатаи, автора поэмы «Дахнаме» («Десять писем», 1506 год). При его дворе жил называемый «царем поэтов» Хабиби[25], а также поэт Гариби, написавший произведение «Hekayat-e Yohanna» («История Ионы»; не путать с Книгой пророка Ионы)[26]. Исмаил поднял до ощутимого уровня народное направление азербайджанской поэзии[27]. Стихи на азербайджанском также писали жена шах Исмаила Таджлы Бейим[28] и сын Тахмасиб I[29]. В своём произведении «Тохфа-йе Сами» («Дар Сама»), законченном около 1550 года брат шаха Тахмасиба, Сам Мирза, включает 30 сефевидских поэтов, которые являются тюрками, а также образцы их тюркских стихов, что является уникальной особенностью биографических словарей того периода[30]. Помимо этого творил на азербайджанском и Ибрагим Мирза племянник (сын брата) Тахмасиба I[31]. Кызылбашские элиты также поддерживали языковые идеологии и развитие литературы на азербайджанском языке[32]. В тот же период в Ираке жил и творил выдающийся азербайджанский[33][34][35][36][37][38] и турецко[39]-османский[40] поэт Физули, одинаково изящно писавший на азербайджанском, персидском и арабском языках[39]. Ещё одним правителем интересующимся азербайджанской литературой был шах Аббас I Великий, он писал стихи на азербайджанском[41], также был одним из заказчиков копии дивана Мухаммеда Физули[42].

При Сефевидах значительная часть азербайджанской религиозной литературы предназначалась для приверженцев сефевидского тариката. Несколько раз измененная официальная история сефевидского ордена, Ибн Баззазом в 1358 году была переведена в 1542 году в Ширазе Мухаммедом аль-Кятибом Нашити под покровительством Шахгулу Халифы Зулькадара. В 1538 году он же перевёл труд Хусейна Ваиза Кашефи «Ровзат аш-шохада». В начале XVI века Кемаледдин Хусейном Илахи Ардебили написал трактат об имамате на азербайджанском, а затем перевёл его на персидский язык. Другое прозаическое религиозное произведение — это «Акаид аль-ислам», написанное шиитским автором второй половины XVI века Мукаддасом Ардебили. Шах Аббасом I было поручено Шейху Бахаи написать краткое изложение принципов шиизма на азербайджанском языке, названную «Исбат-е имамат», в попытках обратить крымского хана Шахин-Гирея в шиизм, но тот передал это дело Худаверди Тебризи[43].

Царствование Исмаила I и его сына Тахмасба I (р. 1524-76) считается самым блестящим периодом в истории азербайджанского тюркского языка и литературы.[44]

От поэта начала XVII века Месихи дошла поэма «Варга и Гюльша», которая является одной из лучших романических поэм в средневековой поэзии, созданных на азербайджанском языке[45]. Стихи на азербайджанском писал шах Аббас II под псевдонимом «Сани»[41]. В XVII—XVIII веках в Иранском Азербайджане пишут также Саиб Тебризи, Говси Тебризи, Мухаммед Амани, Тарзи Афшар и Тасир Тебризи. Именно в эпоху Сефевидов были созданы знаменитые азербайджанские народные дастаны «Шах Исмаил», «Аслы и Керем», «Ашик Гериб», «Кёроглу», считающиеся мостом между местными диалектами и классическим языком и перешедшие впоследствии в османскую, узбекскую и персидскую литературы[27].

В XVIII веке пишут поэты Ширванской школы — Шакир, Нишат, Махджур и Ага Масих. В этот период усиливается воздействие на литературу устной народной словесности, ашугской поэзии. Письменная поэзия обогащается мотивами и темами народного творчества, а поэтический язык заметно очищается от канонических норм и стереотипов[46]. Основоположником реализма в азербайджанской литературе стал поэт и везирь при дворе карабахского хана Молла Панах Вагиф. Главной темой его поэзии являлась любовь и душевная красота человека. Творчество Вагифа оказало заметное влияние на народную стихотворную форму — гошма, которая широко стала применяться в письменной поэзии[46]. Другой поэт Молла Вели Видади, являвшийся близким другом Вагифа, наоборот, воспевал честность, смелость, силу мудрости и разума[46], а также критиковал междоусобные войны и феодальные порядки[47]. Его пессимистические настроения нашли отражение в таких стихотворениях, как «Журавли», «Послания поэту Вагифу», «Поплачешь»[47]. Творчество Вагифа и Видади стали вершиной поэзии XVIII века[46] в азербайджанской литературе. Армянский поэт и ашуг Саят-Нова помимо армянского и грузинского, также писал на азербайджанском языке[48]. В стихах, написанных на азербайджанском языке, Саят-Нова умело использует художественные приёмы и находки ашугской поэзии[46]. Большая часть его песен написаны по-азербайджански. По одним данным, Саят-Нова написал 128 стихов на азербайджанском, по данным Гайсаряна — 114, а Хасратяна — 81[49]. Наиболее значительный прозаический памятник XVIII в. — «Сказание о Шахрияре», написанное анонимным автором на основе народного дастана «Шахрияр и Санубар»[46].

В XVIII веке, как отмечает азербайджанский исследователь A. С. Сумбатзаде, завершается процесс формирования самостоятельного азербайджанского языка[50]. В 1780 году в Санкт-Петербурге была издана книга «Ганун-и Джадид» на азербайджанском языке, которая была составлена и создана под эгидой императрицы Екатерины II для установления правопорядка во всех провинциях Российской империи[51]. И. Петрушевский отмечал, что азербайджанская историографическая литература до XIX века неизвестна[52], а точнее, не обнаружена. Cохранились сокращенный азербайджанский перевод конца XVII века труда «Дербенд-наме», осуществленный кумыкским автором Мухаммедом Аваби с персидского оригинала[53]. По сообщениям А. Сумбатзаде, небольшие исторические произведения впервые начинают появляться на азербайджанском языке в XVIII веке. Это, к примеру, анонимная работа «История времени шаха Аббаса сына Худабенды» (1711), «Падишахи Сефевиды» (1733), «Мухаммес» Ага Масиха Ширвани, «События Ширвана» Шакира Ширвани, «Мусибетнаме» Видади[54].

Литература XIX векаПравить

В XIX веке территория Азербайджана вошла в состав Российской империи, что отделило местное население от персидской традиции и приобщило его к русско-европейской, национальные и реалистическо-светские мотивы стали основными. В этот период творят Гасым-бек Закир (1784—1857) , Сеид Абульгасым Набати, Сеид Азим Ширвани, Хуршидбану Натаван, Аббасгулу Ага Бакиханов, Мирза Шафи Вазех, Исмаил-бек Гуткашынлы, Джалил Мамедкулизаде. В этот период представитель критико-реалистической сатиры Гасым-бек Закир выросший под влиянием произведений Молла Панах Вагифа, в карабахской литературной среде определяет направление поэтического развития. Автором ряда прозаических произведений являлся Султан Меджид Ганизаде. Ему принадлежат публицистический рассказ «Гордость учителей», повесть «Ожерелье невест», рассказы «Диван Аллаха», «Гурбан байрамы» и другие. Некоторые прозаические произведения принадлежали перу писателя Магомет Таги Сидги.

Азим Абади Али и Хусейн Джумхури в 1813 году в Калькутте на азербайджанском выпустили комментарий к «Искандарнаме» классика персидской поэзии Низами Гянджеви. Затем последовал «Канун-и Гудси» Аббас-Кули Аги Бакиханова на 41 страниц, опубликованный в Тифлисе в 1831 году. В Тебризе в 1850 году была издана антология стихов Сеида Абулгасыма Набати, связанная с диваном Физули[51]. В 1869 году были изданы диван Дилсиза Тебризи, в 1884 году Физули и Гудси, в 1895 году Дахиля Марагаи, и Раджи Тебризи, в 1896 году диван Сеид Азима Ширвани и Лали Иревани[55].

В середине века возникает новый жанр в азербайджанской литературе — драматургия, основоположником которой стал Мирза Фатали Ахундов. В период с 1850 по 1857 годы им создаются 6 комедий и одна повесть, в которых нашла реалистическое отражение жизнь Азербайджана первый половины XIX века. Ахундов становится также зачинателем литературной критики[56]. Мирза Фатали Ахундов помог таким просветителям-реалистам как Сеид Азим Ширвани , Наджаф Бек Везиров и Абдуррагим бек Хагвердиев. Наджаф-бек Везиров в 1896 году создал первую азербайджанскую трагедию «Горе Фахреддина»[57]. В Иранском Азербайджане творят поэт Сеид Абдульгасем Набати и поэтесса Хейран-Ханум, писавшие как на азербайджанском так и на персидском языках. Издаваемая с 1875 по 1877 года ученым Гасан-беком Зардаби газета «Экинчи» (Сеятель), привела к литературно-культурному развитию в Азербайджане.

