Открыть главное меню

Ру́сский кагана́т — гипотетическое государственное образование народа русь (русов), хронологически предшествовавшее Киевской Руси.

Заморские гости. Николай Рерих, 1899, ГТГ

В ряде источников IX века правитель руси назывался каганом (хаканом). Самое раннее сообщение об этом относится к 839 году, когда, согласно древнерусским летописям, ещё не существовало варяжских княжеств в Новгороде и Киеве. Каган — тюркский титул, который носили верховные правители кочевых империй. Вероятнее всего, русь могла заимствовать его у хазар. В источниках X века титул по отношению к правителям Руси (Древнерусского государства) не применяется, что может свидетельствовать о том, что он вышел из употребления. Однако он появляется в ряде древнерусских текстов XI—XII веков применительно к киевским князьям. Полагают, что в это время он использовался неофициально, как панегирик, так как не являлся христианским[1].

Общепринятого взгляда на историю Русского каганата не существует по причине недостатка источников. Время его возникновения может быть определено только гипотетически. Гипотетическим является и отождествление его с каким-либо из «суперсоюзов» восточнославянских племён. Большинство исследователей считает, что в своём первоначальном виде Русский каганат мог существовать до 2-й половины или конца IX века, затем уступив место объединениям, описанным в русских летописях[2].

Термин «Русский каганат» («русский хаганат») был введён в научный оборот С. А. Гедеоновым в 1862 году[3].

Содержание

ИсточникиПравить

Существуют следующие исторические упоминания о русском кагане:

IX векПравить

С ними [послами] он [Феофил] прислал ещё неких [людей], утверждавших, что они, то есть народ (gens) их, называются рос (Rhos) и что король (rex) их, именуемый хаканом (chacanus), направил их к нему, как они уверяли, ради дружбы. В упомянутом послании он [Феофил] просил, чтобы по милости императора и с его помощью они получили возможность через его империю безопасно вернуться, так как путь, которым они прибыли к нему в Константинополь, пролегал по землям варварских и в своей чрезвычайной дикости исключительно свирепых народов, и он не желал, чтобы они возвращались этим путём, дабы не подвергались при случае какой-либо опасности. Тщательно расследовав [цель] их прибытия, император [Людовик] узнал, что они из народа свеев (Sueones), и, сочтя их скорее разведчиками и в той стране, и в нашей, чем послами дружбы, решил про себя задержать их до тех пор, пока не удастся доподлинно выяснить, явились ли они с честными намерениями или нет.[4]

Хронист, по сути, пересказывает фрагмент дипломатической переписки двух императоров. Этноним рос (Rhos) и обозначение правителя хакан (chacanus) представляют собой результат стандартной книжной повторной записи (транслитерации) средствами средневековой латыни греческих слов ‘Ρώς[6] и χακανος из упомянутого в тексте хроники сопроводительного письма императора Феофила (лат. imperatori dignis epistola), привезённого византийско-росской делегацией из Константинополя. Росы оказываются свеями, то есть шведами, скандинавами.

  • Письмо Людовика II, 871 год  — хаган норманнов
    • В ответном письме на послание византийского императора Василия I (не сохранившееся) франкский император Людовик II спорит о титулах иностранных правителей и заявляет, что франки (в отличие от византийцев?) называли хаганом (chaganum) только государя авар, а не хазар или норманнов:

Хаганом же мы называем государя авар, а не хазар или норманнов, а [правитель] болгар называется не государем, а королём или господином.

О чём говорилось в утраченном послании Василия I — неизвестно. Норманны (букв. «северные люди») в данном случае надёжно отождествляются с русами на основании ряда аналогий в других латинских источниках того времени (в «Венецианской хронике» Иоанна Диакона[8] рубежа X—XI веков, а также у известного писателя и дипломата Лиутпранда Кремонского, побывавшего в Константинополе в качестве посла в 949 и 968 годах)[9].

