Облака (комедия)

(перенаправлено с «Облака (Аристофан)»)

«Облака́» (др.-греч. Νεφέλαι) — комедия древнегреческого комедиографа Аристофана.

Облака
др.-греч. Νεφέλαι
Socrates in a basket.jpg
Действующие лица «Облаков» Сократ (висит в корзине), Стрепсиад и Фидиппид. Гравюра XVI века
Жанр древняя комедия
Автор Аристофан
Язык оригинала древнегреческий
Дата написания 423 год до н. э. (первая несохранившаяся версия пьесы), 419—416 годы до н. э. (вторая версия)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Впервые была представлена на празднике Великих Дионисий в марте или апреле 423 года до н. э. Она получила третье место. Несмотря на неуспех Аристофан считал «Облака» своим лучшим произведением. До наших дней дошла вторая версия пьесы написанная между 419—416 годами до н. э. Главным негативным персонажем произведения выведен Сократ. Антиковеды отмечают неверную передачу особенностей жизни и учения философа. Аристофан не только довёл до гротеска внешний облик философа, но и обвинил его в развращающем влиянии на общество и в особенности на молодёжь. Сама пьеса направлена против софистов и вообще против нового образа мыслей и суждений, а также изменения системы образования.

Пьеса способствовала закреплению в обществе за Сократом соответствующего образа. Впоследствии философа обвинили в богохульстве и развращении юношества уже не на сцене театра, а в суде. В 399 году до н. э. Сократа приговорили к смерти. Из-за последствий постановки «Облаков» образ Аристофана получил в истории соответствующий негативный оттенок. Его даже иногда называют «убийцей Сократа».

История созданияПравить

«Облака» являются одним из одиннадцати сохранившихся произведений афинского комедиографа Аристофана. Они относятся к жанру древней аттической комедии. В древних комедиях критиковали политиков, поэтов и других чем-либо примечательных личностей, а также обсуждали злободневные вопросы[1]. Для этого жанра древнегреческой литературы не существовало границ в фантастичности сюжета и допустимой критике[1].

Впервые комедия была представлена на празднике Великих Дионисий в марте или апреле 423 года до н. э. Она получила третье место, то есть говоря теперешним языком провалилась. По мнению историка В. Г. Боруховича комедия не получила одобрения судей из-за противодействия Алкивиада. Влиятельного политика могли огорчить нападки на его учителя Сократа, а также образ молодого повесы-аристократа Фидиппида, в котором современники улавливали образ самого Алкивиада[2]. Первое место досталось Кратину за комедию «Бутылка[it]», второе — Амипсию[en]. Несмотря на неуспех Аристофан считал «Облака» своим лучшим произведением. До наших дней дошла вторая версия пьесы написанная между 419—416 годами до н. э. В неё в частности добавлена жалоба на несправедливость публики[3][4]:

 Так же как к победе стремлюсь, к славе и к удаче я,
Так же вас считаю, друзья, за людей понятливых
И игру вот эту мою лучшей среди всех других.
Вам уж я однажды ее предложил. Трудней всего
Мне она досталась, и что ж? Пред толпою грубою
Незаслуженный потерпел я провал. Виной тому
Вы, толковые, знатоки! Ради вас старался я!
 

В отличие от первоначальной, вторая, дошедшая до современников, версия не была поставлена на сцене[5].

СюжетПравить

 
Римская копия бюста Сократа авторства Лисиппа. Лувр

«Облака» являются одной из самых ранних дошедших до наших дней древних аттических комедий. Произведения этого жанра художественной литературы состояли из следующих частей: пролога, парода (выход в орхестру хора и исполнение им песни), агона (наивысшего противостояния), парабасы (поучительной речи хора к зрителям), балаганных сценок и эксода[6]. Действующие лица комедии: Стрепсиад — старик; Фидиппид — его сын, молодой человек; Ксанфий — слуга Стрепсиада; Сократ — философ; Правда и Кривда — аллегорические персонажи; Пасий и Аминий — кредиторы Стрепсиада; свидетель, приведенный Пасием; Херефонт[en] — ученик Сократа. Хор состоит из «Облаков», изображённых в виде женщин[7].