Историко-культурные взаимоотношения Азербайджана с Южным Дагестаном способствовали обогащению азербайджанской литературы творчеством дагестанских авторов. Так, основоположник лезгинской письменной литературы Етим Эмин, помимо своего родного языка, писал также на азербайджанском языке[58]. Виднейший представитель лезгинской светской письменной литературы поэт и учёный Гасан Алкадари также писал свои произведения на лезгинском и азербайджанском языках. На азербайджанском языке в 1892 году им была написана книга «Асари-Дагестан», представляющая собой свод восточных письменных сведений по истории Дагестана с многочисленными комментариями, замечаниями и стихотворными вставками самого Алкадари[59]. Дербентский ашуг горский еврей Шаул Сименду, творивший в начале XX века, также писал на азербайджанском языке ивритскими буквами[60]. В азербайджанской литературе того периода большое место занимала также ашугская поэзия. Наиболее известными были ашуги Алескер, Наджафкули, Гусейн Бозалганлы и другие.

В конце XIX века начинают свою литературную деятельность Джалил Мамедкулизаде и Нариман Нариманов. Нариманов организовал первую в Азербайджане народную библиотеку-читальню, создал ряд художественных произведений, в том числе первую в истории азербайджанской литературы историческую трагедию «Надир-шах»[61]. Изменения происходившие в литературе XIX века сыграли важную роль для перехода к литературе XX века, оставившей огромный след в истории страны.

Литература XX векаПравить

Литература начала XX векаПравить

На рубеже XX века в Азербайджане продолжали творить Джалил Мамедкулизаде и Нариман Нариманов. Джалилом Мамедкулизаде в этот период были созданы пьесы «Мертвецы» (1909), «Книга моей матери» (1918), рассказы «Почтовый ящик» (1903), «Уста Зейнал» (1906), «Конституция в Иране» (1906), «Курбанали-бек» (1907), ставшие классикой азербайджанского критического реализма[62]. В начале века начинают своё творчество Мухаммед Хади, ставший основателем прогрессивного романтизма в азербайджанской литературе, а также Гусейн Джавид и Аббас Сиххат. Большим культурным событием стало издание книги Аббас Сиххата «Западное солнце» (1912), состоявшая из двух частей, в которую он включил переведённые им произведения более двадцати русских поэтов[62]. В своих произведениях Сиххат и Абдулла Шаиг выдвигали на передний план проблемы просвещения, образования, воспитания и нравственности. Поэт Мирза Алекпер Сабир заложил на Востоке основы поэтической школы — Сабировской литературной школы[62]. Яркими представителями этой школы являлись такие поэты, как Мирза Али Моджуз, Назми, Алигулу Гамкюсар, Б. Аббасзаде[az][62]. На азербайджанском языке создавал некоторые свои стихи крупнейших лезгинский поэт Сулейман Стальский («Мулле», «Кавказ», «Колхоз», «Не торопясь сквозь зной» и др.)[63][64][65]. На азербайджанском писали рутульские поэты Хазарчи Гаджиев и Джамисаб Саларов[66], а также грузинский поэт Иетим Гурджи[67].

На рубеже 1910-х—1920-х годов в Азербайджане творили авторы Джафар Джаббарлы, Ахмед Джавад, Уммигюльсум, которые воспевали государственную независимость Азербайджана, обретённую в 1918 году, турецкую армию, которая помогла обрести независимость, подвиги воинов и конечно же трехцветный флаг. К этому времени относится и творчество Сакины Ахундзаде, ставшей первой женщиной-драматургом в азербайджанской литературе[68]. Огромное значение для азербайджанской литературы имели драматургические произведения Наримана Нариманова. Главные произведения Нариманова: «Бахадур и Сона», «Пир», «Надир-шах» и «Шамдан-бек». Автором ряда драматургических произведений был и крупный педагог Рашид-бек Эфендиев.

Литература Советского АзербайджанаПравить

Самед Вургун
«Азербайджан»

Я ходил по горам, я глядел меж лугов
В журавлиные очи родных родников
Издалека выслушивал шум тростников
И ночного Аракса медлительный ход…

Здесь я дружбу узнал, и любовь, и почёт.
Можно ль душу из сердца украсть? — Никогда!
Ты — дыханье моё, ты — мой хлеб и вода!
Предо мной распахнулись твои города.

Весь я твой. Навсегда в сыновья тебе дан.
Азербайджан, Азербайджан!… [69]

Установление Советской власти в Азербайджане ознаменовалось расстрелом в Гянджинской тюрьме одного из азербайджанских просветителей — директора Казахской учительской семинарии, автора брошюры «Литература азербайджанских татар» (Тифлис, 1903) Фиридун-бека Кочарлинского[70]. Впоследствии жертвами репрессий пали основоположник прогрессивного романтизма в азербайджанской литературе и драматург Гусейн Джавид, поэт Микаил Мушфиг, прозаик и литературный критик Сеид Гусейн, поэт и автор гимна Азербайджана Ахмед Джавад, писатель и учёный Юсиф Везир Чеменземинли и другие.

Гусейн Джавид — один из значительных представителей азербайджанского романтизма. Ярчайшими произведениями Гусейна Джавида являются стихотворные трагедии «Мать», «Шейх Санан» и «Демон», пьесы «Пророк» (1922), «Хромой Тимур» (1925), «Князь» (1929), «Сеявуш» (1933), «Хаййам» (1935) и поэмой «Азер» (1923—1932) и др. Лаконичный и сдержанный стиль другого поэта — Самеда Вургуна оказал влияние на формирование современного стиля и языка азербайджанской поэзии, способствовал очищению её от архаизмов[71]. Им были созданы героико-романтическая драма в стихах «Вагиф» (1937), историческая драма в стихах «Ханлар» (1939), любовно-героическая драма в стихах «Фархад и Ширин» (1941)[71], а также множество других произведений. Писатель Мехти Гусейн в 1942 году создаёт первую азербайджанскую историческую повесть — «Комиссар»[72]. В этот же период работали поэты Осман Сарывелли, Расул Рза, исторический романист Мамед Саид Ордубади, драматурги Сулейман Сани Ахундов, Мирза Ибрагимов, Самед Вургун, Сабит Рахман, Энвер Мамедханлы, Ильяс Эфендиев, Шихали Гурбанов. Поэты Балаш Азероглу, Медина Гюльгюн, Сохраб Тахир и Окума Биллури, эмигрировавшие из Иранского Азербайджана в Северный Азербайджан, своим творчеством также обогатили азербайджанскую литературу.

В июне 1927 года была создана Азербайджанская ассоциация пролетарских писателей[73], ликвидированная в 1932 году[74]. В том же году был основан Союз писателей Азербайджана. В послесталинскую эпоху в Азербайджане творили поэты Али Керим, Халил Рза, Джабир Новруз, Мамед Араз, Фикрет Годжа, Фикрет Садыг, Алекпер Салахзаде, Иса Исмаилзаде, Сабир Рустамханлы, Фамил Мехти, Тофиг Байрам, Ариф Абдуллазаде, Гусейн Кюрдоглу, Ильяс Тапдыг, Муса Ягуб, Чингиз Алиоглу, Нусрат Кесеменли, Залимхан Ягуб, Рамиз Ровшан и др. Творчество Мирзы Ибрагимова оставило яркий след в азербайджанской советской литературе. В своих драматических произведениях Ибрагимов показал себя мастером острых жизненных конфликтов, ярких, реалистических характеров, живого диалога. Написанные на основе лучших традиций национальной драматургии, его пьесы имели большое значение для развития азербайджанской советской литературы. Ярчайшими его произведениями являются драмы «Хаят», повествующая о социалистическом преобразовании деревни, и «Мадрид», рассказывающая о героической борьбе испанского народа против фашизма, а также пьеса «Махаббет» (пост. 1942) — о труде народа в тылу в годы Великой Отечественной войны, роман-эпопея «Пэр-ванэ», посвящённая жизни и революционной деятельности Наримана Нариманова и другие. В цикле «Южных рассказов», в романе «Наступит день» ог отразил эпизоды национально-освободительного движения в Иране[75].