  • Арабо-персидские географы, 2-я пол. IX века — хакан рус
    • Произведения, восходящие к так называемой «Анонимной географической записке» IX века (создана не позднее 870-х — 890-х годов), в которой содержится древнейший пласт арабских сведений о Восточной Европе. Источники: Ибн Русте, Гардизи, ал-Марвази, Худуд аль-алам и др. сообщают, что русы отличаются от славян и обитают на острове, а их правитель называется хаканом[10]. Это единственное описание Русского каганата как политической и территориальной структуры, и в отличие от двух предыдущих свидетельств, которые допускают альтернативные трактовки, здесь титул кагана ассоциируется с русами напрямую. Ибн Русте, «Книга дорогих ценностей»:

Что же касается русов (ар-русийа), то они — на острове, окружённом озером. Остров, на котором они живут, протяжённостью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр до того, что стоит только человеку ступить ногой на землю, как последняя трясётся из-за обилия в ней влаги. У них есть царь, называемый хакан-рус. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булгар и там продают. У них нет пашен, а живут они лишь тем, что привозят из земли славян.[11]

В период Киевской РусиПравить

ИсториографияПравить

Среди вариантов местоположения «Русского каганата» называются:

Нет единства в вопросе, что обозначал титул «каган». Обычно считается, что он отражал великодержавные претензии руси, во-первых, на равенство с хазарами, во-вторых, на соперничество с ними в контроле над славянскими племенами. Согласно менее распространённой точке зрения (С. А. Гедеонов, Г. В. Вернадский, П. Голден, О. Прицак), он, напротив, свидетельствовал о вассальной зависимости русов от хазар, поскольку в политической системе Хазарии существовало несколько «младших» каганов. Согласно третьей точке зрения, русь могла называть своим правителем кагана Хазарии (В. Г. Васильевский, А. П. Толочко).

Повышенное внимание исследователей традиционно привлекает сообщение Бертинских анналов, которое является самым первым датированным известием о русах вообще. Оно было введено в научный оборот Г. З. Байером. Байер и немного позже Г. Ф. Миллер идентифицировали «chacanus» латинского текста с титулом каган. Ф. Г. Струбе де Пьермонт и А. Л. Шлёцер интерпретировали это слово иначе — как скандинавское личное имя Хакон. Такой же точки зрения придерживался Н. М. Карамзин. Спор двух трактовок продолжался до 2-й половины XIX века, став предметом полемики между «норманистами» и «антинорманистами». Версию о титуле поддерживали последние[21]. В дореволюционной историографии допускалась ещё одна гипотетическая возможность толкования, при котором отправителем посольства могли быть хазары, а представители русов были просто наняты ими в качестве послов. Возможность такой трактовки основана на том, что фраза «король их» относится к послам, а не к народу рос. Известно, что как раз в этот период Византия и Хазарский каганат поддерживали обмен посольствами в связи со строительством крепости Саркел. Обе трактовки (имя или хазарская принадлежность) иногда можно встретить и в современной литературе[22]. «Хазарскую» точку зрения недавно актуализировал А. П. Толочко, по мнению которого, хазарский каган подразумевается и в арабских сообщениях о русах. В качестве нового аргумента он предложил именно так трактовать знаменитый рассказ Ибн Фадлана, в котором быт правителя русов уподоблен быту правителя хазар[23].

Первым, кто использовал термин «Русский каганат» и описал его как особое государственное образование, существовавшее до призвания славянами Рюрика, был С. А. Гедеонов. В своей работе «Отрывки из исследований о варяжском вопросе»[24] он впервые собрал воедино все свидетельства о русском кагане (к тому времени уже были известны все источники, кроме софийской надписи, открытой в XX веке Н. П. Сычёвым) и сформулировал следующее заключение:

Ни одно из начальных явлений нашей древней истории не утверждено на доказательствах более положительных, официальных, не зависящих друг от друга. Русский хаганат в 839—871 годах вернее призвания варягов, договоров Олега, Игоря, Святослава, летописи Нестора. Существование русского хаганата в IX веке (839—871 гг.) неопровержимый исторический факт[25].

По Гедеонову Южная Русь находилась в подчинении у хазар, и русский каган был наместником хазарского. Современный взгляд на Русский каганат как структуру изначально независимую и конкурирующую с хазарами утвердился в послевоенной советской историографии, начиная с работ В. В. Мавродина, Б. А. Рыбакова и М. И. Артамонова[26].

 
Местоположение племени русь, преемниками которого стали северяне, вятичи и радимичи, по В. В. Седову[27]

В российской историографии 1990-х — 2000-х годов получили известность авторские концепции Русского каганата В. В. Седова, Е. С. Галкиной и А. А. Горского.

Седов отождествил Русский каганат с волынцевской археологической культурой[17] у северо-западных границ Хазарии и связал с его деятельностью возведение хазарами серии каменных пограничных крепостей в царствование византийского императора Феофила. Преимущественно славянское население волынцевской культуры, по мнению Седова, у соседних народов было известно под названиями «поляне», «росы/русы» («…поляне, яже ныне зовомая русь» — «Повесть временных лет»), а административный центр нового объединения располагался на месте современного Киева[28]. Конец Русского каганата автор концепции увязывает с захватом Киева вначале Аскольдом и Диром, а затем Олегом, и объединением с северными землями восточного славянства.