На сцене два дома: один — Стрепсиада, другой — Сократа. Действие происходит то перед одним, то перед другим, и даже внутри домов. Каким образом это изображалось во время представления современникам неизвестно[8].

Пролог

Пьеса начинается монологом Стрепсиада. Ранним утром старый афинянин мучается мыслью по поводу скорого наступления срока уплаты долгов. Оплатить их он не может, так как его сын Фидипидд разорил отца увлечением конным спортом. Необразованный крестьянин проклинает тот день, когда имел несчастье жениться на аристократке. Мать воспитала сына в духе свойственном для её сословия. Стрепсиад вспоминает, что по соседству находится «мыслильня» Сократа, где учат искусству выигрывать в судах любые дела, в том числе и несправедливые. Он будит Фидиппида и требует отправляться в «мыслильню». Когда молодой человек понял о чём речь, то наотрез отказался идти в дом, где живут «негодяи бледнорожие, / Бахвалы, плуты, нечисть босоногая». Фидиппид не хочет испортить себе цвет лица[8].

Стрепсиад сам идёт к Сократу. На входе его встречает один из учеников, который рассказывает, чем занимаются в школе: измеряют длину прыжка блохи, спорят о том, чем жужжат комары. Также ученик с гордостью рассказывает как ловко Сократ украл плащ в палестре. В «мыслильне» Стрепсиад видит других учеников в нелепых позах, которые изучают Тартар и звёзды. Сократ в это время висит в гамаке, так как считает, что проникнуть в запредельные тайны мира возможно лишь находясь в подвешенном состоянии. Стрепсиад просит принять его в обучение. Также он клянётся всеми богами щедро отблагодарить Сократа. Философ заявляет, что в его «мыслильне» богов не признают, истинными же их божествами являются Облака[9].

Парод

Сократ молится, чтобы явились Облака — великие богини для ничего не делающих людей. Они, со слов Сократа, дают способность говорить, возражать и увлекать слушателей. Также он утверждает, что Зевса и других олимпийских богов не существует. Стрепсиад готов признать что угодно, лишь бы избавиться от кредиторов. На сцене появляются Облака, которые обещают старику успех в его начинаниях. После проведения шутовских обрядов Сократ принимает Стрепсиада в свою школу[10].

Парабаса

Пока за сценой Сократ обучает нового ученика, хор Облаков выступает с парабасой. Корифей обращается к зрителям с упрёком, что они не оценили лучшую из пьес Аристофана. Теперь же актёры представляют на суд афинян новую версию произведения. Она существенно отличается от грубых пьес других комедиографов. В ней нет пошлостей и грубых танцев. Также он подчёркивает, что Аристофан в отличие от других не считает достойным нападать на поверженных врагов, как к примеру на погибшего Клеона. Во второй шутливой части парабасы Облака жалуются на то, что они единственные из богов, которым афиняне не делают жертвоприношения[11].

Балаганные сценки

После парабасы следуют четыре эписодия комичных сценок.

I. Сократ начинает обучение Стрепсиада различным премудростям. В сценке высмеиваются темы, изучением которых заняты софисты. Так, к примеру, Сократ считает, что самку фазана следует называть «фазыней», а самца — «фазелезнем». Эти премудрости слишком тяжелы для Стрепсиада. По словам Сократа он никогда не видел более неотёсанного и неспособного к обучению человека[12][13]:

 Глупца такого я ещё не видывал,
Такого простофилю, никудышника.
Зубря несчастных рассуждений несколько,
Всё позабыл он, не успевши вызубрить.
 