Активно стали развиваться и другие литературные жанры. Основоположником детективного жанра в азербайджанской литературе стал Джамшид Амиров. На рубеже конца XX века известноть получает поэт Бахтияр Вагабзаде, написавший более 70 стихотворных сборников и 20 поэм[76]. Одна из его поэм — «Гюлистан» была посвящена азербайджанскому народу, разделённому между Россией и Ираном и его стремлению к объединению[76].

С началом 60-х годов в СССР начинается ослабления строя, что служит к появлению молодых талантов критикующих строй в своих произведениях. Такими поэтами были: Мамед Араз, Сабир Рустамханлы, Юсиф Самедоглу, Иса Меликзаде,Алекпер Салахзаде, Ферман Керимзаде, Магсуд Ибрагимбеков, Иса Гусейнов, Рустам Ибрагимбеков, Мёвлуд Сулейманлы. Целями этого движения были такие вещи как справедливость, независимость, свобода слова, свобода политического мышления[77].

Исламская революция в Иране также оказала влияние на литературу Советского Азербайджана. Азербайджанская пресса в Советском Азербайджане несколько отличалась от советской прессы в освещении исламской революции в Иране. Помимо общих советских тем о революции, в её начальный период пресса в Советском Азербайджане подчеркивала факторы, вызвавшие революцию, и перспективы Южного Азербайджана в лице того, что он получил и потерял в результате этого, особенно с точки зрения языковых прав. Бакинские журналы часто публиковали статьи о развитии и культуре Иранского Азербайджана, включая информацию о новых журналах на азербайджанском языке в Иране. Например, в апреле 1982 года в газете «Azərbaycan müəllimi» («Азербайджанский учитель») начала появляться регулярная колонка под названием «Cənubdan səslər» («Голоса с юга»). Целью данной колонки было ознакомить читателей со статьями, появляющимися в южно-азербайджанских СМИ. «Ədəbiyyat və incəsənət» запустил регулярную колонку юмора из Иранского Азербайджана в октябре 1981 года[78].

В советских азербайджанских изданиях часто обсуждалась и публиковалась литература, написанная азербайджанскими авторами в Иране; Самед Бехранги фигурировал больше, чем любой другой южно-азербайджанский писатель. Произведения Бехранги были подходящими для публикации в Советском Азербайджане: помимо националистических азербайджанских мотивов, его работы содержали сильные левые идеи и поэтому не создавали проблем для советских цензоров. Одним из наиболее важных научных трудов, опубликованных о Южном Азербайджане, был «Cənubi Azərbaycan ədəbiyyatı antoloqiyası». Это был первый из четырех томов антологии южноазербайджанской литературы под редакцией Мирзы Ибрагимова, охватывающий XIX век. Второй том, охватывающий литературу Южного Азербайджана 1900-1941 годов, был опубликован в 1983 году[79].

Состоялись встречи между деятелями культуры Советского и Иранского Азербайджана. Например, во время визита в Иран в декабре 1982 года автор Наби Хазри встретился с южно-азербайджанскими поэтами Саваланом и Сонмезом. По словам Хазри, они обсудили влияние телевидения и радиопередач из Баку на азербайджанскую культуру в Иране и выразили желание их расширения. Поэт Бахтияр Вахабзаде писал о Джаваде Хеяте[az], редакторе «Varlıq[az]» (и хирурге), и в то время одном из самых важных деятелей, продвигавших азербайджанскую культуру в Иране:

Твоя разделенная родина
Ожидает от тебя в этот день средство успокоения
Брат, у тебя два оружия, Днём — нож, ночью — перо[80].

Джавад Хеят[az] также выразил связь с севером. Ссылаясь на раздел Азербайджана в 1828 году в рамках Туркменчайского договора, он сказал: «Этот трагический инцидент, который можно считать величайшей катастрофой в истории Ирана, и особенно в истории Азербайджана, не смог вызвать разрыва в сердце азербайджанского народа этого региона, у которого был единый язык, религия, культура, история и национальность, а ещё лучше все по-простому»[80].

Многие азербайджанские писатели и деятели культуры на севере стремились к более тесным связям с югом, а после Исламской революции активно обсуждают разделение своего народа. Одним из наиболее активных писателей, работавших в этой области, был Мирза Ибрагимов из Союза писателей Азербайджанской ССР, который был одним из главных деятелей во время советской оккупации Тебриза во время Второй мировой войны. В 1980 году Ибрагимов написал статью под названием «Cənubda dirçəliş» («Возрождение на юге»), в которой он проанализировал ряд новых азербайджанских публикаций в Иране и подчеркнул существование культурной и политической автономии среди азербайджанцев в Иране. Он установил многие из своих работ в Тебризе и других городах Южного Азербайджана и опубликовал в этот период множество научных работ по вопросам, связанным с югом. В этот период было опубликовано большое собрание его работ, многие из которых касались Иранского Азербайджана. В специальном разделе «Азербайджан», изданном в честь семидесятипятилетия Сулеймана Рустама, был опубликован ряд его стихотворений, почти все из которых касаются стремления к связям с Южным Азербайджаном. В «Təbrizdən gələn şeirə cavab» («Ответ на стихотворение из Тебриза») Рустам писал:

Звёзды посчитаны
Человек добрался до луны
Почему из этого берега на другой
Я не могу тебя пересечь, Аракс?[81]

Во многих стихотворениях, опубликованных в этот период, река Аракс фигурировала как символ разделения азербайджанского народа. Кроме того, тоска по Тебризу и горе Савалан подчеркивалась во многих литературных произведениях, наряду с идеей, что азербайджанцы по обе стороны границы — это один и тот же народ[81]. Некоторые бакинские авторы подчеркивали идею Единого Азербайджана[az]. Гасым Ильгар, имея в виду реку Аракс, писал: «Эта сторона — родина, та сторона — родина», а Хасан Валех писал: «Да не будет повторяться дважды Азербайджан!». Это излияние было основано на чувствах советской азербайджанской интеллигенции; это было не просто результатом политики Москвы по укреплению связей и распространению советского влияния. Большинство этих работ появилось в журналах на азербайджанском языке, издаваемых для потребления в Баку, а не за рубежом. В русскоязычных изданиях ничего не появилось[82].

В то же время официальные политические органы в Советском Азербайджане вложили значительные средства в развитие связей с азербайджанцами в Иране. Некоторые журналы в Советском Азербайджане начали публиковать выпуски на азербайджанском языке арабскими буквами для читателей в Иране. В Баку были выпущены специальные издания на азербайджанском языке арабскими буквами для распространения в Иране. Одним из самых значительных стал сборник стихов Бахтияра Вахабзаде. Этот том содержит множество азербайджанских националистических произведений, таких как его стихотворение «Азербайджан». В книге нет никаких указаний на азербайджанском языке, что она была произведена в Советском Союзе или в Азербайджанской ССР; там просто написано «Баку». Только краткое изложение библиографической информации, которое появляется на русском языке на последней странице, указывает на то, что это советское издание. Высокое качество печати и множество цветных изображений указывают на то, что в производство этого тома были вложены большие суммы денег. В своих передачах про Иран Радио Баку на азербайджанском языке подчеркивает связь азербайджанцев со своей культурой, и особенно со своим языком. Например, в 1979 году Бахтияр Вахабзаде прочитал по радио свое стихотворение «Родной язык». В Баку некоторые выразили заинтересованность в распространении изучения азербайджанского языка на общины за пределами республики[82]. В 1980 году Академия наук в Баку выпустила учебник на азербайджанском языке и объявила о его публикации на Ближнем Востоке[83].

Руководство Советского Азербайджана выразило поддержку укреплению отношений с единомышленниками в Иране. На Седьмом съезде писателей республики, состоявшемся в Баку в 1981 году, Гейдар Алиев подчеркнул важность сотрудничества с азербайджанскими писателями из Южного Азербайджана и пропаганды их произведений в республике и за рубежом. Алиев также высоко оценил творчество поэта Сулеймана Рустама, заявив, что тема Южного Азербайджана и борьбы его народа за свое социальное и национальное освобождение занимает видное место в творчестве поэта, что в его «произведениях мы часто сталкиваемся с темой Южного Азербайджана; они отражают мечты и чаяния его многомиллионного народа». Высоко оценивая работы Мирзы Ибрагимова, Алиев описал свою книгу «Gələcək gün» («Следующий день») как изображение революционного движения в Южном Азербайджане и борьбу за национальную и социальную независимость народа. В этот период официальная трактовка Советским Азербайджаном статуса азербайджанских провинций в Иране была недвусмысленной: в Азербайджанской Советской энциклопедии, опубликованной в 1980 году, в статье «Иранский Азербайджан» говорится: «Bax Cənubi Azərbaycan» («Смотри, Южный Азербайджан»)[83].