Е. С. Галкина считает русов аланским племенем, носителями донского варианта салтово-маяцкой культуры. Галкина ссылается на статью Г. Е. Афанасьева, согласно которой традиционная концепция салтово-маяцкой культуры как государственной культуры Хазарского каганата не верна[29]. Салтово-маяцкую культуру Галкина связывает с Русским каганатом. Столицей Русского каганата исследовательница считает Салтовское городище — недостаточно исследованную и ныне гибнущую в процессе застройки современного села Верхний Салтов древнюю крепость[18].

А. А. Горский присоединился к идее, ранее высказанной О. Прицаком, о том, что Русский каганат обязан своим возникновением родственнику хазарского кагана, бежавшего из Хазарии в ходе разразившейся там политической смуты[30].

Г. В. Вернадский считал, что Русский каганат размещался в Приазовье, и датировал период его существования 737—839 годами[31].

А. П. Новосельцев считал, что правитель русов принял титул хакан в первой трети IX века. Титул символизировал его претензии на независимость от Хазарии, а также отражал реальное положение русского правителя, под властью которого уже должны были находиться другие правители. В конце IX века после объединения южнорусских и северорусских земель титул хакан остался за князьями Киева[32].

О. Прицак Русский каганат помещал в Верхнем Поволжье[33].

А. Н. Кирпичников допускает, что ещё до 839 года (прибытия послов хакана росов в Ингельгейм) центром Русского каганата была Ладога[34].

Согласно Д. А. Мачинскому, государство русов появляется в последней трети IX века на болотистом «острове русов» арабских авторов. По мнению учёного, «к началу IX в. в Поволховье и на Сяси археологически выявлены все необходимые элементы для того, чтобы правитель этой области… „в пику“ хазарскому кагану мог гордо именовать себя тем же титулом»[35].

К. Цукерман выделяет два периода формирования Древнерусского государства, первый из которых соответствует эпохе Русского каганата, второй — эпохе государства Рюрика. Центр каганата учёный помещает в Новгородском Городище, поскольку присутствие скандинавов археологически засвидетельствовано в Поволховье именно в 830—860-е годы[36].

Е. А. Мельникова отмечает, что термин «князь» в «Повести временных лет» применяется к правителям разного ранга, статуса и происхождения. Помимо правителей Руси, князьями именуются главы славянских племенных объединений, печенежские и половецкие ханы, литовские вожди и др. Летописи отражают терминологию периода не ранее конца XI — начала XII века; договоры Руси с Византией, включённые в состав «Повести временных лет», несут следы поновления терминологии. Все эти наблюдения, по мнению Мельниковой, в отношении терминологии IX—X веков заставляют отдавать предпочтение не летописным и связанным с ними текстам, а более малочисленным, но аутентичным синхронным источникам: древнерусским эпиграфическим текстам и иноязычным свидетельствам. А эти источники применительно к русским правителям раннего периода отражают титут «каган». Мельникова считает, что термин «каган» оставался официальным титулом киевского князя вплоть до последней четверти XI века (граффити с упоминанием кагана, предположительно Святослава Ярославича). Титут «каган» на протяжении XI века начал заменяться, а к концу столетия был окончательно вытеснен титулом «князь». При этом правители славянских племён, согласно арабским источникам, именовались князьями и ранее, в IX веке. Русам необходимо было маркировать свой особый статус, отличный от славянской племенной знати, что требовало принятия ими инокультурного по отношению к славянам титула, причём более высокого ранга. Подходящим был титул «каган», заимствованный у хазар. Этим титулом пользовались правители русов сначала Волховско-Ильменского региона, а после установления власти над Средним Поднепровьем — Киевской Руси. При этом сам термин «Русский каганат» Мельникова не использует. Также Мельникова отмечает, что Олег Святославич был не только князем Тмуторокани, но и крымских хазар, что и может объяснять его титулование каганом в «Слове о полку Игореве»[37].