II. Затем Сократ велит Стрепсиаду обдумать что-нибудь. Через некоторое время афинянин сообщает, что нашёл мысль, как избежать уплаты процентов. Он хочет купить фессалийскую колдунью, которая украдёт Луну. Так как срок выплаты процентов наступает с каждой новым лунным месяцем, то её отсутствие избавит от выплат. Сократ одобряет и предлагает обдумать задачу о том, как поступить если ему предъявят иск в пять талантов. Стрепсиад предлагает с помощью зажигательного стекла растопить воск на дощечке. «Умно, клянусь Харитами» — говорит Сократ и предлагает следующую задачу связанную с тем, как избежать штрафа. Стрепсиад находит самое простое решение не платить — повеситься до начала судебного разбирательства. Такой ответ пришёлся Сократу не по душе. Он прогоняет Стрепсиада. Облака советуют афинянину отправить в обучение сына[14].

III. Стрепсиад заставляет сына Фидиппида пойти в обучение к Сократу. Тот вначале отказывается, обращая между прочим внимание на то, что у отца в «мыслильне» украли башмаки и плащ. Однако под натиском Стрепсиада Фидиппид отправляется к Сократу[14].

IV. В «мыслильне» Сократ предоставляет молодому человеку возможность поучиться у Правды и Кривды. Между этими символическими персонажами возникает перебранка[14].

Агон первый

Облака предлагают Правде и Кривде выступить с речью. Эта сцена представляет собой пародию на речь софиста Продика (известную по трудам Ксенофонта) «Геракл на распутье». На вопрос Сократа: «Ну, что ж, теперь обратно увести сынка / Желаешь иль в науку мне отдашь его?» — Стрепсиад выбирает отдать сына на обучение в «мыслильню»[14].

Балаганные сценки

После первого агона следуют четыре эписодия сценок.

V. Фидиппид обучает отца как отделаться от назойливых кредиторов[15].

VI—VII. К Стрепсиаду приходят кредиторы. Он разговаривает с ними, используя разнообразные софистические приёмы. Кредиторы уходят проклиная Стрепсиада[16].

VIII. Радость старика оказалась недолгой, так как его избивает собственный сын[16].

Агон второй

Фидиппид доказывает отцу, что не только может, но и должен его избивать[17][18][16]:

 Ревут ребята, а отец реветь не должен? Так ли?
Ты возразишь, что это все — обязанность малюток.
Тебе отвечу я: «Ну, что ж, старик — вдвойне ребенок».
Заслуживают старики двойного наказания,
 

Подобным же образом Фидиппид разбивает все аргументы отца. Под конец Фидиппид даже предлагает отцу избить мать, чтобы тому не было так обидно. Тогда Стрепсиад проклинает Сократа с его обучением[18][16].

Эксод

Стрепсиад понимает, что поступил неправильно и испортил сына, отправив к Сократу. Он кричит слуге, чтобы тот нёс топор и рубил крышу «мыслильни». Сам же он берёт факел и поджигает школу Сократа[19][16].

Анализ сатирыПравить

«Облака» направлены против философии софистов, её развращающем влиянии на общество и в особенности юношей[20].

Аристофан обвиняет софистов в безбожии. Но лишь сказать это недостаточно. Драматург выводит систему новых божеств софистов. «Облака» — символ неясности и расплывчатости их мысли. В качестве нового божества также упомянут «Язык», так как умение говорить на суде и в Народном собрании риторика стала неотъемлемой частью обучения у софистов. Аристофан критикует и одновременно высмеивает утверждение Протагора «Человек есть мера всех вещей». От принятия мысли, что истина и ложь относительны и зависят лишь от восприятия конкретного индивида, один шаг к признанию аморальности и беспринципности в политике и частной жизни[20].

В комедии высмеиваются пустые речи новых «мудрецов», их уверенность, что лишь им одним ведома истина. Согласно Аристофану среди них может быть и есть несколько искренне помешанных, но в основном они плуты и мошенники. В пародийном духе представлены «научные» задачи, методы их решения. Ничтожность новой науки проявляется в репликах Стрепсиада, который представлен в роли шута-бомолоха[en][21].