Появилось множество стихов, восхваляющих родину Азербайджан, которую часто называли словом «vətən» или тюркским словом «yurd». Раньше идентичность родины часто оставалась неоднозначной, так что читатель не был уверен, был ли это Советский Союз или Азербайджан. В этот период часто произносились откровенные похвалы Азербайджану как родине. Некоторые литературные произведения были посвящены доисламскому прошлому азербайджанцев и их зороастрийским корням, что могло быть способом выражения отвращения к исламской идеологии, распространяемой Ираном. Например, стихотворение Балоглана Шафизаде «Vətən» («Родина»):

Ты пламя веры великого Заратустры
Эти скалы, эти горы — мои предки,
Их кристально чистая вода течёт по моим венам…
В моем теле зёрна отовсюду,
Кажется, я — сумма этих зёрен[84].

В «Спасибо, мой родной язык» Сулейман Рустам писал[84]:

Пришли языки Корана
Голоса Пророка, язык закона.
Они поставили вас за дверь
Вы просили справедливости, вас ограбили.
Но ты не погиб, моя мать, мой родной язык,
Ты заставлял армии дрожать, мой герой Язык![85]

Во многих исторических романах аллегорически затрагивается вопрос об азербайджанской идентичности и её отношениях с окружающими их империями. Ряд романов были посвящены правлению шаха Исмаила, в том числе «Bakı-1501» Азизы Джафаразады (1981), «Qızılbaşlar» Алисы Ниджат (1983) и «Xudafərin körpüsü» Фармана Керимзаде (1983). Династия Сефевидов в Иране, основанная шахом Исмаилом, рассматривается в азербайджанской историографии как азербайджанская династия[85]. В этот период было опубликовано много работ, посвященных изучению азербайджанской литературы и культуры, и они были продолжены, интерес к традиционным азербайджанским литературным произведениям, таким как ашугская поэзия[86]. Несколько публикаций Советского Азербайджана, уделяя особое внимание азербайджанскому языку или идентично подчеркивая его тюркские аспекты. Это отражено в произведении под названием «Doqquz gün, doqquz gecə — İran təəssüratı» («Девять дней, Девять ночей, впечатления от Ирана»), в котором рассказывается о визите советского азербайджанского писателя Наби Хазри в Иран. История повествует о случайных встречах писателя и о том, как часть его бизнеса там — с иранскими азербайджанцами[87].

Литература Иранского АзербайджанаПравить

Начало XX векаПравить

Под сильным влиянием поэта Сабира в начале XX века творил Мирза Али Моджуз, писавший сатирические стихи, в каждом из которых рассматривались социальные проблемы[88][89]. Основными темами его творчества были бесправие народа («Родина», «Что ни день» и др.), его борьба против притеснителей, положение закрепощённой женщины («Несчастные девушки» и др.); он также воспевал В. И. Ленина («Ленин») и Октябрьскую революцию («Революция грянет», «Наконец» и др.)[88].

Пехлевийский ИранПравить

Пришедшая на смену Каджарам династия Пехлеви, запретили использование азербайджанского языка в образовании, прессе и делопроизводстве[90]. Правление Пехлеви (1925—1979) было мрачной эпохой в развитии азербайджанской литературы в Иране. В течение пятидесяти трех лет правления Пехлеви азербайджанские книги не были допущены к публикации, власти не разрешали их печатать[91].

Оккупация Ирана в 1941 году советско-британскими войсками и создание государственного образования в Южном Азербайджана привело к росту стремления к объединению разделённых советско-иранской границей азербайджанцев, а также возрождению литературного азербайджанского языка[92], но в 1946 году автономное правительство Азербайджана пало и Иран восстановил контроль над регионом. Эти пять лет имели большое значение для развития азербайджанской литературы в Иране. Выходили газеты, издавались как старые, так и новые книги. Десять газет и журналов начали публиковаться в 1945 году, а в некоторых случаях на год раньше, но все они были приостановлены после свержения правительства Демократического правительства в 1946 году. Эти периодические издания включали «Azər» (Зенджан), «Azərbaycan Demokrat» (Тебриз), «Azad millət» (Тебриз), «Urmiyə» (Урмия), «Cavanlar» (Тебриз), «Şəfəq» (Тебриз), «Qələbə» (Тебриз), «Fədai» (Мияне), «Cəvdat» (Ардебиль) и «Mədəniyyət» (Тебриз)[93].

За этот короткий период под влиянием Советского Азербайджана творили такие авторы как Али Туде, Балаш Азероглу, Медина Гюльгюн, Хёкюма Биллури и политический публицист Ферейдун Ибрагими. Многие старые писатели тоже стали активны, среди которых поэт-сатирик Ибрагим Дакер, Али Фитрат, поэт и педагог Мир Махди Этимад и ашуг Хусейн Джаван[4]. Особо следует отметить талантливого поэта, творчество которого одинаково знакомо ценителям литературы и на Юге, и на Севере, — человека трагической судьбы, несгибаемого борца Мохаммада Бирия. Обычно большинство этих поэтов родились в 1920-х годах в Южном Азербайджане и публиковали свои произведения во время правления Демократической партии. В основном они уехали в Баку после 1946 года, чтобы поступить в Бакинский университет, часто получали докторскую степень по литературе и продолжали свою литературную деятельность. Их поэзия, помимо социалистических тем, была полна ностальгии по Южному Азербайджану. Исключением был Балаш Азероглу, который родился в Баку в 1921 году, приехал в Ардебиль в возрасте шестнадцати лет и вернулся в Баку в 1946 году. А Ферейдун Ибрагими не смог уехать в Советский Азербайджан, в Иране ему был вынесен смертный приговор, и в июле 1947 года он был повешен в Тебризе[93].

Из более старых авторов, чьи произведения также были опубликованы, это сатирический поэт Ибрагим Закира, лирический поэт Али Фитрат (1890—1948) и Ашиг Хусейн Джаван, а также просветитель и поэт Мир Мехди Этимад (1900—1983). Как глава «Ассоциации писателей Азербайджана» Этимад пострадал после падения Азербайджанского Национального правительства и провел два года в тюрьме. Это было также характерно для других поэтов и писателей, оставшихся в Южном Азербайджане после 1946 года[93].

После 1946 года чувство близости двух частей Азербайджана дало жизнь новому литературному течению, получившему известность как «литература тоски», дух которого в большей степени выразился в поэзии, равно как и стандартную символику этого течения, хорошо передают следующие строки:

Аракс, наполняющий нас печалью,
Течёт и разрезает пространство подобно молнии.
Да, Аракс разделяет народ,
Но земля под ним — одна[92].

Творчество Шахрияра, который писал на двух языках, широко ценится в обеих странах. Он посвятил свои произведения таким темам как проблема азербайджанского языка и обучение на нём в школах, разделению азербайджанского народа на два государства, а также национал-освободительному движению в Южном Азербайджане в 1945—1947 гг.[94]. Огромную славу ему принёс написанный им роман «Приветствие Гейдар-бабе». Он проложил новый путь в азербайджанской поэзии. Приведя ностальгические воспоминания о своем детстве в деревне в Хушканабе, живым и красиво описательным языком и используя фольклорные элементы, Шахрияр создал стихотворение и стиль, которым следовали многие более поздние поэты. Детский писатель Самед Бехранги обогатил азербайджанскую литературу, переведя на азербайджанский язык поэмы таких персидских поэтов как Ахмада Шамлу, Форуг Фаррохзад и Мехди Ахаван-Салес. Несмотря на правительственные ограничения, им иногда удавалось опубликовать некоторые из своих работ[95].

В 1955 году Али Ашхер Муджтехиди, издавал книгу «Amtahal və Hikam-i Azərbaycan», но он не мог напечатать его, пока не изменил название на «Amtahal və Hikam beh Ləhcə-ye Məhəlli-ye Azərbaycan» («Пословицы и изречения на азербайджанском диалекте»). Произведения Али Моджуза Шабустари иногда печатались в Тебризе, но продавались из-под прилавка. Все контакты между двумя Азербайджанами были прерваны. Кроме того, реформы алфавита в Советском Азербайджане препятствовали литературному влиянию из-за пределов Ирана[93].

После Исламской революции 1979 годаПравить

После Исламской революции в Иране был снят необъявленный запрет на азербайджанские публикации. Появилось значительное количество произведений напечатанных на азербайджанском языке. С 1979 по 1986 год, согласно списку, составленному доктором Джавадом Хеятом[az], помимо азербайджанских газет, на этом языке было опубликовано 167 произведений. Книги на азербайджанском языке в Иране включают книги по языку и лексикографии, литературной критике, истории и поэзии. Это как оригинальные книги, так и переиздания предыдущих книг. По оценке доктора Хеята, с 1986 года на азербайджанском языке появилось еще 300 изданий[96].