В. Я. Петрухин считает, что историографическая проблема «Русского каганата» сводится к вопросу о том, насколько реальными были претензии русских правителей на титул кагана, то есть насколько эти претензии могли быть признаны правителями соседних государств. По мнению учёного, в Ингельгейме русью называли себя скандинавы, осевшие на речных магистралях севера Восточной Европы (о чем говорят клады со скандинавскими руническими граффити и другие археологические свидетельства присутствия здесь скандинавов уже с VIII века). Их предводитель претендовал на хазарский титул кагана, либо русы объявляли себя подданными хазарского кагана. По мнению историка, уже Олег, первый исторический правитель Русского государства, имел все основания претендовать на титул кагана (и даже на его сакральный статус, судя по прозвищу Вещий), но не более ранние правители русов. Правители Древнерусского государства, включая Владимира Святославича и Ярослава, наряду с праславянским титулом «князь» носили хазарский «имперский» титул «каган», что объясняется хазарским культурным и политическим наследием, включая контроль над частью бывшей территории Хазарии[38].

КритикаПравить

Ряд исследователей подвергают концепцию «Русского каганата» IX века критике.

В. Я. Петрухин называет её «историографическим фантомом», поскольку, по его мнению, ни на чём, кроме упоминания титула «каган», эта концепция не основана[39]. Историк отмечает, в частности, что мусульманский географ Ибн Хордадбех в «Книге путей и стран», около 840 года сообщающий о том, что «цари тюрок, Тибета и хазар — все они каганы, за исключением царя карлуков», не наделяет этим титулом правителя описываемых им русов[40]. Ареал волынцевской культуры (археологической культуры Русского каганата, согласно Седову), сочетавшей славянские и хазарские традиции, учёный соотносит с областью летописной хазарской дани с северян. По мнению Петрухина, статья Г. Е. Афанасьева не даёт ответа на вопрос: почему выделяется салтово-маяцкая культура, какие коммуникации (если не государственные структуры Хазарского каганата) оказываются в основе её целостности, если в этническом отношении эта культура гетерогенна. Галкина гипертрофирует аланский компонент салтово-маяцкой культуры[38].

Исследователи Салтовского городища (столицы Русского каганата по Галкиной) рассматривают его как форпост Хазарского каганата на западе[41]. В Новгородском Городище (центре Русского каганата по Цукерману) скандинавские комплексы первой половины IX века практически не выявлены[42][43].

Как существующий только «на страницах учёных трудов» охарактеризовал Русский каганат А. П. Толочко. В своей книге «Очерки начальной руси» 2015 года, которая является последней по времени работой, подробно разбирающей вопрос о Русском каганате, исследователь дал скептическую оценку всем трём свидетельствам IX века, указав на проблемные места каждого из них. По мнению Толочко, деятельность ранних русов не может быть описана в терминах государственности. Тот факт, что с ними ассоциировался каганский титул, свидетельствовал, скорее всего, лишь о том, что они действовали на территориях, подконтрольных Хазарии[44].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Литаврин Г. Г. Византия, Болгария, Древняя Русь (IX — начало XII в.). СПб., 2000. — С. 357.
  2. Темушев С. Н. Образование Древнерусского государства. М., 2014. — С. 156.
  3. Гедеонов С. А. Отрывки из исследований о варяжском вопросе / Записки Императорской Академии наук. Т. 1. Прил. № 3. СПб., 1862.
  4. Анналы Сен-Бертенского монастыря, год 839. Цит. по: Древняя Русь в свете зарубежных источников. Хрестоматия. Т. 4. Западноевропейские источники. Сост., пер. и комм. А. В. Назаренко. М., 2010. — С. 19—20.
  5. Полный латинский текст Annales Bertiniani // Monumenta Germaniae historica.
  6. Форма ‘Ρώς неоднократно фиксируется многочисленными византийскими источниками, начиная с заголовка III проповеди (гомилии) патриарха Фотия, произнесённой во время нападения россов на Константинополь (860), и его же окружного послания восточным патриархам (около 867 года) с сообщением о принятии росами христианства.
  7. «Салернская хроника», полная оригинальная цитата на латинском
  8. См. статью Поход руси на Царьград (860).
  9. См. статью Западно-европейские источники по руси.
  10. См. Арабо-персидские источники по руси.
  11. Ибн Русте «Книга дорогих ценностей». Цит. по: Древняя Русь в свете зарубежных источников. Хрестоматия. Т. 3. Восточные источники. М., 2009. Пер. Т. М. Калининой. — С. 47—48.
  12. Слово о законе и благодати митрополита Илариона.
  13. Граффито № 13. Находилось в проёме окна северной наружной галереи. Утрачено из-за обвала штукатурного слоя во время Великой Отечественной войны. Высоцкий С. А. Древнерусские надписи Софии Киевской XI—XIV вв. Киев, 1966. — C. 49—52.
  14. Энциклопедия «Слова о полку Игореве». Т. 3. СПб., 1995.
  15. Рыбаков полагал, что титул кагана был заимствован славянами ещё в VI веке от авар.
  16. Вернадский Г. В. Древняя Русь.
  17. 1 2 Седов В. В. Русский каганат IX века // Отечественная история. — № 4. — 1998. — С. 3—15.
  18. 1 2 Галкина Е. С. Тайны Русского каганата. — М., 2002.
  19. Шахматов А. А. Древнейшие судьбы русского племени. 1919.
  20. Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории.
  21. Ващенко Э. Д. Хазарская проблема в отечественной историографии XVIII—XX вв. СПб., 2006. — С. 168—170.
  22. Пример современной работы в пользу точки зрения об имени: Ildar Н. Garipzanov. The Annals of St. Bertin (839) and Chacanus of the Rhos // Ruthenica V. 2006.
  23. Толочко А. П. Очерки начальной Руси. К., СПб. : Лaypyc, 2015. — С. 134—135.
  24. Выходила частями в 1862—1863 годах в «Записках императорской Академии наук», переиздана отдельной книгой под названием «Варяги и русь» в 1867 году.
  25. Гедеонов С. А. Отрывки из исследований о варяжском вопросе / Записки Императорской Академии наук. Т. 1. Прил. № 3. СПб., 1862. — С. 103.
  26. Толочко А. П. Очерки начальной Руси. К., СПб. : Лaypyc, 2015. — С. 116—117; Ващенко Э. Д. Хазарская проблема в отечественной историографии XVIII—XX вв. СПб., 2006. — С. 177—179.
  27. Седов В. В. Славяне : Историко-археологическое исследование. — М., 2002. — С. 267, 290.
  28. Седов В .В. Древнерусская народность. М., 1999.
  29. Афанасьев Г. Е. Где же археологические свидетельства существования Хазарского государства? // Российская археология. 2001. № 2.
  30. Горский А. А. Русь. От славянского Расселения до Московского царства. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — С. 55—59. — 392 с. — ISBN 5-94457-191-8.
  31. Вернадский Г. В. Киевская Русь. Тверь — М., 1996. С. 270.
  32. Новосельцев А. П. К вопросу об одном из древнейших титулов русского князя // ИСССР. 1982. № 4. С. 150—159 (репр.: Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 год. М., 2000. С. 367—379.
  33. Прицак О. И. Происхождение названия RUS/RUS` // Вопросы языкознания. № 6. 1991.
  34. Кирпичников А. Н. Древности Старой Ладоги в исследованиях Староладожской археологической экспедиции ИИМК РАН // Старая Ладога. Древняя столица Руси. СПб., 2003. С. 43.
  35. Мачинский Д. А. Ладога — древнейшая столица Руси и ее «ворота в Европу» // Старая Ладога. Древняя столица Руси. СПб., 2003. С. 22.
  36. Цукерман К. Перестройка древнейшей русской истории // У истоков. С. 243—352.
  37. Мельникова Е. А. «Князь» и «каган» в ранней титулатуре Древней Руси // Древняя Русь и Скандинавия : Избранные труды / под ред. Г. В. Глазыриной и Т. Н. Джаксон. М. : Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2011. С. 114—122.
  38. 1 2 Петрухин В. Я. Русь в IX—X веках. От призвания варягов до выбора веры. — 2-е изд., испр. и доп. М. : Форум : Неолит, 2014. С. 118, 119, 129—131, 277, 288—289, 353
  39. Петрухин В. Я. «Русский каганат», скандинавы и Южная Русь : средневековая традиция и стереотипы современной историографии // Древнейшие государства Восточной Европы. 1999 г. Восточная и Северная Европа в средневековье. — М., 2001. — С. 132.
  40. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран / Пер. с араб., коммент., исслед. Н. Велихановой. Баку, 1986. С. 60.
  41. Аксенов В. С. Форпост Верхний Салтов // Восточная коллекция. Лето 2006.
  42. Носов Е. Н. Новгородское (Рюриково) Городище. Л., 1990. С. 147–149.
  43. Янссон И. Скандинавские находки IX—Х вв. с Рюрикова городища // Великий Новгород в истории средневековой Европы. М., 1999. С. 36—37.
  44. Толочко А. П. Очерки начальной Руси. К., СПб. : Лaypyc, 2015. — 336 с.

ЛитератураПравить