Антиковеды отмечают неверное изображение Сократа в «Облаках». У этого философа не было отдельного помещения, где он обучал афинян; он был беден, но платы за свои беседы не брал. Однако именно его в народе считали наиболее искусным софистом. Ему вменяли в вину безбожие, в том числе потому, что он пытался проникуть в то, что по мнению афинян, боги намеренно скрыли от человека. Так смотрели в народе на Сократа, и это представление о нём Аристофан взял за основу. По современным оценкам созданный Аристофаном в «Облаках» образ Сократа отражал непонимание его деятельности демосом. Народ беспокоило всё, что не вписывалось в рамки афинской демократии, осознание своего умственного и идеологического поражения. Жители Афин привыкли ощущать себя господами Эллады, победителями громадной армии Ксеркса. Сократ, как впрочем и другие философы, вызывал у них ощущение беспокойства, как человек способный уничтожить их идеологию[22]. По всей видимости внешний облик и манеры философа поспособствовали тому, что именно его выбрал Аристофан для своей комедии. Для многих горожан Сократ был чудаком, помешанным. Аристофан довёл до гротеска внешний облик философа: «Бродит босой, озираясь направо, налево, ходит чванно и важно, в лохмотьях, дрожа»[23][24]. Сократа при жизни высмеивали и обвиняли в разных грехах и другие комедиографы, как Амипсий, Кратин и Телеклид[en]. Их сочинения не сохранились[2]. Клавдий Элиан писал, что комедиографы невзлюбили философа, так как Сократ привселюдно показывал своё презрение к их творчеству[25].

В «Облаках» нашло отображение изменение системы обучения молодого афинянина. Обучение чтению, письму, музыке и гимнастика, которые некогда составляли основу воспитания уже не удовлетворяли молодых людей. Странствующие учителя мудрости софисты учили буквально всему — искусству мыслить и говорить, физике, астрономии, математике, красноречию, поэтике и др. Они дополнили программу традиционного обучения юношества и положили начало высшему образованию. Сцена разговора Правды и Кривды содержит изложение принципов старого и нового воспитания[26]. Аристофан выступает ретроградом, давая устами Правды ответ на утверждение, что прежняя система устарела[27]:

 Да, конечно. Но это та сила,
Из которой растила наука моя поколенья бойцов марафонских.
 

Последствия. КритикаПравить

 
Жак-Луи Давид. «Смерть Сократа». По мнению антиковедов «Облака» Аристофана сыграли не последнюю роль в формировании общественного мнения относительно Сократа. В 399 году до н. э. суд приговорил философа к смерти обвинив в богохульстве и развращении молодёжи

«Облака» не смогли повлиять на высмеиваемые Аристофаном исторические процессы вырождения софистики. Одновременно пьеса способствовала закреплению в обществе за Сократом соответствующего образа. Впоследствии философа обвинили в богохульстве и развращении юношества уже не на сцене театра, а в суде. По мнению последователей философа «Облака» Аристофана сыграли не последнюю роль в формировании общественного мнения[28]. Ксенофонт в «Пире» приводит описание обеда на котором присутствовал Сократ. Один из гостей спрашивает философа, почему того называют «мыслильщиком». В ходе последующей ссоры он задаёт вопрос Сократу: «скольким блошиным ногам равно расстояние, отделяющее тебя от меня: говорят в этом и состоит твоё землемерие». Произведение свидетельствует о влиянии «Облаков» на отношение к философу[29]. В «Апологии Сократа» Платон приписывает своему учителю слова: «Вы и сами видели в комедии Аристофана, как какой-то Сократ болтается там в корзинке, говоря, что он гуляет по воздуху, и несет еще много разного вздору, в котором я ничего не смыслю. […] а только ведь это, о мужи афиняне, нисколько меня не касается. А в свидетели этого призываю большинство из вас самих и требую, чтобы это дело обсудили между собою все те, кто когда-либо меня слышал; ведь из вас много таких. Спросите же друг у друга, слышал ли кто из вас когда-либо, чтобы я хоть сколько-нибудь рассуждал о подобных вещах, и тогда вы узнаете, что настолько же справедливо и все остальное, что обо мне говорят»[30]. Суд приговорил Сократа к смерти[31].