После публикации Шахрияром поэмы «Приветствия Гейдар-бабе» на азербайджанском языке было опубликовано множество поэтических произведений. Яхъя Шейда во втором томе своей «Ədəbiyyat Ocağı» составил антологию из 208 поэтов из Южного Азербайджана[96]. Они чередуются в алфавитном порядке согласно месту происхождения от Ардебиля до Хериса. Аналогичным образом Мухаммед Дайхим в своем труде «Təzkirə-ye şuara-ye Azərbaycan» собрал работы большого количества поэтов, большинство из которых являются современными. Жанр поэзии очень разнится: от традиционной газели и других форм до белого стиха, и от народной поэзии в форме баяты до рассказов в жанре месневи. Кроме того, на используемом в Южном Азербайджане арабским алфавитом был издан ряд поэтических произведений поэтов Северного Азербайджана как классических, так и современных[97].

Единственное издание на азербайджанском языке, появившееся в то время и существующее до сих пор, — это «Varlıq[az]». Он был основан в апреле 1978 года. Он издается под редакцией профессора Джавада Хеята[az], а его первоначальными основателями были доктор Хамид Нитги[az] и поэты Савалан и Сонмез. Основатели выбрали имя Varlıq, что означает «существование», чтобы обозначить, что азербайджанцы и их самобытная культура продолжали существовать при режиме Пехлеви в Иране, и что режиму не удалось искоренить их отдельную идентичность. Varlıq содержит статьи на азербайджанском (арабской вязью) и персидском языках, а также поэзию из Советского Азербайджана (позже Азербайджанской Республики) и Турции. В первом номере журнала, вышедшем в июне 1979 года, говорилось, что «Varlıq» является органом Комитета по культуре и литературе «Анджуман-и Азербайджана» («Совета Азербайджана»). В первой редакционной статье Varlıq на азербайджанском языке изложены его цели:

«Каждый народ (халг) в мире имеет историческое и юридическое право сохранять свою национальную (милли) культуру, самобытность и язык, независимо от того, как долго эти народы имели историческую и культурную связь с другими народами на протяжении всей истории.

Народ (халг) Азербайджана вместе с другими народами, проживающими в Иране, разделил общую судьбу и внес свой вклад в создание общей культуры, но при этом сохранил национальную идентичность, характер и родной язык…

Народ (халг) Азербайджана, хотя и сохранили свою национальную (милли) культуру и язык, тем не менее, остались верны Ирану даже в большей степени, чем те, кто размахивает флагом «национального единства»; Азербайджанский народ не преминул выполнить свой исторический и революционный долг, когда его услуги были необходимы[98].

Мы верим, что наш журнал на великом и благородном пути, по которому мы хотим идти, будет хорошо принят и почитаем всеми, кто уважает национальную и культурную свободу всех народов»[99].

В первом выпуске журнала «Varlıq[az]» опубликовано стихотворение советского азербайджанского поэта Бахтияра Вахабзаде «Родной язык», в котором рассказывается о связях редактора с северными этническими группами и их осведомленности о культурной деятельности, происходящей там. В 1982 году Джавад Хеят[az] прокомментировал, что Varlıq выполнил две важные задачи: «Он стандартизировал письменный азербайджанский язык, несмотря на различные местные разговорные диалекты, и он реформировал и адаптировал алфавит, чтобы сделать его фонетическим». В то время одним из самых популярных азербайджанских изданий в Тебризе был левый журнал «Yoldaş» («Товарищ»). Распространение этого журнала в конечном итоге было остановлено КСИР, которые часто конфисковали его на контрольно-пропускных пунктах. Само правительство издаёт журнал на азербайджанском языке «İslami birlik» («Исламское единство»). Он был написан как арабскими, так и кириллическими буквами, с надеждой повлиять и на азербайджанцев в СССР. У этого издания, просуществовавшего три года благодаря официальной спонсорской поддержке, было мало читателей. Многие из тех, кто читал по-азербайджански, имели левую или этническую ориентацию, и им не нравился религиозный подход журнала. Кроме того, статьи были написаны в основном священнослужителями, которые не имели большого опыта в литературном азербайджанском, и это было непривлекательно для азербайджанской интеллигенции, которые были основными потребителями произведений на своем родном языке[99].

В 1979 году было опубликовано ограниченное количество выпусков журнала «Молла Насреддин» с левой ориентацией. В нем были представлены статьи об азербайджанских историко-культурных деятелях, таких как Мирза Алекпер Сабир, который написал оригинальную версию Молла Насреддина. К другим журналам, появившимся в то время на азербайджанском языке, относятся литературный журнал «Деде Горгуд», который часто содержал статьи из Советского Азербайджана[99] и местных азербайджанских писателей, а также «Кёроглу», «İşıq» («Свет») (издавался в Урмие), «Ченлибель» и «Azərbaycan səsi» («Голос Азербайджана»). Большинство этих азербайджанских журналов перестали существовать после 1981 года[100].

Два профессора литературы из Тебризского университета охарактеризовали послереволюционный период в Иране как «возрождение азербайджанской литературы». По словам редактора «Varlıq» Джавада Хеята , в 1979-1983 годах в Иране было издано более 150 книг на азербайджанском языке. Большинство из них посвящено литературным и религиозным предметам, языковому обучению, лингвистике и фольклору. В это же время появилось новое издание Корана на азербайджанском языке, подготовленное азербайджанскими студентами медресе в Куме. В начальный период после исламской революции было опубликовано много произведений азербайджанской поэзии. Важной коллекцией был «Qızıl Qoş». Поэзия одного из основных авторов, Аббаса Бариза, выделяется тем, что выражает темы преданности азербайджанскому народу и любви к азербайджанской земле. Некоторые азербайджанские поэты в Иране и Советском Союзе писали поэтические отклики друг другу на произведения, посвященные азербайджанской культурной тематике. В первый год революции был опубликован сборник литературных произведений азербайджанских писателей «Şəhər işıqlanır», многие из которых были написаны в период Пехлеви и не могли быть опубликованы в то время. Многие стихотворения, включенные в этот том, восхваляют азербайджанский язык как «родной язык» и критикуют политику, запрещающую его использование. Одно из стихотворений было посвящено советскому азербайджанскому поэту Сулейману Рустаму, в творчестве которого тема Южного Азербайджана фигурировала в качестве главной темы[100]:

Однажды с севера
К нам приехал гость
Между друзьями была тьма
Но в его руке прибыла лампа[101].

В этот период академическая стипендия по азербайджанскому языку отразила и повысила интерес к статусу языка в Иране. Был издан и распространен ряд азербайджанских грамматик, словарей и самообучающих лент и руководств, в том числе азербайджанская грамматика Фарзанаха 1979 года «Dastur-e Zanban-e Azərbaycani». Одним из наиболее важных словарей, опубликованных в послереволюционный период, был «Fəhrəng-i Azərbaycanı» Пайфуна. Этот азербайджано-персидский словарь включает раздел, в котором показаны азербайджанские слова как на арабском, так и на кириллическом алфавите, чтобы помочь тем, кто хочет читать тексты из Советского Азербайджана. Некоторые азербайджанские интеллектуалы в Иране исследовали вопрос о том, какой алфавит является наиболее подходящим для азербайджанского, и создали исправленные версии арабского письма. В 1980 году Хабиб Азарсина независимо опубликовал брошюру, в которой предлагал пересмотренный латинский алфавит для азербайджанского языка в Иране. После его публикации Азарсина был арестован. Один из вопросов, который задавали во время его официального допроса, заключался в том, был ли он «пантюркистом». В этот период многие писатели начали добавлять маркеры гласных к арабскому письму, когда писали азербайджанский язык, язык с высокой степенью гласности[101].

Несмотря на ограничения, Исламская Республика была значительно более терпимой, чем режим Пехлеви, к культуре и языкам неперсидских групп в Иране. Тем не менее, по словам Хеята, «культурное наследие предыдущего режима не исчезло», и многие ограничения «все ещё существовали в отношении распространения и расширения азербайджанской культуры в Иране». Кроме того, он утверждал[101], что многие азербайджанские интеллектуалы усвоили Пехлевийскую пропаганду и отчуждение от своего родного языка. Хеят выразил надежду, что «Азербайджанский тюркский язык, являющийся родным языком миллионов мусульман, станет языком обучения и письма в широких масштабах, и что азербайджанская литература будет развиваться параллельно с персидской литературой и восстановит почетное положение, которого она заслуживает»[102].

Современная литератураПравить

 
Писатель Анар

Из писателей современного Азербайджана, наибольшую известность получили кинодраматург Рустам Ибрагимбеков и автор детективных романов Чингиз Абдуллаев, писавших исключительно на русском.

Поэзия представлена такими известными поэтами как Айдын Эфенди, Нариман Гасанзаде, Халил Рза, Сабир Новруз, Вагиф Самедоглы, Нусрат Кесеменли, Рамиз Ровшан, Гамлет Исаханлы, Зелимхан Ягуб и др. Среди современных азербайджанских драматургов можно назвать Ф. Годжа, Эльчина, К.  Абдуллу, А. Масуда, Г. Мираламова, Э. Гусейнбейли, А. Рагимова, Р. Акбера, А. Амирли и др.[103]

Рамки новой азербайджанской прозы расширяют и элементы детектива, фантастики, антиутопии, тюркской мифологии, восточного сюрреализма. Из писателей, работающих в этом жанре можно назвать таких писателей, как Анар, М. Сулейманлы, Н. Расулзаде, Р. Рахманоглу. Новый азербайджанский реализм начал набирать силу, когда молодые прозаики начали всё чаще обращаться к национальной истории и этнической памяти. В этом плане стоит отметить историко-синтетический роман «Тринадцатый апостол, или Сто сорок первый Дон Жуан» Эльчина Гусейнбейли и исторические романы «Шах-Аббас» и «Надир шах» Юнуса Огуза[103].

После обретения Азербайджаном независимости в литературе важную роль заняла тема освобождения территорий, любовь к Родине и справедливость. Одними из самых известных книг про Карабах являются: «Карабах — горы зовут нас» Эльбрус Оруджев, «Azerbaijan Diary: A Rogue Reporter’s Adventures in an Oil-Rich, War-Torn, Post-Soviet Republic» Thomas Goltz «История Азербайджана по документам и публикациям» Зия Буниятов[104]. Карабахская война оставила свой опечаток в современной азербайджанской литературе: такие писатели как Г. Анаргызы, М. Сулейманлы, А. Рагимов, С. Ахмедлы, В. Бабанлы, К. Незирли, А. Кулиев, А. Аббас, М. Бекирли обратились к темам судьбы беженцев, тоске о потерянной Шуше, Ходжалинской резне, жестокости войны и.т.п.[103]

Для поддержки молодых писателей в 2009 году издательством «Али и Нино» была учреждена Национальная книжная премия Азербайджана, которая ежегодно отслеживает новинки литературы, и вручает премии наиболее удачным образцам литературы, произведениям, выпущенным за прошедший год.[105][106][107] В жюри премии входят известные азербайджанские писатели, деятели культуры.[108]

Государственная поддержкаПравить

После обретения Азербайджаном государственной независимости, культура, в том числе и азербайджанская литература нуждались в государственной поддержке. Осуществляемые в этой связи широкомасштабные мероприятия одновременно являются серьёзной гарантией развития и достижения новых успехов азербайджанской литературы и науки литературоведения.

По личной инициативе и под непосредственным руководством Гейдара Алиева были широко отмечены предполагаемое 1300-летие тюркского эпоса «Китаби Деде Горгуд», 500-летие поэта Мухаммеда Физули.

Огромное значение в оживлении литературного процесса, приходе новых талантливых авторов в мир творчества имело специальное постановление азербайджанского правительства о регулярном финансировании из государственного бюджета страны таких литературных органов, как журналы «Азербайджан», «Литературный Азербайджан», «Улдуз», «Гобустан» и газета «Эдебийят газети» (Литературная газета).

В соответствии с распоряжениями Президента Азербайджанской Республики от 12 января 2004 года «Об осуществлении массовых изданий на азербайджанском языке латинской графикой» и от 27 декабря 2004 года «Об утверждении перечня произведений, подлежащих изданию на азербайджанском языке латинской графикой в 2005—2006 годах» были изданы массовым тиражом и переданы в дар всей библиотечной сети страны произведения выдающихся представителей азербайджанской и мировой литературы. По обоим распоряжениям книги из цикла азербайджанской и мировой литературы, а также словарей и энциклопедий общим тиражом более 9 миллионов экземпляров уже отправлены в библиотеки и переданы в распоряжение читателей.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Azerbaijan — статья из Британской энциклопедии
  2. 1 2 3 4 5 6 AZERBAIJAN viii. Azeri Turkish — статья из Encyclopædia Iranica. G. Doerfer:

    The early Azeri texts are a part of the Old Osmanli literature (the difference between Azeri and Turkish was then extremely small). The oldest poet of the Azeri literature known so far (and indubitably of Azeri, not of East Anatolian of Khorasani, origin) is ʿEmād-al-dīn Nasīmī (about 1369—1404, q.v.).

  3. 1 2 3 История Востока. В 6 т. Т. 2. Восток в средние века. Глава V Архивная копия от 9 марта 2009 на Wayback Machine. — М.: «Восточная литература», 2002. — ISBN 5-02-017711-3

    В XIV—XV вв. с началом формирования азербайджанского тюрко-язычного этноса возникает и его культура. Первоначально она не имела своих стабильных центров (вспомним, что один из её ранних представителей, Несими, погиб в Сирии), и её довольно трудно для данного времени отделить от османской (турецкой) культуры. Даже этническая граница между турками и азербайджанцами установилась только в XVI в., да и тогда она ещё окончательно не определилась. Тем не менее в XV в. формируются два центра азербайджанской культуры — Южный Азербайджан и равнинная часть Карабаха. Окончательно они сложились уже позже, в XVI—XVIII вв.

  4. 1 2 3 4 5 6 H. Javadi, K. Burill. Azeri Literature in Iran (англ.). AZERBAIJAN x. Azeri Literature. Encyclopaedia Iranica. Дата обращения: 26 сентября 2010. Архивировано 27 августа 2011 года.
  5. 1 2 «Китаби деде Коркуд» // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  6. Книга Деда Коркута. В. Жирмунский, А. Кононов Архивная копия от 3 мая 2017 на Wayback Machine
  7. H. Javadi, K. Burill. Azeri Literature in Iran (англ.). AZERBAIJAN x. Azeri Literature. Encyclopaedia Iranica. Дата обращения: 26 сентября 2010. Архивировано 27 августа 2011 года.

    A written, classical Azeri literature began after the Mongol invasion, and developed strongly in the 10th/16th century after the Safavid dynasty established its dominance in Iran.

  8. H. Javadi, K. Burill. AZERBAIJAN x. Azeri Turkish Literature (англ.) // Encyclopaedia Iranica. — 1988.

    The history of the Azeri Turkish literature can be divided into four main periods: 1) From the 13th century to 1828 when, as a result of the defeat suffered by Iran in the Perso-Russian wars, a number of regions north of the province of Azerbaijan, where Azeri Turkish was spoken, were occupied by Tsarist Russia (now Republic of Azerbaijan)…

  9. История Востока. В 6 т. Т. 2. Восток в средние века. Архивная копия от 9 марта 2009 на Wayback Machine М., «Восточная литература», 2002.:

    Говоря о возникновении азербайджанской культуры именно в XIV—XV вв., следует иметь в виду прежде всего литературу и другие части культуры, органически связанные с языком.

  10. 1 2 AHMED İBN VEYS, Gıyâseddîn Sultân Ahmed Bahâdır, Mugîseddîn Sultân Ahmed Архивная копия от 23 сентября 2017 на Wayback Machine, PROF. DR. BEYHAN KESİK
  11. 1 2 M. Fuad Köprülü, «XVI. Asırda Bir Âzerî Şairi», HM, стр. 82 (1927)
  12. A. С. Сумбатзаде. Азербайджанцы — этногенез и формирование народа, Баку, 1990, гл. XII, 1:

    Не следует, однако, забывать, что тюрко-азербайджанский язык того периода в значительной мере носил общетюркский характер огузской группы этого языка и был понятен в своей основе как азербайджанцам, так и туркменам и туркам. С конца же XV в., когда в Азербайджане прекратился приток тюркоязычных племен, кипчакской группы с севера, огузской группы с востока, а также началось размежевание с анатолийскими турками после образования Османского государства, азербайджанский язык все более стабилизировался, шлифовался […] выделяясь в самостоятельный язый тюрко-огузской группы […] Одним из показателей этого процесса (XVI—XVIII вв.) является переход «от многовариантности к одновариантности» в произношении слов, частей речи и т. д., проанализорованных в книге М. Джангирова "Образование азербайджанского национального литературного языка.

  13. Lars Johanson, Éva Ágnes Csató Johanson, «The Turkic Languages», p. 248

    The history of Azerbaijani as a literary language is inseparably linked to history of Ottoman Turkish. It is often possible to identify so-called old Anatolian Turkish texts as Old Azerbaijanian texts.

  14. Гасаноглы // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  15. A.Caferoglu, «Adhari (azeri)», in Encyclopedia of Islam, (new edition), Vol. 1, (Leiden, 1986)
  16. Александр Николаевич Болдырев, Афрасяб Пашаевич Векилов, Вадим Сергеевич Шефнер. Поэты Азербайджана. — Л.: «Советский писатель», 1970. — С. 161. — 710 с.

    Основоположник традиции письменной поэзии на азербайджанском языке Сеид Имадеддин Насими родился в Шемахе в 1370 году. Шамахия, столица Ширвана, славилась на Ближнем Востоке как культурный город с богатыми литературными традициями.

  17. Baldick, Julian (2000). Mystical Islam: An Introduction to Sufism. I. B. Tauris. pp. 103
  18. Burrill, Kathleen R.F. (1972). The Quatrains of Nesimi Fourteenth-Century Turkic Hurufi. Walter de Gruyter GmbH & Co. KG.
  19. Lambton, Ann K. S.; Holt, Peter Malcolm; Lewis, Bernard (1970). The Cambridge History of Islam. Cambridge University Press. pp. 689.
  20. Azeri Literature in Iran, Iranica. Архивировано 27 августа 2011 года. Дата обращения 26 сентября 2010.

    Two poets of the 14th century, Qāżi Aḥmad Borhān al-Din (an East Anatolian) and the Ḥorufi demagogue ʿEmād-al-Din Nasimi played significant roles in the development of the Azeri Turkish poetry.

  21. Azeri Literature in Iran, Iranica. Архивировано 27 августа 2011 года. Дата обращения 26 сентября 2010.

    Jahān Shah himself wrote lyrical poems in Azeri using the pen name of Ḥaqīqī.

  22. 1 2 Azeri Literature in Iran, Iranica. Архивировано 27 августа 2011 года. Дата обращения 26 сентября 2010.

    Among the Azeri poets of the 9th/15th century mention should be made of Ḵaṭāʾī Tabrīzī. He wrote a maṯnawī entitled Yūsof wa Zoleyḵā, and dedicated it to the Āq Qoyunlū Sultan Yaʿqūb (r. 883-96/1478-90), who himself wrote poetry in Azeri.

  23. Хәтаи Тәбризи / Под ред. Дж. Кулиева. — Азербайджанская советская энциклопедия: Главная редакция Азербайджанской советской энциклопедии, 1987. — Т. X. — С. 80.
  24. Vladimir Minorsky. The Chester Beatty Library: a catalogue of the Turkish manuscripts and miniatures. — Dublin: Hodges Figgis & Co. Ltd., 1958. — С. 1. — xxxvii,147 с.
  25. Институт истории (Академия наук СССР), Институт археологии (Академия наук СССР). История СССР с древнейших времен до наших дней. — «Наука», 1966. — Т. 2. — С. 572.
  26. Csirkés, 2021, p. 211.
  27. 1 2 S. Berengian, «Azeri and Persian literary works in twentieth century Iranian Azerbaijan», p. 20
  28. Əlisa Nicat - «Dünya Sərkərdələri»
  29. Mehmet Nuri Çınarçı, «Söz meydanında iki hükümdar: Kanuni Sultan Süleyman ile Şah Tahmasb'ın müşa'aresi»
  30. Sunil Sharma, «Local and Transregional Places in the Works of Safavid Men of Letters», p. 314
  31. Mehmet Nuri Çınarcı, «Safevi sarayında türk şiirin müdavimleri»
  32. Csirkés, 2021, p. 214.
  33. H. Javadi, K. Burill. Azeri Literature in Iran (англ.). AZERBAIJAN x. Azeri Literature. Encyclopaedia Iranica. Дата обращения: 26 сентября 2010. Архивировано 27 августа 2011 года.
  34. Walter G. Andrews, Najaat Black, Mehmet Kalpaklı. Ottoman Lyric Poetry: An Anthology. University of Texas Press, 1997. ISBN 0-292-70471-2, 9780292704718
  35. Merriam-Webster’s Encyclopedia of Literature. Merriam-Webster, 1995. ISBN 0-87779-042-6. Стр. 443. «Fuzuli — Turkish poet»
  36. Annemarie Schimmel. A Two-colored Brocade: The Imagery of Persian Poetry. University of North Carolina Press, 1992. ISBN 0-8078-2050-4. Стр. 75. «With this words of Turkish poet Fuzuli…»
  37. Bilkent Üniversitesi Center for Turkish Literature. Bilkent University Center for Turkish Literature, 2005. ISBN 0-8156-8147-X. Стр. 50. «The te^kire authors assess the style of the Turkmen poet Fuzuli, who preferred Turkish words and expressions…»
  38. Julie Scott Meisami. A Medieval Persian Romance. Oxford University Press, 1995. Стр. 22. «sixteenth- century Azerbaijani Turkish poet Fuzuli»
  39. 1 2 Fuzuli, Encyclopaedia Britannica. Архивировано 16 января 2009 года. Дата обращения 19 декабря 2008.
  40. Encyclopediz Britannica, s.v. Islamic Art Архивная копия от 18 марта 2009 на Wayback Machine Islāmic literatures " The period from 1500 to 1800 " Ottoman Turkey " Poetry of Fuzûlî
  41. 1 2 W. Floor, H. Jawad, «The Role of Azerbaijani Turkish in Safavid Iran», p. 9
  42. Dr. Mohsin Ali, «Catalogue of Turkish Manuscripts», p. 5
  43. Csirkés, 2021, p. 215.
  44. AZERBAIJAN viii. Azeri Turkish — статья из Encyclopædia Iranica. G. Doerfer:

    The reigns of Esmāʿil I and his son Ṭahmāsb I (r. 1524-76) are considered the most brilliant period in the history of the Azeri Turkish language and literature at this stage of its development.

  45. А. Дадашзаде. Азербайджанская литература // История всемирной литературы в девяти томах. — Наука, 1987. — Т. 4-й. — С. 420. Архивировано 9 октября 2006 года.
  46. 1 2 3 4 5 6 АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА, ФЭБ "Русская литература и фольклор". Архивировано 3 марта 2016 года. Дата обращения 9 октября 2009.
  47. 1 2 Видади Молла Вели // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  48. Levon Mkrtchʻyan. Glagol vremen: armi︠a︡nskai︠a︡ klassicheskai︠a︡ poėzii︠a︡ V-XVIII vekov. — Khudozh. lit-ra, 1977. — С. 102.
  49. Charles Dowsett. Sayatʻ-Nova: an 18th-century troubadour : a biographical and literary study. — Peeters Publishers, 1997. — С. 422. — ISBN 9068317954, 9789068317954.

    Given the uncertainly of the tradition, the figures cannot be entirely accurate. Gaysaryan counts 114 Azeri, 70 Armenian, and 32 Georgian. Hasrat’yan lists 81 Azeri (plus a possible further three collected by G.T’arverdyan alias Ashug Verdi, and the two Azeri-Armenian macaronics from the Tetrak, pp. 7-9, his nos. 60 and 61), 63 Armenian (plus a possible further three collected by G.T’arverdyan and the two Azeri-Armenian macaronics; see his pp. 254—258, 271-2), and 32 Georgian. 128 Azeri poems may be counted in the Tetrak.

  50. A. С. Сумбатзаде. Азербайджанцы — этногенез и формирование народа, Баку, 1990, гл. XII, 1:

    Таким образом, мы имеем все основания утверждать, что в XVIII в. у азербайджанцев в полной мере сформировался отличный от других языков огузской группы свой, собственный, полнокровный язык — один из определяющих признаков народа.

  51. 1 2 Javadi, 1996, p. 80.
  52. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 25.
  53. Оразаев Г-М. Р. Дербенд-наме // Дагестанские исторические сочинения. — М.: Наука, 1993. — С. 12.

    К вопросу об источниках "Дербенд-наме". Из предисловия Румянцевского списка явствует, каким образом Мухаммед Аваби Ак-таши стал составителем этого сочинения. Он использовал материал одного или нескольких источников для их переложения на другом языке и явился, таким образом, соавтором 32 исторического произведения. Рассматривая этот вопрос в известной статье о происхождении "Дербенд-наме", В. В. Бартольд отмечает: "Только по Румянцевскому списку можно установить, что сочинение Мухаммеда Аваби было сокращенным переводом другого Дербенд-наме, написанного по-персидски... В тексте сказано, что автор должен был перевести на чисто турецкий (азербайджанский. - Г.О.) язык 33 очень известное сочинение, носившее заглавие Дербенд-наме" 34. Далее В. В. Бартольд высказывает предположение: "Очень вероятно, что тем персидским Дербенд-наме, с которого переводил Мухаммед Аваби... был труд Ибрахима казвинского, лица, совершенно неизвестного в персидской литературе" 35. Это же предположение зафиксировано у Ч. А. Стори 36.

  54. Сумбатзаде А. Азербайджанская историография XIX—XX вв.. — Б., 1987. — С. 18-20:.

    В XVIII столетии впервые начинают появляться на азербайджанском языке и небольшие исторические произведения. Так в 1711 г. была написана анонимная работа под названием «История времени шаха Аббаса сына Худабенды»… В другом историческом труде — «Сафавийе падшахлари» («Падишахи Сефевиды»), написанном в 1733 г. дается история династии Сефевидов… Характерным в этом смысле является «Мухаммес» Ага Масиха Ширвани о событиях в Ширване в 1749 г.,… В произведении Шакира Ширвани «События Ширвана» отражено восстание Сам Мирзы II… С исключительной силой и образностью раскрыта вся пагубность феодальных усобиц в произведении Видади «Мусибетнаме».

  55. Javadi, 1996, p. 81.
  56. М. Ф. Ахудов. Избранные произведения. — Б.: Азернешр, 1987. — С. 14.
  57. АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА, ФЭБ "Русская литература и фольклор". Архивировано 14 мая 2007 года. Дата обращения 10 октября 2009.
  58. Alekseĭ Leontʹevich Narochnit︠s︡kiĭ. История народов Северного Кавказа, конец XVIII в.-1917 г. — Наука, 1988. — С. 376. — ISBN 5020094080, 9785020094086.
  59. Большая советская энциклопедия. — 1952. — С. 287. «Связи с Азербайджаном способствовали возникновению в конце 19 в. у лезгин и светской письменной литературы. Виднейшим её представителем был Гасан-Алкадари (1834—1910) — автор широко распространённой книги „Асари-Дагестан“, написанной в 1892 на азербайджанском языке и представляющей собой свод восточных письменных сведений по истории Д. с многочисленными комментариями, замечаниями и стихотворными вставками самого Алкадарп.»
  60. Илья Карпенко. Ворота Востока, Журнал ЛЕХАИМ. Архивировано 4 декабря 2009 года. Дата обращения 17 ноября 2009.
  61. НаримановНариман Кербалай Наджаф оглы // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  62. 1 2 3 4 Азербайджанская Литература, ФЭБ «Русская литература и фольклор». Архивировано 16 декабря 2009 года. Дата обращения 22 сентября 2009.
  63. Мусаев К. М. Путём сближения и единства. — Баку: Элм, 1986. — С. 78.
  64. Климович Л. И. Наследство и современность: очерки о нац. литературах. — Советский писатель, 1975. — С. 120.
  65. Живое единство: о взаимовлиянии литератур народов СССР: сборник статей. — Советский писатель, 1974. — С. 246.
  66. Рутульцы // Народы Кавказа / Под общ. ред. С.П. Толстова. — М.: Изд-во АН СССР, 1960. — Т. 1. — С. 544.
  67. Alexander Mikaberidze. Historical Dictionary of Georgia. — The Scarecrow Press, 2007. — С. 358. — ISBN 0-8108-5580-1.
  68.  (азерб.) 130 Years of the Three Centuries Архивная копия от 21 декабря 2018 на Wayback Machine by Ilham Rahimli
  69. Стихотворение Самеда Вургуна« Азербайджан», Tercume.az. (недоступная ссылка)
  70. Галина МИКЕЛАДЗЕ. Фиридунбек Кочарли: Просветитель и Учёный, Азербайджанский конгресс (29.02.08).
  71. 1 2 Самед Вургун - Жизнь и творчество, Сайт Самеда Вургуна. Архивировано 23 сентября 2017 года. Дата обращения 4 октября 2010.
  72. Гусейн Мехти // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  73. Тамилла Халилова. Азербайджанская проза на русском языке. — 1986. — С. 38.
  74. Алиовсад Гулиев, И. В. Стригунов. Дорогой свободы и счастья. — Азербайджанское гос. изд-во, 1967. — С. 194. (недоступная ссылка)
  75. Ибрагимов Мирза Аждар оглы, БСЭ. Архивировано 4 сентября 2012 года. Дата обращения 14 ноября 2010.
  76. 1 2 Анар, ТОФИК МЕЛИКЛИ. Умер Бахтияр Вагабзаде, NIRA Aksakal. Архивировано 1 декабря 2017 года. Дата обращения 17 октября 2009.
  77. Azərbaycan :: Baş səhifə (азерб.). www.azerbaijans.com. Дата обращения: 7 мая 2017. Архивировано 29 апреля 2017 года.
  78. Shaffer, 2002, p. 104.
  79. Shaffer, 2002, p. 105.
  80. 1 2 Shaffer, 2002, p. 106.
  81. 1 2 Shaffer, 2002, p. 107.
  82. 1 2 Shaffer, 2002, p. 108.
  83. 1 2 Shaffer, 2002, p. 109.
  84. 1 2 Shaffer, 2002, p. 110.
  85. 1 2 Shaffer, 2002, p. 111.
  86. Shaffer, 2002, p. 112.
  87. Shaffer, 2002, p. 113.
  88. 1 2 Моджуз, Мовджуз Мирза Али. БСЭ. Дата обращения: 5 ноября 2010. Архивировано 25 марта 2012 года.
  89. MOʿJEZ ŠABESTARI. Encyclopædia Iranica. Архивировано 22 марта 2012 года.
  90. C. E. Bosworth. Azerbaijan — Islamic history to 1941. Iranica.
  91. Javadi, 1996, p. 83.
  92. 1 2 Тадеуш СВЕНТОХОВСКИЙ. Русское правление, модернизаторские элиты и становление национальной идентичности в Азербайджане (недоступная ссылка). sakharov-center.ru. Дата обращения: 8 января 2011. Архивировано 21 марта 2012 года.
  93. 1 2 3 4 Javadi, 1996, p. 84.
  94. Алиш АВЕЗ. Мухаммеду Шахрияру – 100, Азербайджанский конгресс (15.12.06).
  95. Javadi, 1996, p. 85.
  96. 1 2 Javadi, 1996, p. 86.
  97. Javadi, 1996, p. 87.
  98. Shaffer, 2002, p. 86.
  99. 1 2 3 Shaffer, 2002, p. 87.
  100. 1 2 Shaffer, 2002, p. 88.
  101. 1 2 3 Shaffer, 2002, p. 89.
  102. Shaffer, 2002, p. 90.
  103. 1 2 3 Тельман ДЖАФАРОВ (ВЕЛИХАНЛЫ), Рустам КАМАЛ. Поставим многоточие, Сайт "Литературной газеты". Архивировано 12 мая 2012 года.
  104. Подборка книг «Карабахская Война». www.livelib.ru. Дата обращения: 7 мая 2017. Архивировано 23 марта 2018 года.
  105. Национальная книжная премия. Дата обращения: 17 марта 2014. Архивировано 26 ноября 2013 года.
  106. Объявлены имена победителей Национальной книжной премии Азербайджана. Дата обращения: 17 марта 2014. Архивировано 21 марта 2014 года.
  107. Стартовала Национальная Книжная Премия при главном спонсорстве компании Bakcell. Дата обращения: 21 марта 2014. Архивировано 21 марта 2014 года.
  108. Состав жюри НКП. Дата обращения: 17 марта 2014. Архивировано 4 апреля 2013 года.

ЛитератураПравить

  • Brenda Shaffer. Borders and Brethren: Iran and the Challenge of Azerbaijani Identity. — Cambridge: Belfer Center for Science and International Affairs. Studies in International Security, 2002. — P. 255. — ISBN 978-0262692779.
  • Ferenc Csirkés. Popular Religiosity and Vernacular Turkic: A Qezelbash Catechism from Safavid Iran // Safavid Persia in the Age of Empires. — Sabancı University, Istanbul, 2021. — P. 211—239.
  • Hasan Javadi. Azeri publications in Iran // Critical Middle Eastern Studies. — 1996. — P. 79—88.

СсылкиПравить