Образ Аристофана из-за последствий постановки «Облаков» получил в истории соответствующий негативный оттенок. Его даже могли называть «убийцей Сократа»[32]. Своё негативное отношение к очернению Аристофаном великого античного философа высказывали В. К. Тредиаковский[33], Ф. Шеллинг и Н. Буало[34]:

 Прославленный поэт снискал себе почёт,
Черня достоинства потоком злых острот;
Он в "Облаках" своих изобразил Сократа,
И гикала толпа, слепа и бесновата.
Н. Буало. Поэтическое искусство
 

ПереводыПравить

На русский язык комедию переводили как минимум четыре раза — И. М. Муравьёв-Апостол в 1821 году[35], В. Алексеев в 1893 году[36], В. Теплов в 1897 году[37], А. И. Пиотровский в 1927 году[38]. Пьесу неоднократно переиздавали в оригинале и переводах на различные языки, в том числе в составе серий Collection Budé[39] и Loeb Classical Library (том 488)[40].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Ярхо, 1983.
  2. 1 2 Рыканцова, 2012, с. 133.
  3. Облака, 1983, 520—526, с. 183.
  4. Соболевский, 2001, с. 110.
  5. Головня, 1955, с. 114.
  6. Old Comedy (англ.). britannica.com. Encyclopædia Britannica. Дата обращения 14 июня 2020.
  7. Соболевский, 2001, с. 110—111.
  8. 1 2 Соболевский, 2001, с. 111.
  9. Соболевский, 2001, с. 111—112.
  10. Соболевский, 2001, с. 112.
  11. Головня, 1955, с. 114—115.
  12. Облака, 1983, 628—631, с. 187.
  13. Головня, 1955, с. 115.
  14. 1 2 3 4 Соболевский, 2001, с. 113.
  15. Соболевский, 2001, с. 113—114.
  16. 1 2 3 4 5 Соболевский, 2001, с. 114.
  17. Облака, 1983, 1415—1418, с. 229.
  18. 1 2 Головня, 1955, с. 118.
  19. Головня, 1955, с. 118—119.
  20. 1 2 Головня, 1955, с. 119.
  21. Головня, 1955, с. 120.
  22. Зберовский, 2007, с. 265.
  23. Головня, 1955, с. 121—124.
  24. Рыканцова, 2012, с. 134.
  25. Элиан, 1963, II. 13.
  26. Соболевский, 2001, с. 117—118.
  27. Облака, 1983, 986—987, с. 187.
  28. Рыканцова, 2012, с. 139.
  29. Зберовский, 2007, с. 262—263.
  30. Платон, 1990, 19, с. 72.
  31. История греческой литературы, 1946, с. 351, 446.
  32. Максимова, 2017, с. 383.
  33. Тредиаковский В. К. Комментарии к "Из «Аргениды»" // Избранные произведения (рус.). — М.—Л.: Советский писатель, 1963. — С. 493.
  34. Никоненко, 2018, с. 24—25.
  35. Аристофан. Облака (рус.) / Вступ. ст. и пер. И. М. Муравьева-Апостола. — СПб.: в тип. Н. Греча, 1821. — С. 312 стр. (на рус. и греч. яз.).
  36. Аристофан. Облака: комедия с введением и примечаниями. — СПб.: Типография А. С. Суворина, 1893.
  37. Аристофан. Комедии Аристофана. — СПб.: Типография и литография Р. Р. Голике, 1897. — 619 с.
  38. Аристофан. Театр: "Облака" - "Осы" - "Птицы" / пер., введ. и коммент. Адриана Пиотровского. — М.;Л.: Государственное издательство, 1927. — 301 с. — (Русские и мировые классики).
  39. Aristophane Comédies. Tome I : Introduction - Les Acharniens - Les Cavaliers - Les Nuées. Дата обращения 19 июня 2020.
  40. Loeb Classical Library. Clouds. Wasps. Peace (англ.). Harvard University Press. Дата обращения 7 июля 2020.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить